Карлос Паскуаль: "Задачей как раз является заинтересовать облэнерго инвестировать в микс старых и новых активов, что обеспечит наиболее эффективную работу системы"

27 мая, 16:13 Распечатать Выпуск №20, 26 мая-1 июня

Энергетика подвержена колоссальным изменениям под действием новых технологий.

Благодаря форуму "Содействие инвестициям в Украине", который был организован ЕБА совместно с Еврокомиссией, в конце прошлой недели в Киев съехались представители крупного частного бизнеса, международных организаций и банков развития. Их задача — разблокировать внутренние и иностранные инвестиции в украинскую экономику, без которых в стране невозможно провести полноценные реформы. Форум же позволил нам встретиться со старым другом ZN.UA Карлосом ПАСКУАЛЕМ, который в 2000—2003 годах был Чрезвычайным и Полномочным Послом США в Украине. Он тоже участвовал в представительном ивенте как вице-президент компании IHS Energy занимающейся глобальной энергетикой, и любезно согласился ответить на вопросы издания.

— Сегодня мировая энергетика находится в процессе масштабных трансформаций. Какие основные тренды вы бы могли выделить?

— Действительно, энергетика подвержена колоссальным изменениям под действием новых технологий, инноваций, конкуренции источников энергии. При этом первый критически важный тренд — всеобщая электрификация. Основные объемы новых инвестиций в энергетику (включая и нефтегазодобывающую отрасль) приходятся, прежде всего, на электроэнергию. Второй момент — возросшая чувствительность к выбросам СО2 и связанные с этим ограничения на выбросы углеродов. Между компаниями и странами идет так называемая гонка за сокращение выбросов, негативно влияющих на окружающую среду. Следующая критически важная тенденция — это тренд к дигитализации, автоматизации, использованию искусственного интеллекта и проникновению информационных технологий во все аспекты операционной деятельности в энергетике. Аналитика больших объемов данных кардинально меняет работу компаний, делая ее гораздо более эффективной. Один из результатов этого тренда — изменение конкурентоспособности различных видов топлива и конкурентных позиций различных географических регионов, производящих энергоресурсы. Четвертый тренд — финансовый сектор становится ключевым игроком, определяющим работу энергетики. Соответственно, инвестиционные банки, хедж-фонды теперь играют критически важную роль в определении проектов, которые получат доступ к капиталам и смогут успешно реализоваться. И последний момент заключается в том, что все ранее названные тренды по-новому определяют геополитические взаимоотношения между странами и их взаимодействие друг с другом в вопросах энергетики.

— На каком уровне эволюционного развития находится энергетика Украины, если смотреть в глобальном контексте?

— У Украины есть феноменальный потенциал, но она находится в начале пути и может воспользоваться своими феноменальными возможностями, которые несут, в частности, новые технологии. Украина по-прежнему остается одной из наименее энергетически эффективных стран мира. Но есть и обратная сторона. В условиях интенсивного развития технологий страна может воспользоваться преимуществами технологических трансформаций и существенно повысить свою энергоэффективность. Что касается углеводородов, Украина находится на этапе выработки инструментов мотивации для привлечения инвестиций и увеличения объемов добычи нефти и газа. В последнее время мы наблюдаем, как существенно изменились платежи за пользование недрами. Это значительно повысило конкурентоспособность украинской газодобывающей отрасли и привлекло инвестиции для увеличения добычи.

В сфере электроэнергетики Украине требуется масштабная реконструкция мощностей. Это, соответственно, означает модернизацию инфраструктуры как в области генерации электроэнергии, так и в области ее передачи и распределения.

Если мир старается развиваться, уходя от использования угля в качестве топлива, то Украина по-прежнему в значительной степени от него зависит. Если в других регионах мира проводятся аукционы для использования возобновляемых источников электроэнергии и обеспечения конкурентных ставок тарифов, то Украина только вырабатывает решение, как это включить в структуру своего топливного баланса.

— Насколько украинская энергетика привлекательна иностранным инвесторам?

— Иностранные инвесторы очень тщательно изучают каждый аспект сектора энергетики. Например, прогресс в формировании более четкой нормативно-правовой базы для сектора природного газа уже приносит свои плоды, привлекает больше инвесторов. Я разговаривал с рядом международных компаний, которые рассматривают инвестиции в сектор возобновляемых источников электроэнергии в Украине. Они по-прежнему не уверены, как будет меняться политика в этой области. Это заставляет их колебаться в продвижении своих проектов. С одной стороны, инвесторы понимают, что в Украине есть достаточно серьезные ресурсы и большая история недофинансирования, что, при условии исправления ситуации, может обеспечить быстрое развитие. С другой стороны, сохраняется неопределенность политики, в частности формирования цен и тарифов, и инвесторы не уверены в размере своей прибыли.

— Правительство объявило о приватизации в 2018 году нескольких энергогенерирующих и энергораспределительных компаний. Насколько может быть успешной эта приватизация, и примут ли в ней участие иностранные инвесторы?

— Окончательное решение потенциальных инвесторов будет зависеть от того, какие регуляторные нормы будут введены по тарифам на соответствующие энергоресурсы, а также от политики, которая будет влиять на возможную стратегию развития. Уже полтора года в Украине активно ведется дискуссия о целесообразности введения системы стимулирующего тарифообразования, так называемое RAB-регулирование. От итога дискуссии зависят потоки выручки, которые будет получать компания на соответствующую ставку доходности от сделанных инвестиций. Это центральные факторы, которые любой инвестор должен учитывать. 

— Прежде чем мы детально поговорим о RAB-регулировании, я хотел бы понять, почему в газовый сектор Украины более-менее приходят иностранные инвесторы/трейдеры, а в секторе электроэнергетики их нет?

— Думаю, привлекательность газового сектора полностью обусловлена изменениями, проведенными в политике и в ценообразовании за последние полтора года. В 2014—2015 годах налоги и платежи за использование недр были настолько высоки, что это практически приостановило работы в отрасли. Многие частные компании просто закрывали разработку месторождений и компания "Укргазвидобування" оказалась в очень сложной финансовой ситуации. Ситуация кардинально изменилась с уменьшением ставок платежей на пользование недрами и приведением в целом налогообложения отрасли к уровню, сопоставимому с мировыми стандартами в этом секторе.

— Действительно ли внедрение RAB-регулирования — ключевой фактор для роста инвестпривлекательности украинских энергокомпаний?

— Внедрение системы RAB может быть действительно очень эффективным инструментом привлечения частных инвестиций. Однако финальный результат будет зависеть от деталей ее имплементации. RAB-тарифы — это своего рода контракт между облэнерго и регулятором, предусматривающий стимулы для хорошей работы облэнерго. Ядром концепции RAB является определение допустимого уровня затрат, которые необходимы для формирования дохода. К такого рода затратам относятся: операционные расходы, стоимость капитала, амортизация и налоги. Как правило, регулятор и облэнерго договариваются о допустимой прибыли на протяжении определенного периода (его продолжительность может варьироваться от трех до восьми лет), а также о целевых показателях деятельности и инвестиционной программе . Стимулом для облэнерго является возможность инвестировать в повышение эффективности, таким образом снижая затраты. Если облэнерго удастся достичь такой экономии и при этом выполнить свои обязательства в отношении инвестиций и производственных показателей, то такая экономия и станет
частью прибыли компании. Структура тарифа формирует стимул повышать эффективность, что в конечном итоге приводит к снижению стоимости для потребителя. Критически важным компонентом такой системы является наличие независимого регулятора, который обладает достаточными полномочиями, чтобы штрафовать облэнерго в случае несоблюдения ими взятых на себя обязательств в отношении производственных показателей и инвестирования.

— Общеизвестно, старые активы переходили в частную собственность в процессе приватизации, и зачастую это происходило за символические суммы. Главный аспект дискуссий — должна быть единая или разные RAB-ставки на старую и новую базу активов облэнерго? 

— Как показывает международный опыт, те страны, которые изначально вводили разные ставки нормы доходности, в конечном итоге приходили к единой ставке. Опасения, вокруг которых диспутируют, связаны с тем, чтобы доходность на старые активы была справедливой. Есть разные способы достижения заданной справедливой прибыли. Одним из таких методов является оценка активов, вторым — ставка амортизации. Еще одним методом является внедрение механизмов, позволяющих обеспечить распределение прибыли, размер которой превышает установленный уровень, между правительством и облэнерго. Существование же двух ставок доходности приводит к риску недоинвестирования в текущие активы, отдача от которых уже находится на неудовлетворительном уровне. При любом развитии ситуации база текущих активов должна работать в течение 10—20 лет, поскольку происходит внедрение новой системы распределения электроэнергии. Существование же системы с двумя ставками будет препятствовать этому. Если, например, для новых активов принята норма 20%, а для старых — 5%. И при этом известно, что старые активы пройдут полную амортизацию за 10 лет. Тогда для оператора интерес инвестировать в старые активы нулевой. Во-первых, ему понятно, что через 10 лет он никакой прибыли на эти старые активы не получит. А если он будет инвестировать в новые активы, то получит прибыль на протяжении всего срока службы эти активов. Но здесь возникает проблема. Ведь чтобы полностью заменить существующие активы новыми, необходимо оценочно от 10—15 миллиардов долларов и потребуется 10—20 лет. В этом случае нужно будет поменять все существующее оборудование (трансформаторы, подстанции, линии передач…), и, соответственно, это ставит под угрозу надежность работы и эффективность системы, которая должна работать, пока ей на смену придет новая.

Поэтому задачей как раз является заинтересовать облэнерго инвестировать в микс старых и новых активов, что обеспечит наиболее эффективную работу системы.

В отношении активов, приобретенных в процессе приватизации за символическую сумму, то нам необходимо делать различие между оценкой компании, у которой есть как большое количество активов, так и обязательство, и стоимостью физических активов. Эти понятия не совпадают. Соответственно, появляется проблема оценки активов для определения базы, к которой будет применяться ставка доходности в условиях RAB-регулирования. И здесь идеального решения нет. В Украине используется один из подходов — оценивают стоимость замещения за вычетом амортизации и коэффициента использования активов. При этом критически важно обеспечить абсолютную прозрачность процесса. Если же есть какие-то опасения, что владелец облэнерго получит какую-то сверхприбыль, то один из механизмов избежать этого — установление порога прибыльности. И если порог превышается, то прибыль может разделяться между облэнерго и государством.

— Наверное, единственный сектор энергетики, в который сейчас идут инвестиции, — это возобновляемая энергетика. Насколько может быть интересен иностранцам проект по строительству солнечных станций в Чернобыльской зоне?

— Много лет назад я оказывал помощь в разработке меморандума о взаимопонимании для закрытия Чернобыльской АЭС и поддержки проектов по открытию новых атомных электростанций. Могу засвидетельствовать, что эмоционально концепция строительства новых мощностей, работающих на возобновляемых источниках энергии в Чернобыльской зоне, очень привлекательна. Осуществимость такого проекта будет зависеть от ряда коммерческих факторов: кто будет покупать эту электроэнергию, по каким тарифам и на каких гарантиях политики, какими сетями распределения она будет транспортироваться, и с какими видами возобновляемых источников энергии она будет интегрироваться для компенсации их непостоянной доступности. Без оценки этих ключевых факторов невозможно дать определенный ответ.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Валентин Коген Валентин Коген 26 травня, 21:06 Умный человек не знает главного нюанса в экономике Украины-крупный бизнес не понимает как это инвестировать в свое развитие. Зачем, если сверхприбыль из прихватизированных активов можно просто безнаказанно выводить в оффшоры как раз через сомнительные операционные затраты, до 60% от валовой прибыли. Ахметов улыбается, главнон ввести RAB, а куда его в выросших доходах от него деть-знаем. Это в США очень хорошо понимают, что богатеть надо от роста валовой прибыли в результате реинвестиций. И научил этому, скорее всего, прогрессивный налог на корпоративную прибыль, успешно работавший после войны. Вот и в Украине надо идти тем же путем-контролем налоговой системы за распределением валовой прибыли в пользу модернизации и инноваций. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно