Кантар для экспортного зерна

09 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 5, 9 февраля-16 февраля 2007г.
Отправить
Отправить

Не понимаю: кого обманывали президент с премьером, обещая вот-вот снять ограничения на экспорт зерна?..

Не понимаю: кого обманывали президент с премьером, обещая вот-вот снять ограничения на экспорт зерна? Если тешили наш слух, то цену их обещаниям мы знаем... Международные институты, евросообщество вместе с будущими ВТОшными партнерами? Что ж, неправдой можно весь свет обойти, да назад не вернуться...

Вследствие введенного правительством лицензирования-квотирования экспорта зерна зерновой рынок замер. Не имея на руках достоверных хлебных балансов, Кабмин опасается дефицита и не дает хода не только продовольственной пшенице, но и фуражным ячменю и кукурузе. Прикрываясь фразой «продовольственная безопасность», чиновники гноят сотни тысяч тонн, заполнивших портовые элеваторы в ожидании разрешения на вывоз.

Спорадические действия по ограничению зернового экспорта изрядно подпортили имидж Украины. Прибывает украинская делегация в США — и министр экономики Владимир Макуха сразу попадает в неудобное положение. Американцы требуют объяснить мотивы, затормозившие движение украинского зерна за границу. Встречается Юрий Мельник, министр агрополитики, на ярмарке сельскохозяйственной продукции «Зеленая неделя» в Берлине с немецкими предпринимателями, а они: о каких инвестициях может идти речь, если из-за ваших экспортных ограничений наши компании несут бешеные убытки? Или приезжает премьер Виктор Янукович в Давос на Всемирный экономический форум, а ему тычут в глаза: когда нормализуется зерноэкспортная погода в Украине?

Зерновые «желтые» карточки Украине показали везде. Но ведь никто не тянул Виктора Федоровича за язык пообещать в конце ноября: «Сейчас, когда мы практически обеспечили и региональные, и государственные ресурсы, ограничений не будет». Как и Виктора Андреевича, который несколькими днями позже заверил: если правительство на своем заседании не снимет ограничений на экспорт зерна, я лично подпишу соответствующий указ. Земледельцы с зернотрейдерами так и не дождались ни кабминовского постановления, ни президентского указа.

Правительство собиралось ввести лицензирование экспорта зерна еще в июле. И если бы у чиновников не хватило клепки, то сельхозпроизводители восприняли бы это как сигнал к сужению площадей под озимыми, прежде всего под пшеницей. Ибо кому охота заниматься культурами, судьба которых зависит от кабминовских прихотей? Украина все же отсеялась и входит в весну с озимым клином в 6,9 млн. гектаров. А вот размеры яровых площадей под вопросом. Несмотря на почти 110-процентную обеспеченность семенами, полеводы, ограниченные рамками внутреннего рынка, вряд ли рискнут увеличивать посевы ячменя и кукурузы. Вероятнее всего, сокращая площади под этими культурами, они «ударятся» в прибыльные сою, рапс, подсолнечник, которым и так чрезмерно засорены угодья.

Оказавшись в зерновом «гетто» и не продав товар за границу по выгодным ценам, сельхозпроизводители разжились только на 45% собственных оборотных средств. В целом же, по подсчетам МинАП, для проведения весенне-полевых работ нужно 15 млрд. грн. Опять-таки, при денежном голоде аграрии будут выбирать надежные в качестве финансового компенсатора культуры, в число которых не попадают «ограничиваемые» ячмень и кукуруза. Вместе с тем аграрное ведомство пока не собирается корректировать посевные площади яровых — 17,7 млн. га, из которых — 3,9 должны быть заняты под ячмень и 1,9 млн. — под кукурузу.

Знаете, какова технологическая потребность в нефтепродуктах для выполнения комплекса весенне-полевых работ? Почти 600 тыс. тонн солярки и 200 тыс. тонн бензина. А сельхозпредприятия имеют пока соответственно 45 тыс. тонн и 20 тыс.

Если правительство не выделит уже в этом месяце хотя бы треть годового объема расходов на бюджетные программы АПК, весенне-полевой «роман» может превратиться в «драму». Правда, поиск дополнительных средств для спасения урожая-07 не был бы столь авральным, если бы те же аграрии имели возможность выгодно сбыть выращенное тем же зернотрейдерам. Это только те потери, которые лежат на поверхности, да и то — только производителей, чьи действия на рынке зерна ограничил Кабмин.

Некоторые богатые страны измеряют свою продовольственную безопасность... двумя сутками. То есть тем промежутком времени, в течение которого из любого уголка мира можно доставить самолетом тот или иной продукт, внезапно ставший дефицитом на прилавках. Мы — бедные, так что до такой роскоши нам еще далеко. Возможно, поэтому нам мало не то что 48 часов, 48 суток, и даже месяцев, чтобы заполнить государственные и региональные закрома зерном.

Оптимистические заявления о наполняемости упомянутых ресурсов Виктор Янукович провозглашал в тот момент, когда Аграрный фонд, имея преференции на внутреннем рынке в виде замедлившегося движения зерна на экспорт, так и не смог сформировать госпродрезерв зерна. АФ отрапортовал о «надежности» продовольственной безопасности, закупив лишь 43,8% плановых объемов. Даже вместе с прошлогодним запасом это составляет 54,6% от общей потребности. Госрезерв, несмотря на достаточное количество пшеницы на рынке, также не покупал ее в течение месяца после объявления об экспортных ограничениях.

Не оправдались надежды чиновников на то, что при дозированном вывозе трейдеры вынуждены будут выбросить купленное для продажи за границу зерно на внутренний рынок и тем самым собьют цены. Нет, они, по сути, не упали, поскольку многие сельхозпроизводители, «развращенные» высокими ставками зернотрейдеров, все еще надеются на дополнительные квоты и возможность продать урожай денежным покупателям.

Собственно, в квотах запутались и сами члены правительства. Гуляли различные варианты: и 2,2 млн. тонн, и 1,603, и 1,106 млн. тонн... Но не успели распределить первую согласованную пайку, как Кабмин поручил МинАП и Минэкономики рассмотреть возможность увеличить экспорт фуражных культур. Чем обусловлены такое разнообразие цифр и ревизия еще горячих решений?

Во-первых, отсутствием реальных хлебофуражных балансов. Чтобы оперировать достоверными данными, правительство расширило перечень субъектов производства зерна, хранящих его в собственных и арендованных хранилищах. И сейчас они должны ежемесячно декларировать наличие запасов. Министерство аграрной политики, в свою очередь, предлагает наказывать штрафами (от 10 до 30 не облагаемых налогом минимумов доходов граждан) даже физических лиц — субъектов предпринимательской деятельности, которые скрывают или не торопятся подавать декларации на зерно. А в случае повторения административного нарушения в течение года сумма штрафа составит от 50 до 100 не облагаемых налогом минимумов.

Во-вторых, отсутствием действенного аграрного блока в составе нынешнего Кабинета министров и квалифицированного агрария на должности вице-премьера. Будем откровенны: нынешний куратор агропромышленного комплекса — такой же знаток в нем, как я в металле или нефтепереработке. Даже пообещав общественным профессиональным организациям АПК в ближайшее время восстановить этот пост, Виктор Янукович предпочел силового вице-премьера. Я ничего не имею против такой должности в сфере жилищно-коммунального хозяйства страны. Но если, не приведи Господи, в Украине случится аграрный Алчевск, заменой труб и бойлерных здесь не обойтись.

Зерновые «разрывы» правительство должно латать уже сейчас. Чего оно добилось, поставив заслон экспорту фуража? От того, что его в изобилии на нашей территории, увеличилось количество мяса, подешевела колбаса? Как только не обзывали наши чиновники Россию, которая заморозила поставки украинского сыра и мяса! А как прикажете величать Кабмин, который собственноручно перекрыл «кислород» зернотрейдерам, тем более без весомых на то причин? Его должно было бы интересовать, какую строку в международном рейтинге занимает родное государство со своим экспортным потенциалом пшеницы, ячменя, кукурузы и на какую позицию оно откатится теперь. И будут ли в дальнейшем считать Украину надежным партнером...

В середине декабря 2006 года Минагрополитики снизило прогноз экспорта зерновых культур с 9,45 млн. тонн до 8 млн. Аналитики USDA уменьшили его еще на 200 тыс. тонн. И какая же картина вырисовывается? Согласно январским данным, компании вывезли из Украины 5,6 млн. тонн, из которых — 2,4 млн. тонн пшеницы, 3 млн. — ячменя и 200 тыс. тонн кукурузы. Оставим в покое пшеницу, с которой существует некоторая неопределенность из-за неуютной зимовки и вероятности недорода. Так вот, с учетом уже распределенных квот USDA резюмирует, что без вреда для внутренних интересов можно преспокойно экспортировать дополнительно 370 тыс. тонн ячменя и 335 — кукурузы.

По-видимому, наши тугодумы дойдут до этого накануне жатвы или же будут тянуть с выдачей лицензий, как и с 3 тыс. тонн пшеницы, 600 тыс. тонн ячменя и 500 тыс. тонн кукурузы. Поскольку, по большому счету, нулевых квот в природе не существует, МинАП с Минэкономики ради приличия выбросили на всех настолько мизерное количество пшеницы, что им можно только прикрыть дно 50-тысячетонного «панамакса». Говорят: неэтично считать деньги в чужих карманах. Это если в них шелестит, а когда из них хронически убывает из-за чьего-то непрофессионализма?

Мощная, причем «джентльменская», компания купила у испанского правительства лицензию (30 евро за тонну) на поставку 40 тыс. тонн украинской пшеницы. Тогда на экспортном горизонте еще было безоблачно, и покупатель беспрепятственно сформировал контрактные объемы. А вот вывезти не успел, попав под «раздачу» квот и лицензий. С 25 октября по 15 ноября загруженное судно простояло на якоре в Одессе, принося владельцу зерна 25 тыс. долл. убытков в день. Прибавьте плату (1 млн. долл.) за так называемый мертвый фрахт, поскольку борт следовал из Испании в Украину порожняком.

Короче говоря, 20 ноября, согласно условиям контракта, судно так и не пересекло таможенную границу Испании. В результате, компания «влетела» на более чем 2,5 млн. долл. убытка. Плюс упущенная выгода...

С Испанией понятно: в следующий раз она побоится покупать у нас не только продовольственную пшеницу. Не до шуток и зернотрейдеру. Хоть за ним и стоит страховой монстр Lloyd, выбраться из минусов в плюсы вряд ли удастся. Впрочем, сведения о зерновых «погорельцах», а их немало, станут основанием для Европейского Союза страхователей утроить страховые риски в Украине. Не исключаю, что глобальные страховые компании в качестве одного из компенсаторов за причиненные убытки будут рассматривать арест украинского имущества за рубежом.

Ячменные и кукурузные квоты более щедрые, поэтому при их распределении нареканий было меньше. Правда, и здесь не обошлось без странностей. Часть квоты (80%) компетентная комиссия в составе восьми человек распределяла между заявителями пропорционально объему их фактического экспорта за последние три года. А 20% достались компаниям, которые, наоборот, на протяжении этого периода ничего не вывезли за пределы Украины, и таможенные органы официально подтвердили задекларированные нули.

Откуда взялось именно такое соотношение? Как объяснили чиновники, подобное практикуется в Европе, и более слабые фирмы имеют возможность приобщиться к международному бизнесу. То — на Западе, а в украинском случае и ячмень, и кукурузу следовало бы продавать на специальных аукционах. Во-первых, квоты покупали бы те, у кого есть реальные накопления. Во-вторых, по более высокой цене.

О реальных объемах я вспомнил неспроста. В 20-процентную группу попала донецкая компания. Назовем ее «Забияки». Так вот, шустрые ребята заявили на экспорт 200 тыс. тонн ячменя, удельный вес которого в объемах заявок составлял более трети, и 300 тыс. тонн кукурузы при квоте в 100 тыс. тонн на 11 компаний. На этом фоне даже аппетиты маститых зернотрейдеров были куда скромнее.

Можно на пальцах пересчитать фирмы, у которых на элеваторах сконцентрировано полмиллиона тонн фуража. Тем более, готовых к отправке за границу. Поэтому члены комиссии усомнились в подлинности данных. А тут еще из Госреестра Украины бесследно исчезли 20 комплектов складских квитанций на зерно. Именно копиями этих документов, в которых указывались вид и объемы зерна, и пользовалась комиссия, распределяя квоты и выдавая лицензии.

Соответственно, встал вопрос о дополнительной, углубленной проверке почти всех элеваторов, сверке предоставленных компаниями документов. К слову, ради той же продовольственной безопасности государству следовало бы «прочесывать» зернохранилища хотя бы раз в квартал. Выяснилось, что на многих из них процветают «пирамиды»: один объем зерна заменяют другим, более низкой классности, а то и другой культурой, причем, не одной и той же компании-собственника, имеет место неприкрытый обман клиентов и пр.

Наших «Забияк» тоже подсекли на крючок. Директор одного элеватора засвидетельствовал, что складскую квитанцию, предоставленную «Забияками» киевской комиссии о будто бы хранении в указанном зернохранилище 29 тыс. тонн кукурузы, им не выдавал. Владельцем складской квитанции под таким-то номером является действительно донецкая компания, но с другим названием. И это сбой лишь в одном месте.

Но разве только «Забияки» такие изобретательные! У 28 из 58 проверенных компаний, преимущественно тех, кто попал в привилегированную 20-процентную группу, члены мониторинговой группы выявили расхождения в объемах зерновых. Скрупулезно просмотрели более 14 тыс. складских квитанций и свидетельств. Какой вердикт комиссия вынесет штрафникам, сказать сложно, поскольку из-за отсутствия кворума заседание уже дважды срывалось.

Не исключаю, что «Забияки» были некоей «орбитальной станцией», с которой состыковались несколько компаний со своими объемами. Заявив суммарное количество тонн — 200 тыс. ячменя и 300 тыс. кукурузы, а то и вообще нарисовав фиктивные цифры, они в конце концов получили квоту (в лице «Забияк») на экспорт 45367 тонн ячменя и 50125 — кукурузы. Сбыв такой объем, грех не расплатиться с «партнером» за предоставленную услугу по вывозу.

Однако есть компании, которым уже нечего вывозить, даже если дождутся желанных квот. Пока их распределяли, зерно спрело, проросло, его попортили вредители... Владельцами 270 тыс. тонн ячменя, хранящегося на терминале «Трансинвестсервис» (ТИС), являются четыре фирмы. Перевалочный комплекс не приспособлен для длительного хранения зерна, нет сепараторов и сушилок. Зернотрейдеры не собирались тут долго загорать, однако пришлось. Вследствие квот и лицензирования. Из-за отсутствии подъездных железнодорожных путей и низкой производительности вывоза автотранспортом ячмень оказался в ловушке.

Владельцы товара умоляли, в порядке исключения, выделить дополнительные адресные квоты на экспорт. Чиновники в ответ: а кто вас надоумил свозить весь объем в портовый элеватор? Откуда клеркам знать, что, согласно плану прихода и загрузки судов, порт позволит судну причалить лишь при условии, что в элеваторе хранится 80% груза, а относительно остального объема имеется документальное подтверждение, что он на полпути к порту.

Между тем, первые 25 тыс. тонн ячменя пришли в негодность. Температура зерна в некоторых местах достигла 42 градусов и продолжала расти. Очаги вредителей из локальных превратились в сплошные. Нынче можно говорить о гибели почти всей партии фуража. Состояние его таково, что не годится даже на переработку. Единственный выход — утилизировать. Советуют вывезти в качестве удобрения на поля...

Во-первых, не превратится ли оно в отраву для будущей сельхозкультуры? Во-вторых, посчитайте, сколько нужно заказать автомобилей, чтобы вывезти это «добро» и где такие площади искать? И, в-третьих, за чьи деньги водители будут осуществлять «челночные» рейсы? Четырех потерпевших компаний, которые уже понесли прямые убытки почти на 100 млн. долл., или виновников ситуации?

Что-то похожее произошло и на николаевском зерновом складе ЗАО «Ника-Терра». Правительственная процедура квотирования и лицензирования экспорта зерновых спутала планы крупнейшей французской частной зерновой компании. Продолжительное хранение судовой партии ячменя — 25 тыс. тонн — спровоцировало множественные очаги самовозгорания, а следовательно, усилило пожарную опасность в порту. Комиссия Государственной хлебной инспекции подтвердила, что ситуация критическая. Тем более что рядом расположен завод «Океан»... Однако многочисленные официальные обращения французов к властным структурам остались безрезультатными.

А теперь представим себе, что во взрывоопасном состоянии находятся почти 1,5 млн. тонн зерна, рассредоточенного на портовых элеваторах. При Советском Союзе предприятия по хранению и переработке зерна входили в перечень наиболее опасных, и в 1990 году их передали под государственный надзор. Меня поражает равнодушие наших властей, сидящих на зерновых Новобогдановках и ничего не делающих для их локализации.

Возможно, «поджигатели» и не подозревают о масштабах последствий. А они будут! Не задействовав на зерновом рынке ни один цивилизованный механизм государственной регуляторной политики, Кабмин превратил фуражные ячмень с кукурузой в политические культуры и кантаром начал отмерять экспортные порции...

P.S. Хорошо, когда мысли опережают события, а не наоборот... Если бы этот материал вышел в прошлую субботу, я бы не «освежал» некоторые факты. Первый. Правительство увеличило квоты на экспорт зерна: на 600 тыс. тонн — ячменя, 300 тыс. — кукурузы и 228 тыс. тонн — продовольственной пшеницы. Второй факт: в четверг после обеда Верховная Рада проголосовала за назначение Виктора Слауты аграрным вице-премьером. «Регионал» Виктор Андреевич возглавлял Министерство аграрной политики при первом премьерстве Виктора Федоровича. Украина с зерном и новым профильным рулевым!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК