Трудовая миграция из Украины: влияние COVID-19

17 июня, 2020, 08:45 Распечатать
Отправить
Отправить

Глобализация создала условия для свободного перемещения рабочей силы между странами и континентами, и закрытые из-за карантина границы неизбежно будут открываться.

Трудовая миграция из Украины: влияние COVID-19
© Прямий

Сейчас многие эксперты предсказывают, что "мир уже никогда не будет таким, как до пандемии COVID-19"; коренные изменения прогнозируют во всех без исключения сферах жизни. Но есть ли основания для таких выводов? Будем ли мы жить закрытыми в своих домах, в своих поселениях, в своих странах?

Одним из главных каналов глобализации, обеспечивающим возможности более развитых стран экономить на стоимости рабочей силы, а менее развитых - приобщаться к современным технологиям и финансовым потокам, является трудовая миграция. Пандемия COVID-19, повлиявшая практически на все сферы общественной жизни и вызвавшая, по заключению МВФ, Всемирного банка и многих выдающихся экономистов, сильнейшую со времен Второй мировой войны рецессию, сказалась и на миграционных процессах.

Дело не в том, что карантин практически остановил миграционные потоки, - это временное явление. Глобализация создала условия для свободного перемещения рабочей силы между странами и континентами, и закрытые из-за карантина границы неизбежно будут открываться. В этом будет нуждаться экономика, и этого же потребует общество. Ряд европейских государств уже приглашают иностранцев на сезонные работы с организацией при необходимости их перевозки. Сейчас такие чартерные рейсы уже осуществляются из Украины в Польшу, Германию, Чехию, Австрию, Финляндию, Объединенное Королевство, Израиль. Есть договоренность о возвращении украинцев на сезонные работы в Финляндию. Правительство Италии решило временно предоставлять разрешение на проживание в течение шести месяцев трудовым мигрантам, работающим в сельском хозяйстве или домохозяйствах, а правительство Португалии - осуществлять так называемое экспресс-регулирование.

Да и масштабы возвращения украинцев из-за рубежа оказались не такими катастрофическими, как ожидалось: поступления частных переводов в марте-апреле 2020 года по сравнению с предыдущим (рекордным) годом уменьшились всего на 8%: с 1,892 млрд до 1,748 млрд долл. По данным Всеукраинской ассоциации компаний по международному трудоустройству, с середины марта по конец мая 2020-го вернулись около 500 тысяч мигрантов, преимущественно тех, кто имел краткосрочные контракты. Долгосрочные мигранты, у многих из которых есть разрешение на постоянное проживание, а иногда и гражданство стран-реципиентов, чаще оставались за рубежом.

Вопрос в другом: изменится ли (в ту или иную сторону) массовое стремление украинцев выезжать на заработки, и может ли украинская власть как-то повлиять на этот процесс? Ответ на первый вопрос связан с перспективами восстановления экономики в Европе и мире в целом и тамошнего спроса на рабочую силу из других стран. Бесспорно, если рецессия в мире, в частности в Европе, продлится долго (в том числе из-за второй-третьей волн заболевания), и спрос на рабочую силу не восстановится в полном объеме, роста масштабов внешней миграции из Украины не будет. Но такой сценарий развития представляется наименее вероятным, в том числе учитывая и украинские экономические перспективы. Да и опыт последних месяцев демонстрирует нежелание жителей развитых стран выполнять "мигрантские" работы даже в условиях безработицы. Поэтому, если только в Украине не появятся многочисленные вакансии с зарплатой на уровне 70% от той, которую могут получать наши работники за границей (а вероятность этого мизерная), масштабы выезда не только не уменьшатся, но даже вырастут. Скорее всего, к тем, чей образ жизни обязательно предполагает и миграционные поездки, присоединятся новые многочисленные группы. К сожалению, немало активных, мобильных, конкурентоспособных украинцев определяют свои перспективы выезда не столько по состоянию личной жизни, сколько по общей низкой оценке ситуации в стране. Этот миграционный фактор значительно опаснее, чем простое желание заработать. В последнем случае сохраняется довольно высокая вероятность возвращения, тогда как сочетание индивидуальных планов с потерей веры в перспективность их реализации в украинском обществе формирует настрой на постоянную эмиграцию. Поэтому реализация политики предотвращения массового выезда и хотя бы частичного возвращения мигрантов невозможна без предоставления им четкой перспективы в Украине.

Негативные последствия для Украины, скорее всего, будет иметь переориентация части мигрантов с Восточной Европы на Западную, прежде всего на Германию и Объединенное Королевство, которые по уровню зарплат значительно опережают традиционные страны трудоустройства украинцев (Польшу, Чехию и даже Италию). В течение последних нескольких лет именно Германия - самая желанная страна занятости для украинцев. К сугубо экономическим мотивам добавляются и политические решения: с марта 2020 года Германия открыла рынок работы для мигрантов из-за пределов ЕС, а после Brexit возможности украинцев работать в Соединенном Королевстве почти не отличаются от тех, которые есть у граждан восточных стран ЕС. Лица, работающие не в соседних, а в более отдаленных и экономически развитых странах, значительно чаще ориентируются не на циркулярные (отъезд - возвращение с деньгами - отъезд), а на продолжительные поездки, которые обычно переходят в постоянную миграцию. Так что такого рода изменение географии трудовой миграции угрожает более значительным оттоком населения из Украины.

Масштабный отток экономически активного населения в страны с более высокими зарплатами, лучшими возможностями трудоустроиться, лучшим образованием неизбежно возобновится. И даже при условии очень быстрого социально-экономического развития Украины и достижения уровня и качества жизни, сравнимых со стандартами развитых стабильных обществ, количество трудовых мигрантов будет расти. Однако, хотя большинство трудовых мигрантов готовы выехать при первой же возможности, шансы удержать некоторую их часть есть. Речь идет прежде всего о тех, кто накопил достаточно средств за период работы за рубежом, кто не совсем доволен условиями труда за границей, и про тех, чья поездка оказалась неудачной.

Общество и власть должны определить миграционные приоритеты: есть довольно много стран (значительно более бедных, чем Украина, чье население растет высокими темпами), которые считают массовый выезд своих граждан положительным фактором развития. А есть такие, которые первоочередной задачей считают возвращение мигрантов. Признание свободы перемещения неотъемлемым правом человека означает принципиальную невозможность ввести какие-либо ограничения на выезд за границу. Наоборот, стремление запретить или усложнить выезд неизбежно приведет к усилению протестных настроений и напряжения в обществе. Но нельзя пренебрегать и общественными интересами, которые следует определять с учетом последствий миграций, исходя из наличия или отсутствия связей мигранта с Родиной (через бизнес, родственников, друзей), перспектив возвращения или окончательного отъезда со всей семьей.

Массовая работа украинцев за границей, безусловно, имеет положительные последствия: это поступление валюты, повышение уровня жизни многочисленных групп населения и целых территорий, снижение напряженности на рынке труда, усвоение рыночного сознания, ценностей и норм демократического общества и т.д. По данным НБУ, в 2019 году объем частных переводов из-за рубежа составил почти 12 млрд долл., а в январе-апреле 2020-го в Украину поступило свыше 3,7 млрд. Ясное дело, в значительной мере именно эти средства позволили немалой части населения, в частности западных областей (а больше всего от карантина потеряла экономика туристических регионов), пережить экономические проблемы. Частные денежные переводы в Украину стабильно превышают 10% ВВП и втрое - прямые иностранные инвестиции. Конечно, только часть идет на развитие бизнеса, но каждая гривня, потраченная в Украине, работает на отечественную экономику. Рост текущего потребления повышает совокупный платежеспособный спрос, а значит, создает условия для заработков (далеко не всегда легальных) довольно широкой массе. Это демонстрирует размещение новостроек в сельской местности, в частности разницу между поселениями, многие жители которых работают за границей, и теми, в которых трудовых мигрантов практически нет. Неоспоримую выгоду получают в целом территориальные громады, откуда выезжает на заработки много людей.

Но массовый отъезд людей в возрасте до 40 лет усиливает депопуляцию, обостряет проблемы старения и, соответственно, пенсионного обеспечения, создает проблемы экономического развития, вызванные нехваткой квалифицированных работников (сейчас в Украине наряду с масштабной безработицей на уровне примерно 2 млн человек фиксируется неудовлетворенный спрос на рабочую силу, что мешает развитию многих предприятий).

Так что необходимо пройти между Сциллой и Харибдой, стараясь одновременно расширять для украинцев возможности легального трудоустройства за рубежом, поощрять их работать в Украине, поддерживать по возможности более широкие контакты с теми, кто находится в других странах, и убеждать их в целесообразности возвращения.

Сейчас большинство мигрантов не определились. С одной стороны, они временно отрезаны от зарубежных заработков, с другой - их не интересуют украинские вакансии. Некоторым выходом может стать организация мигрантов и привлечение их к временным работам на период их пребывания в Украине. В сжатые сроки нужно помочь восстановиться микро- и малому бизнесу, предложить общественные работы как временный выход из массовой безработицы, через механизмы концессии, публично-частного партнерства, государственные закупки создать рабочие места в отраслях, дающих значительный мультипликативный эффект (в частности в строительстве). Учитывая риск дальнейшего увеличения бюджетных расходов, возможно, в бюджетной сфере целесообразно создавать не постоянные, а временные рабочие места. Но все они не будут высокооплачиваемыми, в частности в условиях значительной безработицы, и не станут альтернативой рабочим местам, доступным за рубежом; поэтому их создание будет иметь, скорее, кратковременный, чем продолжительный эффект.

Эффективная недекларативная поддержка микро- и малого бизнеса требует привлечения его представителей к формированию политики, в том числе выхода из карантина, своевременного и полного информирования предпринимателей о принятых решениях. При этом не может быть и речи об отмене уплаты ЕСВ за наемных работников (эти средства не являются собственностью ни государства, ни работодателя), очень осторожно нужно подходить и к снижению НДФЛ (это подрывает состоятельность территориальных громад). Зато привлекают установление льгот по кредитованию, упрощение доступа к рынкам, консультации и помощь правового и бухгалтерского характера. Следует ввести легализацию микробизнеса, в частности с помощью своеобразного "нулевого варианта": максимального упрощения регистрации, запрета на контроль, уплаты необременительного годового взноса в местный бюджет и гарантированной государственной поддержки на случай форс-мажора, как, скажем, COVID-19. Безусловно, полезно будет внедрить программы, распространенные в ЕС, но с обязательной предварительной экспертизой относительно рисков тенизации. Создание собственного дела может стать реальной альтернативой трудовой миграции.

Помощь в легальном трудоустройстве за границей не только убедит мигрантов в лояльном отношении к ним государства, но и будет способствовать установлению более тесных контактов с ними во время работы в других странах, защите их прав за рубежом и более скорому достижению поставленных ими целей, связанных, в частности, с накоплением активов, что в ряде случаев будет способствовать возвращение. Важным является заключение соглашений о пенсионном обеспечении со странами, в которых работают украинские мигранты. Крайне необходимо подтвердить на высоком уровне принципиальную недопустимость налогообложения переводов, которые являются трансферами в пределах семьи, и освободить, наконец, от таможенных сборов ввезенные мигрантами средства производства для развития собственного бизнеса.

После продолжительного пребывания за рубежом мигранты неизбежно сталкиваются с разными проблемами и нуждаются в помощи в оформлении заработанных за границей пенсий, трудоустройстве, восстановлении и признании документов, подтверждении результатов неформального профессионального обучения, иногда психологической адаптации и т.п. Те, кто накопил серьезные средства, в условиях вынужденного возвращения могут задуматься над вложением их в собственное дело в Украине, но это требует адекватных действий власти, в частности кредитной и консультационной поддержки. Эффективная помощь станет для кого-то стимулом вернуться, а ее отсутствие, наоборот, убедит колеблющихся навсегда остаться за границей.

Понятно, что, несмотря на все усилия, часть мигрантов не вернется в Украину. С ними нужно налаживать системные контакты, помогать сохранить чувство украинской принадлежности. Эффективное сотрудничество с диаспорой будет способствовать улучшению имиджа и усилению влиятельности Украины в мире. Это подтверждает пример других стран: стратегическое партнерство США с Израилем не в последнюю очередь является результатом лоббистской деятельности еврейской диаспоры в США; масштабная миграция китайцев в страны Юго-Восточной Азии вызвала усиление влияния Китая в этом регионе; программа Polonia, действовавшая еще во времена Польской Народной Республики, ускорила интеграцию современной Польши.

Сейчас едва ли не единственным успешным примером украинского сотрудничества с диаспорой является функционирование с 2007 года Международной украинской школы. Это государственное учебное заведение обеспечивает образование украинских детей, родители которых временно или постоянно находятся за рубежом. Сейчас 3,3 тысячи детей в 78 странах учатся (а со временем получат государственные сертификаты Украины об образовании) в частных и субботних украинских школах, а также дистанционно и экстернатно. Это обеспечивает важные предпосылки для реинтеграции детей возвращающихся мигрантов, а в случае невозвращения поддерживает украинскую идентичность.

Важное направление действий - введение совместно с правительствами стран пребывания наших мигрантов программ циркулярной миграции. Это выгодно обеим сторонам, поэтому Украина имеет реальные возможности договориться о привлечении стран ЕС к финансированию таких программ. Примером является миграция сезонных работников из Украины на основе межправительственных договоренностей.

Очень важно преодолеть в украинском обществе негативные стереотипы о миграции. С помощью образовательных и коммуникативных средств нужно настойчиво разъяснять, что миграция - это не проблема, которая требует решения, а реальность, с которой следует считаться и которую необходимо упорядочивать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК