«ПРИВАТ»изация нефтяных активов?..

23 июля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 29, 23 июля-30 июля 2004г.
Отправить
Отправить

В цепи приватизационно-хозяйственных превращений последнего времени создание так называемой вер...

В цепи приватизационно-хозяйственных превращений последнего времени создание так называемой вертикально интегрированной нефтяной компании (ВИНК) на базе основного нефтедобывающего отечественного предприятия — ОАО «Укрнафта» выглядит даже логично. С той лишь разницей, что последние государственные нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие активы перераспределяются... в пользу группы «Приват». Инициатору же создания национальной вертикально интегрированной нефтяной компании — НАКу «Нафтогаз України» — достанется, похоже, всего лишь «утешительный приз»: 1% плюс одна акция. Это всего лишь позволит «Нафтогазу» рассчитывать на присутствие своего представителя в управляющих органах компании.

Коллизия в том, что до сих пор ОАО «Укрнафта» входило в состав НАК «Нафтогаз України», а госпакет акций (49% уставного фонда) нефтедобывающей компании был вверен НАКу в управление.

Но дело даже не в том, что «Нафтогаз», два года назад инициировавший создание отечественной нефтяной компании с завершенным производственным циклом (от скважины до бензоколонки), теперь, похоже, лишается активов «Укрнафти». Нюанс в том, что «ПРИВАТ»изация «Укрнафти» предложенным способом вовсе не означает, что теперь нефтяной компанией будут и в самом деле управлять эффективнее. По крайней мере, присутствие в портфеле компаний группы «Приват» акций той же «Укрнафти» и Кременчугского НПЗ дает веские основания в этом усомниться. Но сначала — о том, что же все-таки происходит.

Итак, согласно указу Президента от 16 июля «О мерах по повышению эффективности управления нефтяной отраслью» (ох и урожайным выдался июль на «нефтяные» решения!), Кабинет министров Украины должен увеличить уставный фонд ОАО «Укрнафта», сохранив при этом за государством 50%+1 акция, для чего в уставный фонд «Укрнафти» будут переданы 25% акций ОАО «Нефтеперерабатывающий комплекс «Галичина» (Дрогобычский НПЗ во Львовской области) и 43,054% акций ЗАО «Укртатнафта» (Кременчугский НПЗ на Полтавщине), оцененных по рыночной стоимости.

Кроме того, правительство должно разработать программу создания сети оптовой и розничной торговли нефтепродуктами, производимыми «Укртатнафтою» и НПК «Галичина», и механизмы привлечения инвестиций для развития «Укрнафти», а также модернизации нефтеперерабатывающих предприятий.

Президент обязал Кабмин разработать пути увеличения активов «Укрнафти», в том числе за счет увеличения ее долей в уставных фондах «Укртатнафти» и НПК «Галичина».

В рамках реализации этого указа Президент поручил в двухнедельный срок передать Фонду госимущества Украины госпакет акций «Укрнафти» в размере 49% уставного фонда, оставив у НАК «Нафтогаз України» пакет акций «Укрнафти» в размере 1%+1 акция для обеспечения участия в ее управлении. Как уже говорилось выше, прежде этот госпакет акций нефтяной компании был передан в управление «Нафтогазу».

Л.Кучма также отдал поручение в максимально сжатые сроки провести общее собрание акционеров «Укрнафти», дабы узаконить увеличение уставного фонда компании путем допэмиссии, при этом сохранив за государством 50%+1 акция с соответствующим распределением между ФГИ и «Нафтогазом України» и передав в уставный фонд «Укрнафти» госпакеты акций «Укртатнафти» и НПК «Галичина».

В пятидневный срок правительство, ФГИ и НАК «Нафтогаз України» должны были отработать вопросы привлечения инвестиций для развития «Укрнафти» с целью модернизации «Укртатнафти» и НПК «Галичина», а в двухнедельный — разработать программу создания сети оптовой и розничной реализации нефтепродуктов производства этих двух нефтеперерабатывающих предприятий.

Сроки, как вы заметили, указаны рекордно минимальные. Другими словами, за две недели с даты подписания указа велено сделать то, чего та же группа «Приват», как, впрочем, и другие акционеры «Укрнафти» и «Укртатнафти» не удосужились сделать за несколько предшествующих появлению описываемого указа лет.

Спору нет — инвестиции нефтяной отрасли однозначно нужны. Как и эффективный собственник и управляющий. Но кто сказал, что это по силам именно группе «Приват»? И что выиграет в этой ситуации отечественная нефтяная отрасль, призванная хотя бы немного ослабить зависимость Украины от импорта нефти и нефтепродуктов и смикшировать ценовые колебания на украинском рынке нефтепродуктов?

Идея создания национальной вертикально интегрированной нефтяной компании активно муссировалась в Украине года этак с 2002-го. Уже давно был подготовлен проект постановления о создании компании «Нафта України», которая, по замыслу авторов того проекта, должна была стать дочерней компанией «Нафтогазу». В ее управление предполагалось передать акции, принадлежащие государству в уставных фондах четырех предприятий отрасли: самой крупной украинской нефтедобывающей компании ОАО «Укрнафта» (ежегодная добыча которой составляет около 3,6 млн. тонн нефти), а также трех нефтеперерабатывающих заводов — «Укртатнафта» (Кременчугский НПЗ), «Нафтохімік Прикарпаття» (Надвирнянский НПЗ) и НПК «Галичина» (Дрогобычский НПЗ).

Правда, еще в прошлом году Фонд госимущества Украины своими действиями фактически отказался от этих намерений: объявленные конкурсы по продаже госпакетов двух западноукраинских НПЗ так и не состоялись; заявления о планах «углубления» приватизации «Укрнафти» так и оставались заявлениями. А уже в начале текущего года ФГИ сообщил о том, что и госдоля в «Укртатнафті» будет продана еще до конца этого года. В перечень предприятий, объявленных для продажи в 2004 году, входит и НПК «Галичина».

Однако в феврале ФГИ временно приостановил подготовку конкурсов по продаже принадлежащих государству пакетов акций во всех перечисленных выше нефтеперерабатывающих компаниях — до изучения возможности создания на их базе с участием «Укрнафта» национальной ВИНК.

С появлением же указа «об укреплении позиций» «Укрнафти», очевидно, прежде всего укрепит свои позиции группа «Приватбанк». По сути, в руках «Приватбанка» окажется нефтяная компания, которая по масштабам своего бизнеса будет превосходить любую из ныне работающих в Украине нефтяных компаний. Ведь несмотря на то, что на украинском нефтяном рынке ведущие позиции занимают компании с российскими корнями, их сырьевая база там же, где и их корни.

Между тем, ОАО «Укрнафта» в первом полугодии 2004 года увеличило добычу нефти с конденсатом на 7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — до 1506,9 тыс. тонн. И, как никогда прежде, активно развивает собственную сеть автозаправочных станций (АЗС), доведя их количество до 175.

Уставный фонд «Укрнафти» составляет 13,557 млн. грн., однако рыночная капитализация (по котировкам в ПФТС на 21 июля) — 3768,9 млн. грн.

Пока еще контрольный пакет акций «Укрнафти» (50%+1 акций) находится в управлении «Нафтогазу України», а крупнейшим миноритарным акционером, контролирующим 42% акций, является группа компаний, так или иначе связанных с «Приватбанком», которые также частично контролируют НПЗ «Нафтохімік Прикарпаття».

2003 год крупнейшее в Украине нефтеперерабатывающее предприятие, на базе которого создано ЗАО «Укртатнафта» (Кременчуг), закончило с чистой прибылью 95,3 млн. грн. Правда, при этом завод сократил переработку нефти по сравнению с 2002 годом на 3,7%, до 6628,6 тыс. тонн (31,3% от общего объема переработки на украинских НПЗ).

За первое полугодие 2004-го ЗАО «Укртатнафта» переработало 3,538 млн. тонн нефти. Для сравнения: все шесть нефтеперерабатывающих заводов за тот же период переработали, по данным Минтопэнерго, 10,282 млн. тонн нефти.

Интересно, что в уставном фонде ЗАО «Укртатнафти» акционеры из Татарстана суммарно владеют свыше 55% акций: Госкомимущества Республики Татарстан принадлежит 28,778%, компании «Татнефть» — 8,613%, корпорации Seagrоup International Ink. — 9,96%, компании Amruz Trading AG — 8,336%. К слову, акционеры из Татарстана неоднократно давали понять, что контролируют выше упомянутые американскую и швейцарскую компании.

В 2003 году НПК «Галичина» (Дрогобыч) увеличил переработку нефти по сравнению с предыдущим годом на 22,8% — до 2,066 млн. тонн. В январе—июне текущего года НПК «Галичина» переработал 1,203 млн. тонн нефти.

По данным Агентства по развитию инфраструктуры фондового рынка, 25% акций НПЗ «Галичина» принадлежит Фонду госимущества, 11% — Norcroft Management Limited (Великобритания) и 24,99% — физическому лицу. На НПК «Галичина» со второй половины 2001 года работает команда менеджеров с волынского предприятия «Континиум».

Как видите, группа «Приват», и прежде имевшая влияние на нынче уже переходящие под ее контроль нефтяные компании, теперь будет располагать весьма существенными производственными и финансовыми активами. А вот как она ими распорядится?

Ведь как ни крути, а на украинском нефтерынке появляется прообраз весомого монополиста. И его антикризисные менеджеры (так уж повелось, других у нас не бывает) легко смогут компенсировать незначительные (по сравнению с потребностью отечественного рынка) объемы добычи нефти импортом из той же России. Как вариант, можно, например, компенсировать затраты на приобретение нефтесырья посредством повышения цен уже на произведенные на «своих» мощностях нефтепродукты. Дело это, конечно, рискованное, но та же группа «Приват» уже создала прецедент.

Если помните, в сентябре 2003-го в Украине тоже случился бензиновый кризис. Не то чтобы операторы рынка нефтепродуктов не погрели на этом руки (в конце концов, на этом в значительной мере строится их бизнес, как бы они это ни отрицали). Но погорели на злоупотреблении монопольным положением именно днепропетровские «приватовские» операторы АЗС, в частности, из «Сентозы». Антимонопольный комитет, помнится, не на шутку осерчал и оштрафовал виновников более чем на 90 млн. грн. Так что нет гарантии, что, получив в свое распоряжение госактивы в нефтяной отрасли, «Приват» не поступит похожим образом.

К слову, днепропетровские операторы рынка нефтепродуктов, среди которых и «приватовские» хозяева АЗС, уже в этом году, несмотря на то, что основные нефтяные компании сдержали слово и держали цены на бензин марки АИ-95 на уровне 2,9 грн. за литр со времени подписания меморандума с правительством, эту планку установили только во второй половине июля. А до этого пару недель «раскачивались», пока местные власти в принудительном порядке не «уговорили» региональных нефтетрейдеров снизить цены и подписать меморандум областного значения.

По странному стечению обстоятельств, после прошлогоднего обвинения в региональном монополизме сеть АЗС проштрафившихся перед АМК днепропетровских компаний уже в октябре 2003-го была приобретена... «Укрнафтою», 42% акций которой уже тогда контролировал «Приватбанк». Глава «Укрнафти» Игорь Палица тогда на пресс-конференции заявил, что за 105 АЗС компанией уже заплачено 385 млн. грн. Однако они не могли перейти в собственность «Укрнафти» без разрешения на то Антимонопольного комитета. Последующее приобретение 35-ти АЗС обошлось «Укрнафті» уже более чем в 200 млн. грн. Между прочим, все компании, у которых были куплены АЗС, имеют днепропетровскую прописку — «Авиас «Плюс» (35 АЗС), «Водограй» (35), «Евротрейд» (70). А руководство «Укрнафти» не делало тайны из того, что скупает АЗС, подконтрольные группе «Приват». Что из этого может следовать, нетрудно, наверное, предположить.

Но даже не это самое интересное. Изюминка сделки — цена приобретенных «Укрнафтою» автозаправок. Новоявленная ВИНК «Укрнафта» планирует создать сеть из 200 АЗС. Но строить и покупать комплексы компания начнет только в следующем году. На это предполагается выделить 90 млн. долл., то есть по 450 тыс. долларов за одну АЗС (если, конечно, мы не очень ошиблись в подсчетах). Правда, уже в этом году покупка каждой приобретенной АЗС (у «Привата») в среднем обошлась «Укрнафті» почти в 1 млн. долларов. Специалисты отрасли утверждают, что столько действительно может стоить новенький современный автозаправочный комплекс, скажем, в столице. В остальных же регионах красная цена им 200, максимум 500 тыс. долл. (даже для суперсовременных комплексов). Между тем, вряд ли у «Укрнафти» наберется больше трех АЗС в Киеве, купленных у «Привата».

Стоит ли говорить, что средства на покупку АЗС у «Привата» компания «Укрнафта» брала из заработанного ею же. Причем в прошлом году компания получила 892 млн. грн. чистой прибыли, но акционеры — а основной из них — государство — никаких дивидендов не увидели.

Партнерство и совладение акциями — это искусство. Вещь тонкая и чревата конфликтами интересов. Украинская история ими изобилует. «Приватбанк» и аффилированные с ним компании — не исключение. Как поведут они себя после «ПРИВАТ»изации «Укрнафти» — еще непонятно. Зато известно о непростых отношениях с партнерами по тому же нефтебизнесу.

Осенью же прошлого года разгорелся нешуточный конфликт между «Приватбанком» и его партнером Watford Group (Великобритания). Дочерней структурой британской компании Watford Petroleum Ukraine Holdings Limited были инициированы судебные процессы в Украине против частных регистраторов ценных бумаг в отношении принадлежащих ей акций двух нефтеперерабатывающих заводов — «Нафтохіміка Прикарпаття» (42%) и НПК «Галичина» (10%). В контексте последних событий вполне ожидаемым будет активизация исковых претензий британского партнера, которые, скорее всего, получат максимальную политическую поддержку.

«Приват» на то, наверное, и «Приват», чтобы преуспевать в деле приватизации разного рода активов. Однако это еще не означает автоматический успех в управлении приватизированных компаний, о чем свидетельствует опыт того же «Приватбанка», скажем, в горно-металлургической отрасли. Что же касается «Приват»изации отечественной ВИНК, то нам показалось интересным мнение народного депутата Игоря Еремеева: «Мотивацией создания ВИНК является необходимость контроля со стороны государства украинского рынка нефтепродуктов. Существует несколько методов влияния на рыночную ситуацию. В частности, это создание соответствующей законодательной базы, создание госрезерва и регулирование посредством поставки на рынок определенного количества нефтепродуктов, а также создание ВИНК. Последний вариант, безусловно, важен. Но государство сегодня владеет контрольным пакетом акций «Укрнафти», и для создания ВИНК достаточно включить в систему один нефтеперерабатывающий завод, мощности которого сопоставимы с объемом добычи нефти в Украине. Например, «Нафтохімік Прикарпаття» или НПК «Галичина». Спрашивается: зачем в ВИНК включать три предприятия, если объем их переработки в 4—5 раз больше, чем «Укрнафта» добывает нефти?

Но еще интереснее то, что в ВИНК передаются госпакеты «Галичини» и «Укртатнафти», но не пакет акций «Нафтохіміка Прикарпаття».

Посмотрим, кто является совладельцем «Укрнафти»: 48% принадлежат «Приватбанку». 755 акций «Нафтохіміка» — тоже «Приватбанку». Получив еще 43% «Укртатнафти» и 25% «Галичини» (а мы знаем, что «Приват» уже контролирует 32% «Галичини»), «Приватбанк» создает монополию, равных которой нет в Украине. Логичен вопрос: не является ли это обманом правительства и всего государства, если благими намерениями создать рыночный инструмент регулирования рынка нефтепродуктов Украины некоторые люди прикрывают конкретную цель — создать монополию и затем диктовать свои условия на том же рынке нефтепродуктов? С такой монополией нам придется потом бороться не один год.

Но главное — за гроши будут отданы активы Кременчугского НПЗ, 43% которого стоят не менее 300 млн. долл. Государство в этой ситуации не получит ни копейки. Аналогичная ситуация и с «Галичиною». Однозначно ее акционеры будут в рамках закона отстаивать свою позицию. Мы однозначно будем вмешиваться в процесс, разъясняя проблематику, которая возникнет при создании такой ВИНК.

На самом деле вертикально интегрированную компанию можно было давно создать. Ведь «Приватбанк» контролирует «Нафтохімік Прикарпаття» и «Укрнафту». Ничего не надо было придумывать, учитывая, что «Приватбанк» контролирует и почти 800 АЗС. По большому счету, ВИНК практически была готова, и этой структуры было бы абсолютно достаточно».

Как и в случаях с продажей госдолей других крупных отечественных предприятий, в истории с «Укрнафтою» не обошлось и не обойдется без интриг. Практическое же воплощение идеи создания государственной ВИНК является результатом столкновения крупных бизнес-структур. Спрашивается: причем здесь тогда несчастная нефтяная отрасль?

В чью пользу разрешится этот конфликт интересов, пока можно только догадываться. Как и о том, что предпримут остальные претенденты на «нефтяную корону» Украины — новоявленную «Укрнафту».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК