АРТПОДГОТОВКА В ВР СОСТОЯЛОСЬ ОБСУЖДЕНИЕ ПРОЕКТОВ ЗАКОНА УКРАИНЫ «О ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЯХ». ПОКА НА «КРУГЛОМ СТОЛЕ»

15 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 44, 15 ноября-22 ноября 2002г.
Отправить
Отправить

Драки не получилось. Хотя кое-кто ее ждал. По крайней мере, организаторы состоявшегося в четверг в ...

Драки не получилось. Хотя кое-кто ее ждал. По крайней мере, организаторы состоявшегося в четверг в Верховной Раде «круглого стола», посвященного обсуждению проектов закона «О телекоммуникациях», рассчитывали на острую дискуссию. Однако мероприятие прошло мирно, в духе взаимопонимания и сотрудничества. Авторы двух зарегистрированных законопроектов, народные депутаты Юрий Луценко и Валерий Пустовойтенко, вообще решили объединить свои усилия в разработке единого закона — тогда, по их мнению, у него будет больше шансов быть принятым. Проект закона «О телекоммуникациях», готовящийся Госкомсвязи, на суд общественности не выставлялся, хоть его обсуждение было внесено в повестку дня.

Нардеп и экс-глава Госкомсвязи Станислав Довгий, имя которого связывают с третьим законопроектом, слушания пропустил по причине болезни. По словам же одного из представителей Госкомсвязи, присутствовавших на «круглом столе», их законопроекту «не было смысла участвовать в этом цирке». Тем не менее в ГКС выражают твердую уверенность в том, что парламент примет именно их законопроект. Как сообщил «ЗН» заместитель председателя Государственного комитета связи и информатизации Андрей Омельченко, проект закона «О телекоммуникациях» в его ведомстве давно разработан.

— Он не был вынесен на рассмотрение Верховной Рады чисто по техническим причинам. Сейчас законопроект доработан с учетом изменений, происшедших на украинском и зарубежном рынках, и мы готовимся подавать его на рассмотрение в Кабмин. В Верховную Раду он будет подан в установленном порядке через Кабинет министров Украины.

— Каковы основные отличия вашего законопроекта от рассмотренных сегодня?

— Речь идет о более четком подходе к техническим определениям, уточнении статуса независимого регуляторного органа, приведение к ныне действующему налоговому законодательству положений о фонде универсальных услуг. Все это выписано четко, конкретно, с учетом зарубежного опыта и реальных тенденций отрасли, существующих сейчас. В трех основных аспектах, по которым сегодня велась дискуссия — создание регуляторного органа, фонда универсальных услуг и разрешение лицензирования, — есть и существенные отличия, есть и небольшие, но так или иначе в нашем проекте все более четко построено и практически нет противоречий с действующим законодательством. Мы исходим из того, что Госкомсвязи занимает государственную позицию в разработке этого законопроекта. Она заключается в том, чтобы были четко прописаны условия действия на рынке телекоммуникаций и учтены права и интересы не какого-то одного из участников этих отношений, а государства, потребителей, учитывались вопросы национальной безопасности. В рассматриваемых законопроектах практически не определена ответственность оператора перед потребителями.

Однако взгляды операторов рынка телекоммуникационных услуг на «государственный» законопроект весьма критичны. Их возмущает вводимый им мониторинг спецслужб с обязательством оператора за свой счет устанавливать соответствующее оборудование. Законопроект регулирует, по мнению аналитиков, то, что регулировать не должен, например, ставку пени. Он вводит дополнительный налог, так называемый «телекоммуникационный сбор», за счет которого предполагается финансировать убыточные услуги. При этом законопроект не предусматривает никакой ответственности чиновников за невыполнение закона. В нем записана ответственность оператора перед государством, но нет обратной ответственности и ответственности операторов друг перед другом. Тем не менее ряд аналитиков полагает, что у законопроекта Госкомсвязи достаточно высокие шансы на успех.

Иного мнения придерживается автор другого законопроекта, народный депутат Юрий Луценко:

— Любой законопроект должен пройти комитет ВР и после этого вынесен в парламент. В случае прохождения первого чтения он становится базисным, а все остальные лишь вносят в него поправки. В данном случае, если «государственный» законопроект будет внесен завтра-послезавтра (что возможно лишь в том случае, если его внесет не Кабмин, а лично Довгий), то, безусловно, он будет проходить комитет с нашими двумя, или теперь уже одним общим проектом. Если депутаты при этом будут знать, что один из законопроектов поддержан двумя соавторами, представляющими, кстати, разные политические силы, и «круглым столом» практиков, а другой не имеет такой поддержки и направлен, абсолютно очевидно, на консервацию существующего сегодня на рынке телекоммуникаций положения, то шансы объединенного законопроекта выше.

— Когда будет готов объединенный закон?

— Действительно, на самом деле мы рассматривали сегодня единый закон: один в авторском варианте, другой в доработанном. Поэтому и не было особых дискуссий — закон концептуально един. Доработать его рабочей группой в течение 10—15 дней вполне реально. Если уж совсем честно сказать, то, уступая пальму первенства Валерию Пустовойтенко, я рассчитываю, что именно под этим флагом он будет быстро внесен в ВР.

Предложив объединить свой законопроект с законопроектом Валерия Пустовойтенко, Юрий Луценко поступил разумно. Критиков его варианта выявилось значительно больше, нежели варианта Пустовойтенко. Многие отмечали, что в «луценковском» законопроекте есть множество положений, которые отбрасывают отрасль назад. Среди них введение нового налога на содержание регулирующего органа, запрет включать в абонплату предоплаченные минуты и так далее.

При этом даже невооруженным взглядом видно сходство всех трех законопроектов, особенно поданных Луценко и Пустовойтенко. Объясняется это тем, что в основе их лежит европейское модельное законодательство. Однако, если законопроект Луценко почти полностью его повторяет, то остальные являют собой попытку адаптировать законодательство к местным реалиям. В этом ключе проект закона «О телекоммуникациях», поданный Валерием Пустовойтенко, многим кажется золотой серединой между радикальным проектом Луценко и консервативным — Госкомсвязи.

Как и предполагалось, заложенная в законопроекте Юрия Луценко идея о финансировании регулирующего органа, НКРС, за счет взносов операторов связи, вызвала бурю возмущения. По словам председателя Интернет-ассоциации Украины Александра Ольшанского, это будет означать возврат к натуральному хозяйству в отрасли. Кроме того, по мнению разработчиков законопроекта, поданного Валерием Пустовойтенко, структура органов власти в Украине исключает возможность создания органа, наделенного властными полномочиями, но не являющегося при этом органом государственной власти. Статус же государственного органа автоматически (по закону «Об источниках финансирования органов государственной власти») означает исключительно бюджетное финансирование. Таким образом, в очередной раз несоответствие общих принципов построения нашего государства общеевропейским нормам не дает возможности вносить кардинальные изменения в отдельные отрасли хозяйства.

Еще большее возмущение операторов вызвало предлагаемое законопроектами Юрия Луценко и Госкомсвязи создание Фонда универсальной услуги, через который будет осуществляться перекрестное субсидирование убыточных телекоммуникационных услуг прибыльными. По мнению экспертов, в этом случае из государственного бюджета уйдут десятки миллионов долларов, вносимых операторами в качестве оплаты за лицензии и разрешения. И этими средствами должны будут распоряжаться какие-то «независимые» лица, даже не являющиеся государственными служащими! Исполнительная и законодательная власти вряд ли пойдут на такой шаг, особенно в условиях постоянной нехватки бюджетных средств. В законопроекте же, поданном Валерием Пустовойтенко, вопросы финансирования убыточных услуг (таких, как сельская связь) решены за счет предоставления налоговых льгот компаниям, их предоставляющим. При этом то, что создание внебюджетных фондов государственными органами запрещено законом, авторов проекта, видимо, не интересует.

Итак, зрительские симпатии на «круглом столе» были на стороне законопроекта Валерия Пустовойтенко. По мнению экспертов, он максимально адаптирован к требованиям Евросоюза (как и родственный ему законопроект Юрия Луценко), и почти не вступает при этом в противоречия с украинским законодательством. Вопрос о статусе НКРС решен компромиссно — орган исполнительной власти со специальным статусом (с таким же статусом создаются регулирующие органы и в других отраслях). Распределение полномочий между Госкомитетом связи и НКРС произведено без явных перекосов в ту или иную сторону. Законопроект содержит и совершенно новые для украинского законодательства нормы, улучшающие положение операторов, такие, как создание при НКРС общественного органа — Телекоммуникационного совета и участие в его работе представителей операторов, изменение порядка лицензирования, включая возможность переоформления лицензий на дочерние предприятия, введение норм, регулирующих порядок прекращения деятельности операторов на рынке телекоммуникаций и др.

Итак, когда все упомянутые проекты Закона Украины «О телекоммуникациях» будут вынесены на рассмотрение в ВР, депутатам придется ответить себе на вопрос: какая же модель системы телекоммуникаций необходима Украине? По мнению Сергея Азарова, одного из руководителей компании Lucky.Net, сопредседателя европейского подкомитета Всемирного компьютерного сообщества, при выборе модели необходимо учитывать не только европейский, но и мировой опыт. Сегодня в мировой практике регулирования телекоммуникаций фактически существуют только две экономические модели — американская и европейская. Суть первой сводится к тому, что американские провайдеры и операторы, находясь под жестоким контролем антимонопольного федерального законодательства, заинтересованы в постоянных инвестициях и технологическом развитии как факторах устойчивости в конкурентной борьбе. Европейские операторы и провайдеры, как правило, имеют исторически сложившееся монопольное положение на рынке телекоммуникаций и менее заинтересованы в инвестировании и технологическом развитии. Однако в ЕС в последнее время обсуждается возможность использования американской модели с тем, чтобы свободная конкуренция повлияла на снижение цен на телекоммуникационные услуги. Украинская модель регулирования должна относиться к европейской системе права, способствовать модернизации информационной структуры и не зависеть от политических преобразований. Как полагает г-н Азаров, в условиях бюджетного голода для Украины предпочтительнее британская модель, предполагающая при разработке тарифной политики взаимосвязь честного и государственного секторов. В этой же модели предусмотрено наличие общественно-государственного органа, который определяет «тарификационные рамки», регулирует тарифы на универсальные услуги. Какую же в итоге модель примут за основу, будет ясно только к концу нынешнего года.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК