Энергорынок — в топку?!

19 июля, 2013, 15:45 Распечатать Выпуск №27, 19 июля-9 августа

В эту милую и совсем некоммерческую структуру аж до 2030 г. предполагается сбрасывать деньги участников рынка электроэнергетики. При этом платить будут в этот фонд… атомщики и гидроэнергетики. Остальные от такой почетной обязанности либо освобождены, либо даже, наоборот, будут от фонда получать "недостающее".

Украинскому энергорынку в целом и, как следствие, госпредприятию "Энергорынок" осталось жить по нынешним правилам два с небольшим года — до 2016-го. Потом правила игры на энергетическом рынке обещают изменить до неузнаваемости. Но, возможно, настолько уж кардинальных изменений и не произойдет…

С одной стороны, на всех уровнях принято решение о переходе Украины с 2016 г. к новой модели энергорынка, включающей в себя в том числе и прямые контракты на поставку электроэнергии между ее производителями и непосредственными потребителями. Под эту задачу потихоньку "продавливают" отечественное энергетическое законодательство, и, в общем-то, в этом сегменте экономики жизнь бьет ключом. Но не факт, что новая модель украинского энергорынка будет лучше. Впрочем, смотря для кого. И еще вопрос: приживется ли новая модель энергорынка страны, каким и насколько продолжительным может оказаться этот процесс?

Сегодняшний энергокотел

Рынок электроэнергетики Украины сегодня можно сравнить с большим котлом (пулом). В него "вливаются" потоки электроэнергии с разной себестоимостью производства от разных ее производителей (АЭС, ГЭС, ТЭС, ветровая, солнечная, биоэнергия и т.д.). Все это добро "смешивают", и на выходе возникает некая усредненная стоимость электроэнергии. И уже на ее базе, в зависимости от весомых, законодательных, а также регуляторных (решений НКРЭ) факторов формируется цена оптовой продажи электроэнергии от госпредприятия "Энергорынок".

Для промышленных потребителей цена электроэнергии особенно зависит от объема потребления — есть два класса потребителей. К примеру, крупные (по объемам потребления) потребители на сегодняшний день, согласно решению НКРЭ, платят 79,5 коп. за 1 кВт∙ч (без НДС). Более "мелким" энергопотребителям этот же киловатт-час обойдется на 27% дороже… Есть и скидки — на ночное потребление, но это пока экзотика для крупных компаний в Украине.

Больной вопрос — тарифы для населения и платежи домохозяйств. Население платит по тарифам, привязанным к объему потребления, наличию или отсутствию электроплит, проживанию в городе или сельской местности, наличию центрального отопления или его отсутствия, многодетности и прочему… Для многоквартирных домов без центрального отопления учитывается даже время года. И платит проживающий в таком жилье откровенно мало.

При потреблении электроэнергии до150 кВт∙ч в месяц тарифы более чем щадящие —
28 коп. (без НДС) для города и чуть меньше 26 коп. для села. Это раза в четыре дешевле себестоимости электроэнергии, производимой в Украине всеми видами генерации!

При превышении этого уровня тарифы начинают расти, доходя при отоплении электроэнергией загородных коттеджей до 95,8 коп. за киловатт. Впрочем, если верить данным НКРЭ, с такими тарифами сталкивается чуть более процента населения страны.

По идее, нынешняя система энергорынка (ГП "Энергорынок") работает в автоматическом режиме. На практике эта система значительно сложнее и за почти два десятилетия обросла, а точнее сказать, ее облепили всяческими "надстройками", заметно влияющими на ее эффективность. Не говоря уже о периодическом — вполне ручном — перераспределении финансовых потоков.

Разговоры о реформировании системы энергорынка Украины продолжаются больше десяти лет, и, похоже, условия работы этого рынка все же изменят.

Новые энергоштанишки: с ТЭС — на АЭС и ГЭС

Ключевым моментом новых правил будут двусторонние контракты между производителями электроэнергии и потребителями. Тем более что такое решение "приближает Украину к европейским правилам игры на рынке электроэнергии", а значит, красиво ложится в отчеты о евроинтеграционных процессах и прочая и прочая.

Реально все значительно проще. Новая, долго проектируемая, модель энергорынка Украины, по мнению многих экспертов, потенциально выгодна… Ринату Леонидовичу Ахметову, так как потенциально снимает часть финансовой нагрузки с приватизированных им тепловых электростанций (ТЭС), надолго перекидывая издержки за это на государственные (пока) НАЭК "Энергоатом" и ГП "Укргидроэнерго". Плюс ему же (Р.Ахметову) принадлежат ключевые металлургические предприятия, которые получат боле дешевую электроэнергию… Или нужны еще более веские аргументы?

Морализировать по поводу того, что основной выгодный (платежеспособный) приобретатель электроэнергии даже на реформированном рынке электроэнергетики заранее известен, можно, но бесполезно. В Украине практически любые реформы давно имеют имя и фамилию человека, ради которого или, точнее, ради интересов которого они делаются. Или, по крайней мере, объявляются. Абстрактный народ в таких случаях мало кого волнует. Собственно говоря, и нынешняя пока еще действующая модель энергорынка Украины тоже создавалась строго под одного человека — Павла Ивановича Лазаренко. Но у него не срослось — он так и не смог конвертировать государственную должность в собственную энергетику. Хотя не раз пытался.

У Рината Леонидовича с достижением задач по конвертации влияния в собственность получается лучше. Да и вообще, новая модель перераспределения денег устроит не только его, в выигрыше окажутся крупные потребители и владельцы тепловой генерации (как нынешние, так и потенциальные). К примеру, если "Центрэнерго" (после ремонта за государственный счет) приобретут милые люди из фирмы под таким родным названием "Семья", им тоже перепадет кусочек.

В "льготные получатели" по-прежнему попадают и поставщики альтернативной (возобновляемой) энергии. Действительно, можно ли представить, что страна, продающая электроэнергию на экспорт по 48 коп., не купит у компаний, дружественных, например, семейству Клюевых, "солнечную" электроэнергию за "жалкие" 5,05 грн?! Тем более что сейчас в этой сфере появились такие замечательные попутчики, из той же Семьи. Или это не так? Или им уже не по пути?

Но однозначно сказать, что все уже настолько предопределено, — пока рано, да и язык не поворачивается. В настоящее время стороны вполне отчетливо представляют, что, как и сколько будут "пилить". Но, похоже, не очень представляют, как это будет работать — в законодательном поле.

К примеру, облэнерго по идее уже сейчас должны готовиться к тому, что через пару с небольшим лет (где-то с 2016-го) они должны будут четко разделить функции: транспортировка электроэнергии — отдельно, ее сбыт розничным и даже оптовым покупателям — отдельно. Удивительно, но никто этим вопросом, а точнее, проблемой пока даже не начал заниматься в масштабах страны. Хотя причем здесь страна?

Но юристы уже "насчитали" (слава богу!), что придется корректировать порядка полусотни законодательных актов, это как минимум. И вряд ли все их успеют принять до осеннего Вильнюсского саммита. А как они будут сочетаться друг с другом — это уже другая история. Предыдущую модель шлифовали до рабочего состояния не один год… В общем, переход на новые энергорельсы имеет неплохие шансы стать веселым.

В начале июля Ассоциация "Украинский ядерный форум" провела международную конференцию "Европейский выбор: новые возможности и вызовы для украинской атомной энергетики", чтобы изучить, как будет работать ядерная энергетика в новых условиях. Конференция получилась интересной — приехали эксперты из Европы, поделились опытом, обсудили проблемы. Несмотря на название с ядерным уклоном, больше говорили именно о моделях энергорынка у нас и в Европе. Ведь там он тоже трещит по швам...

Польский участник конференции Кшиштоф Рогульски не без юмора поделился опытом соседей. У них беспорядка на энергорынке вполне хватало: местные энергокомпании тоже благополучно проигнорировали подготовку к переходу на новые — европейские — правила игры (как украинские облэнерго ныне). (От себя добавлю, что у них не было рынка, на котором два участника — НАЭК "Энергоатом" и ДТЭК, причем последняя контролирует три четверти энергопоставок. Это реально конкурент всем участникам рынка. Если мягко выражаться.)

Есть, конечно, при этом реально независимые хозяйственные (и иные) суды, доступ к европейскому рынку электроэнергии. Да и с уровнем дотаций у соседей тоже было полегче. Собственно говоря, в Польше новая модель привлекла немного инвестиций даже до кризиса.

Интересным был расчет польского участника конференции, сколько же электроэнергии будет продаваться по контрактам разного типа. Получилось, что примерно по 30% электроэнергии будет продаваться по долгосрочным и среднесрочным (годовым) договорам. Еще 30% придется на краткосрочные договора, и примерно десятая часть — договора поставки на следующий день и балансирующий рынок. Цифры довольно условные.

Правда, если посмотреть на эти цифры внимательнее, можно заметить минимум одну, но довольно неприятную особенность. По мнению энергоэксперта К.Рогульски, "долгосрочные договоры должны обеспечивать инвестиции в производственные мощности. Цена долгосрочных договоров не связана с каким-либо индексом". Если представить, что лишь 30% электроэнергии обеспечивает развитие производства, то вопрос, будут ли модернизироваться станции, сугубо риторический.

Фонд выравнивания стоимостного дисбаланса: за чей счет?

Вряд ли в Украине будет лучше. Так как основным донором украинской энергетики предполагается именно "Энергоатом", то на конференции говорили и о его перспективах. А они не самые радужные.

В первую очередь упомянули Фонд выравнивания стоимостного дисбаланса. В эту милую и совсем некоммерческую структуру аж до 2030 г. предполагается сбрасывать деньги участников рынка электроэнергетики. При этом платить будут в этот фонд… атомщики и гидроэнергетики, включая ГАЭС (кроме малых гидроэлектростанций). Остальные (в основном частные компании) от такой почетной обязанности либо освобождены, либо даже, наоборот, будут от фонда получать "недостающее" (это относится к солнечной и ветровой энергетике или ТЭЦ).

Кстати, теплоэлектроцентрали (ТЭЦ) как раз начинают продавать, вот совсем недавно самую новую в стране Харьковскую ТЭЦ-5 задешево спихнули г-ну Фирташу…

Атомщикам похуже: новая модель гарантирует этой отрасли деградацию. Похоже, ее собираются и дальше тупо раздевать… К примеру, один из вариантов экономики НАЭК "Энергоатом" будет выглядеть так. Продав в рынок 83 млрд кВт∙ч по среднерыночной цене, она могла бы получить 56,4 млрд грн. Но в реальности тариф компании втрое ниже, и на
счета атомщиков зайдет всего 18,4 млрд грн. Зато Фонд выравнивания получит 38 млрд грн (67,4%), которые благополучно и распределят "нуждающимся".Самой НАЭК "Энергоатом" оставят денег строго на поддержание штанов. О каком-либо развитии речь не идет.

Собственно, ничего особо нового в этой ситуации нет, сейчас происходит примерно так же. Проблема в том, что блоки стареют, и уже сейчас даже на финансирование программ по продлению срока их эксплуатации не хватает денег. Над ранее озвученными мегапланами по строительству в конце текущего — начале следующего десятилетия новых блоков АЭС никто даже не смеется.

Начинали с того, что к 2030 г. построят более десяти блоков, потом их число уменьшилось до семи, затем до трех-четырех (может быть). Напомним: до 2026 г. все блоки (кроме двух новых) выработают плановый ресурс. Срок их эксплуатации могут продлить на 10–20 лет, причем это не формальный процесс (особенно после "Фукусимы"), но рано или поздно надо будет вводить новые мощности.

По факту ресурсов пока нет даже на более простой проект достройки двух блоков Хмельницкой АЭС. Словно в насмешку "Энергоатому" предлагают брать кредиты. А банкиры резонно указывают на сверхнизкие тарифы, закладывая эти риски в повышенную процентную ставку. И так годами все идет по кругу.

Не зря в отчете о работе конференции сдержанно указали, что "большинство экспертов выступили с критикой статьи законопроекта "Об основах функционирования рынка электрической энергии Украины" относительно Фонда выравнивания стоимостного дисбаланса, отметив, что фактически функция фонда — "перераспределение средств, полученных от продажи электроэнергии, между разными видами генерации, что нарушает фундаментальные принципы рынка: ровность прав его участников и прозрачность функционирования энергорынка". То есть возьмут и поделят — типичный механизм перекрестного субсидирования. Зато называться будет более красиво — "компенсационные выплаты".

С другой стороны, до президентских выборов и на несколько лет после них ресурса АЭС вполне хватит. А что будет дальше, на Грушевского или Банковой, похоже, не сильно волнует. Прогнозирование ситуации лет на десять для украинского правительства (любых оттенков) — вещь абсолютно абстрактная. Вопрос, где и откуда будет брать страна энергию в 2020-х, мало кого волнует. Заранее известно, что в будущем традиционно все спишут на "папередников". А на своих виллах можно и дизель-генератор поставить.

До нынешних "эффективных менеджеров" не доходит простейшая вещь: "пилить" можно только то, что работает. Если система рухнет, а к этому мы ее уверенно тащим, дерибан денег сильно затруднится. Теоретически они это знают, но раньше и не такие схемы изъятия прибыли работали. Может, и сейчас энергетика вытянет, да и страна уже проходила веерные отключения электроэнергии (в конце 90-х — начале нулевых), и ничего. А что тогда оборудование было на 15–
20 лет моложе, так это мелочи.

На упомянутой конференции не было ни одного представителя Минэнергоугольпрома. И что совсем забавно, не соизволил никто прийти и от Нацкомиссии регулирования энергетики. Между тем именно на последнюю и будут валиться все шишки при внедрении новой модели энергорынка, так что чужой опыт ей вряд ли бы помешал. Но это будет года через два. Вполне возможно, с другим руководством НКРЭ и не только.

Так что многократные пробежки по граблям (своим и чужим) — это наш стиль жизни. Хорошо хоть Верховная Рада была представлена, и "Укрэнерго" отметилось. Представителей НАЭК тоже было немного. Ее свеженазначенные чуть ли не со штурмом первые лица на конференцию не пришли. Очевидно, пока они не сильно горят желанием высказывать свою позицию (или комментировать ситуацию?). Так что за НАЭК "Энергоатом" традиционно отдувался Константин Запайщиков, директор Центра взаимодействия с органами госвласти.

Тем более что, несмотря на подпитку олигархов, основная функция Фонда выравнивания стоимостного дисбаланса — это все-таки покрытие убытков от поставок электроэнергии населению. Последние растут как на дрожжах. И если несколько лет назад речь шла о десятке миллиардов гривен ежегодных расходов из-за разницы в тарифах, то в 2013г. будет очень неплохо, если удастся не перепрыгнуть чрез 40-миллиардный уровень покрытия убытков.

Чтобы население не было убыточным для энергетиков, тарифы для него надо увеличить вчетверо (и быть готовым бороться с массовыми неплатежами). Решение, мягко говоря, непопулярное. Недавно Болгария это подтвердила (там в результате попытки повышения цен и тарифов стало больше на одно экс-правительство).

Да, украинские штурмы милицейских участков намекают на уровень любви и доверия населения к органам госвласти. Тем более что не только малообразованные бабушки, но и большинство экспертов свято уверены, что дополнительные деньги быстро и качественно "освоят". Прецедентов (как и фирм-прилипал) — навалом. В общем, дотации пока трогать не рискнут. А это значит, финансовая нагрузка на АЭС и ГЭС будет расти и дальше.

Атомщики сейчас хотят, чтобы объем платежей в Фонд выравнивания распределялся между всей генерацией пропорционально стоимости реализованной товарной электроэнергии. По существу это означает, что большую часть в фонд должны заплатить не АЭС, а ТЭС. Учитывая, что владельцы этих ТЭС от такой перспективы будут не восторге, шансы на принятие такого решения почти нулевые.

Фактически вопрос в другом: запрессуют ли НАЭК "Энергоатом" ниже плинтуса, взвалив на нее (и ГЭС) всю ценовую нагрузку, или же все-таки частично напрягут и Рината Леонидовича? Тем более что теплоэлектростанции последнего производят уже 28% электроэнергии (а по деньгам — куда больше выходит).

Все-таки в оптимистичных расчетах о распределении энергоденег не стоит забывать, что устойчивость энергетики — вещь далеко не беспредельная. Особенно в стране, где уже четверть века никто ее (энергетику, базовые сегменты) не развивал, да и ремонтировали не всегда. Заодно энергетики неуверенно вспомнили и о том, что перед введением новых правил на энергорынке нужно "в полном объеме урегулировать вопрос погашения задолженности прошлых периодов".

Генерирующим компаниям задолжали почти 16 млрд грн, из которых около 40% — доля атомщиков. А учитывая накопленный опыт, перспективы возврата этих долгов более чем туманные. Разве что часть долгов снова зачетами "срежут". Для бухгалтерии это хорошо, а вот в смысле получения живых денег для развития отрасли — не очень.

Более того, сейчас проталкивают как минимум два сценария попытки сравнительно честного изъятия у "Энергоатома" прибыли за прошлые годы. Причем один из них — хотя бы в пользу государственных структур (районных электросетей), а второй повеселее — в пользу компании с государственным участием. Размер оного участия — аж 25%, зато шансы провести такую схему через Кабмин ненулевые.

Так что пока ясно одно — скоро будет. У всех и всяких проблем.

Впрочем, у всех свои проблемы. На конференции с интересом послушали об испанском энергорынке, там бурно развивали альтернативную энергетику, привлекая инвесторов высокими тарифами на нее. Привлечь удалось, только непонятно, где сейчас взять 25,5 млрд евро на покрытие разницы в тарифах. У нас пока затраты поменьше, зато мы уверенно догнали европейские рынки по ценам. Сейчас на экспорт электроэнергия уже идет дешевле, чем на внутренний рынок.

Но в целом украинские эксперты были настроены явно более скептично, чем иностранные. Один из экспертов, Андрей Перевертаев, структурировал готовность рынка на четыре кластера. Только по одному из них (рынку вспомогательных услуг) есть некая готовность… В остальном почти полная неясность. К примеру, как будет гарантировать расчеты системный оператор, через которого ежесекундно проходят огромные средства и у которого нет никаких реальных ресурсов для их обеспечения? Или чем будут покрывать кассовые разрывы гарантированные энергопоставщики (беглые прикидки показывают, что
они должны непрерывно иметь страховой запас порядка 200 млн грн) и т.д. Не то чтобы вопросы нельзя решить, но вряд ли малой кровью.

Опыт России уже показал, что компании вполне могут и банкротиться, и исчезать. Наш опыт с накоплением многомиллиардных долгов энергокомпаний тоже о чем-то говорит. Впрочем, уже отмечалось: мы не ищем легких путей.

Предыдущая модель энергорынка Украины в относительно завершенном виде как раз в 2013-м отметила бы свое 20-летие. От нее ждали конкурентного рынка и средств на модернизацию энергоотрасли. С конкуренцией явно не заладилось: рынок генерации сейчас уже на три четвертых завязан на две компании, в распределении — четыре частные компании контролируют большинство облэнерго и скоро еще больше увеличат свою долю контроля.

С инвестициями полный провал — за последние четверть века в генерирующих компаниях не введен ни один новый энергоблок. Напомню, что поляки, построившие и обновившие порядка трети своих энергоблоков, считают такой темп очень низким и проблемным для национальной безопасности. Так что предюбилейный итог старой модели не радостный.

Что будет с новой моделью и сколько она продержится, покажет время. Но то, что она не последняя, ясно уже сейчас. К 2030 г. в стране будет куча просящихся на утиль ТЭС и заканчивающих уже продленный ресурс АЭС. Так что речь тогдашнего правительства легко предсказуема: "папередники" (вариант — "преступный режим") оставили нам тяжелое наследство". И далее по тексту. Главное, чтобы оно это произносило не при свече...

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 6
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно