Добровольным декларированием доходов граждан дело не ограничится, без тотальной слежки здесь не обойдется

28 сентября, 2021, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Данные о расходах человека фискалы могут черпать из самых разнообразных источников

Топ-чиновники недавно анонсировали законопроект о внедрении косвенных методов налогового контроля. Своевременна ли эта идея, и какими могут быть последствия для экономики и общества в случае ее реализации?

Сигналы к закручиванию гаек

Еще со старта идеи налоговой амнистии, о которой действующая власть заговорила осенью 2019 года, не раскрывая при этом ее краеугольной цели, можно было прогнозировать: добровольным декларированием доходов граждан дело не ограничится.

Именно на этом аспекте я делал акцент в одной из публикаций: «Вполне вероятно, нынешние власть имущие будут проверять правдивость деклараций с помощью так называемых косвенных методов определения налоговых обязательств. Данные о расходах гражданина фискалы могут черпать из самых разнообразных источников — от ритейловых сетей, туристических фирм, частных клиник и даже от соседей или дворников. Не скатится ли в таком случае Украина до полицейско-фискального государства?». Впрочем, об этой мрачной перспективе мало кто тогда говорил.

Но в этом контексте лишь наивный мог бы утверждать, что налоговая амнистия будет методологически направлена на мультимиллионеров с многочисленными офшорными счетами, на бизнесменов, накопивших «теневые доходы», минимизируя заоблачные налоги, или на воров-чиновников, которые при нынешней антикоррупционной инфраструктуре успешно избегают заслуженного наказания за решеткой. Как раз наоборот: операционная цель государственного налогового помилования, очевидно, состоит в дальнейшей слежке за миллионами рядовых украинцев, которые не поверили в благородство налоговой амнистии и продолжают прятать деньги под матрасом. А значит, этих граждан нужно заставить — пусть даже повторно — уплатить в госбюджет налог на доходы физлиц и военный сбор в полном объеме.

На протяжении длительного времени власть не обнародовала свои истинные намерения. И вот, наконец, в августе в этого года раскрыла карты устами главы комитета ВР по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниила Гетманцева. По его расчетам, украинцы накопили в «тени» 50 млрд долл. Но вот беда, эти деньги находятся вне контроля пана Гетманцева и его соратников по правящей партии. Отсюда рецепт — ввести так называемый налог на расходы граждан. И это совсем не гипербола, а лингвистическое новообразование, плод творческого воображения главного идеолога отечественной фискализации. Это «когда налоговая сможет спросить о происхождении денег на приобретение ценного актива. И если человек не сможет ответить или показать декларацию об амнистии, он будет вынужден доплатить налог за расходы, которых не может объяснить». К тому же, по замыслу властей предержащих, налогообложение расходов из «неправедных» денег будет распространяться не только на юридические, но и на всех без исключения физических лиц.

Вместе с тем также в начале августа нынешнего года первый вице-премьер-министр — министр экономики (и бывший топ-налоговик страны) Алексей Любченко выдвинул идею обнародовать список всех граждан, которые вообще не платят налоги. Что-то типа советской «доски позора». Логичное звено в этой фискальной цепочке — недавнее создание Кабмином межведомственной рабочей группы по детенизации экономики во главе с паном Любченко. Кто-то сомневается, каким именно арсеналом методов будет пользоваться эта правительственная группа? Стимулирующим — для устранения причин налоговой «тени»? Нет, конечно, традиционно для всех каденций отечественной власти — исключительно карательными инструментами для «преодоления последствий»!

Также недавно принялся «кошмарить» украинцев и министр финансов Сергей Марченко. Чиновник намекнул: мол, тому, кто отказался добровольно декларировать перед государством средства и активы и не имеет официальных доходов, в дальнейшем будет все сложнее разместить наличные на банковских счетах или вообще приобрести собственность. В другом публичном выступлении пан Марченко заявил, что при отсутствии накоплений в негосударственном пенсионном фонде человеку вообще не следует рассчитывать на пенсию. А если это правда, то зачем тогда каждому украинцу платить единый социальный взнос?! Может, по странной логике уважаемого министра финансов, взять и вообще этот обязательный платеж отменить?

И, наконец, вишенка на торте — избрание на сугубо формальном конкурсе директором Бюро экономической безопасности бывшего главы Государственной фискальной службы, вероятно, заранее определенного властью как будущий победитель. Раньше ведущие бизнес-ассоциации весьма настойчиво призывали руководство страны не допустить к управлению «органом новой формации» старые правоохранительные или налоговые кадры, которые так или иначе впитали черты уродливой бюрократической системы постсоветского разлива. А значит, скорее всего, сведут на нет благородную идею аналитической и превенционной структуры, которой со старта планировалось БЭБ. Однако власть в который раз переломила общественное мнение через колено. Следствием может стать создание аналога налоговой милиции, вот только с «европейским» фасадным названием.

unsplash/matthewhenry

Вытрясти все?

Очевидно, идеологически-фискальная команда президента Владимира Зеленского не видит других альтернатив в налоговой сфере, чем тотальная слежка за финансовым состоянием украинцев и применение исключительно административно-карательных методов в наполнении госбюджета любой ценой. Но будут ли отвечать полученные результаты ожидаемым? И как сработают «налоги на расходы» и другие фискальные новации в экономически бедном и отсталом государстве, которое плетется в хвосте во всех мировых рейтингах и катастрофически нуждается в экономических свободах и внутренних и иностранных инвестициях?

Позволю себе высказать несколько позиций по этому поводу.

  1. Вообще-то в научно-юридической литературе и нормативных документах существует несколько определений косвенных методов налогового контроля. Но большинство экспертов сходятся на том, что эти методы состоят в определении налоговых обязательств налогоплательщика с помощью информации, полученной из источников других, чем отчетность или первичные документы (согласно Закону Украины «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности»).

В украинских условиях введение сбора «альтернативной налоговой информации» относительно граждан, очевидно, создаст сверхвысокие коррупционные риски в работе налоговых органов, когда от придирчивых косвенных методов можно будет банально откупиться. Ведь сугубо дискреционную конструкцию «другие источники», скорее всего, налоговики будут толковать максимально широко, и ее можно будет применять к кому угодно.

Так что, вероятно, фискалы будут заниматься преимущественно тотальной слежкой за гражданами, черпая информацию об их доходах и расходах не только из публичных баз данных, но и из туристических агентств, частных клиник, спортзалов, ювелирных магазинов, образовательных курсов и т.п., толкуя по собственному усмотрению эти траты украинцев как «неоправданную роскошь», которую надо обложить дополнительным налогом. Нельзя исключать, что доблестные налоговики будут шпионить за гражданами, негласно получая информацию из любых, даже из самых неожиданных источников — от негласных информаторов, работников жэков и банков до завистливых соседей и знакомых, наконец, от бабушек на скамейке под домом. Не стоит и говорить о том, какой «моральный» климат будет царить в обществе, где все следят за всеми, где господствует страшная и душная атмосфера сталинского НКВД.

  1. Вполне вероятно, что идеологи тотальной фискализации в действующей власти, внедрив косвенные методы налогового контроля, получат эффект, прямо противоположный ожидаемому. По информации из разных источников, в недрах ГФС сейчас обсуждается опция об обязанности всех субъектов торговли (супермаркетов, аптек, магазинов бытовой техники и пр.) фиксировать идентификационные коды потребителей, делающих крупные покупки, и передавать эту информацию в налоговые органы.

Нетрудно догадаться, что это послужит причиной появления гигантского черного рынка во всех сегментах торговли, куда и перейдут покупатели, ведь «теневики» не будут требовать идентификацию клиентов. Очевидно, подпольный сектор, который этим летом подскочил (только по официальным данным) до 30% от ВВП, вырастет в несколько раз. «Белый» бизнес потеряет огромную долю прибылей. При этом государственная казна недосчитается миллиардов гривен налогов. Между прочим отмечу, что искаженная логика фискалов власти не учитывает еще одного: даже рассчитываясь за товар или услугу условно «теневыми», не обложенными налогом средствами, каждый потребитель все равно платит налоги в размере 20% НДС с каждой позиции.

  1. Вместе с тем в случае введения косвенных методов о движении к cashless-экономике, скорее всего, можно будет надолго забыть. Ведь, осознавая высокие риски оказаться на крючке у налоговиков, каждый человек сто раз подумает, прежде чем нести деньги в банк или расплачиваться карточкой в супермаркете. Кстати, подобное касается и миллиардных переводов в Украину от трудовых мигрантов. Таким образом, существенно снизятся прибыли банков с депозитов и услуг эквайринга, а значит, непременно понесет огромные потери банковская система, стабильностью которой не забывают сегодня громко гордиться топ-чиновники. А с ней вместе — и вся отечественная экономика, которая и без того находится в перманентном упадке.
  2. Экономический эффект от сбора из альтернативных источников налоговой информации весьма сомнителен, поскольку отслеживание и «администрирование» ГФС расходов миллионов украинцев потребует значительных кадровых, институциональных, а главное, финансовых ресурсов. Это лишь увеличит бюджетные расходы на фискальный блок, раздует безмерно налоговые кадры, отвлечет их от непосредственных глобальных задач, и, очевидно, все сведется к углублению и абсурдизации бюрократических процедур.
  3. Сама идея косвенных методов не нова, они действовали в Украине с 2002-го на протяжении трех лет, против чего активно выступал тогда бизнес. Новацию ввели с легкой руки печально известного фискала Николая Азарова, позже ее администрировал бывший топ-милиционер, руководитель налогового ведомства в 2002–2005 годах, а ныне покойный Юрий Кравченко. А уже после Помаранчевой революции 20042005 годов косвенные методы налогового контроля отменили как вредные для бизнеса и экономики.

Еще один нюанс. Этот алгоритм регламентировался приказом ГНАУ от 05.07.2002 года №312 «Об утверждении методических рекомендаций определения сумм налоговых обязательств по косвенным методам». Однако каждый, кто достанет из припавшего пылью архива этот фискальный документ, убедится: косвенные методы действовали исключительно в отношении юридических лиц и частных предпринимателей. В пункте 2.2 приказа было черным по белому записано: «Определение по косвенным методам сумм налогового обязательства физических лиц, которые не имеют статуса субъекта предпринимательской деятельности, не допускается». Действующая же власть планирует распространить этот весьма сомнительный алгоритм на всех граждан Украины, о чем неоднозначно высказывались нардеп Д.Гетманцев и министр финансов С.Марченко. Так что, оказывается, эти чиновники превзошли в смысле карательных интенций самих Н.Азарова и Ю.Кравченко.

И последнее, но не менее важное. Тот же Д.Гетманцев, настойчиво продвигая косвенные методы налогового контроля, любит апеллировать к зарубежному опыту. Дескать, похожие алгоритмы широко применяют налоговики развитых стран.

И действительно, что-то подобное можно проследить, например, во Франции. Однако в налоговом законодательстве этого государства вообще нет такого понятия, а условно косвенные методы французские налоговые органы применяют преимущественно к крупным предприятиям, которые относят к наиболее рискованному сегменту. Альтернативные источники по сбору налоговой информации начинают применять к малому и среднему бизнесу, как правило, в случае систематического уклонения от подачи ими декларации и другой отчетности. Важно: во Франции охват предприятий проверками Главной налоговой дирекцией в 2016 году составлял около 2,3%. Для сравнения: в Украине аналогичный показатель в том же году был целых 39%.

А в Канаде косвенные методы также применяют в основном к крупным предприятиям. Ежегодно налоговые органы этой страны проверяют с выездом на место всего 2% налогоплательщиков! В Швеции к категории добросовестных налогоплательщиков относятся 80% компаний и граждан. Ведь налоговая политика основывается в этом государстве на широком использовании превентивных мер; всеобъемлющем консультировании граждан и бизнеса, а главное — на доверии налогоплательщиков, уверенных в правомерной работе налоговой системы и выполнении фискальными органами своих задач. С Украиной просто-таки разительные отличия!

Что нужно вместо косвенных методов?

Беда нынешней власти заключается в том, что она упрямо не хочет понимать очевидного: уклонение от уплаты налогов — вполне естественная защитная реакция на налоговое бремя, которое делает невозможным нормальное функционирование предприятия и достойную жизнь гражданина в рамках официальной экономики. При усилении силовых мер против теневого сектора, не подкрепленных соответствующими изменениями экономической ситуации и законодательной базы, одновременно происходит и усовершенствование способов уклонения от уплаты налогов.

Таким образом, чтобы еще больше не усугублять экономическую стагнацию в Украине из-за введения косвенных методов налогового контроля, тотальной слежки фискалов за гражданами и других карательных методов, правительству и парламенту как минимум необходимо:

  • создать предпосылки, при которых бизнесу будет выгоднее платить «белые» зарплаты (снижение налогов и упрощение их администрирования и отчетности; проведение налоговых проверок лишь рискованных компаний и т.п.). И прежде всего необходимо (возможно, по грузинской модели) вдвое снизить нагрузку на зарплатные фонды и сократить до минимума количество разрешений и лицензий, а следовательно, и соответствующих органов, сидящих на шее бизнеса;
  • осуществить комплексную налоговую реформу, которую по понятным причинам боялись реализовать все предыдущие властные каденции, — свобода бизнеса и привлечение инвестиций должны стать едва ли не государственной религией. В первую очередь надо заменить еще азаровский Налоговый кодекс (который до абсурда усложняет жизнь и угнетает предпринимателей многочисленными дискреционными и запутанными нормами) новым либеральным документом, который бы стимулировал бизнес и экономику, а не убивал их. К сожалению, с одной стороны, власть громко рекламирует инвестиционных нянь, а с другой — все туже закручивает налоговые гайки;
  • в случае потенциального провала налоговой амнистии (поскольку она уже стартовала и ее невозможно отменить) после ее завершения, вероятно, надо разработать и принять закон о трехлетнем периоде, на протяжении которого граждане и бизнес будут иметь право легализовать теневые средства без каких-либо налогов (конечно, кроме уголовных доходов). Такая новация, очевидно, наполнит экономику живыми деньгами, что позволит реанимировать ее реальные сектора.

Больше статей Олега Титамира читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК