Без права на спасение

16 июля, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 16 июля-5 августа

За годы независимости Украины в результате 41 крупной аварии на угольных шахтах погибли 887 шахтеров. Поэтому вопросы безопасности для горнодобывающей отрасли всегда являются первоочередными. Однако сегодня в Украине государственные органы фактически перестали контролировать выполнение требований правил безопасности и закрывают глаза на массовые нарушения на угольных и рудных шахтах.

На украинских шахтах  массово нарушаются требования техники безопасности

За годы независимости Украины в результате 41 крупной аварии на угольных шахтах погибли 887 шахтеров. Поэтому вопросы безопасности для горнодобывающей отрасли всегда являются первоочередными. Однако сегодня в Украине государственные органы фактически перестали контролировать выполнение требований правил безопасности и закрывают глаза на массовые нарушения на угольных и рудных шахтах. Сложилась критическая ситуация с обеспечением горняков и сотрудников военизированных горноспасательных частей (ВГСЧ) средствами индивидуальной защиты органов дыхания (самоспасателями и изолирующими респираторами). Оправдание директора предприятий и госчиновники ищут в недостаточном финансировании и тяжелой экономической ситуации. Но только ли в этом дело?

В распоряжении редакции оказался документ, который для далекого от жизни шахтеров гражданина может показаться малозначительным. Однако у Независимого профсоюза горняков Украины (НПГУ), откуда он к нам и попал, он вызывает бурю эмоций и праведного негодования. По сути, эта бумага наглядно, в концентрированной форме, демонстрирует ворох сегодняшних проблем с безопасностью труда горняков.

Письмом от 10.03.2016 г. №02/371 за подписью первого заместителя начальника Главного управления Государственной службы Украины по вопросам труда (Гоструда) в Донецкой области М.Кишканя на основании мероприятий шахты Краснолиманская и письма Красноармейского городского управления Госсанэпидслужбы со ссылкой на право, предоставленное ст. 29 Закона "Об охране труда", шахте Краснолиманская дано разрешение выполнять повторную тренировку в "дымной" камере двух подземных работников, используя при этом один индивидуальный (!) самоспасатель (СС) на двоих; а также направлять в шахту подземных работников, не прошедших повторную тренировку в "дымной" камере. Примечательно, что кандидатуру руководителя областного управления Гоструда утверждает глава ГСУВТ по согласованию с министром социальной политики. Получается, высшие органы власти готовы разделить ответственность за подобные "эксперименты" на шахтах?

Как свидетельствует мировая статистика, на протяжении года задействуются для спасения жизни около 5% действующих СС. При этом сегодня одних только СС украинского производства по всему миру эксплуатируется около 500 тыс. Иными словами, это 25 тыс. спасенных жизней шахтеров ежегодно!

Согласно Правилам безопасности в угольных шахтах, руководство шахты должно организовать в "дымной" камере обучение правилам включения и пользования СС для вновь принятых подземных работников и раз в два года проводить повторные тренировки шахтеров. При этом люди должны тренироваться правильно реагировать на задымление окружающего пространства, правильно включаться в СС и дышать в нем. Именно эти принципиальные, выписанные смертями Правила безопасности и разрешает нарушить упомянутое выше письмо Гоструда — органа, осуществляющего государственный надзор за соблюдением Законов и норм в сфере охраны труда (ОТ) на угольных шахтах.

Оправдываясь недостатком СС для проведения тренировок, отсутствием денег на их покупку, руководство шахт стало практиковать обучение нескольких человек на одном списанном самоспасателе. Лишь первый из них действительно учится, как правильно включиться в СС, вскрыть его, запустить и дышать. Потом он снимает аппарат, водкой протирает загубник и передает следующему. Подышали — распишитесь, что вы прошли тренировку. Это приблизительно то же самое, как если бы пилоту выдавали удостоверение на основании того, что он уже после взлета, проведенного инструктором, в полете подержался за штурвал. Использование списанного оборудования, от которого зависит жизнь горняков, само по себе является вопиющим фактом. Подобной практики нет ни в одной стране мира. Однако ответственности за это на деле никто не несет.

Более того письмо, разрешающее проводить такие "тренировки", далеко не единственное. В последние два года письма с решениями об изменении сроков применения требований нормативных актов по ОТ со ссылкой на ст. 29 Закона "Об охране труда" стали печальной практикой для региональных структур Гоструда, утверждают шахтеры.

"Популярная" среди руководителей шахт ст. 29 позволяет работодателю "в случае невозможности полного устранения опасных и вредных для здоровья условий труда" обратиться с ходатайством об установлении необходимого срока для выполнения мероприятий по приведению условий труда на производстве или рабочем месте к нормативным требованиям. Гоструда рассматривает ходатайство и при наличии оснований может в виде исключения принять решение об установлении другого срока применения требований нормативных актов по ОТ.

Руководители службы Гоструда при этом разрешают не только тренировку нескольких работников с одним самоспасателем, но и временно уменьшать общее количество средств защиты на шахте до явочного состава работников. Хотя СС должен быть индивидуально закреплен за каждым горняком. Следует отметить, что в соответствии с правилами эксплуатации самоспасатель должен быть закреплен за конкретным человеком, и только в этом случае гарантируется срок эксплуатации 5 лет. Но это положение постоянно нарушается. Практика, когда один и тот же СС передается шахтерами "из рук в руки" и вместо одной смены в сутки эксплуатируется две-три, весьма распространена. В результате такой эксплуатации вещество, содержащее химически связанный кислород, подвергается дополнительным нагрузкам и теряет свои свойства. Это чревато тем, что самоспасатель, даже не прослужив 5 отпущенных производителем лет, может не отработать номинальное время защитного действия в экстремальной ситуации.

"Мы покупали СС в прошлом и позапрошлом году и полностью ими обеспечены, — говорит Александр Стойловский, главный инженер шахты "Надія". — Но со временем проблема может возникнуть и у нас. И до войны цены на СС зашкаливали. А сейчас они продаются по цене
7300 грн. Даже если шахте потребуется 100 шт., то получается сумма более 700 тыс. грн, а если 500, то — 3,65 млн. Поэтому руководители шахт законными и незаконными методами продлевают сроки эксплуатации имеющихся СС и не покупают ничего. Если же мы их все же купим, то нам не хватит денег на выплату зарплаты". Психология руководителей, к большому сожалению, не меняется — сохранить копейку важнее, чем обезопасить жизнь человека. Такой логикой они руководствуются и выстраивая отношения с трудовым коллективом, предлагая им сделку: "Зарплата — вместо средств индивидуальной защиты". Тем более в ситуации, когда шахты, жалуясь на недостаток средств и высокую стоимость оборудования, не уменьшают закупки средств защиты до вынужденного минимума, а просто перестают их приобретать. Абсурда ситуации добавляет также тот факт, что неофициально на украинском рынке оказывается поддержка польским производителям СС, чья продукция дороже отечественной более чем в 2 раза. Руководители госшахт отмечают, что вопросы охраны труда в угольной отрасли во многом зависят от политики государства, причем корректировать ее для защиты горняков, похоже, никто не собирается — нет ни писем, ни служебных записок, ни докладных о плачевном состоянии дел со средствами защиты на предприятиях.

"СС всегда не хватало. Просто раньше всегда была госпрограмма, выделяющая денежные средства на эти цели, — считает Александр Шевченко, заместитель гендиректора ГП "Селидовуголь". Этими аргументами руководствуется большинство руководителей шахт.

И сегодня мы можем наблюдать пугающую статистику. Если в 2012—2014 гг. только госшахты приобретали по 9,5 тыс. СС в год, то в 2015-м — всего 76 шт., а в 1 квартале 2016 г. — ни одного. В госбюджете на эти цели не предусмотрено ни одной гривны. Обычно шахты закупали СС за счет средств господдержки. Сейчас шахтам выделяют средства от реализации угля для закрытия текущих вопросов, в т.ч. и вопросов по охране труда. По результатам I квартала 2016 г. шахтам из вырученных денег выделили 30 млн грн на решение вопросов по ОТ. Но это только 30% от потребности.

При этом согласно данным, предоставленным редакции службой Гоструда, по состоянию на 01.06.2016 г. обеспеченность СС государственных угольных предприятий Минэнергоугля составляет 72% (средств индивидуальной защиты не хватает почти 10 тыс. горняков).

Не намного лучше ситуация на частных шахтах. Средняя обеспеченность СС там составляет 92% относительно списочной численности. Так, в письме председателя Областного объединения НПГУ Западного Донбасса №69 от 29.03.2016 г. В. Грека значится, что общая нехватка СС по "ДТЭК Павлоградуголь" составляет 1247 шт.

"Не дай Бог авария — люди будут погибать. В 2002 г. на шахте "Украина" погибли 35 человек, — вспоминает Михаил Волынец, лидер НПГУ. — Сегодня горняки при трудоустройстве вынуждены сами покупать не только СС, но и спецодежду. Еще и взятку дают".

"Такого у нас еще никогда не было, — сетует Виктор Турманов, председатель Профсоюза работников угольной промышленности. — У нас сегодня ни копейки не отпускается на охрану труда. Приобрести СС за свой счет предприятия не могут. Они и так на ладан дышат. Даже зарплаты выплачиваются с большой задержкой. Охрану труда и безопасность превратили ни во что. Расформировали гостехнадзор. Всех специалистов разогнали. Случится беда — некому будет разбираться". При этом и штат самой Гоструда значительно недоукомплектован. Как может служба в таких условиях эффективно осуществлять контроль над соблюдением правил безопасности в отрасли? Получается, что "пока гром не грянет — мужик не перекрестится". Однако когда в роли "мужика" выступают госчиновники высшего уровня и первые руководители угольных предприятий, это выглядит весьма тревожно, в первую очередь для горняков.

В 2016 г. специалистами Гоструда были отмечены нарушения состояния ОТ и правил безопасности в части обеспечения работников предприятий СС на 30 шахтах, подконтрольных Минэнергоугля. По данным экспертов, в связи с этим в МЭУП было направлено письмо с требованием устранить данное нарушение. Была ли реакция на это письмо со стороны Министерства, а самое главное — был ли результат — никто не знает.

"Когда срок гарантии СС будет заканчиваться, люди все равно будут с ними ходить. Хотя после пяти лет эксплуатации гарантию, что СС нормально отработает, никто не даст", — сообщил на условиях анонимности замдиректора шахты по охране труда. Фактически эксплуатируя это оборудование в двух-, трехсменном режиме или продлевая срок его эксплуатации более 5 лет, шахты берут на себя ответственность за жизни людей.

Сложности с обновлением парка средств индивидуальной защиты органов дыхания есть и у горноспасателей. ВГСЧ используют не СС, а респираторы со временем действия два и четыре часа. Но и им средства выделяются практически лишь на приобретение запчастей и ремонт средств защиты. В результате в экипировке спасателей можно встретить респираторы даже 1987 г. выпуска.

"У нас есть и респираторы, и СС как резервные. Финансирования только не хватает, — отвечает Александр Штода, замначальника Центрального штаба Государственной военизированной горноспасательной службы. — У нас респиратор закреплен за конкретным человеком, который понимает, что ему он будет обязан жизнью в случае экстремальной ситуации. Поэтому он его сам обслуживает, следит за его техническим состоянием. И если срок эксплуатации вышел, респиратор ежемесячно проверяется. Только на этом и выживаем. Финансирования хватает лишь на запчасти для ремонта и технического обслуживания".

Горноспасатели прекрасно понимают, что такое положение вещей не предусмотрено нормативной базой. "Но как-то существовать надо, — добавляет А.Штода. — Я же не могу не выехать на аварию, сказав, что у меня нерабочий респиратор…"

Проблема еще и в том, что контроль ВГСЧ над шахтами носит рекомендательный характер. Тогда как Гоструда имеет полное право останавливать работы до устранения выявленных нарушений правил безопасности, однако не пользуется этими полномочиями и своим бездействием потакает дальнейшим нарушениям.

Очевидно, что отсутствие финансов не может быть причиной отступления от требований ОТ, написанных кровью. Аргументы о дороговизне и повышении цен на оборудование, высказываемые угольщиками, также несостоятельны. На мировом рынке есть целый ряд производителей подобной продукции. И на сегодняшний день в Украину активно заходят китайские, российские и польские производители СС. Этому благоприятствует чересчур либеральные условия сертификации. Фактически 24 экспертно-технических центра, входящие в структуру Гоструда, выдают сертификаты, просто подтверждающие наличие у производителей определенного перечня документов, но не проводят полноценных испытаний оборудования и исследований в отечественных лабораториях. Таким образом, продукция иностранных производителей в упрощенном порядке получает разрешительные документы и допускается к реализации на территории Украины. При этом польский производитель у себя на родине в этом году уже отзывал свою продукцию с шахт из-за проблем с качеством. Из-за этого польские шахты начали отдавать предпочтение украинской продукции, которая более чем в 2 раза дешевле местных аналогов и демонстрирует полное соответствие всем требованиям безопасности. Что касается китайских СС, известны случаи, когда производители из КНР копировали внешний вид украинских самоспасателей, не обеспечивая необходимого уровня качества. Также в последнее время в Украину стали проникают "гаражные" производители из РФ. Заметим, что у украинских СС, в отличие от европейских и китайских, за всю историю не было ни одной рекламации.

Сегодня, чтобы выполнить требование закона об охране труда, необходимо разово закупить только на госшахты 9,2 тыс. СС. При этом все понимают, что рано или поздно решать проблему и закупать средства защиты все равно придется. Однако Гоструда продолжает продлевать шахтам разрешения не покупать средств защиты в необходимом объеме и не осуществляет эффективного контроля их наличия. Что невольно наводит на мысль о коррупционной составляющей проблемы. Тем самым создается искусственно отложенный спрос на СС. А масштаб проблемы растет, как снежный ком.

Руководители Гоструда не имеют права "входить в положение" шахт, но делают это, прикрываясь, в том числе, действующим в Украине мораторием на проведение проверок предприятий. При этом в самой службе понимают, что распространение его действия на шахты — предприятия повышенной опасности, мягко говоря, ошибочно. Руководство Службы делало несколько попыток разобраться, касается ли мораторий только налоговых проверок или затрагивает и их деятельность. Однако, как следует из письма, подписанного первым замом главы Госслужбы по вопросам труда Олегом Павлюком, удовольствовалось отсутствием ответа от Минюста. Хотя, по-хорошему, из-за критической ситуации с соблюдением правил техники безопасности на шахтах именно эта организация должна первой бить в набат и поднимать вопрос о снятии моратория в отношении угольных предприятий. Как, собственно и профсоюзы, пока занимающие достаточно пассивную позицию. Совместные усилия общественных организаций и соответствующих государственных служб могли бы сделать контроль над соблюдением правил охраны труда более эффективным. Но этого не происходит. Тем временем угля добывается все меньше, а его цена, измеряемая в человеческих жизнях, увы, не снижается…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно