Нефтегазовая ВИНК: командировка на войну

24 сентября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 24 сентября-1 октября 2004г.
Отправить
Отправить

То, что создание вертикально интегрированной нефтяной компании будет занятием нескучным, — совершенно очевидный факт с учетом приближения выборов...

То, что создание вертикально интегрированной нефтяной компании будет занятием нескучным, — совершенно очевидный факт с учетом приближения выборов. Однако действительность превзошла даже самые смелые ожидания.

По ходу реализации вполне здравой идеи собирания активов под единое управление непосредственные исполнители ухитрились поссорить всех участников нефтерынка без исключения.

И ладно, если бы обиженным оказался инициатор процесса — группа «Приват». В конце концов, любая инициатива (тем более такая) наказуема.

Начавшиеся у группы «Континиум» проблемы на НПК «Галичина», где налоговая попросила доплатить 80 млн. долл., тоже можно списать на «издержки реформы». Хотя собственники и управленцы НПЗ Игорь Еремеев и Сергей Слабенко на роль мальчиков для битья никогда не подписывались.

Однако когда под удар попал ранее как-то не особо конфликтовавший с НАК «Нафтогаз Украины» Укрсиббанк Александра Ярославского и вполне лояльные татары, многим стало как-то не по себе. Фактически не осталось граблей, на которые в своем многотрудном пути не наступили бы участники процесса. Неужели это было настолько обязательно?

Что бы мы ни говорили, но львиная доля — до трех миллионов тонн нефти, перерабатываемой на Кременчугском НПЗ, «родом» из Татарстана, еще точнее — из ОАО «Татнефть». Да и «Галичина» живет вовсе не на украинском сырье.

Анонсированной ливийской и калмыцкой нефти еще придется ждать, как минимум, несколько лет. Между тем дестабилизировать рынок поставки более чем просто.

Собственно, это уже происходит: несколько дней продолжалось противостояние на «Галичине», серьезно осложнилась ситуация с поставками и на кременчугском заводе. Не говоря уже о том, что ситуация с назначением и.о. председателя правления «Укртатнафты» Сергея Глушко приобрела ярко выраженный скандальный оттенок. Назначение было проведено с нарушением всего, что только можно, и многого из того, что нельзя.

Вообще-то по уставу «Укртатнафты» ее наблюдательный совет действительно может возложить обязанности председателя правления на другого члена правления. А вот членов правления вправе назначать только собрание акционеров, и это прямо указано в новом Гражданском кодексе.

Но проблема в том, что Сергей Глушко никогда не входил в состав правления, а значит, не мог стать его председателем без решения собрания акционеров. Кроме того, при назначении были полностью проигнорированы решения украинских же судов, запрещавших проводить заседания наблюдательного совет и принимать на них решения о назначении и отзыве членов правления. Зато во внимание были приняты «гарантии» юристов представителей НАКа Р.Ахметова (не путать с Ринатом Леонидовичем!) и Э.Сабирова, заверивших, что такие решения будут в ближайшее время отменены.

По словам главы наблюдательного совета Равиля Муратова, «идет судебная игра, чтобы сорвать заседание наблюдательного совета. Подобными действиями пытаются ему помешать принять решение по исполнению воли собственников». Очевидно, в таких условиях действующее определение суда можно просто игнорировать. Странно, что в мае этого года, когда определением одного из районных судов «Укртатнафте» было запрещено проводить собрание акционеров, Муратов с ним безоговорочно согласился и собрание отменил.

Проблема заключается в том, что законы надо выполнять даже в том случае, когда лично вам они не нравятся. Если стороны выполняют только приятные решения, да еще заявляют, что с принятием судом нужного вердикта не будет проблем, это уже не правосудие, а нечто иное.

Да и игры начали отнюдь не суды. Сюжет игры оказался достаточно неожиданным.

В принципе, не было секрета в том, что акционеров из Татарстана, мягко говоря, не радовала угроза размывания собственного пакета в Кременчугском НПЗ. «Укртатнафта» является закрытым акционерным обществом, и смена собственника в нем возможна только с согласия других акционеров. Причем любой из предлагаемых вариантов — независимо от того, приходит ли «Нафтогаз» или, как первоначально планировалось, «Укрнафта», — был именно сменой собственника.

Аргументы о том, что «Нафтогаз» — государственная компания, и речь идет просто о смене названия, не очень убедительны. «Нафтогаз Украины» — это нормальное хозяйственное общество, такое же, как, например, «Татнефть».

Более того, как раз на этой неделе Украина успешно доказала в Канаде, что государство как таковое и коммерческое государственное предприятие — далеко не одно и то же. Речь шла о многострадальном самолете «Руслан». Канадцы эти аргументы восприняли и самолет отпустили. Сейчас наш МИД собирается применить ту же тактику относительно второго самолета, арестованного в Бельгии.

Между тем ситуация с «Укртатнафтой» аналогичная, вплоть до того, что в случае скандала им будет заниматься тот же МИД. Или для Казани найдут иную версию?

С точки зрения корпоративного управления, НАК является новым акционером, и на вхождение в состав ЗАО он также должен получить согласие остальных. Или же они должны отказаться от своего права на выкуп доли уходящего акционера.

В данном случае татарская сторона еще в начале августа настаивала на согласовании с ней порядка отчуждения госпакета в размере 43,05% акций этого ЗАО при создании Украиной национальной вертикально интегрированной компании (ВИНК). Об этом заявлялось в письме первого заместителя премьер-министра Татарстана, председателя наблюдательного совета «Укртатнафты» Равиля Муратова в адрес председателей Фонда госимущества Украины Михаила Чечетова и национальной акционерной компании «Нафтогаз Украины» Юрия Бойко. Было подчеркнуто, что «Республика Татарстан и другие акционеры «Укртатнафты» вправе рассчитывать на участие в разработке механизма реализации названного указа путем консультаций и договоренностей в рамках действующего законодательства Украины и завершить данную работу подписанием соглашения между акционерами ОАО «Укрнафта» (речь шла о первом варианте указа Президента, еще предполагавшем передачу пакета НПЗ в нефтедобывающую компанию. — П.Я.), НАК «Нафтогаз Украины» и акционерами «Укртатнафты».

Обращалось внимание на «нежелательность как для акционеров, так и для дальнейшей деятельности компании нарушения интересов акционеров «Укртатнафты», что могло бы повлечь за собой возможность конфликтов и разбирательств…. Отчуждение акций может быть юридически корректным только в том случае, если оно будет проведено после уведомления всех акционеров и получения их отказа от реализации преимущественного права на приобретение отчуждаемых акций».

Небезынтересно, что первоначально ФГИ все-таки определился насчет соблюдения преимущественного права остальных акционеров и направил им соответствующие уведомления. В ответ на такое уведомление «Татнефть» заявила о своем намерении выкупить акции «Укртатнафты», причем за сумму, превышающую оценку акций Фондом, — 180 млн. долл. вместо фондовских 160 млн. долл.

Не совсем понятно, что заставило впоследствии Чечетова заявить, что на самом деле никого уведомять не надо, так как не происходит смена собственника, а Муратова на пресс-конференции 16 сентября 2004 года — выразить благодарность Президенту Украины, «забыв» о преимущественном праве на акции и заявлении «Татнефти».

ФГИ по привычке ушел в сторону. Раз пакет передан НАКу, пусть «Нафтогаз» с ним и разбирается: дескать, мы передали эстафетную палочку. Впрочем, с палочками не все так просто. До конца не ясно, перерегистрирован ли пакет на имя НАКа. Зато уже видны процедурные проблемы. К примеру, как и когда будет увеличен уставный фонд «Нафтогаза» — ведь по экспертной оценке только кременчугский пакет «весит» 889,5 млн. грн. За оценку пакета «Галичины» вообще предстоит побороться. Так что не исключено, что Фонд ожидает увлекательная процедура хождения по судам, в том числе и международным.

Правда, у ФГИ может появиться и довольно-таки неожиданный союзник. Сентябрь продемонстрировал, что практика разграничения интересов между государством и субъектами хозяйственной деятельности действует и в Татарстане. Позиции Равиля Муратова и «Татнефти» стали заметно отличаться.

Уже в первой части скандала с увольнением Овчаренко всплыли любопытные подробности. Так, на заявленном в Ялте заседании наблюдательного совета «Укртатнафты» от татарской стороны был… только сам Муратов. В итоге не оказалось кворума. При этом представители «Татнефти» заявили, что они вообще не знали о проведении в Украине заседания наблюдательного совета.

Через несколько дней ситуация повторилась. И только с третьей попытки удалось собрать в этот вторник 9 из 11 членов совета в Москве. При этом снова не оглашалось, кто отсутствовал. Хотя «Татнефть» не комментировала ситуацию с отстранением Овчаренко, ее юристы, насколько нам известно, анализировали ситуацию с точки зрения законодательства Украины. И выводы их не вдохновили…

Существование разногласий косвенно подтвердил и сам Муратов, заявивший, что для утверждения на собрании акционеров 12 ноября Сергея Глушко голосов хватит, так как госпакет Украины (без уточения, в чьих он руках) — 43%, а пакет, принадлежащий правительству Татарстана, — 28%. Эксперты обратили внимание, что фактически впервые высокопоставленный чиновник Татарстана публично разграничил интересы правительства его республики и иных акционеров («Татнефти» и американской SeaGroup International Inc. и швейцарской AmRUZ Trading AG). Т.е. за скобками осталась половина пакета, традиционно воспринимаемого как консолидированный татарский.

Во всяком случае, уже после принятия указа Л.Кучмы о передаче пакета «Нафтогазу» стороны озвучили не очень совпадающие заявления. Муратов, как уже отмечалось, его приветствовал, ну а «Татнефть» подтвердила свою позицию по выкупу акций в связи с изменениями в составе акционеров. На последнее обстоятельство следует обратить внимание. Хотя формально татарским нефтепроизводителям принадлежит не очень большой пакет — 8,63%, именно они поставляют нефть на завод. Да и обе оставшиеся еще с матыцинско-демехинских времен компании голосуют на редкость дружно с «Татнефтью», лишний раз подтверждая информацию о том, что они контролируются Татарстаном. Так что игнорировать эту позицию, а потенциально — еще и швейцарского, и американского судов, вряд ли получится.

Похоже, что нынешний вариант создания ВИНК оказался путевкой на войну. И если западный, «галицийский», фронт был практически неизбежен, то с открытием восточного, «кременчугского», «Нафтогаз» может себя поздравить сам. Или это и входило в его планы?

Восток, конечно, дело тонкое, но в данном случае рвануть может так, что мало не покажется. Речь идет о крупнейшем украинском НПЗ, играющем ключевую роль в поставках дизтоплива для осенних полевых работ. Хватит ли времени на исправление ошибок, вряд ли кто скажет и в Казани, и в Киеве. Тем более что времени осталось очень немного…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК