КРИЗИС: ЛЕЧИМ ТОЛЬКО ЗДОРОВЫХ

18 сентября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 18 сентября-25 сентября 1998г.
Отправить
Отправить

«Общак» для умирающих В прошлом номере «ЗН» уже сообщало, что в стране срочным порядком планируется создать банковский фонд гарантирования вкладов физических лиц...

«Общак»

для умирающих

В прошлом номере «ЗН» уже сообщало, что в стране срочным порядком планируется создать банковский фонд гарантирования вкладов физических лиц. Соответствующий указ Президента, судя по всему, должен был продемонстрировать всем и каждому, что в случае углубления финансового кризиса государство вернет деньги своим гражданам, поверившим было в то, что хранить их все же лучше на банковском счете, чем в кубышке. Во всяком случае по тому, как об этом указе на протяжении нескольких дней вещают правительственные масс-медиа, можно подумать, что он станет спасением для банков и образумит потерявших покой и сон вкладчиков, которые ломанулись за своими кровными в коммерческие банки.

К началу августа в Украине действовало 188 коммерческих банков (а всего было зарегистрировано 227). И, по данным Ассоциации коммерческих банков (без средств, привлеченных Проминвестбанком и банком «Украина»), вклады населения составляли 2038 млн. грн., средства юридических лиц на депозитных счетах - 2616 млн. Если же учесть возможности упомянутых ПИБа и «Украины», этих китов банковской системы, обнародующих официальную статистику о своей деятельности не чаще, чем того требует соответствующее законодательство, то к упомянутой сумме можно добавить еще два-три миллиарда гривен и утверждать, что кредитовал страну на протяжении последнего времени не кто иной, как население Украины, уже столько раз обманутое всеми существовавшими правительствами, трастами и лопнувшими банками.

Призывая граждан страны верить в национальную валюту и украинские банки, никто, в том числе и НБУ, в свое время не побеспокоился о серьезных гарантиях для вкладчиков. Считалось, что достаточно зарезервировать на счетах 1% от общего объема привлеченных средств, купив на них теперь уже пресловутые ОВГЗ, - и гарантий более чем достаточно. Так, во всяком случае, уверяли сомневающихся представители НБУ, в упор не замечая «прокола» с гарантиями банка «Денди», вкладчики которого на протяжении почти целого года периодически приходят к зданию Национального банка, чтоб в очередной раз воззвать о помощи.

Может быть, при хорошей финансовой погоде «страховки» в виде ОВГЗ и было достаточно, но вот на данный момент такого, с позволения сказать, гаранта маловато: ежедневно население забирает из банков около 20-25 млн. грн.

В начале кризиса мощную лавину убегающих из банков денег попытался остановить словом председатель Национального банка Виктор Ющенко, который в представлении многих граждан Украины стал добрым магом и волшебником, сдерживающим инфляцию и падение гривни вопреки всем законам неработающей экономики. Однако, по оценке аналитиков АУБ, за последние две недели общий объем вкладов населения в банках сократился по меньшей мере на 20%. Наиболее активно работают с населением Сбербанк, Приватбанк, «Аваль», Правэксбанк, а также «неучтенные» ассоциацией Проминвест и «Украина»...

Проект нынешнего указа Президента «О фонде гарантирования вкладов физических лиц» был разработан как минимум год назад НБУ совместно с Ассоциацией украинских банков и подан в порядке законодательной инициативы Верховной Раде еще предыдущего созыва. Признаться честно, мне порядком надоело время от времени слышать на разных уровнях, что такой документ «готовится, подготовлен, будет рассмотрен» и прочее в том же духе.

Причем основные положения этого документа практически за год не изменились. Указ «О фонде... » предполагает создание и функционирование банковского «общака», из которого вкладчики, не прибегая к пикетированию НБУ и голодовкам на ступеньках принесенных на алтарь отечества банков, смогут получать свои кровные в случае «недоступности вкладов», то есть когда коммерческий банк не сможет вернуть привлеченные деньги или же будет назначен его ликвидатор.

Фонд будет возвращать каждому вкладчику коммерческого банка, терпящего бедствие, не более 500 грн. включая проценты по вкладу на день, когда вклады стали «недоступными». Все бы хорошо, но пока никто не подсчитал, какие суммы станут «недоступными». По экспертным оценкам, для осуществления настоящих гарантий банковский «общак» должен собрать как минимум 400 миллионов гривен. Сколько денег удастся собрать на самом деле? И когда будет сформирован самодостаточный фонд?

Государство законодательно обещает направить в него 20 млн. грн, тем самым как бы признавая свою долю вины в дестабилизации финансового рынка. Остальное должны вложить коммерческие банки, работающие со средствами населения, направляя в этот фонд по 1% от своих уставных фондов в течение двух месяцев после утверждения положения о фонде, а в дальнейшем - через месяц после получения в НБУ лицензии на право работать с вкладами населения.

Расходы на формирование страхового фонда коммерческие банки могут относить на себестоимость услуг в отличие от предполагавшегося ранее платежа из прибыли.

Что ж, вполне приемлемый механизм. И появись он на финансовом небосклоне год или полтора назад - цены бы ему сейчас не было. Ибо участниками фонда, согласно указу, могут быть лишь «здоровые» коммерческие банки; действие фонда не распространяется на вкладчиков «Денди», а также тех банков, которые уже потерпели банкротство или потерпят его на момент создания фонда.

По мнению заведующей отделом по работе с коммерческими банками АУБ Ирины Самойловой, участие государства повысит степень доверия к формируемому фонду. В то же время надо отдавать себе отчет, что он не начнет работать, образно говоря, «завтра» - в течение нескольких дней или месяцев. Необходимо разработать и зарегистрировать четкий регламент деятельности новой структуры, полномочия наблюдательного совета, исполнительной дирекции. Но главное - пока этот фонд будет создан, денег у банков на его наполнение, видимо, не останется вовсе. Уже сейчас, предвидя смутные времена, некоторые благополучные банки сокращают штат сотрудников.

Для сравнения: в безоблачные дни начала августа в режиме оздоровления работало 17 коммерческих банков, еще 32 находилось в стадии ликвидации, причем некоторые из них в этом состоянии пребывают по три-четыре года - со времен первого банковского кризиса в 1994 году, приведшего к падению Лесбанка, Инкомбанка, Экономбанка и прочих «первопроходцев» украинской банковской системы. Смерть каждого из них наступила на фоне резкого изменения условий игры, предложенных НБУ.

Массовый падеж мелких и средних банков, как ожидается, наступит к концу года, и эта жертва может спасти страну от галопирующей инфляции, выполнив тем самым роль «антикризисной программы правительства».

Банки вступили в период выживания - наиболее рисковые из них пытаются привлечь депозиты, каким-то образом отсрочив момент смерти. Одни привлекают денежные ресурсы под 80 и более процентов годовых, уже не собираясь их возвращать, другие стремятся задержать процесс оттока клиентских средств (за последнюю неделю цена депозитов выросла на 10%, однако желающих расстаться со своими деньгами не находится).

Некоторые иностранные банки не прочь «рассмотреть предложения украинских банков о покупке пакетов акций».

Харакири

с элементами садизма

Банкиры полагают, что по меньшей мере треть коммерческих банков должна будет умереть «во славу финансовой стабильности Украины». Роль жертвенных барашков отводится небольшим и средним. Причем смерть их наступит вовсе не потому, что вследствие падения гривни их капиталы и уставные фонды не будут отвечать существующим нормативам НБУ. Бог с ними, с нормативами, тут главное - уцелеть или умереть достойно, все до последней капли крови, то есть копейки на корсчете, отдав на обслуживание ОВГЗ. Так называемая добровольная конверсия государственных облигаций будет напоминать процесс харакири для каждого отдельно взятого банка и всей банковской системы в целом. Причем банки уверили в том, что смысл их существования сводится именно к этому.

Впрочем, ничего удивительного: каждое из правительств хозяйничало все лучше и лучше, и теперь, простите, туалетная бумага - и та завозится из Турции. Неловко напоминать навязшие в зубах истины о том, что экономика уже лет восемь как не работает, промышленные предприятия в Украине потеряли свои оборотные средства и практически ничего не выпускают, а если какой-либо завод и работает, то в основном по бартерным схемам. По мнению наблюдателей, значительного скачка цен на продовольственные товары не произошло потому, что страну кормит раздетое и растерзанное колхозной системой село.

Месяц назад премьер не смог насобирать даже на пенсии старикам. Поэтому Нацбанку в очередной раз приходится спасать Отечество. Если бы страну из кризиса начал выводить, к примеру, парламент, то, наверное, в нынешнем году доходы госбюджета совпали бы с расходами и не пришлось бы строить пирамиду из ОВГЗ. Выступи в аналогичной роли правительство - вероятно, оно не позволило бы разбазаривать деньги налогоплательщиков на реконструкцию дворцов и прочих потемкинских деревень. И уж, по крайней мере, разработало не фрагментарную, а целостную, реалистичную антикризисную программу.

Национальный банк действует методами, доступными ему, и из двух зол - возможной денежной эмиссии и умерщвления части коммерческих банков - выбрано второе. Причем перед лицом грозящей катастрофы большинство опрошенных финансистов-банкиров признают, что НБУ в нынешней ситуации принимает решения профессионально, и даже оправдывают Виктора Ющенко и его команду тем, что в сложившейся ситуации «лучше отрезать руку, чем голову». Правда, при этом каждый надеется, что его банк устоит.

С 7 сентября НБУ запретил проводить операции на межбанковском валютном рынке; все сделки следует проводить только на Украинской и Крымской межбанковских валютных биржах, причем коммерческим банкам запрещено покупать валюту «для себя» - лишь по клиентским заявкам, которые, кстати, тщательно проверяются. С 10 до 5% сокращена маржа между покупкой и продажей наличной валюты и максимальное отклонение от официального курса НБУ.

Кроме того, нормы резервирования остатков на банковских счетах увеличены с 14 до 16,5% и контроль их проводится ежедневно - в отличие от существовавшей ранее практики два раз в месяц. Незначительное в номинальном выражении увеличение объема резервирования на самом деле больно ударило по банкам, поскольку из объема резервов выведены средства под ОВГЗ и не учитываются деньги, которые находятся в кассе банка. Но самый тяжкий удар по банковской системе нанесен ОВГЗ. Вернее, распоряжением принудительно конверсировать их.

Большинство банков расценили совместное распоряжение Минфина и НБУ не просто как ограбление, но и как замысел убийства. Поскольку будущую прибыль от погашения ОВГЗ финансисты намеревались пустить на выплату процентов по депозитам, будущих дивидендов, кредитование - да мало ли какие планы лелеяли под электронный шелест портфеля ОВГЗ...

К счастью, конверсия госбумаг не должна затронуть деньги нерезидентов и физических лиц, и некоторые банки тут же начали было переоформлять свои ОВГЗ на «клиентские». Ан не тут-то было - вначале движение облигаций было заблокировано, в дальнейшем такие сделки наверняка станут достоянием налоговых инспекторов, которые почему-то с младых ногтей больше всего на свете любят проводить проверки в коммерческих банках.

В довершение ко всему НБУ рекомендовал своим вассалам - коммерческим банкам - «воздержаться от активных операций» и призвал свободные(!) средства хранить на депозите в НБУ под 40% годовых (затем ставка была увеличена до 60% годовых).

Большинство банкиров сходятся во мнении, что экстренные меры НБУ и правительства замедлили скорость падения гривни. Как и в том, что лишь монетарными методами кризис не преодолеть, и очень скоро положительные явления, достигнутые еще неизвестно какой ценой, могут превратиться в свою противоположность. Так, введя сгоряча обязательную продажу 75% валютной выручки (пикантная деталь - вместо оговоренных с МВФ 50%), Нацбанк так огорчил экспортера, что тот найдет сто один метод не возвращать валюту из-за границы. Несмотря на то, что с начала этой недели обязательной продаже подлежат «только» половина выручки.

По мнению экспертов, уже в ближайшее время значительно возрастет невозврат банковских кредитов - в первую очередь участников внешнеэкономической деятельности. Часть импортеров вынуждена будет прекратить свое существование, на что правительство, кажется, заранее согласно, ибо в который раз декларирует поддержку отечественного экспорта.

Нервозность на финансовом рынке усиливается еще и потому, что никто не берется просчитать реальный курс гривни к доллару или хотя бы примерно определить, каким он будет через месяц-другой. Правда, большинство наблюдателей ожидают некоторой либерализации торговли валютой, поскольку при обязательной продаже части валютной выручки ежедневный объем предложения на УМВБ уже достигает 30-35 млн. - при таких объемах Нацбанк уже может не столь рьяно отсекать заявки на покупку долларов.

Что касается развития дальнейших событий в стране, то вряд ли кто-нибудь надеется на скорое улучшение ситуации. Так, бывший министр экономики Виктор Суслов считает, что в ноябре кризисные явления значительно усилятся, так как начнут сказываться уменьшение притока экспортной выручки, удорожание комплектующих и сырья для украинского производства, рост цен, увеличение неплатежей.

Короче, все по тому сценарию оптимиста: «Не говорите, что хуже некуда. Есть куда».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК