«DZIEN SWIRA» в Украине

09 июля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 27, 9 июля-16 июля 2004г.
Отправить
Отправить

Есть такой польский фильм — «Dzien swira», название которого можно перевести как «День чокнутого». (По...

Есть такой польский фильм — «Dzien swira», название которого можно перевести как «День чокнутого». (Польское слово swir значит: «бзик», «причуда», «помешательство» или «псих».) Это даже не «день дурака» или «день сумасшедшего», а именно «День чокнутого». Для Украины таким днем в Год Польши в Украине, наверное, по праву может считаться 8 июля 2004 года. Именно «после дождичка в четверг» наблюдательный совет ОАО «Укртранснафта» (которое передано в состав и управление НАК «Нафтогаз України») принял два принципиальных для этого нефтетранспортного предприятия и вообще энергетической безопасности Украины решения.

Одним из них наблюдательный совет ОАО уполномочил «Укртранснафту» подписать учредительный договор с польской нефтетранспортной компанией PERN «Przyjazn» о создании совместного украинско-польского предприятия в форме ООО «Международное трубопроводное предприятие «Сарматия». (Созвучно донецкому пиву «Сармат». Совпадение, наверное.) Это СП призвано обеспечить строительство нефтепроводного участка от украинских Брод до польского Плоцка, который позволит соединить нефтетранспортные магистрали Украины и Польши и станет связующим звеном международного проекта создания Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора (ЕАНТК). Или, скажу точнее, может стать связующим звеном. Надеюсь, что еще — может стать…

Второе решение проливает свет на «подковерные» украинско-российские «договоренности» относительно реверсного использования нефтепровода Одесса—Броды — для транзита российской нефти марки Urals по маршруту Мозырь—Броды—МНТ «Південний».

Сообщение о двойном решении наблюдательного совета (НС) ОАО «Укртранснафта» еще до его принятия вызвало крайние, антагонистические реакции. Сторонники ЕАНТК констатировали практическое, а не просто декларативное изменение приоритетов внешней политики Украины под условным девизом «Назад, в империю». Т.е. в орбиту Москвы, которая последовательно, используя политику кнута и пряника, удерживает бывших союзных сестер в рамочках СНД. Последнее подтверждение того, что Евросоюз, контуры которого очерчены украинско-польской границей, властям Украины менее интересен, чем другая соседка — Российская Федерация.

С другой стороны, решение о создании украинско-польского СП для достройки нефтепровода от Брод до Плоцка могло бы означать, что в Украине все же думают о евроинтеграционных перспективах. Могло бы. Но слишком многое говорит о том, что у потенциальных партнеров по этому СП в Польше (и не в ней одной) есть основания считать себя, мягко говоря, обманутыми. Ведь они видели и слышали, что влиятельные политики, кризисные топ-менеджеры Украины вели перманентные переговоры с российской стороной. Само по себе это вряд ли недопустимо. Но тот факт, что на кону была нефтетранспортная система Украины, а вернее — украинская часть ЕАНТК, включая простаивающий нефтепровод и терминал «Південний», которую Украина обещала использовать для транспортировки каспийской нефти в Европу, говорит о «серьезности» европейских намерений официального Киева.

При этом до последнего поляков уверяли в том, что Украина стратегически заинтересована в реализации проекта ЕАНТК. Мол, правительство приняло такое окончательное решение. Но, как выясняется, не бесповоротно.

«Если не знаешь,
как поступить, — поступай порядочно»

Чем больше в Польше наблюдали за метаниями украинских властей, тем больше сомневались в искренности киевских заверений. А затем Л.Кучма вообще обвинил поляков в том, что на самом деле это они ничего не делают. Даже лопатой для виду землю по маршруту трассы нефтепровода не ковырнули. Словом, у поляков сложилось впечатление, что их водят за нос. Однако никакой публичной реакции с их стороны не последовало. Более того, располагая официальными заверениями представителей украинской власти о решении использовать нефтепровод Одесса—Броды для транспортировки в Европу каспийской нефти, они не могли позволить себе публичных заявлений насчет своих сомнений. Даже прослышав о намерениях правительства Украины исключить документальное упоминание о приоритете использования нефтепровода в направлении из Одессы на Броды (см. «ЗН» от 3 июля), посол Польши в Украине Марек Зюлковски заявил накануне десятого заседания смешанной российско-украинской комиссии по сотрудничеству (Москва, 2 июля), что польская сторона готова не только подписать, но и ратифицировать соглашение о создании СП для соединения нефтетранспортных систем Украины и Польши. Сделать это в ходе 7-го экономического саммита «Украина—Польша» (Ялта, 24 июня) не удалось «по техническим причинам».

Теперь украинская сторона в лице ОАО «Укртранснафта» готова это сделать. При том, что временно Одесса—Броды будет качать российскую нефть в так называемом реверсном режиме.

Готова ли Польша проглотить такую пилюлю, я спросила у Анны Сковроньской-Лучиньской, торгового советника-посланника Республики Польша в Украине (разговор состоялся 7 июля):

— На мой взгляд, не следует обольщаться ложными надеждами. И даже если Украина подпишет соглашение с Россией о временном использовании нефтепровода Одесса—Броды для транспортировки нефти на юг (через терминал «Південний», а не в направлении на Броды. — Авт.), думаю, что очень много людей хотели бы верить в то, что это действительно временно…

— Что, на ваш взгляд, может еще сделать в этой ситуации Украина?

— Существует прямой ответ: если не знаешь, что сделать, а ситуация очень сложная, как в данном случае, — поступай порядочно. В частности, порядочно по отношению к своим партнерам и союзникам. На мой взгляд, по отношению к Польше так и должна была поступить Украина, и это было бы честно.

Случается, что кому-то из партнеров третья сторона делает предложение, от которого в силу многих причин трудно отказаться или в данный момент оно выглядит более выгодным. В таком случае следует официально и прежде всего честно сообщить своему партнеру о своем решении по поводу предложения третьей стороны. Можно спорить, аргументировать свою позицию, в конце концов прийти к компромиссу, минимизируя тем самым всевозможные риски для непосредственных и опосредованных участников переговорного процесса. И при этом оставаться порядочным партнером.

— Украинской стороной, между тем, принято два решения: о создании СП с польской компанией PERN «Przyjazn» для достройки нефтепровода Одесса—Броды до Плоцка и о заключении соглашения с российской стороной о временном использовании нефтепровода Одесса—Броды для транспортировки российской нефти в южном направлении через терминал «Південний». Как польская сторона относится к такому неоднозначному решению? И какими будут действия государства Польша и компаний, уполномоченных от его имени участвовать в создании Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора для доставки каспийской нефти через территории Украины и Польши?

— Думаете, что возможна одновременная реализация этих двух решений?

— По крайней мере, так считают те, кто принимал оба эти решения.

— Польша официально вправе спросить Украину: что же конкретно вы хотели и что вы хотите? Зачем в этом случае вам совместное украинско-польское предприятие по достройке нефтепровода Одесса—Броды до Плоцка? Каковы будут задачи и цели такого предприятия?

(Уже после этого разговора стало известно о встрече посла Украины с представителями Минэкономики Польши, в ходе которой украинский дипломат информировал польскую сторону о решении НС «Укртранснафти» и Украины по поводу проекта достройки нефтепровода и его использования. — Авт.)

— Несложно догадаться, что в ответ вы услышите, что российскую нефть в южном направлении «Укртранснафта» будет транспортировать по нефтепроводу Одесса—Броды только в течение трех лет, которые как раз и понадобятся для достройки нефтепровода. В этой связи видите ли вы хотя бы гипотетическую возможность создания украинско-польского СП на практике, пусть даже в отдаленной перспективе? Или эту тему можно считать уже неактуальной?

— Это мое частное мнение, но я бы не доверяла, как прежде, необязательному партнеру. Но государства иногда оказываются в более сложной ситуации, чем отдельные личности. Если, к примеру, предпринимателя подвел партнер, то с ним можно просто больше не иметь дела. Государство же не может себе позволить прервать отношения из-за непоследовательной позиции другого государства, тем более соседствующего с ним. Думаю, что в Польше прежде всего будут ожидать разъяснений со стороны Украины. Наверное, будут советоваться с Европейским Союзом. Потому что проект создания ЕАНТК нужен не только Украине и Польше, но и объединенной Европе, что было зафиксировано в межправительственном договоре между Украиной, Польшей и Евросоюзом от 26 ноября 2003 года.

— Речь идет о договоре, который в Брюсселе от имени правительства Украины подписал еще вице-премьер-министр Виталий Гайдук?

— Да. И именно в этом документе подчеркнуто важное значение проекта ЕАНТК для обеспечения энергетической безопасности всей объединенной Европы. А это означает, что в проект создания нефтетранспортного маршрута через территории Украины и Польши вовлечена и Европа. Польша и прежде учитывала мнение ЕС, а теперь уже как полноправный член Евросоюза она обязательно будет обсуждать эту ситуацию с представителями ЕС. И, думаю, решение может быть совместным.

— Подпишет ли польская сторона соглашение с Украиной о создании СП для достройки нефтепровода от Брод до Плоцка? В конце концов, вы же ничего не теряете…

— Соглашение, конечно, будет подписано. Тем более что существует протокольная договоренность об этом, а польская сторона последовательна в своих действиях. Но доверие к Украине как партнеру ею же и подорвано…

— Но несмотря на все это, можете ли вы сказать, что у Польши все же есть заинтересованность в Украине?

— Я бы сказала, что прежде всего есть большая взаимная заинтересованность у польских и украинских предпринимателей. Даже в тех вопросах, в которых пока нет определенного успеха. К примеру, участие «Индустриального союза Донбасса» в приватизации польского металлургического комбината. Да, пока результата в этом нет. Но есть заинтересованность этой корпорации в том, чтобы войти в Польшу, на ее рынок, а значит, и на рынок ЕС. И я думаю, что «ИСД» не будет последней украинской компанией, которая захочет прийти в Польшу и Европу. Причем речь идет не только о крупных компаниях. Польские предприниматели доказывают свою заинтересованность растущим экспортом и импортом и даже инвестициями в Украину.

Что же касается международного экономического сотрудничества Украины с Польшей и Евросоюзом, то, конечно, проект ЕАНТК был самым крупным проектом. Но не единственным. Например, реализуется проект создания 3-го международного транспортного коридора, который должен проходить и по территориям Украины и Польши. Есть и другие международные экономические проекты. И уже по тому, каковым будет отношение к ним и участие в них украинской стороны, будут судить об Украине и о ее действительном желании сотрудничать с Европейским Союзом и в перспективе стать его полноправным членом. Польская сторона надеется, что заявленное Украиной стремление к сближению с ЕС — не просто декларация намерений.

Л.Кучма: «Украина не готова ко вступлению в ЕС»

Существенным результатом принятия Украиной предложения российско-британской компании ТНК-ВР о южном направлении использования нефтепровода Одесса—Броды будет ухудшение инвестиционного климата для достройки этого нефтепровода до Плоцка. Дело в том, что спустя несколько месяцев после регистрации украинско-польского СП по достройке нефтепровода в этом проекте должен был появиться третий стратегический партнер. Причем не просто партнер, а инвестор, который должен был внести деньги (привлечь кредиты) для реализации этого проекта. Таким образом финансирование проекта было бы заботой не «Укртранснафти» и PERN «Przyjazn» (уполномоченных реализовывать проект достройки нефтепровода от Брод до Плоцка), а третьего партнера. Мы можем догадываться, что это могла быть за компания или концерн. Например, группа «Лотос» или «Орлен», или консорциум с их участием. Теперь же, после принятия решения о реверсе украинского нефтепровода, возникает масса проблем относительно прежних планов, включая финансовые. И третий участник СП, если и появится, то очень хорошо подумает, стоит ли вверять свои средства партнеру, доверие к которому подорвано.

Что же касается восстановления репутации Украины в глазах той же Польши и Евросоюза, то теперь ей очень долго и упорно придется трудиться, чтобы подтвердить свое реноме, соблюдая условия всех других международных договоренностей. Возможно, тогда снова появится доверие к Украине. Даже полякам, которые однозначно чувствуют себя в этой ситуации обманутыми, этого бы хотелось. Но, увы, процесс этот болезненный и весьма продолжительный.

Анна Сковроньска-Лучиньска достаточно дипломатично выразилась о дальнейших перспективах развития экономического сотрудничества Украины с Польшей и вообще Евросоюзом. Конечно, никто не будет устраивать Украине экономическую блокаду из-за того, что проект ЕАНТК теперь под вопросом или как минимум отложен в долгий ящик. Польская сторона будет продолжать работу над проектом в случае подписания соглашения о создании СП с «Укртранснафтою» для достройки нефтепровода от Брод до Плоцка. Однако явно без прежнего настроя. Хотя в той же Польше проведена немалая подготовительная работа для реализации этого проекта.

Нюанс в том, что эта самая подготовительная работа, отнявшая столько времени и сил, доподлинно известна только непосредственным ее исполнителям. Это и многочисленные переговоры с потенциальными инвесторами проекта и компаниями, заинтересованными в продаже и покупке нефти, и предварительное определение маршрута трассы, и, что особо важно, переговоры с собственниками земель, по которым возможно пройдет будущий нефтепровод. Не посвященным же в детали проекта людям, даже чиновникам высшего ранга, подготовительная работа не видна. В итоге создалось впечатление, будто польская сторона ничего конкретного не делает, а только кормит украинцев обещаниями. Разумеется, если подобное впечатление в нужное время да в удобном месте преподнести, например, Президенту Кучме с соответствующими комментариями, он наверняка будет возмущен. Так в принципе и произошло.

Несложно догадаться, кто постарался «должным образом» информировать главу государства. Ведь в числе действующих чиновников не осталось ни одного сторонника европейского направления использования нефтепровода Одесса—Броды. Вице-премьер Виталий Гайдук уволен с должности еще в конце прошлого года, экс-министр топлива и энергетики Сергей Ермилов был смещен буквально сразу после принятия правительством постановления №114 от 4 февраля текущего года, где и упоминается об использовании нефтепровода Одесса—Броды в направлении из Одессы на Броды. Александр Тодийчук уволен с должности специального уполномоченного по вопросам ЕАНТК в связи с ликвидацией этой должности. Затем он подал в отставку и с поста президента ОАО «Укртранснафта» в связи с тем, что не видит, как он сам выразился, возможности работать в создавшейся в компании ситуации, не имея реальных рычагов влияния и реальных полномочий.

Полномочиями теперь располагает генеральный директор ОАО «Укртранснафта» Станислав Василенко, которого наблюдательный совет этого нефтетранспортного предприятия уполномочил подписать соглашение и с ТНК-ВР, и с польской PERN «Przyjazn». А реальными рычагами влияния, безусловно, располагает председатель правления НАК «Нафтогаз України» Юрий Бойко. И, разумеется, Президент и премьер.

О «кулуарности и закрытости режима» принятия решения о реверсе

Зная о предстоящем решении правительства Украины снять с себя обязательство использовать Одесса—Броды для транспортировки каспийской легкой нефти в Европу, «ЗН» попыталось получить официальное трактование этому. Однако даже после публичного сообщения о том, что в начале минувшей недели В.Янукович завизировал своей подписью постановление Кабмина «О внесении изменений в пункт 1 постановления Кабинета министров Украины от 4 февраля 2004 года №114» (согласно которому изымалось упоминание маршрута использования нефтепровода Одесса—Броды именно «в направлении из Одессы на Броды»), найти на сайте правительства постановление №831 ни среди проектов, ни в разделе принятых документов не удалось. Коллеги из других СМИ, интересовавшиеся у пресс-секретаря В.Януковича участью этого постановления, в ответ слышали нечто в стиле: «А вы видели это постановление? Я — нет». Вот и весь разговор. А на сайте Кабмина текст постановления появился только в конце недели.

В Минтопэнерго Украины нам вежливо объяснили, что текста в министерстве тоже в глаза не видели. О том, что такое постановление принято — слышали. Но коль решение это Кабмина (читай — коллегиальное), то, мол, почему за него отдуваться должно Минтопэнерго и его глава? И в самом деле: почему трижды министр Сергей Тулуб должен что-то публично говорить о проекте, к которому в общем-то не имеет отношения? Другое дело, что именно это и странно. Минтопэнерго — и не имеет отношения к стратегически важному для энергетической безопасности Украины решению.

Уже после принятия наблюдательным советом ОАО «Укртранснафта» решения о подписании соглашения с ТНК-ВР в НАК «Нафтогаз України» перевели стрелки на службу по связям с общественностью и прессой «Укртранснафти». Прелесть всех пресс-служб для руководства всех компаний, как известно, заключается в том, что ежели «прессовики» что-то и сообщили лишнего, завсегда есть возможность на них возложить всю ответственность. Очень удобно — и все ни при чем.

Генеральный директор «Укртранснафти» Станислав Василенко, уполномоченный подписать временный трехлетний договор с ТНК-ВР, в общем-то никогда не скрывал своего естественного (для такого уровня специалиста и руководителя компании) недовольства тем, что нефтетранспортная система Украины работает в полсилы, а построенный нефтепровод Одесса—Броды вообще простаивает. Не зря же он так настоятельно содействовал и объединению нефтетранспортной системы Украины в ОАО «Укртранснафта». Как человека действий, его легко понять: «Укртранснафта» со времени постройки нефтеструктуры Одесса—Броды от этого ничего не получила, кроме конфликтов. Недополученная прибыль — веский аргумент для хозсубъекта. Но, как ни прискорбно, в контексте геополитического передела маршрутов транспортировки энергоносителей, это неизбежная плата за право «поучаствовать» в глобальном нефтетранзитном бизнесе не только три года, но и много лет по истечении этого срока.

И зачем ТНК-ВР такая головная боль?..

Волею судеб, в день принятия решения о реверсе глава представительства ТНК-ВР в Украине Александр Городецкий показывал журналистам достижения компании по модернизации ЛиНОСа (ОАО «Лисичанскнефтеоргсинтез»). Так что формально о том, что Украина согласна принять предложение ТНК-ВР, господин Городецкий тоже узнал от журналистов. Тактически — верный ход. А стратегическая задача будет уточняться. В частности, в ходе согласования условий поставки этой компанией в украинскую нефтетранспортную систему до 9 млн. тонн нефти ежегодно и условий предоставления кредита в 108 млн. долл. для закупки «Укртранснафтою» до 450 тыс. тонн технологической нефти (для заполнения нефтесистемы Одесса—Броды).

Называть конкретные даты подписания соглашения и начала поставок российской нефти для ее дальнейшего экспорта А.Городецкий в Лисичанске не стал. Лишь сказал, что по техническим причинам нефтепоставки возможны не раньше октября, ибо подать заявку на третий квартал в АК «Транснефть» компании группы ТНК-ВР уже не успели. А труба не терпит пустоты в силу многих обстоятельств. Теперь ТНК-ВР будет «собирать» обещанный Украине объем нефти: если 9 млн. тонн разделить на четыре квартала, то с октября и до конца года компания вроде как должна поставить около 2,25 млн. тонн. Цены и условия уточняются.

Очевидно, что изначально обещанные 9 млн. тонн в год для ТНК-ВР в настоящее время обеспечить проблематично. Это, конечно, может быть и временное явление. Но существенная оговорка «до 9 млн. тонн» наводит на размышления. Зачем понадобилось еще в прошлом году российско-британской компании, образно говоря, лезть в украинскую трубу, если она реально не располагает заявленным объемом нефтесырья? Вариантов ответа можно найти не один. В том числе и следующий.

Энергетическая стратегия России предусматривает экспансию этой страны (и компаний, черпающих в ее недрах энергоносители) на страны, располагающие инфраструктурой доставки нефти, газа, электроэнергии и на платежеспособные рынки сбыта этого добра. Россияне не скрывают этого. И весьма последовательны в достижении своей стратегической цели.

Обещая Украине (пряник) перейти на взимание НДС с экспорта нефти и газа по стране назначения, долгосрочный нефтетранзитный договор и помощь в стабилизации внутриукраинского рынка нефтепродуктов, россияне тем временем строят обходящие Украину нефте- и газопроводы (не кнут, а почти удавка). И даже публично заявляют, что намерены отказаться от услуг государств—транзитеров энергоносителей. Значит, от услуг Украины прежде всего. И если так, то зачем России, во-первых, украинский нефтепровод Одесса—Броды; во-вторых, зачем ей на европейский рынок через тот же украинский нефтепровод пропускать конкурентов-владельцев каспийской нефти?

Очевидно, что незачем. С учетом этого имеет право на существование версия о том, что «руками» компаний группы ТНК-ВР российское правительство просто «временно закупоривает» на три года этот нефтемаршрут. (Хотя господин Городецкий с такой постановкой вопроса категорически не согласен. С его мнением мы познакомим читателей в ближайших выпусках «ЗН».) А ко времени окончания действия договора с «Укртранснафтою» россияне преспокойно смогут обойтись без услуг украинских нефтетранспортников. К тому времени можно даже безболезненно поучаствовать в приватизации украинской нефтетранспортной системы (оптом или в розницу — не принципиально). Важен результат, в достижении которого российская сторона, в отличие от Украины, последовательна.

* * *

Было бы несправедливо повесить, как говорится, всех собак на «Укртранснафту», «Нафтогаз України», Кабмин и тем более на ТНК-ВР. Решению наблюдательного совета «Укртранснафти» о «временном реверсе» предшествовала череда последовательных событий, результаты которых иногда даже документально засвидетельствованы. Правда, кулуарность таких действий скорее играет против них.

Так или иначе, но событиям 8 июля предшествовало решение правительственной комиссии по эффективному использованию системы магистральных нефтепроводов (протокол №7 от 15 июня 2004 года). Так вот, согласно ее решению, ОАО «Укртранснафта» анализировало предоставленные Минтопэнерго контракты, предусматривающие возможность транспортировки каспийской нефти по системе Одесса—Броды (всего — четыре документа). Фигурировали в них украинские, польские, турецкая и казахская компании. Но после детального анализа в «Укртранснафті» пришли к выводу, что представленные контракты и соглашения имеют «исключительно декларативный характер». То подписанты не располагают заявленными правами на нефть; то навязывают, по мнению «Укртранснафти», кабальные условия договора; то лишь обещают поставить нефть на терминал без упоминания дальнейшего маршрута транспортировки на Броды. Словом, в «Укртранснафті» пришли к выводу: «Представленные документы носят исключительно декларативный характер и поэтому не позволяют произвести расчеты экономических показателей из-за отсутствия конкретных обязательств сторон по объемам поставок нефти, их срокам и тарифам на транспортировку».

После такого вывода специалистов, что называется, от трубы, какого решения от НС «Укртранснафти» можно было еще ожидать?

Как хозсубъект в форме ОАО, эта компания обязана заботиться о получении прибыли. О соблюдении при этом интересов национальной энергобезопасности должно заботиться прежде всего правительство. Но его глава озабочен тем, как понравиться Путину и заручиться его поддержкой на выборах. А также тем, как сдержать рост цен на украинском рынке нефтепродуктов. Сдержать, похоже, любой ценой. Он это обещал Президенту.

...В Украине еще продолжается Год Польши. Однако при этом в России — Год Украины. И очень похоже, что в качестве подарка россиянам ко всему прочему прилагается и нефтетранспортная магистраль Одесса—Броды — в реверсном исполнении. Так что вполне логично, что именно в 2004-м случился в Украине «Dzien swira». Во всем цивилизованном мире 2004-й считается Годом Сальвадова Дали, гения сюрреализма. Для Украины это актуально. Хотя для остального мира это всего лишь событие в культурной жизни социума.

Право свободы выбора — большое искушение, хотя и основополагающий принцип демократического общества. Одновременно оно означает и ответственность за сделанный выбор. А зачастую и наказание за него же. Обидно только, когда свой выбор делают несколько человек, а расплачивается — вся страна. Очень долго и по всем счетам. Со всеми вытекающими из трубы последствиями.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК