Одесса—Броды: проблема не в реверсе, а в контроле над этим нефтемаршрутом

08 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 40, 8 октября-15 октября 2004г.
Отправить
Отправить

Немного наберется тем, которые за прошедшие с момента образования «Зеркала недели» годы освещали...

Немного наберется тем, которые за прошедшие с момента образования «Зеркала недели» годы освещались корреспондентами и авторами столь подробно и последовательно, как создание и варианты использования нефтепровода Одесса—Броды. Так что вполне логично, что и в праздничном выпуске «ЗН» обратилось к этому вопросу. Тем более что информационный повод самый что ни на есть насущный — начало коммерческой эксплуатации нефтепровода. Правда, теперь его называют Броды—Одесса. И транспортирует он не каспийскую нефть через территорию Украины в Польшу и далее в Европу, как ожидалось, а российскую — в морской нефтяной терминал «Південний» и далее через турецкий пролив Босфор.

С другой стороны, никто не отменял достройки украинской части нефтепровода от Брод до польского Плоцка, чтобы соединить нефтетранспортные инфраструктуры двух стран и выйти на балтийский терминал в Гданьске. По крайней мере, до окончания контракта «Укртранснафти» с ТНК-ВР (а это минимум три года) у инициаторов этой идеи и специально созданного для достройки трубопровода СП «Сарматия» есть шанс избежать ошибок, допущенных еще до строительства трубопровода Одесса—Броды.

Реверс и ТНК-ВР

Итак, в конце сентября из МНТ «Південний» отправился первый танкер с 80 тыс. тонн российской нефти марки urals. Таким образом, констатировали в «Укртранснафті», коммерческая эксплуатация нефтепровода и терминала «Південний» началась. (Грузоотправители и объемы первого коммерческого нефтяного груза указаны в табл. 1.) Что же касается запланированного объема прокачки российской нефти через МНТ «Південний» в четвертом квартале 2004 года, и, в частности, в октябре (см. табл. 2 и 3), то он оказался существенно меньше, чем предполагалось. Даже ТНК-ВР, инициировавшая реверсное использование нефтепровода Одесса—Броды, предложила несколько меньший объем нефти для транспортировки в украинский причерноморский порт, чем можно было ожидать. Почему это произошло и позволит ли такая недозагрузка нефтепровода своевременно рассчитаться «Укртранснафті» с той же ТНК-ВР, а также о других нюансах ситуации корреспондент «ЗН» говорила с президентом компании «ТНК-ВР-Украина» Александром Городецким.

— Нефтепровод Одесса—Броды начал коммерческую прокачку нефти в так называемом реверсном режиме. И качает он российскую, а не, как ожидалось изначально, каспийскую нефть…

— Было много разговоров о том, что будет каспийская нефть. Но такая нефть не появилась и вряд ли появится. С другой стороны, уже есть конкретные дела. Нефтепровод, как мы его называем, Броды—Одесса, уже заработал и начал приносить реальную прибыль. Пусть это пока «копейки», но первые деньги в виде налогов и рентной платы в госказну и «Укртранснафті» он уже приносит. И начинает возвращать средства, вложенные в его строительство. Плюс, не забывайте, что это и нормальные рабочие места с нормальной зарплатой. Так что и социальный аспект в этом вопросе немаловажен.

Нефтепровод загрузили нефтью в сентябре и пока он работает без сбоев, хотя все этого боялись из-за длительного простоя трубы…

— Однако заявленные российскими компаниями, в том числе и ТНК-ВР объемы прокачки нефти на МНТ «Південний» намного меньше, чем было обещано изначально. Почему?

— На четвертый квартал 2004-го пока заявлена прокачка и перевалка 1 млн. 200 тыс. тонн нефти. Не потому что мы не хотим или не можем предложить больше, а опять-таки, чтобы проверить все технические аспекты и возможности нефтепровода и порта. К тому же стоит заметить, что самой «Транснефтью» (оператор нефтепроводной инфраструктуры РФ) и нефтяными компаниями все направления и объемы задолго до этого были в принципе распределены до конца года. Более того, «Транснефть», скажем так, уже не надеялась на возможность экспорта нефти через Одессу. Тем не менее «Транснефть» скорректировала маршруты и объемы, чтобы переориентировать часть нефтепотоков в направлении Одессы. Сразу перенаправить 2—2,5 млн. тонн было практически невозможно.

Сейчас идет планирование загрузки нефтемаршрутов в 2005 году. Для Броды—Одесса, как мы и предлагали, планируется направить 9 млн. тонн нефти.

— Сколько из этого потока придется на ТНК-ВР?

— Наша компания планирует поставить ровно столько, сколько она имеет право поставить согласно действующему законодательству — 16—17% от объема прокачки нефти по этому нефтепроводу. При этом мы гарантируем, что эту трубу мы заполним даже в том случае, если от своей доли участия в этом маршруте откажутся другие производители и законным способом переуступят нам это право. Зачем нам это нужно? Потому что сегодня значительные объемы производимой нашей компанией нефти экспортируются альтернативными маршрутами — железнодорожными или смешанными. А эти направления менее эффективны и слишком кропотливые и, естественно, более дорогие, чем трубопроводный транспорт. Да еще и подвержены различным природным катаклизмам и просто переменам погоды. Поэтому мы бы с удовольствием переориентировали свои потоки на МНТ «Південний», тем более что порт «Южный», как правило, не зависит от штормовых условий. Так же поступают и другие нефтяные компании, выбирая это направление экспорта своей нефти.

— Но достаточно ли будет «Укртранснафті» средств (которой вы предоставили 108 млн. долл. кредита на закупку технической нефти) при намного меньшем, чем ожидалось, объеме поставок, чтобы своевременно вернуть кредит? Ведь это выглядит как сознательная акция со стороны российских нефтяных компаний…

— Во-первых, этот маршрут нефтеэкспорта только начал работать. Во-вторых, мы надеемся, что все-таки годовой объем транспортировки и перевалки нефти составит не менее 9 млн. тонн, что позволит «Укртранснафті» не только погасить кредит, но и самой достаточно заработать. К тому же, вспомните, что недавно НАК «Нафтогаз України» на европейском рынке на весьма жестких условиях привлекла кредит с годовой ставкой 8,125%. При этом была проделана огромная организационная работа. А в случае с «Укртранснафтою» мало того, что мы сами предложили кредит с меньшей годовой ставкой, так еще и упрашивали его взять.

— Кто фрахтовал первый танкер с коммерческой нефтью в «Південном»?

— Покупателем этой нефти и фрахтовщиком этого танкера была компания «Витол». Доля ТНК-ВР в этом объеме составила около 32 тыс. тонн нефти.

А вы сами не собираетесь фрахтовать танкер, или для объемов вашей компании в этом нет необходимости?

— Наша компания продает нефть на условиях FOB («Франко — борт судна», в нашем случае это нефть, залитая в танкер) некоему международному трейдеру, который сам фрахтует судно. Это традиционная практика ТНК. Так что самостоятельно заниматься доставкой нефти в порты назначения у нас нет необходимости. В октябре, например, мы будем загружать свою нефть вместе с «Башнефтью» — 75 тыс. тонн. Не исключено, что этот танкер совместно зафрахтуют несколько покупателей нефти. В черноморских портах (Одесса, Южный, Новороссийск, Туапсе) это традиционно «Витол», «Глинкор» и еще несколько известных покупателей.

— Достаточно часто приходится встречать высказывания о том, что реверс нефтепровода Одесса—Броды — далеко не наилучшее экономическое решение даже для российских НК, скорее, это политическая победа...

— Если бы это направление было действительно невыгодно, то столько нефтепроизводителей не обратились бы к нему. И это наилучшее подтверждение выгодности доставки нефти в направлении Одессы. Во-вторых, это, безусловно, никакой не политический ход, а именно экономическая целесообразность. Как для России, так и для Украины. В-третьих, притом, что этот маршрут, возможно, является самым худшим из трубопроводных (куда выгоднее доставлять нефть по трубопроводу в Приморск или даже в Польшу), но не из вариантов доставки нефти вообще. Например, он значительно выгоднее, чем доставка нефти по так называемым смешанным или железнодорожным маршрутам, которыми из России транспортируется около 50 млн. тонн нефти в год.

— Будет ли ТНК-ВР стремиться использовать этот украинский маршрут и через три года? Или переориентирует свой нефтеэкспорт на другие направления и маршруты?

— До того времени еще надо дожить. Каждый месяц происходят какие-то изменения, и нефтяная карта мира сейчас постоянно меняется. Так что не буду загадывать. Одно скажу: по современным прогнозам мы видим, что направление экспорта через Броды в Одессу и МНТ «Південний» будет востребовано и по истечении оговоренных соглашением трех лет. Более того, как мы понимаем, со вступлением в строй нефтепровода Баку—Джейхан нефть каспийского региона пойдет именно по этому маршруту, и для Одесса—Броды ее просто не останется. А если к этому времени будут реализованы проекты в обход Босфора, которые сейчас активно обсуждаются, то украинский нефтепровод будет еще более востребован именно в направлении Броды—Одесса.

— Если через несколько лет «Сарматия» достроит нефтепровод от Брод до Плоцка и соединит нефтетранспортные системы Украины и Польши, привлечет ли такой вариант экспорта нефти вашу компанию?

— Пока нам известно только о создании такого предприятия и о его намерении достроить нефтепровод. Но опять-таки, строить трубопровод только для того, чтобы строить, — наверное, это неправильно. А систему транспортировки и всю инфраструктуру надо создавать под нужды заказчика. То есть сначала нужно понять, чего хочет заказчик, исследовать целый комплекс условий и определить, выгодно ли это, а уж потом строить. Тем более что и европейская нефтетранспортная система развивается. Поэтому не исключено, что к моменту достройки нефтепровода от Брод до Плоцка будут созданы и задействованы альтернативные проекты. Пока же мы видим, что теоретические изыскания украинской и польской сторон так и остаются теорией. Во всяком случае, мы не видим ни одного заинтересованного заказчика в достройке этого участка нефтепровода, который бы финансово или каким-либо другим способом содействовал реализации этого проекта.

Аверс и «Сарматия»

После, казалось бы, формального исключения из февральского постановления Кабмина упоминания о направлении из Одессы в Броды, увы, выбор в пользу реверса приобрел реальные очертания еще до подписания непосредственно соглашений об этом маршруте. Остальное, как говорится, было делом техники или, точнее, технологов.

Тем не менее в тот же день, когда наблюдательный совет «Укртранснафти» принял предложение ТНК-ВР о реверсном использовании нефтепровода Одесса—Броды, он же уполномочил менеджмент «Укртранснафти» на создание с польской стороной совместного предприятия «Сарматия». И действительно, вскоре после этого такое совместное предприятие было создано. Польский соучредитель — PERN Przyazn. Уставный фонд СП был определен в 1 млн. долл.

Но вот незадача. Украинская сторона вроде бы и прилагает усилия (впрочем, как и польская), но, как говорится, а воз и ныне там.

В ходе сентябрьского «круглого стола» на тему «Энергетическая безопасность Украины и Польши» в посольстве Польши в Украине стало известно, что «Укртранснафта» почему-то не может получить необходимое разрешение НБУ на перечисление своего взноса в УФ «Сарматии». К слову, при оформлении пакета документов о займе у ТНК-ВР и реверсе такой документ Нацбанком был выдан без проволочек…

Как выразился бывший замминистра иностранных дел Украины Александр Чалый: «Мы проиграли победу, но ТНК-ВР потерпела победу». Основная причина — отсутствие нефтепровода между Бродами и Плоцком. Кроме того, А.Чалый считает, что Украине есть смысл настаивать на расширении полномочий Евроэнергохартии и на Россию, и вместе с ней интегрироваться в общеевропейский контекст, сотрудничая при этом с Центрально- и Среднеазиатскими государствами. К сожалению, пока Украина и Польша не воспользовались возможностью стать влиятельными игроками на еврорынке, к тому же, Польша теперь — член ЕС и имеет обязательства перед остальными еврососедями. Украина тем временем все больше втягивается в орбиту РФ. Хорошо бы — как торговый партнер. Но, увы…

Что же касается Одесса—Броды, то, по мнению А.Чалого, вопрос был не в реверсе, а в том, кто будет контролировать этот нефтепровод. Сегодня можно определенно сказать, что это не «Укртранснафта» (она лишь выполняет операторские функции и следит за соблюдением графика нефтепотоков, составляемого российской «Транснефтью»).

Пенять на ТНК нет смысла. Хотя бы потому, что помимо прежних договоренностей о возможности транзита через украинский нефтепровод каспийской нефти, еще до принятия реверсного варианта компания «Балтик Трейдинг» предлагала 5—7 млн. тонн, включая технологическую нефть, для экспорта нефти из Одессы в Броды. Но правительство Украины, судя по всему, даже не рассматривало это предложение. Почему?

Почему нефтепровод Одесса—Броды стал «злополучным», хотя мог быть связующей (и прочной) нитью с еврообществом и формой диверсификации источников и путей доставки нефти в Украину и через нее? Кто и когда публично ответит на эти вопросы?

Можно понять «Укртранснафту», которая любым способом пыталась заполнить простаивающий трубопровод. Вполне объяснимы тактика и стратегия ТНК-ВР. Но почему правительство Украины самоустранилось от решения этой важнейшей задачи? Нет, никто не ожидал, что чиновники в костюмах «от …» ведрами будут наполнять простаивающий нефтепровод. Но они ведь даже для проформы не изобразили ни озабоченность, ни элементарное небезразличие…

По мнению Михаила Гончара из фонда «Стратегия 1», обращение соучредителей «Сарматии» к Евросоюзу с просьбой выделить 2 млн. евро для разработки технико-экономического обоснования достройки украинского нефтепровода до Плоцка само по себе мало что значит. Если нет всесторонней поддержки этого проекта.

Видя безразличие украинцев, поляки тоже не особо торопятся. Да, им не помешал бы новый маршрут и источники нефтепоставок. Но пока что, в экономическом смысле, они в этом не видят жизненной необходимости. Да и ЕС их, в крайнем случае, на произвол судьбы не бросит…

В Украине же те, кто по роду государственной службы уполномочен думать о будущем страны, увы, заняты предвыборными баталиями. Те же, кто мог бы взять на себя ответственность за непростые, но необходимые решения, — оказались не у дел.

«Укртранснафта» выполняет свои операторские функции.

Российская «Транснефть» формирует нефтепоток для Броды—Одесса.

Украинско-польское СП «Сарматия» дрейфует между всевозможными рифами.

Украина в очередной раз пребывает в предвыборном положении. До энергетической стратегии и безопасности ни у кого руки не доходят.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК