Информационные войны. Предупредительные меры

26 апреля, 2021, 13:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Как обеспечить информационную безопасность страны, но не создать «Министерство правды»

Последние месяцы стали боевым плацдармом, на котором государство старается закрепиться и формировать собственную стратегию обеспечения информационной безопасности. Блокирование каналов, связанных с Медведчуком, создание на базе СНБО Центра противодействия дезинформации, который, по замыслу властей, должен «стать международным хабом сбора и анализа информации», — все это кардинальные меры, на которые, отражая российскую агрессию, Украина долго не решалась.

Однако сейчас крайне важно не просто закрепиться на этой площадке, но и четко обозначить ее границы. Потому что любое их нарушение то ли в результате некомпетентности, то ли из-за желания установить контроль над информационным пространством страны, может стать причиной серьезных последствий и ударить по стране изнутри.

То есть речь идет о крайне важном, но опасном инструменте, вооружившись которым, власть должна по меньшей мере уметь им пользоваться.

Фейковые новости и язык вражды как глобальная проблема

Российская армия отводит часть войск от границ Украины, но это не означает, что война закончилась. Информационная же война не прекращается уже много лет. И в современном мире многим армиям легче выиграть прямое столкновение с противником, чем потом доказать легитимность своей победы или самой войны в глазах общественного мнения. Информационные спецоперации создают повод для вооруженных вторжений, сопровождают горячую стадию военных операций, подрывают боевой дух противника, подогревают настроения «пятой колонны».

Военная пропаганда и цензура существовали всегда, но эти инструменты претерпели революционные метаморфозы с развитием Интернета. Большинство граждан имеют доступ к скоростному Интернету, а также владеют мобильными гаджетами. Социальные сети часто становятся основным источником информации, заменив классические медиа. Это породило проблему фейковых новостей, которую несколько лет обсуждают на всех международных площадках. Раньше, в аналоговую эру, сами издания отвечали за качество информации, проверяли ее перед публикацией, соблюдали определенные стандарты. Теперь же можно сфабриковать любой фейк, и доверчивые потребители сами разгонят «зраду» или победу тысячами репостов.

Отсутствие фильтров для проверки информации также значительно усилило использование языка вражды, hate speech — по англоязычной классификации. Для приумножения лайков и повышения градуса дискуссии все больше блогеров или простых пользователей соцсетей поднимают вопросы, которые разделяют общество, вызывают эмоциональные споры с переходом на личности и с взаимными оскорблениями и обвинениями. Для Украины эта проблема приобрела особую актуальность и стала фоном для военных операций на Востоке и в Крыму.

Вопросы языка, истории, отношения к отдельным персоналиям всегда вызвали дискуссии и по-разному трактовались и оценивались в различных регионах Украины. Однако без внешнего вмешательства эти проблемы удавалось обсуждать без создания угрозы нацбезопасности и суверенитету. После тысяч погибших к контроверсионным вопросам добавились уже более серьезные «кто первым начал», «никогда не простим» и «сам ты фашист». Согласно «закону Годвина», любая интернет-дискуссия через определенный отрезок времени приводит к сравнению оппонентов именно с последователями Гитлера.

Информационные спецоперации не просто усиливают социальное напряжение. Много лет используемые и творчески адаптированные, они приводят к риску сепаратизма, насильственных действий и всеобщего ослабления государства. Противодействие информационным угрозам — задача сложная и часто деликатная. Вмешательство в сферу массовых коммуникаций требует сохранения баланса между защитой национальной безопасности, с одной стороны, и соблюдением стандартов свободы слова — с другой. Любые решения государства по информационной политике должны не только опираться на правовую основу, но и быть общественно легитимными. Отсутствие параллельно действующих ограничений привело к тому, что отдельные СМИ за период после 2014 года прошли полный цикл «окна Овертона» и на финише этого цикла сделали общеупотребительным то, что казалось неприемлемым всего лишь пять лет назад. И это касается не только закрытых в 2021-м решением СНБО.

Гибридные войны в киберпространстве

Проще противодействовать информационным операциям, осуществляемым непосредственно с территории или юрисдикции страны-агрессора. Хотя даже здесь, как выяснилось, государство может добиться отключения трансляции российских телеканалов в кабельных сетях, но те же каналы доступны через смарт-телевизоры или спутниковые антенны. Что касается анонимных телеграм-каналов, то тут только жалоб на распространение фейковой информации оказалось недостаточно для их блокирования.

Тот же Тelegram сыграл определяющую роль в координации протестов в Беларуси в 2020-м. А на выборах президента Бразилии в 2018 году больше всего информации, в том числе фейковой, разгонялось через группы и боты в Whatsapp. В 2016-м президент Дональд Трамп победил на выборах в основном благодаря таргетированной кампании в Facebook, и не все из тысяч сообщений, которые читали избиратели, были проверенной объективной информацией.

Соответственно, блокирование активности Трампа в 2020-м частными владельцами соцсетей обошлось ему в миллионы голосов. Для недавно созданного в Украине Центра противодействия дезинформации налаживание контактов с администрациями самых популярных в Украине социальных сетей — одна из первейших задач. В современном мире написанные анонимными авторами «правила сообщества» более весомы для блокирования какого-то контента, чем легитимные законы суверенных государств.

До недавнего времени Интернет был свободным пространством, и основные ограничения касались лишь откровенно уголовной деятельности, которая была вытеснена в DarkNet и могла поставлять оттуда лишь криптовалюту. Однако в мире наблюдается тенденция к сепарации Всемирной паутины согласно зонам геополитических влияний. Уже сейчас фактически свой суверенный Интернет построил Китай, который заблокировал использование западных соцсетей, ведет мониторинг активности граждан в Интернете и оценивает их через систему социального кредита. Готовит свои ограничения Российская Федерация, которая планирует весьма скоро провести «импортозамещение» и в виртуальном мире. Вместо YouTube российские потребители будут смотреть Рутуб, а доступ ко многим международным ресурсам будет ограничен.

В свою очередь, США инициируют создание сообщества государств с новыми стандартами поведения в Интернете. 15 апреля 2021-го Белый дом сообщил, что Центр Джорджа Маршалла в Германии готовит правовую базу для ответственного поведения государств в Интернете. Вероятно, вскоре появится какая-то декларация, подписанты которой возьмут на себя обязательство придерживаться определенных стандартов. Следующим шагом станет либерализация отношений и обмена трафиком между участниками нового клуба. Со странами-изгоями будут построены диджитал-стены и информационные фильтры. Украине важно уже на начальном этапе включаться в этот процесс, тем более что возникает возможность перехватить значительную часть трафика в обход России.

Украина должна не только защищать свое информационное пространство, но и готовить экспансию. Например, в мире есть запрос на объективный информационный русскоязычный телеканал. На сегодняшний день русскоязычный зритель по всему миру получает информацию преимущественно через Russia Today, с соответствующим идеологическим акцентом. Путь от нишевого канала «Дом» до глобального игрока уровня Аль-Джазиры долгий и дорогой. Но в поддержке проекта могли бы принять участие и частные меценаты, в том числе бывшие российские олигархи-беглецы. Поддерживающие демократию международные организации тоже могут оказать существенную помощь. Зрителями такого канала могли бы стать жители многих стран на территории бывшего СССР, а также русскоязычные туристы по всему миру.

Общественные предохранители от тотального контроля медиа-пространства

Украина формирует свою инфраструктуру органов, которые должны обеспечивать информационную безопасность государства. Киберподразделения СБУ и Нацполиции постоянно совершенствуют свои технические возможности по противодействию кибератакам. Создан Центр противодействия дезинформации при аппарате СНБО и аналогичное подразделение в составе Министерства культуры.

Более того, разработка рамочных конвенций для информационного поля — это задача не только для государства. Возможно, более точными и значимыми стали бы формулировки, разработанные самими журналистами. В свое время журналистские профсоюзы и комитеты журналистской этики сыграли сверхважную роль в появлении независимых СМИ и сформировали стандарты объективной журналистики. С тех пор журналистская среда разошлась по «информационным пузырям», и объективной причиной этого в большой степени стали диджитал-технологии.

У каждого медиа-холдинга есть свой зритель, читатель и своя редакционная политика. Поэтому поиск универсальных стандартов и рамок — реально сложная задача, но пробовать все равно нужно. Ведь альтернатива — это решения СНБО по представлению СБУ. Поводом к дискуссии о новых стандартах могла бы стать подготовка закона «О медиа», отдельные нормы которого уже вызвали протест и критическую оценку. Предложения о внесудебном блокировании СМИ содержатся и в законопроекте о СБУ, который готовят ко второму чтению.

Важно также привлекать к деятельности общественные организации и волонтерские группы, у которых уже есть успешный опыт работы с фейками и вражеской пропагандой. В распределении функций именно негосударственные организации могут взять на себя часть работы по мониторингу и анализу информации

Кроме того, они эффективны в кампаниях просвещения граждан по использованию критического мышления при потреблении информации. Государственные органы, со своей стороны, владеют законными полномочиями для активных операций, могут готовить и принимать решения по противодействию информационным спецоперациям. Именно сотрудничество независимых экспертных организаций с государственными органами должно стать предохранителем от превращения борьбы с дезинформацией в создание собственного «Министерства правды», у которого будет монополия на истину и которое будет навязывать ее всеми средствами из арсенала «Большого Брата».

Больше статей Игоря Попова читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК