Малая гидроэнергетика в Закарпатье — первый блин комом

8 ноября, 2013, 19:40 Распечатать Выпуск №41, 8 ноября-15 ноября

В нашей области без каких-либо потерь или вреда для окружающей среды запросто можно построить свыше 300 мини-ГЭС.

Итальянский Южный Тироль напоминает Закарпатье. Те же захватывающие дух горные пейзажи, чистый воздух, стада овец на лугах. И это сходство тем более подчеркивает разительные отличия, которые явно в пользу итальянцев, — ровные дороги, развитая туристическая инфраструктура, никакого мусора на обочинах или в ручьях и, главное, сплошная гидроэлектрификация за счет мини-ГЭС.

В регионе Южный Тироль общей площадью 7,4 тыс. кв. км (а это почти в два раза меньше Закарпатья) и с населением 512 тыс. человек расположено более тысячи гидроэлектростанций, из которых
832 — мини (мощностью до 200 кВт), 144 — средние (до 3 МВт) и 30 — большие (свыше 3 МВт). Практически все они частные. Строить ГЭС здесь начали в конце XIX в. и не прекращали даже в ходе Второй мировой войны. В свое время именно в Южном Тироле построили самую большую в мире гидроэлектростанцию, которая сейчас считается третьей по величине в Италии. ГЭС установлены здесь повсюду — от маленьких ручейков до больших рек. Найти место для новой станции очень проблематично, а это значит, что гидроэнергетический потенциал используется на полную силу. Сегодня в Южном Тироле не строят новые, а модернизируют старые станции, которые будут работать с большей эффективностью. Все делается абсолютно прозрачно и открыто. Возле зданий многих ГЭС есть даже счетчики, благодаря которым любой желающий может проконтролировать соблюдение санитарных норм по обязательному минимуму воды в русле.

Удивительно, но свыше тысячи гидроэнергетических сооружений абсолютно не мешают туризму. За более чем столетие здесь научились гармонично сочетать промышленность и рекреацию. В деривационных ГЭС водозабор — это небольшое решетчатое сооружение, через которое часть воды попадает в подземную трубу и подается на турбину ниже по течению. И минимум изменений ландшафта. В с. Риданна машинную станцию микро-ГЭС (обеспечивающую электричеством 75 домов) замаскировали под холм. Через каких-то 30 метров расположен туристический отель, из окон которого не видно никакого сооружения — только зеленая лужайка и горный ручеек. За соблюдением экологических стандартов следят четыре региональных природоохранных учреждения, без разрешения которых ни одна из станций работать не будет. Строительство (или модернизация) ГЭС — это в любом случае вмешательство в природу, но перед началом работ здесь всегда думают, как минимизировать влияние на окружающую среду.

В результате регион производит электроэнергии на 177% от собственных потребностей, а излишки продает.

А теперь сравним: в Закарпатье с территорией 12,777 тыс. кв. км и населением 1,3 млн жителей находится всего шесть ГЭС, производящих от 5 до 7% электроэнергии от потребности. При том, что гидропотенциал области огромен. Львиную долю электричества область получает с Бурштынской ТЭЦ. Вопрос на засыпку: возможно ли хотя бы частично перенести в Закарпатье, считающееся самым перспективным для малой гидроэнергетики в Украине регионом, опыт Южного Тироля?

Сами итальянцы смотрят на нашу область, как на нетронутую целину. Адольф Денг, главный инженер и проектант южнотирольской фирмы Wild Metall (которая сооружает и устанавливает водозаборы для ГЭС), побывав в Закарпатье и сделав сравнительный анализ двух регионов, пришел к выводу, что в нашей области без каких-либо потерь или вреда для окружающей среды запросто можно построить свыше 300 мини-ГЭС.

Цифры итальянского проектанта, которые опираются на опыт функционирования гидроэнергетики в Южном Тироле, недавно вызвали шквал негодования и полнейшее невосприятие в Закарпатье. В ноябре 2011 г. Закарпатский областной совет утвердил "Программу энергосбережения и энергообеспечения на период до 2015 г.", которой предполагалось построить 330 малых ГЭС. Это вызвало резкое сопротивление природоохранных организаций, и в итоге суд признал незаконным решение облсовета.

Отношение широкой общественности к строительству ГЭС в двух регионах — итальянском и украинском — отличается кардинально. В Закарпатье малая гидроэнергетика делает только первые шаги, сопровождающиеся постоянными скандалами. Приведу несколько типичных примеров. Жители с. Красная Тячевского района жалуются, что строительство мини-ГЭС (которая введена в эксплуатацию в январе 2011 г.) послужила причиной угрозы подтопления нескольких десятков домов. Люди обращаются в различные инстанции с требованием заставить владельца станции защитить их дома, но их усилия напрасны. В с. Турья Поляна Перечинского района жители жалуются, что после запуска мини-ГЭС (в мае 2012 г.) пересохли колодцы, а в обмелевшем потоке исчезла рыба. Люди категорически против строительства еще одной ГЭС. В с. Богдан Раховского района жители настолько резко выступили против строительства двух мини-ГЭС, что в ходе общественных слушаний даже звучали призывы об отставке сельского головы, высказавшегося в поддержку проекта. В конце концов, инвесторы были вынуждены отказаться от своих планов. Аналогичная ситуация и в с. Черноголова Великоберезнянского района, где его жители "зарубили" проект мини-ГЭС на стадии общественных слушаний. На этом фоне одобрение строительства станций в нескольких высокогорных населенных пунктах выглядит как исключение.

В чем же дело? Почему в одной стране гидроэнергетика может свободно работать и развиваться, не нанося вреда окружающей среде и принося пользу людям, а в другой (практически с аналогичными природными условиями) вызывает такое резкое сопротивление?

Многолетний опыт работы мини-ГЭС в Закарпатье свидетельствует, что существуют две главные причины. Одна из них — действия инвесторов. Первый "гидроэнергетический блин" в Закарпатье получился комом. Например, в с. Белин Раховского района трубы деривационной мини-ГЭС проложили поверху, что испортило горный пейзаж. Когда же при строительстве станции возникла конфликтная ситуация с одним из местных жителей, инвестор, имея связи с властью, просто вызвал милицию и решил все в свою пользу силовым методом. Эти "положительные" примеры противники гидроэлектрификации, разумеется, приводили на общественных слушаниях в других населенных пунктах. В с. Красная, кроме упоминавшейся угрозы подтопления, часть селян лишились доступа к ручью, из которого всегда использовали воду для хозяйственных нужд. Самая передовая из закарпатских мини-ГЭС в с. Турья Поляна (построенная по армянскому проекту и с чешским оборудованием), которую часто приводят в качестве примера для наследования, явно не дотягивает до уровня южнотирольских. Водозабор здесь громоздкий и бетонный (об этом осторожно говорили и итальянцы, побывавшие на объекте), он не вписывается в ландшафт. Вода перед водозабором замедляется и заиливается, чего не бывает на ГЭС в Южном Тироле. Рыбоход построен несовершенно, поэтому его приходится переделывать. Подобные примеры можно приводить и относительно других станций.

Вторая причина — это психология местных жителей. Приход инвестора в село воспринимается с настороженностью и недоверием. Селяне уверены, что единственная цель предпринимателей (особенно если их поддерживает власть) — использовать и обмануть их. И у них есть основания так считать из-за предыдущего горького опыта. Настроения людей умело подогреваются. Сельский голова с. Богдан уверен, что проект строительства двух мини-ГЭС "зарубили" из-за интриг, которые плелись на районном уровне. А часть жителей просто взяли на испуг антинаучными "страшилками" о катастрофических последствиях работы гидроэлектростанций, которые ничего общего с реальностью не имеют. Как считает сельский голова, после отказа инвесторов от своих планов село потеряло реальные возможности улучшить аварийную инфраструктуру, на восстановление которой собрать средства своими силами не удастся.

В ходе поездки автора статьи в Турью Поляну главная претензия, которую высказывали местные жители к мини-ГЭС, заключалась в том, что село от этого ничего не получает. И только потом назывались другие — пересыхание колодцев (ГЭС расположена за селом, да и вся вода после турбины снова попадает в поток, следовательно, к пересыханию колодцев станция не имеет никакого отношения, это связано, скорее, с засушливым летом), исчезновение рыбы, испорченное пастбище. Отдавая в пользование свои природные недра, община хотела бы получить что-то взамен — и это понятно. Немало селян рассчитывали, что с пуском мини-ГЭС тарифы за электроэнергию в с. Турьи Реметы снизятся. Когда же выяснилось, что это не в компетенции инвесторов, люди почувствовали себя обманутыми. Укрепление берегов, освещение улиц, ремонт объектов социальной сферы или даже обеспечение временной работой местных жителей — для них слабое утешение. А если пустить слух, что инвестор каким-то образом простимулировал голову села и депутатов, большинство селян точно выступят против любой станции.

Интересно, что жители Южного Тироля в свое время также выступали резко против гидроэлектрификации. Было это, правда, еще в 30–40-х годах прошлого века, когда массовое строительство ГЭС только набирало обороты. Сейчас люди относятся к ГЭС только положительно и не требуют для себя каких-либо преференций. Достаточно уплаты налогов, дополнительных рабочих мест и арендной платы за землю. Означает ли это, что для положительного восприятия ГЭС в Закарпатье тоже надо ждать еще 80 лет?

Чтобы не пришлось ожидать так долго, очевидно, следует менять систему внедрения гидроэнергетики. Прежде всего, еще перед началом работ следует разъяснить жителям сел, как станция повлияет на окружающую среду, и что конкретно будет иметь от нее село. Во-вторых, крайне необходимы положительные примеры работы электростанций, которые не вредят окружающей среде и приносят пользу общине. И не где-то в Южном Тироле, а на месте.

Такой первой ласточкой, возможно, станет мини-ГЭС в с. Лопухов Тячевского района, полностью спроектированная специалистами из Южного Тироля. Общественные слушания в селе одобрили ее строительство. Инвестор взял на себя ряд обязательств, среди которых — обеспечение работой на период строительства местных селян, зарыбление реки, полмиллиона "инвестиций" на социальные объекты и др. Если лопуховская мини-ГЭС сможет работать, не вызывая конфликтных ситуаций, это и станет наилучшим аргументом для дальнейшего развития гидроэнергетики области и хотя бы частичного использования данного природой огромного потенциала.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • Микола Микола 12 листопада, 21:40 Якщо настількі вигідні малі ГЕС так чому цим не займаються на рівні держави, та не направляти прибуток на потреби громади ? Єдине про що я забув, так це те що ми живемо в Україні, де розпочинаючи з найбільшого у світі пасажирського пароплавства, Чорноморського, горілчаної та тютюнової промисловості, та всього іншого, що є самим прибутковим ми віддали в руки десятка , чомусь і не дивно, неукраїнських, кланів. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно