Можно ли продать херсонские помидоры по цене бургундского вина?

11 декабря, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 11 декабря-18 декабря

Реформа децентрализации — это шанс для развития регионов Украины. Но чтобы местные общины в полной мере смогли этим шансом воспользоваться, децентрализация должна быть, прежде всего, экономической, а не политической. В конечном итоге регионы останутся один на один со своими нуждами, однако далеко не все из них понимают, как нужно развивать местную экономику, чтобы эти нужды удовлетворить. Одним из эффективных способов развития местного бизнеса могут стать экономические кластеры.

 

Реформа децентрализации — это шанс для развития регионов Украины. Но чтобы местные общины в полной мере смогли этим шансом воспользоваться, децентрализация должна быть, прежде всего, экономической, а не политической. В конечном итоге регионы останутся один на один со своими нуждами, однако далеко не все из них понимают, как нужно развивать местную экономику, чтобы эти нужды удовлетворить. Одним из эффективных способов развития местного бизнеса могут стать экономические кластеры.

Мнения относительно роли центральной власти в развитии кластерного бизнеса расходятся. Кто-то считает, что государство не способно оперативно реагировать на вызовы рынка, а любая господдержка рискует обернуться банальным лоббизмом. Кто-то, напротив, убежден, что без институциональных льгот и фискальных стимулов кластерный бизнес не организовать. Но все эксперты сходятся в одном: государство как минимум должно рассказывать и бизнесу, и властям на местах не только о том, что такое кластеры, но и как и с чем их "едят". На сегодняшний день основное, чего не хватает украинским предпринимателям для развития, — это знания. 

В единстве — сила

Экономический кластер — это группа предприятий, объединенных едиными материальными, финансовыми и информационными потоками. Суть кластера в создании максимально длинной цепочки добавленной стоимости на определенной территории. Очевидно, что для работы любого бизнеса требуется инфраструктура — дороги, склады, точки сбыта, производства. Чем больше предприятий сосредоточено на одной территории, тем меньше инфраструктурные издержки, так как они распределяются на большее количество участников. Это позволяет максимизировать экономический эффект и прибыль. И что чрезвычайно важно — оставить эту прибыль на территории кластера, тем самым продолжив развитие инфраструктуры и улучшив качество жизни в регионе.

"Кластеры — это на сегодняшний день единственная возможность вырваться из бедности и успешно провести реформу децентрализации. Когда мы говорим о том, что передаем больше полномочий на места, мы, прежде всего, должны передать на места инструментарий, необходимый для экономического развития, привлечения инвестиций, создания рабочих мест. Только тогда это будет иметь смысл и эффект", — уверен экономист Виктор Галасюк.

В нашем советском прошлом существовали аналогичные кластерам экономические системы — промышленные комплексы, технологические цепочки. Это были линейные кластеры, начинавшиеся, как правило, с НИИ и заканчивающиеся конкретными производствами и институтами подготовки кадров. Вот только управляло этими кластерами неповоротливое государство, а их концентрация на определенной территории и компактность были очень условны. За годы независимости кластеры или их подобия создавались только в сферах максимально быстрого возврата капитала и получения прибыли —строительстве, туризме, АПК. Ни о каком длительном стратегическом взаимодействии речь не шла. Однако суть кластеров в современном понимании заключается именно в длительном сотрудничестве участников. Благодаря которому и происходит поиск оптимальных путей развития, внедрение новых технологий, оптимизация производственных процессов.

Большинство существующих в мире на сегодняшний день кластеров — инновационные, они не просто организуют эффективную линейную цепочку производства, а переносят успешные технологии, решения и идеи из одних технологических цепочек в другие, смежные, области. Это позволяет не только сэкономить на издержках, но и достичь так называемой кластерной синергии — когда открытия и модернизации, сделанные в одной области, могут принципиально улучшить соседствующие сферы. Но для этого коммуникация между предприятиями должна быть продолжительной и постоянной. Кластеры усиливают взаимосвязь и взаимодополняемость отраслей именно благодаря более быстрому распространению специфических для данного региона технологий, профессиональных навыков, информации и маркетинга.

А это означает ускорение инноваций, что является основой не только для повышения производительности труда, но и для обновления стратегических различий или преимуществ, поддержания динамичной конкуренции. У предприятий, расположенных в одном регионе, много общих потребностей и возможностей для повышения производительности, много общих ограничений и препятствий на пути развития. В свою очередь, местные власти, содействуя кластеру, действуют одновременно в интересах многих предприятий данного региона. В результате месторасположение предприятия само по себе становится фактором повышения эффективности.

"Кластеры создают широкие возможности для использования местных ресурсов в целях привлечения инвестиций, в том числе иностранных. Обеспечивают доступ к новым рынкам сбыта, позволяют в полной мере реализовать потенциал межрегионального и трансграничного сотрудничества. Поэтому развитие кластеров как инструмента привлечения инвестиций актуально для Украины. Кластерный подход является наиболее удачным для развития региональной экономики, — объяснил ZN.UA Анатолий Максюта, президент Экономического дискуссионного клуба. — Повышение экономической конкурентоспособности регионов Украины невозможно без развития высокотехнологичных производств. На них, а также на наукоемкие производства как раз и направлены кластерные инициативы".

Региональный козырь

Кластерная модель стимулирует начало и развитие не только нового бизнеса, но и уже существующего. Исторически на разных территориях жители занимаются каким-то определенным видом экономической деятельности — обработкой древесины, овощеводством, животноводством. Объединяясь в кластеры, предприниматели получают дополнительные возможности для развития своего бизнеса, поиска инновационных решений и новых рынков.

В одном из регионов Голландии исторически было развито овощеводство. Образовался кластер, участники которого очень быстро поняли, что наибольший доход получают от продажи капусты. Спустя время они отказались от выращивания других овощей, став одним из основных поставщиков капусты на европейский рынок. Но они пошли еще дальше и от производства капусты перешли к подготовке и продаже ее семян, став в итоге лидерами уже на мировом рынке. Эта трансформация показывает, как локальный кластер может благодаря узкой специализации завоевать глобальный рынок.

В Украине тоже есть успешные примеры такой специализации — четверть века назад в селе Волоки Черновицкой области начал расти поначалу семейный бизнес по пошиву свадебных платьев. Сейчас пошивом подвенечных нарядов занят весь регион: кто-то шьет, кто-то изготавливает украшения из цветов, кто-то — каркасы для юбок и корсетов. Поставляют товар предприниматели не только на украинский рынок, но и в другие страны, в том числе ЕС. И первое, что бросается в глаза, — это хорошие дороги в регионе, на ремонт которых предприниматели часто сами выделяют деньги ради удобства оптовых покупателей.

К сожалению, таких примеров в Украине катастрофически мало. С одной стороны, бизнесменам элементарно не хватает знаний, с другой — они хронически не готовы к специализации, и если уже выращивают яблоко, то хотят продавать его и свежим, и сушеным, и консервированным, и в джеме, наотрез отказываясь искать ту нишу, которая принесет именно максимальную выгоду. При этом бизнесу очень сложно отказаться от экономических стереотипов, навязанных еще советской властью, и осознать, что Херсон — это не только помидоры, Житомир — не только карьеры, Запорожье — не только металлургия и машиностроение, а Закарпатье — не только виноделие. Универсального, придуманного кем-то рецепта нет. Во Львове, городе туризма и шоколада, более пяти лет успешно работает образцовый IT-кластер, объединивший свыше 30 компаний, поддерживающий тесную связь с местными вузами и городским советом.

"Кластеры — это двигатель экономического и социального развития в регионах. Это богатство, которое притягивает богатство. И речь идет не только о деньгах, хотя капиталы — важная составляющая этого процесса. Речь и о людях, и о рабочих местах, инновациях, талантах, связях. Кластеры мультиплицируют усилия бизнеса, — объясняет Вячеслав Геращенко, руководитель программы Presidents' MBA kmbs . — В то же время перед нами стоит несколько серьезных вызовов. Прежде всего, речь идет о неадекватно малом количестве управленцев, знакомых с этой системой, небольшом количестве успешных примеров в Украине, неготовности бизнеса к специализации. И мы должны, прежде всего, инвестировать в знания. Даже если бизнес решится создавать кластеры, ему нужны будут профессионалы, которые смогут эту идею реализовать".

Знания в помощь

К сожалению, далеко не все кластеры успешны. Часты случаи, когда государство вкладывает огромные деньги в развитие кластера и не получает в итоге ничего. Например, в российском "Сколково" организовано пять кластеров, все они пока могут похвастать лишь количеством вошедших в них компаний, которые с удовольствием "сели" на госдовольствие. Некоторые аналогичные проекты уже начало сворачивать китайское правительство, вложившее миллиарды в кластеры, но не получившее в конечном итоге никакой выгоды. Это лишний раз подтверждает, что лучше рынка никто не определит, какой бизнес станет успешным, а какой нет, а большое количество стартовых инвестиций совсем не гарантирует успеха на рынке.

"Страны ЕС активно занимаются развитием кластеров. Причина понятна. Фирмы и предприятия, которые находятся в кластерах, становятся более конкурентоспособными, успешными, быстрее реагируют на изменения рынков, имеют больший экспортный потенциал. Это лучший способ поддержать региональные экономики. Это увеличивает количество рабочих мест, повышает качество труда, развивает инновации, стартапы. Но поддержка государства должна быть взвешенной, — объясняет Ифор Ффоукс-Вильямс, один из авторов методологии по развитию бизнес-кластеров. — Швеция была вовлечена в процесс кластеризации 12–13 лет назад. Государство вкладывает инвестиции только в приоритетные кластеры. И это не кратковременные вложения, одним из условий государственного финансирования является продолжительное развитие кластера, его рост, потенциал. Остальные кластеры получают административную помощь от государства, а также поддерживают тесные связи с вузами, которые, откликаясь на потребности кластеров, готовят необходимых специалистов в той или иной отрасли. Но даже такая помощь бесценна для бизнеса".

Пожалуй, знания — это главное, чего ожидает от государства бизнес на данном этапе. И Минэкономразвития, и Минрегионразвития вполне по силам организовать выездные тренинги и семинары как для местных предпринимателей, так и для местной власти, познакомить их с самой идеей, опытом других стран. Успешность кластеров зависит во многом от степени доверия бизнесменов, их готовности делиться информацией и взаимодействовать. Отечественный бизнес, привыкший развиваться не благодаря чему-то, а вопреки всему, в любом сотрудничестве с потенциальными конкурентами будет видеть подвох. Для того чтобы решиться на этот шаг, он должен понимать, какие выгоды ему такая совместная деятельность может принести.

Также государство вполне может помочь с поиском новых рынков сбыта и внедрением стандартов качества, необходимых для выхода на них. А еще начать регистрировать так называемые наименования места происхождения товара — вид торговой марки, закрепленной за производителями конкретного региона. Ведь те же херсонские помидоры, закарпатские вина или мелитопольская черешня могут стать не менее популярными брендами, чем шампанское, пармская ветчина или пармезан. И однозначно выиграть в стоимости на рынках. Мастерицы из Черновцов не скрывают, что на купленные у них платья розничные продавцы часто нашивают бирки других фирм, продавая товар с десятикратной наценкой. Имей они защищенные права интеллектуальной собственности, могли бы с успехом повысить цену на свой товар и продавать не просто платья, а бренд. Кроме прочего, этот шаг подстегнул бы местный бизнес к развитию и консолидации производств.

Как видим, начинать можно с простых и конкретных шагов, не требующих ни крупных инвестиций, ни громоздких правительственных программ развития. Главное — начать, а бизнес с большой вероятностью откликнется на эти инициативы. Глядишь, и спустя время закарпатские вина действительно не уступали бы в стоимости и популярности бургундским.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • gorovoyj gorovoyj 13 грудня, 10:40 Гениальный план! Даешь кластеризацию всей страны! И закарпатские вина - в Бургундию! Главное, инвестиций не надо! Нужны знания! А то мастерицы из Черновцов не знают, что такое фирменное наименование и торговая марка, а также не знают как защитить эту промышленную интеллектуальную собственность. Вопрос: сколько менеджеров выпускают каждый год Черновицкие выши? И чему учат этих менеджеров? И в состоянии ли просчитать эти менеджеры: сколько будет стоить продвижение закарпатских вин в Бургундию? А предсказать результат? А не кажется ли уважаемому автору, что результат будет по меньшей мере сомнительным? Помнится, зарубежный писатель Гоголь писал как-то о Манилове и о построении в мечтах моста через реку... А я так точно помню 1991 год и листовки о том, что Украина - вторая Франция. И где обещанное процветание? Автор утверждает - в кластере. Я полагаю - гораздо глубже. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно