ЖУРНАЛИСТСКАЯ ЭТИКА: ВЕЧНАЯ ИЛИ ПОСТВЫБОРНАЯ?

19 апреля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 15, 19 апреля-26 апреля 2002г.
Отправить
Отправить

14 апреля в Киеве прошел съезд подписантов обращения «Журналисты — за чистые выборы» Все началось ...

14 апреля в Киеве прошел съезд подписантов обращения «Журналисты - за чистые выборы»

Все началось 16 сентября 2001 года, когда на корпоративных слушаниях «Журналисты и выборы» около ста сотрудников столичных и региональных СМИ подписали обращение «Журналисты - за чистые выборы», представляющее собой не что иное, как кодекс профессиональных этических норм. Подписанты избрали Комиссию по журналистской этике - корпоративный орган, слово которого имело бы вес в случаях нарушения журналистской морали. Не через репрессивные механизмы - через гласность и вытекающую отсюда потерю уважения коллег. Комиссию возглавил главный редактор «ЗН» Владимир Мостовой, в ее состав, избранный на полгода, вошли двенадцать авторитетных журналистов из столичных и региональных СМИ.

Полгода прошло. Собственно, срок полномочий Комиссии истек еще в середине марта. Но тогда, в самый разгар предвыборной гонки, было бы наивно надеяться, что подписанты, количество которых увеличилось втрое, «все бросят» и соберутся в столице поговорить об этике. А как раз теперь, когда все позади (?), самое время подвести итоги. Не только работы Комиссии. В целом - как проявили себя журналисты с точки зрения профессиональной этики за последние предвыборные месяцы.

Проповедь целомудрия в публичном доме?

Выступая перед подписантами с отчетом о проделанной работе, Владимир Мостовой был самокритичен: сделано не так уж много. Комиссия сразу определилась, что будет работать с письменными заявлениями, а таковых в ее адрес поступали единицы. Обращение же к журналистам и общественности с призывом писать почаще попахивало бы пропагандой стукачества. Были попытки использовать Комиссию в межклановых разборках - к счастью, в корне пресеченные. А обвинения в стиле Паниковского «А ты кто такой?» сыпались на нее со дня основания и особенно обострились после якобы «прокурорского» заявления по поводу обнародования «пленок Понамарчука». И даже само слово «Комиссия» казалось кое-кому грозным, номенклатурным и претенциозным.

А тем временем отряд ощутимо терял бойцов. Ушли на выборы - в кандидаты или же в предвыборные штабы - члены Комиссии Михаил Батиг, Мыкола Вересень, Михаил Дорошенко и Степан Курпиль. Загруженные основной работой, ни разу не появлялись на заседаниях Лилия Буджурова, Светлана Дорош и Александр Ткаченко. По идейным соображениям вышла из состава Комиссии Наталья Лигачева.

«Не способствовал работе Комиссии и сам период ее деятельности, - сказал Владимир Мостовой. - Выборы, а точнее, реальные дивиденды от участия в предвыборной гонке, толкнули наших коллег как из центральных, так и из региональных СМИ на тропу войны, а то и открытого мародерства. Конечно, можно проповедовать целомудрие в публичном доме, но ждать от этого особенного эффекта не приходится.

Как было бы удобно, если бы этика была чем-то вроде сменной обуви: походил по грязи, снял и забыл. Показательно, что в регионах, где побывали члены Комиссии, к нам подходили коллеги и заявляли: я подпишу ваше обращение, но только после выборов. Интересно: а на период будущих президентских приостановите членство?

Выборы ярко продемонстрировали кризис доверия людей к масс-медиа: ведь большинство электората проголосовало не за тех, кого так упрямо поднимали на щит СМИ. Мы уже привыкли, что у нас власть существует сама по себе, а народ - сам по себе. Во время выборов мы столкнулись с другим феноменом: действительность - сама по себе, СМИ - сами по себе. Поэтому есть все основания говорить о кризисе журналистского профессионализма и этических принципов отечественной журналистики.

...Журналистам пора осознать, что их единственный капитал - незапятнанное имя профессионала. Не стоит разменивать его на крохи с барского стола».

Оптимизма мало, но, тем не менее, начало положено. В безусловном плюсе: поездки членов Комиссии по регионам Украины, создание сети на местах, троекратное увеличение количества подписантов. Проведен мониторинг прессы перед выборами, результаты которого демонстрируют, почему журналистику называют второй древнейшей профессией. Можно ли попробовать что-то изменить?

По словам представителя украинской службы «Репортеров без границ» Леонида Зверева, Комиссия по журналистской этике успела опровергнуть два мифа о себе: что это «пиар-проект господина Мостового» или же инквизиторский орган цензуры, созданный под выборы. Дело движется, пусть не семимильными шагами, но и не по наклонной плоскости. В планах Комиссии - создание сильного исполнительного секретариата, выход на общественность через СМИ и интернет-сайт, проведение выездных семинаров. Стоит, по мнению В. Мостового, вести работу со студентами-журналистами, уровень и объемы преподавания которым профессиональной этики в Киеве оставляют желать лучшего.

Все еще только начинается. О «кавалерийском наскоке» в вопросах этики говорить не приходится.

«Беззубый тигр» и волосы федерального канцлера

Например, Немецкий Совет по вопросам прессы - «Прессрат», основанный в 1956 году, только к
1973-му сформулировал свой кодекс под названием «Публицистические принципы». Главные из них: правдивое и объективное освещение событий; запрет на сбор информации нечестным путем; защита прав личности; сдержанность в освещении преступлений.

Об истории и современной работе Прессрата участникам съезда рассказал бывший глава Немецкого союза журналистов профессор Зигфрид Вайшенберг. По его словам, хоть этика и не является панацеей от всех журналистских бед, ею непременно должна заниматься официальная организация, одна из главных задач которой - поддержание постоянной дискуссии по этическим проблемам.

В Прессрат входят 20 человек, представляющих четыре организации: Немецкий союз журналистов, Промышленный профсоюз СМИ, Федеральный союз немецких издателей газет и Союз издателей журналов. По каждому конкретному вопросу собирается комитет из 10 человек. Обратиться же в Совет прессы с заявлением может каждый. Прессрат разработал четыре формы «санкций». Он может просто «обратить внимание», то есть как бы погрозить пальцем нарушителю профессиональных норм; может выразить «недовольство» - это уже серьезнее; вынести «непубличный выговор», а в самых тяжелых случаях - «публичный». Последний СМИ-нарушитель обязан опубликовать, и лучше самостоятельно - ведь конкуренты сделают это с куда большей помпой и удовольствием.

Впрочем, слушать или не слушать Прессрат - дело добровольное; никаких реальных санкций Совет прессы применить не может. За это его любовно называют «беззубым тигром». Но, так или иначе, к его мнению прислушиваются. А в начале восьмидесятых этот «тигр» настолько всех достал, что вынужден был на три года прекратить существование. Но затем возродился, поскольку немецкие журналисты убеждены: такая институция необходима.

Этические проблемы никогда не перестают быть актуальными - даже в благополучной, сытой стране. Перед отъездом в Киев профессор Вайшенберг направо и налево давал комментарии по поводу иска федерального канцлера Шредера против информагентства, написавшего, что он красит волосы, и тем вторгшегося в его личную жизнь. «Я понимаю, что украинцы с удовольствием взяли бы себе проблемы немцев, - сказал З. Вайшенберг. - Но какими бы ни были проблемы, надо работать над их решением. История деятельности Совета по вопросам прессы свидетельствует, что стоит вести борьбу за то, чтобы журналисты в своей работе держались в рамках морали».

Двадцать один

Впрочем, вопрос о политиках как «публичных личностях» оказался достаточно актуальным и для украинских журналистов: в этом контексте даже прозвучало предложение ходатайствовать об отмене решения Конституционного суда, запрещающего сбор информации о частных лицах. Много дискутировали и на другие болезненные темы. Допустимо ли журналистам заниматься политикой? Почему из массы наших коллег, баллотировавшихся во многие советы, только единицы победили на выборах? Можно ли сейчас в Украине говорить о независимой журналистике вообще и какая зависимость кабальнее: от государства или от олигархического капитала? Насколько ситуация в регионах отличается от столичной? Считать ли однозначно недопустимыми скрытую рекламу и пиар в журналистике?

Все это вылилось в дебаты по поводу внесения изменений в этический кодекс. Особенно бурно обсуждали пункт, касающийся получения журналистом незаконного вознаграждения или каких-либо льгот за материал. Звучало предложение снять этот пункт: дескать, региональные СМИ только и живут со взяток за скрытую рекламу. Увы, возражали столичные журналисты, у нас просто больше дают, и отказываться еще тяжелее... А надо. Если ты всерьез решил исповедовать принципы профессиональной этики.

Кодекс также дополнили пункты, касающиеся недопустимости плагиата и осторожности журналиста в работе с информацией о детях и несовершеннолетних. А предложенный Комиссией запрет на «журналистские войны» подписанты сочли преждевременным: мол, есть у нас еще такие СМИ, с которыми не разобраться мирным путем. Усомнились журналисты и в своих полномочиях распространить действие кодекса на учредителей и издателей масс-медиа.

/img/st_img/2002/390/foto-34529-4228.jpg
/img/st_img/2002/390/foto-34529-4228.jpg

Абсолютным большинством голосов подписанты постановили, что Комиссия по журналистской этике должна стать юридическим лицом с банковским счетом и всеми необходимыми реквизитами. Правда, поломали немало копий, решая, как называться будущему юрлицу (ох уж это страшное слово «Комиссия»!), какие функции оно будет исполнять (только этика - не слишком ли узко?) и будет ли выступать от имени всего журналистского цеха или же только подписантов. Скользким оказался вопрос о квотах: в Украине нет, как в Германии, четырех сильных журналистских и издательских структур. Есть огромный НСЖУ и более тридцати сравнительно небольших НЖО. Кому из них дать право делегировать членов Комиссии? Снятие вопроса о квотах в пользу индивидуального членства устроило, кажется, всех.

В итоге было решено: Комиссия по журналистской этике не поменяет имени, не станет «тридцать первой» общественной медиа-организацией, претендующей на функции и полномочия Союза журналистов. Она останется собой и будет продолжать начатое - в более широком составе, в который, впрочем, вошли почти все журналисты «первого созыва», включая председателя - главного редактора «ЗН».

Теперь их двадцать один: Зураб Аласания (медиа-группа «Объектив», Харьков), Михаил Батиг (информагентство УНИАН), Василь Бедзир (газета «Закарпатская правда», Ужгород), Лилия Буджурова (Ассоциация независимых журналистов Крыма), Мыкола Вересень (независимый журналист), Михаил Дорошенко (газета «Україна молода»), Леонид Зверев (Институт массовой информации, Одесса), Валерий Иванов (Академия украинской прессы), Светлана Кабачинская (газета «Зеркало недели», Хмельницкий), Валерий Калныш (ТРК «ТВ-5», Запорожье), Леонид Капелюшный («Литературная газета», Одесса), Андрей Капустин («Независимая газета», Харьков), Данил Кляхин (ТРК «Сатурн», Николаев), Татьяна Котюжинская (адвокат, Днепропетровск), Игорь Лубченко (председатель НСЖУ), Владимир Мостовой (газета «Зеркало недели»), Олег Онисько (газета «Поступ», Львов), Алена Притула (интернет-издание «Украинская правда»), Сергей Рахманин (газета «Зеркало недели»), Николай Савельев (газета «Незалежність», Львов), Ирина Чемерис (Институт «Республика»).

Из выступлений на съезде

Игорь Лубченко, председатель НСЖУ:

- Комиссия начала работать и сделала серьезный шаг в нашем обществе и журналистской среде. Я думаю, что она должна продолжать работу. Мне все равно, какую квоту получит НСЖУ. У нас официально зарегистрировано более 30 общественных организаций, которые защищают интересы журналистов. В четверг начинает работу Х съезд нашего Союза, и я уже разослал свой доклад, в котором предлагаю, чтобы новоизбранное руководство НСЖУ обратилось к их руководителям с предложением организовать постоянно действующий «круглый стол», где бы обсуждались принципиальные вопросы нашей профессиональной солидарности. Каждый объединяется в те организации, которые ему близки, но есть вещи, общие для всего журналистского цеха.

Михаил Батиг, директор информагентства УНИАН:

- Я - один из тех членов Комиссии, которые оказались в непростой с моральной точки зрения ситуации, так как были задействованы в предвыборном процессе. Считаю, нам есть о чем говорить в связи с опытом, который приобрела украинская журналистика на выборах-2002. Мне хотелось бы поговорить о «Народной платформе» телеканала «Интер», о фильме «Пиар», о «творчестве» некоторых интернет-изданий и так далее. Но отделять журналистскую мораль от морали общества неразумно и неправильно. Не может быть этичной журналистики в обществе, которым руководит неэтичная власть.

Создание Комиссии кажется мне очень симптоматичным и своевременным явлением. Нас опередили только депутаты, создав свою Комиссию по вопросам этики. Придет время, когда появятся комиссии бизнесовой этики, этики государственного чиновника. Мы с вами разведчики, такова наша общественная функция. Потому я поддерживаю деятельность Комиссии по журналистской этике и считаю, что она должна стать постоянно действующим органом, который напоминал бы власти о том, что она должна работать в определенных этических рамках.

Наталья Лигачева, редактор интернет-издания «Телекритика»:

- Я как конфликтный член Комиссии, вышедший в итоге из нее, хочу сделать одно принципиальное предложение, которое, на мой взгляд, снимет сложности, существовавшие в работе Комиссии. Одной из главных наших ошибок с сентября было то, что невольно, даже самим названием мы взяли на себя право представлять всю журналистскую общественность страны. Думаю, именно это дало многим искренним недругам Комиссии оружие против нее. Давайте выступать только от имени тех, кто подписал обращение «Журналисты - за чистые выборы». Любой гражданин Украины может высказывать свою точку зрения по любому вопросу, начиная от содержания Конституции и до конкретного конфликта между журналистами.

Страна ждала голоса нормальных, честных журналистов по поводу очень резонансных событий, которые происходили во время предвыборной кампании. Я считаю, что Комиссия сделала бы очень много, если бы приняла ряд принципиальных обращений не только по обнародованию пленок Понамарчуком, но и по фильму «Пиар», по многим действиям СМИ.

Валерий Иванов, профессор, президент Академии украинской прессы:

- Не надо бояться, что будут кричать: а кто вы такие, почему судите других? Во всех странах есть СМИ, которые не придерживаются никаких этических норм. И журналистов «Бильда», «Блика» или «Сан» иногда даже жаль - ведь если они теряют работу, им трудно устроиться в издание, придерживающееся высоких профессиональных и моральных стандартов.

Я не согласен с дискриминацией государственных СМИ - мол, там нет честных журналистов. Независимых медиа в Украине в принципе нет. Зависимость от денег иногда еще больше, чем от государства. Мы не можем создать нормальные экономические отношения - их приходится ждать. Нормальные законы у нас уже есть, другое дело, что они не выполняются. И тут вклад Комиссии по журналистской этике может быть очень весомым. Важный момент - разработка механизма публикации решений Комиссии: не только на сайте, но и в СМИ. А главное - создание аппарата. Без системной работы эта замечательная идея просто умрет.

Люди, создавшие эту Комиссию, сделали очень много, и они должны продолжать в ней работать. Я считаю, что это одна из наиболее весомых инициатив в современной журналистике.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК