ШАНС, КОТОРЫЙ МЫ НЕ УПУСТИЛИ

29 августа, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 35, 29 августа-5 сентября 1997г.
Отправить
Отправить

Первый год гривни: ретроспектива, настоящее и будущее «Вспомним те годы», - предлагает зрителям документальный американский сериал...

Первый год гривни: ретроспектива, настоящее и будущее

«Вспомним те годы», - предлагает зрителям документальный американский сериал. Нам тоже есть что вспомнить. Тем более, что годовщина денежной реформы - дата приятная во многих отношениях. В те легендарные времена надежд было больше, а экономических успехов… ну скажем, столько же, сколько и сегодня.

Но вспомнить стоит - хотя бы для того, чтобы утешиться: бывало ведь и хуже. Для обретения бодрости духа такие воспоминания тоже полезны: оказывается, иногда экономические власти между собой могут договориться, трудности - преодолеть, выбрать время и довести реформаторские усилия до победного результата. То есть экспериментально доказано, что экономические преобразования (сделанные с умом) не приводят к концу света - даже в одной отдельно взятой Украине. Есть такая мысль, что в этом случае надо жить дальше. Желательно - хорошо.

Этот день

мы приближали,

как могли

Год назад был исполнен заключительный аккорд процесса финансовой стабилизации в Украине - введена гривня, о которой говорили с первого дня независимости. Тенденция укрепления временной валюты - украинского карбованца получила, таким образом, логическое завершение. Напомним, что к августу 1996 года реальный обменный курс карбованца по сравнению с октябрем 1994 года возрос в 3,2 раза: при инфляции 679,3 процента номинальный курс доллара США возрос на 146,5 процента. Легко подсчитать, что среднемесячный рост реального обменного курса карбованца составил 5,4 процента.

Естественно, укрепление национальной валюты явилось следствием политики подавления инфляции. После гиперинфляции 93-го, нестабильности 94-го, неопределенности 95-го наступило наконец теплое лето 96-го, когда в официальной статотчетности появились приемлемые с точки зрения денежной реформы темпы ежемесячной инфляции - 0,1%. Соответственно и среднемесячный рост потребительских цен в январе-июле не превышал 3,2 процента ( в 1993 году - 47,1, в 1994-м - 14,4, в 1995-м - 9,0%). Далее произошло то, что и должно было случиться в такой ситуации, - карбованец сначала робко, а уж потом и всерьез потеснил на внутреннем рынке твердую валюту. Если на начало 1995 года в структуре денежной массы национальная валюта занимала 67,8 процента, то на 1 августа 1996 года - 82,1 процента. Курс украинского карбованца начал появляться на страницах международных финансовых изданий, что, безусловно, приятно.

Однако на карбованце, принявшем на себя всю силу инфляционного удара 1993-1994 годов, стояла несмываемая печать временности, непостоянности, недоверия. Хотя с начала 1996 года и начал происходить рост денежных накоплений, он не имел шансов превратиться в процесс, необходимый обескровленной экономике. На начало августа 1996 года прирост вкладов населения составил 34,7 процента, а реальный рост (номинальный за минусом инфляции) - 7,7, в том числе текущие вклады увеличились на 24,8 (-0,2 процента), срочные - на 45,3 (16,2 процента).

При таком «бурном прошлом» трудно было рассчитывать на то, что карбованец когда-либо сможет выполнять одну из важнейших функций денег - функцию накопления. На карбованцевой «закваске» вряд ли могли взойти такие «пироги», как структурная реформа экономики, инвестиционная активность, не смог бы развиваться и фондовый рынок - даже если бы других препятствий не существовало. Напомним, что с политического олимпа время от времени звучали призывы: раздать и поделить, т.е. провести конфискационную денежную реформу.

Не все было так просто…

Перечисленных экономических обстоятельств (низкая инфляция, постоянный рост курса национальной валюты, новорожденное доверие к ней населения) было более чем достаточно для проведения неконфискационной денежной реформы. Однако решающую роль в выборе времени проведения реформы сыграла, как обычно, политика. Именно к сентябрю 1996-го политическое руководство достигло, наконец, консенсуса: денежная реформа не должна сопровождаться конфискацией. Упустить такой шанс было бы непростительной ошибкой, поскольку во многих кабинетах и во многих головах упорно продолжали блуждать идеи «особого украинского способа» введения новой денежной единицы: например, ограничить суммы обмена карбованцев на гривни или решить с помощью реформы проблемы обесцененных вкладов, неплатежей, долгов по зарплате. Сама публичная постановка таких задач могла взорвать существующую ситуацию на денежном и валютном рынках Украины.

Взрывоопасной, помимо всего прочего, была и теневая масса денег, оборачивавшихся вне банковской системы. На начало сентября она составляла 3,6 миллиарда гривен. Нетрудно догадаться, какой эффект дала бы эта часть денег в случае применения любого рода даже ограничительных мер, не говоря уж о конфискационных. Их «спасение» собственниками происходило бы на товарном и валютном рынках. Если вспомнить, что сумма внебанковских денег в 2,3 раза превышала товарные запасы в торговле (при действовавшем на тот момент курсе доллара она составляла более 2 млрд. долл.), то становится очевидным: «спасение» наличных денег на товарном рынке могло вызвать взрыв инфляции, измеряемый десятками процентов в месяц.

Хеджирование же через валютный рынок дало бы труднопредставимый курс на наличном рынке, поскольку нейтрализовать его было нечем. Валютные резервы ведь хранятся в безналичной форме. Между прочим, пострадали бы, как всегда, не самые богатые. Любыми ограничительными мерами был бы нанесен серьезный удар по жизненному уровню - прежде всего тех, кому вообще нечего было менять в ходе денежной реформы. Понятно, что при этом рассчитывать на восстановление доверия к деньгам и накопительной функции новых денег не стоило: отобрали раз, смогут отобрать еще.

Поведение валютного курса в дни перед осуществлением денежной реформы полностью подтвердило наши опасения. Курс обмена в эти дни возрос до 2,1 - 2,5 гривни за один доллар.

Кстати, позднее объявление времени денежной реформы было наибольшим просчетом в ее проведении. Оно было сделано тогда, когда в коммерческие банки (полным ходом и давно) завозилась новая денежная единица. К сожалению, предложение о значительно более раннем объявлении денежной реформы не получило поддержки. А оно могло позволить избежать волнений, возникших прежде всего на валютном рынке. Характер реформы теоретически допускал параллельное обращение валют в течение неограниченного времени, но слабая защищенность карбованца от фальсификации заставила установить не слишком уж длительный срок обмена.

К существенным ошибкам можно отнести и решение о замораживании цен. Эту идею, возникшую уже в ходе реформы, к сожалению, не удалось остановить. Эффект этого решения был абсолютно противоположным: цены пошли вверх.

Как бы то ни было, от многих «оригинальных методов» проведения денежной реформы удалось вовремя отказаться. Благодаря этому был получен изумительный психологический результат: наши граждане, воспитанные на принципах конфискационных реформ советских времен, гривне все-таки поверили. Психология дала и чисто экономический эффект: неизбежный ажиотажный спрос оказался значительно меньше, чем прогнозировалось. При прогнозном уровне инфляции в 10 процентов фактически она составила 5,7, а в сентябре уже снизилась до 2,0 процента. Объемы купли-продажи наличных долларов несколько возросли (по сравнению с январем-июлем 1996 года в августе было продано на 122 миллиона долларов больше). Курс наличной валюты подрос - с 1,804 до 1,813 (по продаже). Хотя последние данные не совсем точно характеризуют реальную динамику курса, поскольку ажиотажные отклонения курса происходили вне сферы легального обмена валют. Курс безналичной валюты оставался стабильным - 1,76 гривни за доллар США. Надо отдать должное НБУ, который проводил выверенную политику интервенций на валютном рынке, сдерживая ажиотажные явления.

В конечном итоге, реформа удалась - мне кажется, российские реформаторы не ошиблись, когда использовали наш опыт при ныненшей денежной реформе в Российской Федерации.

Игра стоила свеч

Среднемесячная инфляция за август 1996-го - июль 1997-го составляла 1,4 процента (в том числе в январе - июле 1997-го - 0,75 процента), за соответствующий период 1995 - 1996 годов - 5,1 процента. Номинальный обменный курс оставался стабильным. С июня 1996-го по июль 1997-го рост курса доллара составлял 2,2 процента (с 1,818 до 1,857), а реальный курс гривни увеличился на 15,3 процента.

Укрепление гривни способствовало изменению структуры денежной массы. Если на начало августа 1996 года удельный вес национальной валюты составлял 82,1 процента, то на соответствующий период текущего года - 85,3 (67,5 на начало 1995 года).

Доверие к новой денежной единице дало и новую тенденцию - рост вкладов населения в коммерческие банки Украины. Если за январь - июль 1996 года номинальный рост вкладов составил 34,7 процента, а реальный 7,7, то за январь - июль 1997-го - 36,5 и 29,5. Увеличился удельный вес срочных депозитов - почти на 10 процентных пунктов.

Заметно оживился и валютный рынок. Продажа долларов за июль 1996 - июнь 1997 г.г. составила 23 миллиарда, за аналогичный период 1995 - 1996 годов - 13,5. В то же время продажа долларов на 8,4 миллиарда превышала объем украинского товарного экспорта, начался приток твердой валюты. НБУ заодно пополнил и свои валютные резервы.

Возрастает наполнение экономики деньгами, реальная денежная масса - более чем на 23%, а по отношению к ВВП - с 15 до 18 процентов. Национальная валюта начала работать на экономику - на четверть выросли реальные кредитные вложения. Да и сами кредиты, естестсвенно, подешевели.

Именно стабильность гривни дала возможность отказаться от порочной практики прямого покрытия дефицита бюджета за счет эмиссионных кредитов НБУ и перехода к цивилизованным формам заимствования правительством денег путем выпуска государственных казначейских обязательств. В настоящее время привлечение средств в бюджет на внутреннем рынке происходит исключительно в форме таких обязательств. Государство получило новый эффективный рычаг управления финансовыми потоками, регулирования курса национальной валюты. Стабильность курса гривни сделала рынок казначейских обязательств весьма привлекательным для нерезидентов.

Воспоминания

о будущем

Теперь, по прошествии года, мало кого еще нужно убеждать в том, что денежная реформа - причина и следствие финансовой стабилизации - создала необходимые, но недостаточные условия для экономического роста. И тут имеет смысл поговорить о шансе, который был упущен. А именно: если бы вслед за денежной сдвинулась с мертвой точки другая реформа - структурная, Украина вместе с ее населением сегодня выглядела бы лучше.

Политическая судьба налогово-платежного пакета «Экономический рост-97» достаточно хорошо и печально известна. Как известны и усилия нынешнего правительства де-факто возродить тот же пакет в несколько подретушированном (исправленном и дополненном) виде.

Есть, правда, некоторые нюансы: пакет-97 предполагал значительное уменьшение налогового пресса. Причем прежде всего - за счет сокращения начислений на заработную плату и ликвидации всех небюджетных фондов (кроме Пенсионного и фонда занятости). То, что наш бюджет остро нуждается в сбалансировании, а предпринимательство - в том, чтобы ему хоть немного меньше мешали, - давно уже стало общим местом. На словах. В действительности же мы опоздали и с ликвидацией картотеки, и с предоставлением права открытия нескольких банковских счетов, снятием ограничений на наличные расчеты, сокращением лицензируемых видов деятельности, а заодно и со всей платежной реформой - опоздали именно та тот год, который гривня прожила стабильной и здоровой. Это время потеряно для бизнеса - в первую очередь мелкого и среднего, а значит, потеряны и ближайшие перспективы получить столь необходимые доходы для обескровленного бюджета и дополнительные рабочие места для населения. Будем надеяться, что потери не безвозвратны - ведь гривня и сегодня еще имеет достаточный запас прочности (но стоит ли так долго ее на прочность испытывать?).

Сейчас для избежания чрезмерного укрепления национальной валюты НБУ вынужден производить значительные гривневые интервенции, гасить избыточное предложение твердой валюты и удовлетворять возрастающий спрос на валюту национальную. А что дальше?

Многое, если не все, будет зависеть от способов, которые власть изберет для решения острейшей проблемы - погашения бюджетной задолженности по заработной плате и другим социальным выплатам. Ситуация усложняется значительным падением налоговых поступлений в бюджет. Если в первом квартале 1996 года они составляли 40,9 процента ВВП, во втором - 36,3, то за соответствующие кварталы 1997-го - 24,7 и 29,7 процента. «Недостача» доходов за первое полугодие 1997-го оценивалось в 4,5 миллиарда гривен - неприятный баланс, особенно перед парламентскими (да и президентскими) выборами... Но финансовый коллапс, к которому могут привести слишком поспешные и радикальные решения по задолженности, принятые по чисто политическим соображениям и «под социальным давлением», - тоже не лучший предвыборный подарок. Не говоря уж о том, что желание все всем быстро выплатить обернется в первую очередь против тех, кому государство задолжало, - одновременно с массовыми выплатами произойдет и обесценивание выплаченных денег.

У гривни было непростое, но все-таки благополучное прошлое. Столь же благополучное (хотя тоже непростое) будущее зависит, очевидно, от способности исполнительной власти осуществить то, что было намечено в конце 96-го - начале 97-го годов. В ближайшей перспективе - хотя бы просто потому, что без этого трудно рассчитывать и на сбалансирование будущего бюджета, и на погашение накопленной бюджетной задолженности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК