ХОРОШО, ЕСЛИ…

25 сентября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 39, 25 сентября-2 октября 1998г.
Отправить
Отправить

Послесловие к банковскому съезду Внеочередной, VII съезд ассоциации банков был посвящен поиску путей выхода украинской финансовой системы из кризиса, «минимизации влияния кризисных явлений»...

Послесловие к банковскому съезду

Внеочередной, VII съезд ассоциации банков был посвящен поиску путей выхода украинской финансовой системы из кризиса, «минимизации влияния кризисных явлений». Готовился он всего в течение нескольких дней и, видимо, впопыхах был назван «чрезвычайным». Запрет для журналистов присутствовать на съезде, по словам одного из руководителей банковской ассоциации, был вызван заботой об их (журналистов) целомудрии: а вдруг один из представителей правительства (называлась фамилия) «захочет выматериться»? Кроме того, продолжил аналогии руководитель ассоциации, допустить журналистов в зал заседаний - все равно, что позволить им присутствовать в тот момент, «коли я лягаю з жінкою в ліжко».

Странные, однако, ассоциации...

Как оказалось позже, страхи были несколько преувеличены. Ничего особенного в ходе съезда отмечено не было. Ничего нового не открылось. А глава НБУ и министр финансов говорили о том, о чем положено говорить главному банкиру и главному финансисту обанкротившегося государства. С поправкой на личностные коэффициенты В.Ющенко и И.Митюкова. Суть их обещаний можно свести к формуле «Хорошо, если...»

Импортная булочка, как средство дестабилизации финансовой системы

Итогом внеочередного съезда, как отмечалось в его постановлении, является зафиксированное «отрицательное влияние кризиса на состояние банковской системы», что, в общем-то, понятно и ежику. Естественно, съезд выработал рекомендации Национальному банку и Минфину, а присутствовавшие на съезде Виктор Ющенко и Игорь Митюков обещали их «изучить самым внимательным образом».

Большинство рекомендаций касаются пускай и жизненно важных (конверсия ОВГЗ, вопросы резервирования банковских средств, применение штрафных санкций к банкам), но все же не главных и основополагающих «маяков» украинской экономики, тогда как эксперты хором отмечают структурную природу украинского кризиса и ее главную причину - неработающую реальную экономику.

Как порой бывает в жизни, за примерами далеко ходить не пришлось. Во время перерыва в работе один из участников съезда от нечего делать заглянул в гастроном неподалеку. И надо ж было такому случиться: магазин этот - один из немногих в Киеве - на ценниках проставляет страну-изготовителя продукции. Так вот, довольно осведомленного в украинских экономических реалиях специалиста буквально повергли в шок булочки из Голландии по 75 копеек за штуку. «До чего же мы дожили!» - никак не мог успокоиться банкир. Хорошо еще, что ему не попадается на глаза весь турецкий ширпотреб, буквально задавивший украинскую промышленность.

Впрочем, вот цифры: по данным МВФ, взаимная дебиторская задолженность между украинскими предприятиями во втором квартале достигла 85,47 млрд. грн., взаимная кредиторская задолженность - 114,0 млрд. В такой ситуации все чаще раздаются просьбы об эмиссионном дожде, который должен оросить умирающую экономику и на ладан дышащие банки.

Поскольку финансировать бюджетную дырку действительно каким-то образом надо, в дискуссиях предлагалось НБУ даже напрямую финансировать Минфин, а ведь преодоление этой сомнительной практики давно уже стало предметом гордости украинских финансистов. Кстати, прямые кредиты правительству со стороны НБУ, по тем же данным, составляют на начало сентября 5,4 млрд. грн. Не в коня корм, что ли?

С одной стороны, денежная эмиссия сейчас для многих была бы вроде манны небесной, однако, дальнейшие осложнения пугают их еще больше, чем приевшийся всем украинский монетаризм.

Глобальные же изменения в лучшую сторону, как отмечали банкиры, зависят от решений правительства и от того, увидит ли Кабмин в этой стране еще какие-либо образования, кроме банковских учреждений. Пока у многих складывается впечатление, что антикризисная программа разрабатывалась по принципу: «Где взять деньги? В банках. Будем брать банки».

«Отдай миллион!»

Если еще месяц назад кризис неплатежей парализовал предприятия, то после попытки конверсии ОВГЗ рассчитываться друг с другом перестали банки. Сейчас практически невозможно найти учреждение, которое бы не имело долгов, сроки погашения которых прошли. «Банк всегда кому-то должен», - утешают себя финансисты. И вероятно, наиболее распространенной фразой, которой обменивались участники съезда, была фраза «Верни миллион (два, три)».

Естественно, чаще всего эти слова произносились в адрес правительства, которое стремится конверсировать ОВГЗ. Пострадали как раз те банки, которые доверяли правительству, активно покупали его ценные бумаги. И в который раз в качестве несгибаемого борца за собственные интересы назывался Проминвестбанк и его несгибаемый «кормчий» Владимир Матвиенко.

Ситуация с ОВГЗ в целом такова: общий объем средств, привлеченных от размещения этого вида ценных бумаг, по данным, которые не раз приводились Виктором Ющенко, составляют около 8 млрд. грн. Более 60% этих средств уже находится в портфеле НБУ. Если бы коммерческие банки конверсировали облигаций на сумму 1,2 млрд. грн., острота финансового кризиса несколько бы ослабла в целом, перекинувшись на банки, а там, как известно, люди умные - придумают, как выстоять.

Как отметил председатель недавно назначенный председателем правления ВАБанка Юрий Блащук, дело даже не в ОВГЗ, а в том, нужны ли этой стране коммерческие банки. Финансовый кризис - это лишь вершина айсберга. И не с него нужно бы начинать. Хотя правительство ведет себя так, будто после того, как в банках найдут какую-нибудь сотню миллионов гривен и разделят их между нерезидентом и собственным пенсионером, все закончится. И не нужно будет поднимать реальную экономику, решать другие вопросы. Кроме ОВГЗ, многие банки вложили деньги в корпоративные ценные бумаги, которые продолжают неуклонно падать.

Среди идей, как выстоять, - выпуск правительством «краткосрочных конверсионных облигаций со сроком погашения 30 дней» или же выплата процентов банкам по конверсионным облигациям в крайнем случае поквартально. Заманчиво, конечно, взять деньги в том же бюджетном кармане, однако, кроме дырки, там вряд ли что найдешь...

Более серьезным кажется предложение организовать продажу конверсионных облигаций на вторичном рынке или создание механизма использования КОВГЗ при расчетах с бюджетом, в том числе по долгах предприятий. В таком случае денег ни у кого, естественно не прибавится, однако банковская система не окажется парализованной кризисом неплатежей.

Не допустить остановки платежей в банковской системе позволит также, по мнению председателя правления Энергобанка Евгения Патрушева, создание банковского пула из числа первой десятки банков, которые будут обмениваться платежами. Однако дальше кулуаров предложение не пошло. Дело в том, что уже сам по себе такой факт носит отрицательный заряд: все банки, не попавшие в пул, могут быть автоматически отнесены к проблемным - схема спасения по такому принципу российских банков ни к чему хорошему, как известно, не привела.

Как говорится, одной этой причины достаточно, чтобы отказаться от официального создания банковского пула (негласно какие-то межбанковские коалиции создаются и будут создаваться). Однако есть еще одна, чрезвычайно серьезная. Крупные банки, которые могли бы справиться даже с подножкой в виде конверсии ОВГЗ, пострадали от собственной цивилизованности или, как говорят финансисты, «продвинутости». Активно работая на международных финансовых рынках, такие банки захеджировали (застраховали) риски своих иностранных партнеров от повышения курса гривни свыше верхней планки валютного коридора и теперь ежедневно терпят убытки в размере от нескольких тысяч до двух-трех миллионов долларов.

Ситуация усугубляется еще и тем, что среди таких банков немало тех, кто активно работал с населением. Поэтому у правительства и НБУ нет иного выхода, как помогать еще и этим банкам, ибо их неплатежеспособность обойдется дороже.

Вполне рыночным является также предложение съезда банкиров разработать механизм замены конверсионных облигаций (по желанию банка) на акции высоколиквидных государственных предприятий. Правда, в данном вопросе могут возникнуть трения с другими желающими приватизировать эти самые привлекательные предприятия. Которые парламент без боя не отдаст. Однако ради этого банкам даже стоит выжить.

По словам председателя правления банка «Ажио» и одновременно председателя правления Ассоциации украинских банков Станислава Аржевитина, банки с пониманием отнеслись к проблемам государства и понимают, что других методов у НБУ практически не было. Учитывая финансовые проблемы государства, съезд рекомендовал банкам продолжить работу по конверсии ОВГЗ с учетом ликвидности и платежеспособности каждого конкретного банка.

НБУ, как прежде, банкам -

отец родной

Существует мнение, что в горниле кризиса хуже всего придется небольшим банкам, которые не смогут нарастить свои уставные фонды до законодательно установленных нормативов, не смогут подтвердить лицензии, а коль так, то могут погибнуть в первую очередь. Поэтому предложения по поводу взаимоотношений вассалов - коммерческих банков с центробанком, конечно же, тоже обсуждались на последней тусовке.

Банкиры просили НБУ разрешить комбанкам, которые провели конверсию ОВГЗ, в случае уменьшения из-за девальвации гривни уставного фонда и капитала зачислять сумму конверсии при оценке этих показателей, а также для сохранения соответствующих лицензий.

Видимо, НБУ также не станет повышать объем обязательных резервов, которые уже сейчас составляют 16,2%.

Не исключено, что с учетом оттока средств населения комбанкам будет разрешено зачислять в счет резервов 30% остатков денежной наличности в кассе как наиболее ликвидного актива. И вообще текущие вопросы банковской ликвидности руководители НБУ на всех последних совещаниях обещают решать с учетом «сложившихся реалий».

Для некоторых банков, которые имеют большие объемы валютных операции, было бы целесообразно разрешить резервирование средств хотя бы частично и временно - в валюте. Точно также развернулась борьба комбанков, имеющих в своих уставных фондах иностранный капитал, иметь право держать валютную позицию в СКВ. Дело в том, что согласно постановлению от 14.04.1998 года №141 они должны иметь открытую валютную позицию в гривне. И только на курсовой разнице такие банки сейчас теряют сотни тысяч долларов…

Из моментов забавных: очень любопытно осознавать непроходимый оптимизм руководителей банковской ассоциации, которые даже во время жесточайшего кризиса обсуждают возможность участия банковской ассоциации в переговорах с Международным валютным фондом. Последнее впечатляет, особенно если учесть консервативность МВФ. Такой народ - не победить, как говорили раньше.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК