Кто и чем ответит по кредитам НАК «Нафтогаз України»?

17 февраля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 6, 17 февраля-24 февраля 2006г.
Отправить
Отправить

В последнее время внешняя кредитная задолженность НАК «Нафтогаз України» растет как на дрожжах. Так, на этой неделе было объявлено о получении компанией очередного кредита в 220 млн...

В последнее время внешняя кредитная задолженность НАК «Нафтогаз України» растет как на дрожжах. Так, на этой неделе было объявлено о получении компанией очередного кредита в 220 млн. долл. Ну а всего за период нахождения «у руля» НАКа Алексея Ивченко у иностранных кредиторов было одолжено уже более миллиарда долларов.

Причем г-н Ивченко, судя по его недавним высказываниям, только-только входит во вкус. Ведь именно за счет привлечения нескольких миллиардов новых займов, как он заявил в понедельник, планируется модернизация украинской газотранспортной системы (ГТС).

Интересно, что абсолютно аналогичные «песни» и украинская общественность, и кредиторы НАКа слушали и слушают уже более года. Но о реальном начале каких-либо масштабных инвестиционных проектов слышно не было. Каждый из полученных в прошлом году иностранных кредитных траншей в итоге расходовался то «на оптимизацию задолженности», а то «на общие корпоративные нужды» или «пополнение оборотных средств компании». Что означают эти туманные формулировки, известно, наверное, лишь руководству НАКа. Да еще его нынешним опекунам от лица государства, которые не торопятся разбирать завалы операционной деятельности «Нафтогазу».

Тем временем дикая на первый взгляд версия о сознательном накоплении долгов «Нафтогазу» перед его банкротством выглядит все более реальной. Именно главная государственная нефтегазовая монополия, потеряв после создания СП «Укргаз-Энерго» значительную долю национального энергорынка, сейчас всерьез рискует стать одной из первых жертв «агентства по банкротству украинской экономики».

С миру по нитке

В понедельник, 13 января, в новостных лентах украинских информагентств проскочила информация о предоставлении НАК «Нафтогаз України» от кипрского банка DEPFA Investment Bank Limited, являющегося 100-процентной дочерней компанией ирландского DEPFA Bank pls, кредита в размере 220 млн. долл. сроком на пять лет. Причем если УНИАН уведомило о подписании сторонами в декабре 2005-го только предварительного соглашения о кредитовании, то по версии «Интерфакс-Украина» вышеозначенный кредит в декабре уже был получен.

В принципе, по всем «внешним» характеристикам очередной заем «Нафтогазу» выглядит вполне благопристойно. По опубликованным в СМИ данным, он является необеспеченным (бланковым), т.е. какое-либо конкретное госимущество в залог по кредиту не предоставляется. Процентная ставка за пользование кредитом - не больше, чем месячный LIBOR + 1,75% годовых, погашение - одним платежом, оплата процентов - ежемесячно, цель привлечения - на общие корпоративные нужды.

Любопытно, что нынешний кредитор НАКа уже не первый год весьма тесно и плодотворно сотрудничает с «Газпромбанком» и самим «Газпромом», являясь не только соорганизатором нескольких крупных сделок, но и весьма значимым кредитором российского газового монополиста.

Ну и что в этом зазорного? - спросите вы. Беспокойство вызывает один любопытный нюанс, о котором уведомил «Интерфакс-Украина». Со ссылкой на источник в правительстве агентство сообщило о том, что Deutsche Bank в 2005 году передал права по обслуживанию открытой «Нафтогазу України» кредитной мультивалютной линии на 2 млрд. евро двум структурам, а именно - DEPFA Investment Bank и «Газпромбанку» (РФ).

Пышная свадьба

Стоит напомнить, что в рамках кредитной линии, открытой Deutsche Bank, «Нафтогаз України» получил в прошлом году
600 млн. долл. Кредитная линия была торжественно открыта в ходе прошлогоднего визита президента Виктора Ющенко в Германию. Рамочное соглашение о финансировании в присутствии украинского президента 9 марта 2005-го подписали председатель правления НАК «Нафтогаз України» Алексей Ивченко (тогда еще по совместительству и замминистра топлива и энергетики Украины) и член правления Deutsche Bank Тессен фон Хайдебрек. Также было объявлено, что кредит будет погашен на протяжении пяти-семи лет, а его среднегодовой процент составляет около 8%.

Судя по расплывчатости формулировок того, на что конкретно будут тратиться кредитные ресурсы («на модернизацию нефтегазотранспортной сферы, геологоразведку, реализацию других проектов»), стало понятно, что четкого представления об этом на момент подписания меморандума еще никто не имел. Это подтвердили слова самого президента: «Нынешний совместный проект «Нафтогазу України» и Deutsche Bank мы открыли для любых инноваций. Палитра взаимоотношений с кредитором колоссально широкая».

Впрочем, на фоне масштабных планов новой власти сей мелкий нюанс остался фактически незамеченным. Тем более что президент Ющенко не только пообещал лично проследить за его устранением в кратчайшие сроки. «Первая задача, которую я поставил перед нашей компанией, - сформировать так называемый джентльменский набор, своего рода меню, в разных сферах деятельности газовой промышленности. Для оформления этого меню я отвел две-три недели», - рекламировал глава государства новое качество подходов к использованию заемных ресурсов в интервью радио Би-би-си. И добавил: «Затем будет более предметное задание: получить в июне первый транш на конкретный проект. Предположительно сумма должна быть в пределах 10-15% от выделенных по упомянутой кредитной линии средств. Деньги будут израсходованы либо на реконструкцию скважин и газопроводов, либо на проект по созданию системы учета газа и нефти, а возможно, пойдут на обеспечение системы безопасности транзита газа в Европу или на строительство через Украину нового газопровода».

А.Ивченко, который на должность главы НАКа был назначен менее чем за неделю до вышеупомянутых событий (третьего марта), тоже вряд ли мог иметь четкое представление, куда эти деньги расходовать. Комментируя подписанное соглашение, он не исключил, что деньги могут быть использованы и на достройку нефтепровода Одесса-Броды до польского Плоцка, и для участия Украины в трехстороннем газотранспортном консорциуме с Германией и Россией. Кроме того, кредит мог быть потрачен и на модернизацию добычи газа в Украине с целью увеличения его объема в среднем на 2 млрд. кубометров в год.

Зато г-н Ивченко не упустил возможности представить факт подписания соглашения как исключительно собственную заслугу. Сначала он похвастался, что деньги получены компанией прямо, а не под правительственные гарантии, причем по условиям предоставления кредита у украинской стороны есть приоритет на право определять, как он будет использоваться.

Объясняя столь беспрецедентную щедрость и доверчивость кредиторов, глава НАКа тоже особо не скромничал: «Это говорит о том, что такой серьезный институт (Deutsche Bank) доверяет руководству «Нафтогазу України» как европейскоинтегрированному».

При этом он особо акцентировал внимание на факте доверия лично ему и на личных контактах: «Фактически они ждали моего назначения». (Вот, оказывается, в чем секрет столь удивительной оперативности с подписанием меморандума.) По словам г-на Ивченко, он лично вел подготовку этого соглашения, предыдущее руководство «Нафтогазу» к нему не причастно.

При всем уважении к столь авторитетной фигуре (представляете, как уже тогда кружилась голова у человека, получившего право «рулить» главной монополией страны), правдивость как этих, так и множества других заявлений вызывает серьезные сомнения. Мы не будем вступать в полемику по поводу того, практикуется ли в Deutsche Bank, во всех отношениях солиднейшем финансовом учреждении, подготовка соглашений «на каких-то пару миллиардов» за неделю или даже за месяц. В принципе, сам факт подписания меморандума об открытии кредитной линии - рамочного во всех отношениях документа - никого и ни к чему особенно не обязывал. Да и чем черт не шутит - может, действительно личность экс-главы наблюдательного совета ГП «Добромыль-Киев» внушила немцам столь значимое доверие, что они сочли за пустяк всякие там процедурные формальности.

Но о том, что подготовка соглашения началась намного раньше, еще при прежнем руководстве НАКа, свидетельствует хотя бы тот факт, что об открытии Deutsche Bank кредитной линии «Нафтогазу» на сумму 2 млрд. долл. впервые было официально заявлено еще месяцем ранее. 10 февраля 2005-го член правления НАК «Нафтогаз України», директор департамента внешних рынков Александр Киселев сообщил об этом на пресс-конференции: «Позавчера подписали меморандум». Так что более правдоподобно выглядит версия о том, что такую дивную возможность в первые же дни после назначения поразить публику столь очевидным успехом новоиспеченному главе НАКа «подарил», пытаясь наладить с ним контакты, кто-то из его замов из «предыдущего руководства».

Как бы то ни было, первый реальный кредитный транш в 300 млн. долл. «Нафтогаз» получил с явным опережением президентского графика - уже в третьей декаде апреля.

21 апреля стороны заключили договор о предоставлении в рамках данной кредитной линии первого кредита на 300 млн. долл. сроком на семь лет. Процентная ставка по кредиту - месячный LIBOR в долларах США + 5% годовых, в результате чего «принято» считать, что она составляет около 8% годовых.

Здесь необходимо пояснение. Максимально упрощенно LIBOR (London Interbank Offered Rate) - усредненная кредитная ставка лондонского межбанковского рынка, по которой предоставляются ссуды на рынке евровалют. В данном случае упоминается месячный LIBOR в долларах США, т.е. речь идет о стоимости долларовых ресурсов, предоставляемых сроком на один месяц. Тем, кто не сведущ, будет, наверное, интересно узнать, что сия ставка пересматривается ежедневно и зависит от стоимости в данном случае долларовых ресурсов на мировых рынках. Все тот же месячный LIBOR за время с момента предоставления кредита вырос уже более чем на 1,5% (от 3,02% годовых на 21.04.05 до 4,57% на 15.02.06). То есть даже номинальная процентная ставка на сегодняшний день составляет уже не «около восьми процентов годовых», как было тогда заявлено, а уверенно приближается к десяти. Реальная ставка оказалась еще выше, но подробнее об этом чуть ниже.

Важнее здесь то обстоятельство, что, как и прежде, четкого представления о том, на какие конкретно инвестиционные проекты потратить «привалившую деньгу», у руководства «Нафтогазу» так и не появилось. «Первый транш будет направлен на оптимизацию технологических процессов, модернизацию нефтегазодобывающей сферы. Таким образом, мы хотим работать над увеличением собственной добычи углеводородов. Это первое направление. Следующее - модернизация газотранспортной системы», - было заявлено в конце марта, перед объявлением о подписании кредитного соглашения.

Ну а сразу же после него г-н Ивченко заявил, что средства кредита будут направлены на удешевление других кредитных ресурсов, используемых «Нафтогазом України». Якобы за счет этих денег компания планировала снизить процентную ставку по привлеченным ранее кредитным ресурсам с 13-16 до 8% годовых. А вот уже последующие кредиты в рамках соглашения с Deutsche Bank глава НАКа пообещал направить на финансирование проектов добычи нефти и газа в Украине и за рубежом, а также на модернизацию газотранспортной системы государства. Впрочем, он не исключил вероятность использования кредитных средств банка и на другие проекты.

Сопоставив все эти высказывания, уже тогда внимательный наблюдатель засомневался бы, что деньги Deutsche Bank пойдут по заявленному ранее назначению. Так как заявлялось же все что угодно.

О предоставлении Deutsche Bank второго транша кредита на аналогичную первому сумму - 300 млн. долл. - было объявлено в августе. В сентябре А.Ивченко заявил, что «Нафтогаз» договорился с французским банком Soсiete Generale о выделении еще одной кредитной линии в 2,5 млрд. евро. Еще чуть позже появилась информация, что и швейцарский Credit Suisse готов предоставить НАКу в общей сложности до 3 млрд. евро. Правда, ни одного цента в рамках последних двух кредитных линий фактически предоставлено не было. Реальные 200 млн. долл. «Нафтогазу» ссудил в ноябре прошлого года лондонский Standard Bank. Правда, объявлено об этом было почему-то только месяц назад - 10 января.

Куда в итоге пошли займы от Deutsche Bank, так никто до сих пор толком и не знает. Ни о каких масштабных инвестиционных проектах НАК во всеуслышание не заявлял. Зато в середине прошлого месяца глава пресс-службы «Нафтогазу України» Сергей Лукьянчук, сославшись на коммерческую тайну, отказался комментировать вопрос распределения полученных от Deutsche Bank 600 млн. долл., заметив только, что часть денег ушла на пополнение оборотных средств компании и на производственные нужды.

Развод и другая фамилия

Вскоре в конце января с подачи одного из авторитетных российских деловых изданий несколько украинских СМИ распространили информацию о том, что Deutsche Вank закрыл открытую в прошлом году для НАК «Нафтогаз України» кредитную линию в размере 2 млрд. евро, в рамках которой «Нафтогазу» в прошлом году было выделено 600 млн. долл. Глава НАКа А.Ивченко эту информацию опроверг, да и официального сообщения о факте закрытия кредитной линии от немецкой стороны тоже не поступило. И все же из связанных с Deutsche Вank источников «ЗН» получило подтверждение, что линия, хоть и неофициально, все-таки перекрыта. Главных причин этого называется две. Первая - использование «Нафтогазом» выделенных средств не по назначению. Т.е. не на модернизацию газотранспортной системы Украины. Якобы средства расходовались вовсе не на модернизацию ГТС, как было оговорено, а на выплату налогов, в чем НАК в прошлом году весьма преуспел. Известно, что в прошлом году компания увеличила по сравнению с 2004-м платежи в бюджет вдвое, перечислив туда ни много ни мало 2,2 млрд. долл. (11,25 млрд. грн.)

Что должно было не только вызвать слезы умиления у господ Пинзеника и Киреева, но и наверняка позволило г-ну Ивченку гордо подкручивать усы на приемах у президента, рапортуя о столь внушительном вкладе в благое дело наполнения госказны.

Но именно тот факт, что значительная часть платежей в бюджет была профинансирована за счет полученных траншей, по одной из версий (которую хоть и неофициально, но достаточно охотно озвучивают связанные с Deutsche Bank лица), и вызвал недовольство немецких партнеров, став одной из причин закрытия кредитной линии. Кредиторы предполагали, что деньги пойдут на приобретение новых компрессоров для прокачки газа, ввод в эксплуатацию которых позволил бы уменьшить объем сжигаемого для технологических нужд голубого топлива на 3 млрд. кубометров, т.е. приблизительно вдвое. Но на заявленные цели деньги не пошли, тем более что в договоре такое требование четко прописано не было. Интересно, что и после этого конфуза г-н Ивченко мотивов «песен» не поменял. На днях он снова заявил, что для модернизации ГТС, на которую понадобится 3 млрд. долл., можно привлечь новые кредиты – «банки в очереди стоят». За счет этого можно вдвое сократить потери газа, которые в настоящее время составляют 7,8 млрд. кубометров в год. Поэтому глава НАКа считает, что это могут быть беззалоговые кредиты, поскольку кредиторы заинтересованы в таких «высоколиквидных проектах». Отдача от реализации данного проекта, по его словам, может составить 1 млрд. долл. в год. Как мы с вами видим, может и не составить. Но г-на Ивченко это не особо смущает.

Вторая причина «закупорки» кредитной линии Deutsche Bank, которая, впрочем, вовсе не исключает первой, состоит в том, что у кредиторов в ходе эпопеи с подписанием украинской стороной нового газового соглашения с россиянами и создания СП возникли серьезные сомнения в будущей платежеспособности НАКа. Которая не может не ухудшиться после потери значительной части украинского газового рынка его бывшим безраздельным монополистом.

Косвенным подтверждением этого могло послужить объявленное в середине января снижение международным агентством Fitch кредитного рейтинга «Нафтогазу» со «стабильного» до «негативного». Fitch мотивировал этот свой шаг в первую очередь тем, что повышение цены на газ с 50 до 95 долл. за тысячу кубометров вызовет увеличение чистых расходов компании на 1,8-2 млрд. долл. Дополнительный риск, по их мнению, состоит и в том, что, согласно газовому соглашению, тариф на транспортировку топлива через территорию Украины является фиксированным на пять лет (а на самом деле с «Газпромом» - на 7, а с «РосУкрЭнерго» - на 25 лет), в то время как цены на газ могут быть пересмотрены уже со второго полугодия 2006 года.

Здесь нужно сделать небольшое отступление, заметив, что мутность и непрозрачность финансовых потоков главной монополии страны уже давно стали притчей во языцех. Уж какое бесчисленное количество раз со всевозможных трибун заявлялось о необходимости его реструктуризации и обеспечения прозрачности, в том числе и финансовой отчетности. Эксперты Всемирного банка не устают напоминать о необходимости улучшения корпоративного управления и коммерциализации «Нафтогазу», приводя в пример такие готовые образцы, как «Статойл» и «Петробраз». Для этих структур, отмечают в ВБ, «характерны ясность их групповой структуры и совместных предприятий, наличие независимого совета директоров, прозрачные показатели выполнения, четкие аудиторские отчеты и соответствие требованиям отчетности и оглашения, применяемым к предприятиям частного сектора, чьи акции продаются публично».

Ан нет - в последний раз НАК соизволила предъявить общественности консолидированный отчет за 2003 год. «ЗН» специально поинтересовалось в пресс-службе НАКа, публиковались ли где-то более свежие отчеты. Ответ был четкий - «нет». А также предложено направить официальный письменный запрос по этому поводу, на который, «возможно, будет дан ответ в установленные законом сроки». Впрочем, к столь удивительной избирательности в законопослушании наших родных чиновников мы с вами уже давно привыкли.

А ведь не далее как в ноябре прошлого года глава НАКа пообещал в ближайшие дни публично сообщить о результатах финансово-хозяйственной деятельности компании за предыдущие девять месяцев 2005 года. Причиной такого решения, по его же словам, стал появившийся накануне депутатский запрос. «Данный политический запрос можно было бы считать неважным, но он стал той каплей, которая переполнила чашу, - пафосно заявил тогда А.Ивченко. - В последнее время вокруг НАК «Нафтогаз України» ведутся различные разговоры, высказываются необоснованные заявления и претензии, направленные исключительно на удовлетворение политических амбиций, а не на защиту позиций государства. Несмотря на это, мы будем последовательно отстаивать национальные интересы Украины и обеспечивать ее энергетическую безопасность, как бы кому ни хотелось иного. Поэтому я хочу в ближайшее время сделать публичный отчет о финансово-хозяйственной деятельности и производственных показателях НАК «Нафтогаз України» перед украинским народом».

Предполагалось, что в отчете будут обнародованы основные показатели деятельности компании и «общественность Украины сможет сделать выводы, кто на самом деле отстаивает интересы государства». «Отчет будет широко освещен в СМИ. На него будут приглашены представители общественности, прессы, также личные приглашения получат все депутаты, которые проголосовали за поддержку запроса», - сообщил г-н Ивченко, выразив по ходу уверенность, что «после отчета будет поставлена точка в спекуляциях вокруг НАК «Нафтогаз України». Уже пятый месяц пошел, а это обещание, как и многие другие, прозвучавшие из уст нынешнего главы НАКа, не выполнено.

Поэтому по причине отсутствия более достоверной информации приходится ссылаться на заявление в газете «Дело» экс-гендиректора «Укртрансгаза» (дочернее предприятие НАК «Нафтогаз») Анатолия Рудника о том, что кредиторская задолженность НАКа превышает дебиторскую на 15-16 млрд. грн. (и это, судя по всему, без учета последних кредитов). Да еще при этом стоит учесть, что если кредиторская задолженность реальна, то «дебиторка» уже на 50% «мертва».

В принципе, все эти проблемы раньше решались за счет монопольного положения «Нафтогазу» на отечественном рынке. Ведь расчет тарифов по хорошо опробованному «методу затрат» позволял при дешевом-то газе за счет промышленных потребителей запросто покрывать все расходы. Сейчас же ситуация складывается несколько иная, о чем «ЗН» уже неоднократно писало в предыдущих публикациях.

Напомним, что один из главных итогов создания газового СП - потеря «Нафтогазом» монопольного положения поставщика газа на украинском рынке и возможности его реэкспорта за рубеж. И если кто-то наивно полагает, что в рамках совместного предприятия с «РосУкрЭнерго» НАК сможет получать серьезный доход, он глубоко ошибается. Во-первых, пока еще и.о. главы СП И.Воронин одновременно представляет в СП как интересы РУЭ, так и «Нафтогазу». И уже этот факт говорит о том, что долевое участие НАКа и «РосУкрЭнерго» (при таком представительстве) будет составлять в лучшем случае 2:4. Т.е. назначать И.Воронина главой СП - это все равно, как если бы Бин Ладен представлял интересы США…

Во-вторых, СП через посредников или неформальные договоренности попытается максимально сократить будущую свою прибыль. Возможен, например, такой механизм: по личной договоренности с владельцами некоторых промышленных активов Украины, которым СП выставит цену в 60 или 80 долл. за 1000 кубометров. Так что прибыль СП может оказаться весьма призрачной. При этом на плечи «Нафтогазу» и его дочерних структур лягут обязательства по обеспечению газом населения, бюджетников и жилкоммунхоза, на чем, естественно, много не заработаешь. Вот и выходит, что будущая платежеспособность НАКа оказывается под большим сомнением.

«ЗН» долго сомневалось, стоит ли делать достоянием гласности еще одну версию происходящего, услышанную нами от достаточно компетентного и высокопоставленного чиновника. По этой кажущейся на первый взгляд невероятной версии сворачивание кредитной линии Deutsche Bank - одно из звеньев хорошо продуманной цепочки действий. Их цель - якобы получение «Газпромом» или связанными с ним структурами доли в украинской ГТС и полного контроля над нашим внутренним рынком газа.

Редакция «ЗН» располагает копиями документов, согласно которым уже на следующий после подписания договора между Deutsche Bank и НАК «Нафтогаз» день, т.е. 22 апреля 2005 года, Deutsche Bank как кредитор передал все свои права и обязанности по кредитному договору некой компании «Линтон Капитал Лимитед» (Linton Capital Limited), зарегистрированной по адресу: 5-й этаж, 100 Wood Street, London EC2V 7 EX.

Впрочем, возможность переуступки прав кредитора, как и само название правопреемника («Линтон Капитал Лимитед») были оговорены заранее в подписанном сторонами договоре. О чем вышеупомянутая компания уже 28 апреля не преминула уведомить «Нафтогаз», одновременно потребовав за организацию кредитной линии перечислить на ее счет достаточно кругленькую сумму - 4,05 млн. долл. «за услуги по организации предоставления кредита». Итого фактически НАК получил не 300, а 295,95 млн. долл. Тем не менее, проценты НАК выплачивает с первоначальной суммы кредита (300 млн.), уведомления о выплате которых он начал получать регулярно в конце каждого месяца, начиная с мая.

Судя по комментариям анализировавших текст договора специалистов, никаких конкретных имущественных гарантий он действительно вроде бы не предполагает. Но если никакое госимущество в залог предоставлено не было, тогда не совсем понятно, для чего НАК «Нафтогаз України» обращался в Фонд госимущества за разрешением на заключение кредитного договора. Сие разрешение было выдано, о чем свидетельствует письмо ФГИ от 21 апреля 2005 года №10-17-5117, подписанное главой ФГИ Валентиной Семенюк.

Заслуживает более пристального внимания и сумма ежемесячных процентных платежей. В регистрационном свидетельстве №4144, выданном Главным управлением НБУ по г. Киеву и Киевской области, значится эффективная процентная ставка по кредиту (с учетом предусмотренных договором маржи, комиссионных, неустойки и других сборов) LIBOR+6,193% годовых.

В принципе, факт переуступки Deutsche Bank третьей стороне столь значительной суммы кредита не должен был бы вызывать каких-либо подозрений. Эксперты, с которыми консультировалось «ЗН» на этот счет, утверждают, что такая операция - стандартная практика при оформлении подобных сделок. Deutsche Bank вроде бы поступил именно таким образом для того, чтобы не отягощать собственный баланс «лишней» задолженностью, открыв специальную компанию, которая числится как кредитор лишь номинально.

Беспокоит только одно обстоятельство. Состоит оно в том, что название этой компании (Linton Capital Limited) почему-то полностью совпадает с названием офшорки, которую российские СМИ связывают с экс-главой СИБУРа Дмитрием Мазепиным (ОАО «СИБУР Холдинг» - «дочернее предприятие» ОАО «Газпром» - крупнейшее предприятие нефтехимической отрасли России по объемам производства). Сей господин не только замешан в целой серии достаточно громких корпоративных скандалов в российском химпроме, но и, по данным российских СМИ, имеет высоких покровителей в администрации президента РФ. И еще интересно, почему адрес компании Linton также дивным образом совпадает с адресами некоторых связанных с «Газпромом» структур - все тот же Лондон, Wood Street, 100.

По опубликованным в ноябре 2005 года российским «Коммерсантом» данным, например, подконтрольные г-ну Мазепину офшорные компании (Bonesco Commerce LTD и Oakledge Investing LTD) скупили значительные доли нескольких пермских химических комбинатов (ОАО «Азот» и ОАО «Минеральные удобрения», а еще ранее - ОАО «Галоген»), предположительно, для дальнейшей перепродажи «Газпрому». При этом интересы владельца российских химпредприятий явно ведут к профильному трубопроводу в Украине. А там и до Одесского припортового - рукой подать…

Нам хочется верить, что дойчебанковский Linton ни малейшего отношения к мазепинскому не имеет. Но как тогда быть с информацией о том, что Deutsche Bank передал права по обслуживанию собственной кредитной линии именно DEPFA Investment Bank и «Газпромбанку»? Благодаря наличию посредника в лице Linton Capital Limited сделать это, вероятнее всего, можно было и проще, и незаметнее. И кредитор, который будет предъявлять претензии в случае, не дай Бог, дефолта НАК «Нафтогаз», имеет уже отличную от дойчебанковской прописку. И пытаться влиять на него, подключив дипломатические каналы, как это можно было бы сделать в случае с Deutsche Bank, на DEPFA Investment Bank и «Газпромбанк», будет, вероятнее всего, бесполезно.

Пока кредиторы НАКа, по информации «ЗН», ведут себя замечательно, выдавая и обещая г-ну Ивченко все новые и новые займы. Но что будет, если в один прекрасный день они вдруг дружно откажут заигравшемуся заемщику, а затем, воспользовавшись фактом задержки платежей или другого невыполнения «Нафтогазом» его обязательств, не менее дружно предъявят свои претензии? Арест счетов, реструктуризация долгов, банкротство? И что потребуют кредиторы в ходе переговоров о возмещении или реструктуризации долга - уже не от НАКа, а от государства Украина, владеющего 100% акций НАКа и передавшего в управление «Нафтогазу» всю государственную газовую инфраструктуру? Будет ли это часть ГТС (наиболее интересный и ценный для «Газпрома» актив) или полный контроль над СП «Укргаз-Энерго»? А может, украинские подземные хранилища газа?

Интересно, кто персонально и как в случае, если главная государственная монополия в один «прекрасный» день «вдруг» окажется банкротом, будет нести за это ответственность? Серьезных сомнений в компетентности ответственных за газ чиновников становится все больше. Как и вопросов к ним. А вот заслуживающих доверия ответов, к сожалению, все меньше.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК