БЕГСТВО СУДЬИ

09 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 9 августа-16 августа 2002г.
Отправить
Отправить

Понятие «честь мундира» в судейской среде не просто громкая фраза. И каменеет лицо, холодеют глаза даже у хорошо знакомого вам судьи при рассказе об откровенной предвзятости его даже незнакомого коллеги...

Понятие «честь мундира» в судейской среде не просто громкая фраза. И каменеет лицо, холодеют глаза даже у хорошо знакомого вам судьи при рассказе об откровенной предвзятости его даже незнакомого коллеги. Злость и негодование не на судью, а на тех, кто вынес сор из избы. Так было, так есть. Хотя на тесных междусобойчиках коллеги-юристы довольно ядовито комментируют судебные ляпы своих коллег, издеваются над начальством и проклинают вечное как мир «телефонное право». В миру же все чинно-благородно.

«Я утверждаю, что ни один судья в Днепропетровской области (возможно, и в Украине) не может чувствовать себя независимым и защищенным от произвола административной власти». Такое заявление судьи Бабушкинского района Днепропетровска с девятилетним стажем Любови Будяковой, опубликованное 31 июля на страницах днепропетровской газеты «Лица», стало настоящим шоком для судейского корпуса региона. В своем открытом обращении на имя главы СПУ Александра Мороза Любовь Ивановна подробно рассказывает о нелегкой судейской доле честного юриста и в заключение уведомляет Сан Саныча о своем решении обратиться к правительству Великобритании с просьбой о предоставлении политического убежища.

Забегая вперед, замечу, что ни один из юристов-собеседников корреспондента «ЗН», а ими были начальник областного управления Минюста Евгения Шанина, председатель Бабушкинского райсуда Александр Максименко и еще несколько их безымянных коллег, не сказали ни одного дурного слова о профессиональных и человеческих качествах коллеги-отступника. И наоборот, своего бывшего шефа Любовь Ивановна в своем письме представляет одним из главных виновников царящего произвола.

Собственно, содержание обращения сводится к невероятному давлению на судью при принятии ею важных для Соцпартии положительных решений. И, как следствие, угроза жизни ей и ее близким.

Если коротко, то Любовь Ивановна приняла решение в пользу Днепропетровского обкома СПУ и не допустила выселения партийцев из арендованного ими помещения, оставив «с носом» местные власти. Это многим, в том числе председателю суда А.Максименко, очень не понравилось. Что он, по ее утверждению, неоднократно и высказывал. Впрочем, в пику Будяковой, у которой «забрали» аналогичное дело «по купле-продаже», судебное решение уже в пользу горсовета принял судья В.Кузнецов. За это ему, утверждает автор обращения, «после рассмотрения дела сразу дали квартиру». Далее Любовь Ивановна приводит многочисленные примеры нарушения действующего законодательства при рассмотрении вышеупомянутого дела. Она утверждает, что когда приняла решение уже по другому делу не в пользу уважаемого депутата горсовета, ей стал угрожать ее шеф в паре с проигравшим избранником народа.

Как следствие, 4 апреля 2002 года ее без согласия перевели из гражданской в уголовную коллегию. Соответственно, забрали и дела, находящиеся у нее в производстве. Далее ее сына чуть было не сбил автомобиль, участились угрозы по телефону, а милиция на ее информацию реагировала неадекватно: «Вы же знаете, чьи это номера. Это бесполезно». Угроза жизни и безопасности, по мнению Л.Будяковой, стала достаточно реальной. Она примеряет на себя «события, развивающиеся в Украине вокруг лиц, не угодных власти, и их негативные последствия: возбуждение уголовных дел, содержание под стражей, лишение жизни, «не связанное со служебной деятельностью» и т. п.» и приходит к определенным выводам.

А что же коллеги и начальство? Шок проходит, днепропетровские судьи и, удивительно, адвокаты, упорно хранят молчание. Впрочем, Александр Илларионович Максименко и некоторые другие собеседники для «ЗН» сделали исключение.

Любовь Будякову 13 марта 1993 года утвердила в должности судьи Бабушкинского района Днепропетровская сессия Днепропетровского облсовета на десятилетний срок. Спустя несколько лет Бабушкинский райисполком выделил ей и двум ее сыновьям дом площадью свыше 200 квадратных метров в престижном районе Днепропетровска. «Почему так много?» — в ответ чиновники райисполкома стыдливо отводят глаза. К слову, вышеупомянутый судья В.Кузнецов, переведенный из Павлограда, получил стандартные 38 квадратных метров жилой площади. В 1997 году райсуд сформировал у себя уголовную и гражданскую коллегии судей. Любовь Ивановна карала уголовников, но в конце 2000 года по собственному желанию перешла в коллегию по гражданским делам. Досталась ей территория, на которой находились рай- и горсоветы вместе с УСБУ. Статистика, конечно, вещь лукавая, в применении к степени сложности рассматриваемых в суде дел — тем более, но все же. По итогам работы за 2001 год выяснилось, что судья Л.Будякова рассмотрела меньше всех дел — 412. Рекорд поставил судья В. Кузнецов — 786.

Как утверждает председатель суда А.Максименко, чтобы равномерно загрузить судей, были пересмотрены территории, которые ими обслуживались. Первого марта нынешнего года приказом № 3 Любовь Ивановна «потеряла» прежние объекты. А через месяц приказом № 6 от 4 апреля ее как опытного судью, специализирующуюся по уголовным делам, вернули в уголовную коллегию. Официальная причина вполне убедительна: одну из ее коллег, Л.Дудину, в феврале 2002 года перевели на повышение в Днепропетровский апелляционный суд.

С момента своего «ухода» 4 апреля в мир Уголовного кодекса и до начала «болезни» 30 мая Любовь Ивановна рассмотрела, по утверждению председателя райсуда, три несложных уголовных дела из 46, находившихся у нее в производстве. Одновременно ее коллеги рассматривали в среднем по 13 уголовных дел в месяц. Кроме того, остались нерассмотренными 197 административных материалов. В итоге, чтобы не выйти из сроков и не оставить безнаказанными виновных, в основном водителей-правонарушителей, Максименко экстренно распределял дела между семью оставшимися судьями. Впрочем, некоторые ее коллеги, пожелавшие остаться неизвестными, считают низкую производительность труда Любови Ивановны давно созревшим желанием бросить работу, но отнюдь не отсутствием профессионализма. Многие утверждают, что свое желание выехать за рубеж она высказывала и в частных беседах с конца прошлого года. О причинах не говорила.

Что же касается судьбы гражданских дел, из-за которых у Любови Ивановны начались неприятности, то с ними почти все ясно. Решение судьи В.Кузнецова в пользу Днепропетровского горсовета обжаловано в апелляционном и кассационном порядке, но оставлено без изменений. Многолетние дебаты на тему «было ваше — стало наше», в которое были втянуты Высший арбитражный суд, Верховный и даже посол США Карлос Паскуале, при видимой победе обкома СПУ с участием судьи Будяковой, до сих пор не закончены и обжалуются сейчас в апелляционном порядке.

После столь сенсационной публикации корреспондент «ЗН» поспешил обратиться к ее автору. Увы, ступеньки гранитного крыльца закрывал густой бурьян. Соседи г-ки Будяковой из близ стоящих домов держали глухую оборону: «Приходили из милиции, выспрашивали. А мы знать ничего не знаем. И вам не советуем…»

В ходе дальнейших поисков выяснилось, что судья Будякова ушла на «больничный» 30 мая, предупредив шефа о времени лечения не менее двух месяцев. Спустя месяц, когда суд переезжал по новому адресу, выяснилось, что Любовь Ивановна увезла из своего кабинета все принадлежащие ей лично вещи. А спустя несколько дней в кабинет к Максименко вошла мама Будяковой и протянула две бумаги. Первой была заверенная нотариально доверенность на получение зарплаты, вторая, по словам Александра Илларионовича, — заявление об увольнении с должности. Мотивы ухода председатель райсуда запамятовал. Помнит, что мать туманно сообщила о пребывании дочки и внуков за границей.

К отъезду Любовь Ивановна готовилась — это несомненно. Еще в апреле она получила справку из бюро технической инвентаризации на продажу дома. Продала она его или нет — автору этих строк выяснить не удалось. Зато после трехчасового изучения журнала поступивших жалоб и заявлений в Бабушкинский РОВД собкору «ЗН» так и не посчастливилось обнаружить факт регистрации ее жалобы или обращения по факту угроз. Вообще, каких-либо заявлений от человека по фамилии Будяков или Будякова не зафиксировано. А начальник райотдела полковник милиции Виктор Сабодаш напрочь отрицает какие-либо контакты с судьей в нынешнем году, не говоря уже об обращениях к нему с жалобами.

В горкоме СПУ автору этих строк подтвердили, что Любовь Будякова и два ее совершеннолетних сына находятся за пределами Украины. Посольство Великобритании в Украине от комментариев пока воздержалось. Остается дождаться обстоятельного комментария Любови Ивановны, обещавшей в своем обращении «дать пояснения по любому из приведенных и других фактов, а также выступить в суде». В качестве кого?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК