Свободный «рынок газа»: риски для бытовых потребителей и конкуренции

27 августа, 2020, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Правильным ли было решение правительства отпустить цены на газ в коммунальном секторе?

Свободный «рынок газа»: риски для бытовых потребителей и конкуренции

С 1 августа этого года в Украине де-юре открылся «свободный» рынок газа для бытовых потребителей. Итак, были отменены Public Service Obligations (PSO, ПСО) — специальные обязательства НАК «Нафтогаз Украины» по продаже газа для нужд населения, при которых цену на газ устанавливает правительство. Но заработает ли свободный рынок коммунального газа так, как планируют его инициаторы, особенно в условиях чрезмерной монополизации отрасли? И какие вероятные риски могут возникнуть для профильного бизнеса и отечественных потребителей в связи с новацией?

Чего больше: вероятных преимуществ или рисков?

Введение рынка газа авторы реформы описывают как шаг Украины вперед в контексте интеграции в Евросоюз. И действительно, до недавнего времени в нашей стране существовал очевидный парадокс: цена на голубое топливо для коммунального сектора, в отличие от промышленности, устанавливалась директивным методом, что противоречит рыночным принципам. НАК «Нафтогаз Украины» продавала газ газосбытовым компаниям, преобладающее большинство которых относится к группе «РГК» известного олигарха Дмитрия Фирташа. А уже те продавали голубое топливо населению по фиксированным и заниженным ценам.

С другой стороны, такая схема для бытовых потребителей выглядела как коммунальное «крепостничество»: украинцам было крайне сложно сменить поставщика газа — это сопровождалось бюрократической волокитой, которая могла длиться более ста дней. На днях же Нацкомиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), упростила процедуру перехода от одного поставщика к другому, минимизировав перечень необходимых документов, внедрив возможность заполнить заявку онлайн и установив дедлайн самой процедуры — не более 21 дня.

Но достаточно ли мотивированы бытовые потребители, чтобы избавляться от газового «крепостничества» в исполнении традиционных газсбытов? И не превратится ли коммунальный газовый рынок в фикцию — с большим количеством поставщиков, но с искусственно завышенными ценами, которые якобы «диктует рынок», а на самом деле — государственная НАК «Нафтогаз Украины»?

На первый взгляд, отмена PSO якобы создает стимулы для многих профильных компаний, продающих газ промышленным предприятиям (таких лицензированных структур в Украине около 700), заходить также на рынок бытовых потребителей, ведь он достаточно стабильный и емкий. Но смогут ли «альтернативные» газотрейдеры беспрепятственно интегрироваться в коммунальный рынок с лучшими ценовыми предложениями для физических лиц — без прямого доступа до газа отечественной добычи?

Возникают и другие вопросы: а готов ли, собственно, сам газовый рынок к свободному ценообразованию в коммунальной сфере? Будет ли защищен потребитель в случае «рыночного» скачка стоимости голубого топлива? А главное, правильным ли было решение правительства отпускать цены на газ в коммунальном секторе именно в разгар коронакризиса, когда доходы миллионов украинцев стремительно падают, многие из них теряют работу и сбережения, когда прогнозы о состоянии экономики в основном неутешительные?

Однако сегодня члены правительства и топ-менеджеры «Нафтогаза» едва ли не в один голос одобряют новацию, позиционируя рынок газа для всех как безусловное благо для украинцев. Дескать, отныне бытовые потребители смогут менять поставщиков газа, как перчатки, выбирая компании, которые предложат лучшие сервис и цену по сравнению с конкурентами. При этом, как представляется, сейчас отсутствуют правительственные алгоритмы по внедрению действительно рыночных механизмов, которые основаны на свободной конкуренции и будут стимулировать поставщиков улучшать «газовые» сервисы, предоставляемые по приемлемым ценам. В то же время до сих пор нет правительственной модели по смягчению вероятных негативных факторов и устранению ценовых и других рисков, чтобы украинцы в полной мере воспользовались плодами реформы, а не пострадали от очередной «шоковой терапии». А таких рисков действительно немало.

Во-первых, потребители совсем не застрахованы от стремительного роста цены газа на мировых рынках. Как известно, отечественное ценообразование на голубое топливо прямо зависит от средней цены на голубое топливо на нидерландском хабе TTF. Кстати, по «голландской» цене продается и газ, добытый в Украине, несмотря на то, что его себестоимость намного ниже. При этом украинские потребители вынуждены еще и оплачивать «доставку» голубого топлива якобы из Нидерландов до украинской границы, а это очевидный абсурд, напоминающий пресловутую формулу «Роттердам+» на рынке электроэнергии!

С одной стороны, прекрасно, что сегодня в ЕС и Украине оптовая цена на газ упала до 15-летнего минимума, а значит, у нас цены на газ для нужд населения и для промышленных потребителей практически выровнялись, находясь в коридоре 2–3 грн за кубометр (без учета стоимости доставки). Еще одним положительным фактором является достаточный резерв газа в отечественных подземных хранилищах — более 23 млрд кубометров (до конца сезона ожидается наполнение на уровне 25,5–26,5 млрд кубометров). К тому же из-за мирового коронакризиса существенно уменьшилось в глобальном масштабе потребление газа промышленностью.

С другой стороны, нет никакой гарантии, что такие благоприятные времена для потребителей в коммунальном секторе продлятся вечно (уже в августе 2020-го, по сообщению «Нафтогаза», цена для бытовых потребителей выросла на 27 копеек и составляет 3,24 грн за кубометр, а это еще лето). Ведь все мы помним 2018 год, когда за каких-то полгода цена газа для промышленности увеличилась с 8,775 грн за кубометр в марте до 15,465 грн в октябре. Страшно даже представить, что тогда в Украине аналогичные цены существовали бы и для коммунального сектора, вероятно, это могло бы привести к массовым акциям протеста. Ведь правительственных субсидий на всех украинцев не хватило бы. Так что легко быть «реформатором» на фоне снижения европейских и мировых цен на газ.

Вместо этого возможный динамический рост «нидерландской» цены во время отопительного сезона, от чего украинцы ни в коем случае не застрахованы, станет весьма серьезной проблемой для власти. Ведь потребители будут ассоциировать реформу с разрушительной для благосостояния граждан «шоковой терапией», а свободный рынок газа надолго будет дискредитирован в их глазах. И весьма сомнительно, что в правительстве глубоко проанализировали все возможные риски и имеют адекватную стратегию действий при заоблачном росте цены голубого топлива на европейском хабе.

Во-вторых, существует значительная вероятность того, что рынок газа в нашей стране в течение продолжительного времени так и останется декларативным. Ведь монопольное положение на нем занимает НАК «Нафтогаз Украины», которая эксклюзивно покупает дешевый газ украинской добычи у своего дочернего предприятия «Укргаздобыча», продавая его промышленному сегменту и аккумулируя сверхприбыли. Вместе с тем доступ остальных частных поставщиков к прямым соглашениям с «Укргаздобычей» искусственно перекрыт, они лишены возможности покупать газ внутренней добычи по приемлемым ценам, при этом адекватные биржевые механизмы отсутствуют. Если этот статус-кво сохранится, то какой же это тогда рынок?

К тому же «Нафтогаз», который планирует также стать влиятельным игроком на рынке бытового газа (сегодня он занимает всего 2% коммунального рынка), вполне ожидаемо выиграл конкурс, став поставщиком последней надежды (ППН). Госкомпания будет иметь монопольное право обслуживать по более высоким, чем на рынке, ценам потребителей, с которыми расторгнул договор предыдущий поставщик (именно так регламентируется в Законе «О рынке природного газа»). Кроме этого, НАК имеет еще одно конкурентное преимущество: вместо центров обслуживания абонентов госкомпания на агентских началах планирует использовать офисные мощности государственного почтового оператора и нескольких банков, также находящихся в государственной собственности. Конечно, доступ остальным частным поставщикам в такую гениальную маркетинговую схему закрыт.

Достаточно вероятным представляется продолжение господства в ближайшем будущем монопольной модели, при которой НАК «Нафтогаз Украины» на первых порах будет предлагать более-менее приемлемую цену, демпингуя (поскольку имеет прямой доступ до дешевого отечественного газа), чтобы откусить максимальную долю рыночного пирога. И вполне возможно, что на следующем этапе государственный оператор будет существенно повышать цены для бытовых потребителей, чтобы получить максимальный доход. А на него механически будут ориентироваться в контексте ценообразования остальные трейдеры, ведь при действующей модели именно НАК продает отечественный газ другим компаниям.

И в существовании такого тренда к повышению цены можно убедиться уже сегодня, когда «рынок» газа для коммунальных потребителей только начал номинально действовать. Например, уже сегодня «Нафтогаз» предлагает бытовым потребителям «привлекательный» тариф «Годовой», по которому фиксируется цена на уровне 4,73 грн за кубометр (с НДС, без стоимости доставки). При этом государственный монополист раскрывает «мотивацию» для потребителя: чтобы тот перестраховался от повышения цены газа во время отопительного сезона. То есть уже обнародуется тенденция к росту стоимости голубого топлива. Следовательно, для львиной доли коммунальных потребителей цена на газ без стоимости доставки может гипотетически увеличиться до 6–8 грн за кубометр. А если украинская промышленность начнет восстанавливаться и, соответственно, спрос на газ будет повышаться, то рынок может откорректировать цену за кубометр и до 10 грн для всех украинцев. В то же время практически все газовые трейдеры будут иметь возможность снижать цены в конкурентной борьбе всего лишь на какие-то несколько десятков копеек (например, сегодняшний «годовой» тариф компании «Киевоблгазсбыт» мало чем отличается от предложения «Нафтогаза» — 4,49 грн за кубометр). От таких мизерных скидок бытовым потребителям будет ни холодно, ни жарко.

Существует еще один мощный «тормозящий» фактор в отношении справедливого рынка газа в коммунальном секторе: ни для кого не секрет, что рынок поставок газа для бытовых потребителей сегодня на 80% контролирует группа компаний Group DF («Киевгаз» и другие облгазы), входящая в орбиту олигарха Дмитрия Фирташа. Так, по данным Ассоциации поставщиков энергоресурсов, на «рынке» коммунального газа с физлицами работают около 25 компаний (в среднем одна-две на регион). Совсем нетрудно догадаться, кому принадлежат эти структуры, приносящие конечному бенефициару миллиарды гривен.

При этом газовый монополист, ассоциированный с упомянутым выше олигархом, владеет крупнейшим в Украине оператором газораспределительных сетей — «Региональной газовой компанией» («анбандлинг» продавцов газа на поставщиков и операторов распределения голубого топлива оказался очередной фикцией). Поставщики газа — это, как правило, дочерние компании облгазов, которые не имеют ни топлива, ни труб для него доставки. Их основная функция — собирать деньги с потребителей, которые потом плывут в один олигархический карман. При таких условиях выход на рынок альтернативных независимых компаний, которые будут поставлять голубое топливо для бытовых потребителей и наравне с облгазами использовать действующую систему транспортировки газа, фактически заблокирован монополистом.

И даже мощному государственному «Нафтогазу» до сих пор не удалось сломать всевластие монополии на газораспределительные сети со стороны «эксклюзивной» финансово-промышленной группы. Хотя в госкомпании постоянно подчеркивают: мол, так называемые газсбыты являются псевдопоставщиками, они — лишние посредники на рынке газа для населения, это едва ли не самые закрытые участники рынка и относительно них неизвестно, кому именно и в каких объемах они поставляют льготный газ из ресурсов «Нафтогаза». Сдаст ли монополист без боя рынок бытовых потребителей и легко откажется от сверхприбылей? Или же продолжит блокировать установление счетчиков газа для бытовых потребителей и манипулировать нормами потребления газа для домохозяйств, не оснащенных средствами учета? Ответ очевиден. И это представляется главным риском, который может на годы помешать установлению свободной конкуренции в газовом коммунальном сегменте.

И, в-третьих, еще одним антиконкурентным фактором является отсутствие доступа к базе данных бытовых потребителей для большинства альтернативных газовых компаний. Вместе с тем такие абонентские базы сконцентрированы в монопольных облгазах и «Региональной газовой компании» либо в крупных госпредприятиях вроде «Укрпошты» или Ощадбанка (недаром «Нафтогаз» собирается использовать их как агентов в своей деятельности по поставкам голубого топлива в коммунальном секторе). Вот и ДТЭК Рината Ахметова на днях анонсировала, что вскоре будет поставлять газ населению и бизнес-клиентам. Еще бы, ведь компания владеет данными о большинстве украинских домохозяйств, которые монопольно снабжает электроэнергией. Вместе с тем лишенные доступа к полноценным абонентским базам, остальные потенциальные (в основном небольшие) игроки рынка вынуждены будут работать вслепую, реализуя маркетинговую политику без профиля потребителя, а следовательно, с сокрушительным счетом проигрывая конкурентную борьбу с газовыми мастодонтами. Так какой же это рынок? А значит, у кого будет маркетинговая информация (а это всего несколько коммунальных монополистов), тот и в дальнейшем будет аккумулировать сверхприбыли. Большая же часть частных газотрейдеров так и останутся на маргинесе газового коммунального рынка.

Что нужно, чтобы новация не стала профанацией

Сохранение нынешнего статус-кво в газовой сфере угрожает тем, что свободный рынок голубого топлива для бытовых потребителей может остаться фикцией, а его потенциальные преимущества будут нивелированы. Чтобы этого не произошло, как минимум необходимо:

— правительству: разработать концепцию перехода к свободному рынку бытового газа с четкими экономическими прогнозами по развитию отрасли, защитными алгоритмами для потребителей от стремительного повышения цен, последовательным планом по ликвидации газовой монополии и активизации конкурентной среды;

— изменить методику формирования цены на газ, исходя из реального рыночного соотношения спроса и предложения в Украине. Ведь по нынешней формуле тариф на голубое топливо в Украине рассчитывается на основе средней стоимости газа на нидерландском хабе TTF (плюс НДС, плюс стоимость виртуальной транспортировки газа до границ Украины, плюс наценка «Нафтогаза», плюс стоимость услуг «Укртрансгаза», плюс наценка газсбытов). К сожалению, ничего общего с рынком такая методика не имеет, поскольку ни отечественные производители, ни потребители никак на цену газа не влияют (такой себе «Роттердам++»!);

— внедрить европейскую систему измерения потребленного газа по количеству тепла, выделяемого при сгорании одного кубометра газа, вместо действующего отечественного учета по кубометрам голубого топлива. Это повысит ответственность производителей и поставщиков природного газа перед потребителем, поскольку сведет к минимуму возможность поставок домохозяйствам менее калорийного, а значит, менее качественного топлива, за которое клиенты платят сполна;

— правительству: на базе НКРЭКУ создать единую абонентскую базу бытовых потребителей газа, открытую для доступа всех лицензированных в Украине компаний;

— открыть возможность для всех участников рынка газа (включительно с «Нафтогазом», облгазсбытами и остальными частными компаниями) покупать газ у «Укргаздобычи» по прямым контрактам. Необходимо создать все предпосылки для полноценного функционирования биржи природного газа (возможно, на базе Украинской энергетической биржи) с равным доступом для всех участников. Только в таком формате модель свободного рынка голубого топлива может быть эффективной, иначе будем иметь дело с очередной государственной профанацией;

— необходимо направить значительные публичные ресурсы на масштабную энергомодернизацию страны, что в перспективе поможет существенно снизить газовые тарифы для всех потребительских сегментов. По экспертным оценкам, Украина на протяжении 7–10 лет в состоянии сократить потребление газа вдвое: это вопрос адекватной правительственной политики в энергетической сфере. Вместе с тем необходимо увеличить разведку и добычу собственного газа, реанимировав ранее проваленную программу «20/20», — это позволит снизить цену на голубое топливо внутри страны. Иначе через несколько десятилетий эти огромные, но мертвые запасы газа уже никому не будут нужны, ведь цивилизованный мир в основном перейдет на возобновляемые источники энергии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК