Вацлав Гавел: «Я готов всегда поддержать Украину»

27 октября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 41, 27 октября-3 ноября 2006г.
Отправить
Отправить

Бывший президент Чехословакии, а позже Чехии, Вацлав Гавел — человек, авторитет и известность которого распространяются далеко за пределами маленькой страны в центре Европы...

Бывший президент Чехословакии, а позже Чехии, Вацлав Гавел — человек, авторитет и известность которого распространяются далеко за пределами маленькой страны в центре Европы. Гавел стал символом борьбы с коммунистическим режимом. После подавления советскими войсками массовых выступлений в Чехии в 1968 году он провел несколько лет в тюрьме, а потом вынужден был стать рабочим. Несмотря на все перипетии, выстоял и возглавил государство, которое за время его президентства совершило небывалый скачок в экономическом и демократическом развитии.

Покинув пост первого лица Чехии, Вацлав Гавел стал ездить по миру с лекциями, в которых рассказывал о судьбе стран постсоветского пространства и о проблемах перехода от тоталитарного устройства к демократическому. Зная все сложности на этом нелегком пути, Гавел не перестает поддерживать страны Восточной Европы в их стремлении построить демократические государства — в том числе и Украину. За это в день 70-летнего юбилея Вацлав Гавел был награжден наивысшей наградой Украины — орденом Ярослава Мудрого.

— Пан Вацлав, у вас множество наград различных государств мира, общественных организаций, фондов и институтов. Какие из них вам дороги больше других и что вы чувствуете, получив этот орден?

— Да, их действительно множество. Дома у меня есть подземная галерея, которую я называю «галерея славы», — там вывешено около 200 дипломов и наград. Конечно, эти награды я очень ценю, однако когда меня награждают в очередной раз, всегда задумываюсь: заслуживаю ли я этого? Помимо моей воли я стал для мира символической личностью процесса самоосвобождения. Хоть это и тяжелая ноша, я понимаю, как важно для многих народов иметь позитивный пример. В свое время позитивным примером для Чехии были страны Европейского Союза, и сегодня я рад, что этот пример привел страну к трансформации.

В честь моего 70-летия в посольстве Румынии на две недели выставлены все полученные мной награды. Мы постараемся еще сегодня присоединить к экспонатам и орден князя Ярослава Мудрого, чтобы не только я, но и другие могли на него посмотреть. Я глубоко ценю эту высочайшую украинскую награду и хочу отметить, что с самого начала поддерживал оранжевую революцию и переход к демократическому порядку в Украине. Несмотря на то, что уже не являюсь президентом Чехии, я остаюсь другом Украины и готов всегда поддержать эту страну в случае необходимости.

— Как вы думаете, удалось ли Украине добиться изменений, которые декларировались на Майдане?

— Для меня оранжевая революция с самого начала не была синонимом моментального перехода к сладкой жизни. После любой революции всегда приходит разочарование — так это было в Чехословакии, так произошло и в Украине. Оранжевая революция стала для людей средством самозащиты — это значит, в стране есть силы, способные к борьбе за свои права. Революция была направлена против посткоммунизма в худшем смысле этого слова — мафиозного посткоммунизма. Это был очистительный процесс на пути к демократии.

— Как политик, который способствовал вступлению Чехии в Европейский Союз, видите ли вы подобную возможность и для Украины?

— Европейский Союз, к сожалению, сейчас ищет ответ на тот же вопрос, что и Украина: где заканчивается Европа? Фактически линия разрыва, по моему мнению, проходит через Украину. Но Украина — большая страна, и ее раздирает выбор, где ей лучше быть — в Европе или вместе с Россией. Мне кажется, сегодня Украина демонстрирует тяготение к евроатлантическому миру. Я также уверен, что Европейскому Союзу выгодно принять Украину в свой состав. У меня сложилось впечатление, что страны Запада не осознали значение оранжевой революции. Президент Квасьневский, как друг Украины, действительно понял ее важность, но я не уверен, что того же мнения придерживаются и в европейских структурах. Хотя многое зависит не только от благосклонности некоторых государств к тем или иным соседям. Все зависит от желания самой страны. Когда Чехия только решила вступить в Европейский Союз, никто из нас не имел представления, что это за институция. Нам казалось, что это лишь организация, где множество чиновников придумывают, по каким правилам должны выпускаться товары или какой ширины должны быть обочины у дорог. В те времена мы пренебрежительно относились к системе правил, на которых зиждется рыночная экономика в развитом мире. А оказалось, что любой стране, стремящейся к вступлению в Европейский Союз, необходимо обратить внимание на эти правила, постараться понять их и принять.

— Хотелось бы вспомнить путь Чехии на пути к вступлению в ЕС. Какие ошибки вы видите теперь, чего можно было избежать?

— Как и в любой стране, долгое время жившей в тоталитарном режиме, много ошибок было совершено при приватизации. Однако даже в том случае, если бы существовали четкие правовые границы, о которых сегодня много говорят, все равно этот процесс нельзя было бы считать делом святых. Настолько беспрецедентный процесс, когда имущество триллионной стоимости разделяется между конкретными собственниками, всегда сопряжен с неимоверным искушением и имеет свои темные стороны. У нас еще долго будет происходить процесс стабилизации, пока под понятием «предприниматель», наконец, будет подразумеваться творческий человек, который делает что-то хорошее для пользы общественности. Несмотря на это, правда и то, что мы могли ограничить объемы воровства, не давать широкие полномочия обманщикам. Сегодня в этом мало кто признается. Свою роль здесь сыграло и пренебрежение к правилам игры, а также акцент на быстроту действий.

— Во многих интервью вы упоминаете как негативный момент разделение Чехии и Словакии.

— Да, это разделение потрясло не только меня, но и всех чехов и словаков. Мы настолько срослись с идеей Чехословацкого государства, что исторические события стали для нас огромным потрясением, с которым нельзя было так просто смириться. Сегодня, когда прошло столько лет, нам удалось с этим справиться. Оказалось, что величина и границы государства — не самое главное. Главное — ценности, на которых это государство основано. Кроме того, после недавних политических изменений в Словакии открывается пространство для нового равноправного и дружеского сосуществования и партнерства обоих государств. Очень живая в те времена проблема сосуществования двух обществ теперь разрешилась. Сегодня речь идет уже о том, что мы стали частью семьи европейских демократий, в которой будем помогать друг другу.

— От негативных сторон перейдем к позитивным — какое событие на пути Чехии в ЕС стало самым важным?

— Отмена Варшавского пакта и последующее вступление в Североатлантический альянс — это принципиальное событие не только в истории нашей страны, но и в истории укрепления позиций в международном контексте. До этого момента Чехия еще никогда не была членом сильного и безопасного союза, одновременно основанного на демократических принципах и идеалах. Речь идет об исторически беспрецедентной вещи, которую оценит скорее будущее поколение, нежели современное.

— Вы — политик, к мнению которого прислушиваются в мире. Сложно ли нести эту ношу?

— Когда вспоминаю свою жизнь, понимаю: в самом начале нет какого-то определенного решения в духе «будешь авантюристом», «будешь бороться с миром» или «будешь политиком» — ничего подобного. Это длинная цепочка событий и разнообразных решений, причем этического толка. Каждый раз человек имеет альтернативу и задает себе вопрос, что лучше. Сделаю это — будет чувство, что на душе кошки скребут, что я изменил самому себе. Или поступить правдиво, но рисковать и сталкиваться с последствиями? И это ежедневно. Но когда человек, наконец, что-то решит, он автоматически попадает в ситуацию, когда ему приходится принять судьбоносное решение, которое влечет за собой огромные последствия. Таким образом появляется цепочка ситуаций, в конце которой человек понимает, что стал авантюристом или, по мнению множества людей, героем, даже несмотря на то, что героем быть не хотел, или политиком в самой высокой функции, хоть карьеру политика делать не собирался…

— Напоследок хотелось бы спросить, что бы пожелали украинскому народу?

— Украинскому народу я хотел бы пожелать, чтобы он мог радоваться дальнейшему сохранению и развитию идеалов оранжевой революции. Чтобы в стране укреплялись демократические институты, чтобы продолжались экономические реформы, чтобы люди жили в мире. И, наконец, чтобы Украина в ближайшем будущем могла вступить в те организации, членом которых является и Чехия.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК