Терновый венец победы

15 июня, 2012, 13:31 Распечатать Выпуск № 22, 15 июня-22 июня 2012г.
Отправить
Отправить

Хочу, чтобы была такая правда о войне, которая не оскорбительна, показывает героизм, действительный героизм народа, который, несмотря ни на что, все-таки победил.

22 июня исполняется 71 год со дня начала советско-немецкой войны. Почему же у меня не поднимается рука назвать ее Великой отечественной, по крайней мере, на первом этапе войны, охватившем более года, когда «непобедимая и легендарная» пережила целую цепь страшных и унизительных поражений? Может быть и потому, что упрямые факты говорят: Советский Союз никогда в своей истории не был миролюбивой страной. Эта агрессивная тоталитарная держава нацеливалась исключительно на мировое господство под омофором серпа и молота. И свою сущность она проявила «по полной программе» именно в предвоенные годы, о чем речь пойдет далее. Этот период неразрывно связан с началом войны.

…В течение почти двух лет в преддверии этой страшной даты Сталин и Гитлер делили европейский пирог. После подписания 23 августа 1939 года пакта Молотова-Риббентропа и Секретного протокола к нему нацисты и коммунисты стали союзниками по всем статьям: как военно-политической, так и экономической. Даже идеологические разногласия, ставшие столь явными и непримиримыми с приходом Гитлера в 1933 году к власти в Германии, отошли на задний план. Сталинская риторика о верности коммунистическим идеалам ушла в небытие, Коминтерн был буквально парализован. Кстати, прекрасно осознавая всю аморальность и противоправность политики СССР в предвоенный период, И.Сталин ни в знаменитой речи по радио от 3 июля 1941 года, ни позднее не обращался к истории довоенного сотрудничества с нацистами. О морали и человечности тут говорить не приходится…

После разгрома Второй Речи Посполитой ее территория была разделена практически в равных долях между двумя хищниками. Совместный парад в Бресте и дружеское общение офицеров-победителей 23 сентября 1939 года стали квинтэссенцией сотрудничества двух тоталитарных режимов. Западная Украина и Белоруссия, населенные преимущественно, соответственно, украинцами и белорусами, с цветами встречали «освободителей» от панского ярма. Дальше пришло отрезвление, причем скорое. Начались насильственная коллективизация, массовые депортации поляков и украинцев в Сибирь и Казахстан, развернулась настоящая охота за интеллигенцией, священниками, являвшимися выразителями, проводниками национальной идеи. «Про цю трагедію написати б роман, на тисячі три градусів температури і вилити в нього увесь свій біль, усю тугу, усі свої скорботи», – писал Александр Довженко в своем «Дневнике». И, в результате, летом 1941 г. немцев в Западной Украине встречали как освободителей.

Затем пришел черед Финляндии, которая в Зимней войне 1939–1940 гг. сумела отстоять свою независимость, показав чудеса героизма, а РККА продемонстрировала абсолютную неготовность к войне. И, наконец, летом 1940 года пришел черед стран Балтии. Которые, в свою очередь, оказались легкой добычей Кремля и сдались без боя. Все прелести нового, коммунистического порядка литовцы, латыши и эстонцы прочувствовали также очень скоро: на восток потянулись составы с депортированными «социально чуждыми элементами». Не упустил Сталин и шанса прощупать южный фланг, «реквизировав» у Румынии Северную Буковину и Бессарабию.

Чуть ранее, весной 1940 г. нацисты практически без сопротивления оккупировали Данию, потом в течение нескольких недель Голландию, Бельгию, Норвегию и принудили к позорной капитуляции Францию. Единственный, не сломленный противник – Великобритания – был загнан на свои острова. И только в «битве за Англию» люфтваффе получили достойный отпор. Кстати, все это время сталинская пропаганда считала «зачинщиками войны» именно своих будущих союзников по Антигитлеровской коалиции – Великобританию и Францию… Стоит только перечитать центральные газеты – «Правду» или «Известия» образца 1939–1941 годов.

…Красные футболки с гербом СССР, а зачастую и с ликом Сталина сегодня надевают юнцы, которые и в страшном сне не могут представить ужасы ГУЛАГа, депортаций и этнических чисток, трех голодоморов. Им глубоко плевать на искалеченные судьбы людей, миллионы замученных коммунистическим режимом. Наверное, и сегодня любому здравомыслящему человеку трудно понять, осмыслить страшные цифры погибших в этой войне (только официальная статистика говорит о более, чем 27 млн. человек); безвозвратные потери Украины составили более 8 млн. человек, в том числе и
5,5 млн. гражданского населения. И даже представить себе устоявшуюся, можно сказать официальную, цифру в 5,7 млн. пленных красноармейцев, командиров (в том числе 85 генералов и приравненных к ним) достаточно сложно. Кадровая Красная армия в сражениях 1941–1942 гг. была практически уничтожена. Всего к 16 ноября 1941 г. число военнопленных достигло 2,5 млн. человек. С 22 июня 1941 по 10 января 1942 г., – согласно сводке донесений немецких штабов, оно составило около 3,9 млн., среди них 15200 офицеров или 0,4%. Кроме того, дезертировали или уклонились от плена и фронта более 1 млн. человек. За годы войны военные трибуналы осудили 994 тысячи военнослужащих РККА, из них было расстреляно более 157 тысяч человек (из этого количества казненных солдат и офицеров можно было сформировать 10–12 полнокровных дивизий!).

По различным данным, от 800 тыс. до 1 млн. советских солдат и офицеров в той или иной степени работали на победу Гитлера – это и так называемые хиви («добровольные помощники»), и Русская освободительная армия генерала А.Власова, и полицейские, и воинские части, в том числе и войска СС. С врагом сотрудничали генералы А.Власов, И.Благовещенский, Д.Закутный, В.Малышкин, М.Салихов, Б.Рихтер, Ф.Трухин, бригадный комиссар Г.Жиленков… Из 85 генералов и приравненных к ним, погибли в плену 25 человек, осуждены за сотрудничество с врагом и предательство – 17, репрессированы после освобождения за потерю управления войсками и сдачу в плен – 13, восстановлены в правах после проверки – 30 человек. Одной из причин того, что столь много солдат и офицеров пошли на службу к врагу стала непримиримая позиция сталинской власти к пленным, которые были объявлены предателями. Вне зависимости от того, в какой ситуации они оказались. Поражались в правах и их родственники…

Как видим, при первой же серьезной проверке на прочность, большевистская Система, построенная на подавлении человеческого достоинства, репрессиях, «мерах физического воздействия» (т.е пытках), лицемерии и лжи фактически потерпела поражение… Ранее мировая история не знала такого катарсиса, морально-психологического излома. Настоящее оцепенение охватило все общество сверху донизу. И все же нечеловеческими усилиями, ценой страшных жертв Советский Союз устоял.

Правдивая история о Второй мировой войне все чаще встречает «дружный отпор» ревнителей славного прошлого Советского Союза. Таковые есть и в России, и в Украине. Новый-старый президент России В.Путин, для которого самой страшной катастрофой XX века стал распад СССР, еще в ранге премьера, в декабре 2010 года, огорошил всех (всех ли, еще вопрос – в московской студии долго не смолкали бурные аплодисменты) заявлением, что Россия и без Украины, да и других республик, выиграла бы Вторую мировую войну... (см. «ЗН», № 47, 18.12.2010 г. «Одна на всех…»? По Путину – уже нет»). В России идет фактически реабилитация сталинских методов управления. Российский социолог Борис Дубин, например, фиксирует у своих соотечественников разлом национального сознания по отношению к Сталину и сшибку в этом сознании двух образов: Сталина тирана и Сталина - победителя в войне. Причем равные доли, свыше 2/3 взрослого населения РФ поддерживают оба эти образа. Русский писатель Владимир Сорокин как-то сказал о сталинизации сознания россиян: «Это не шизофрения, как может показаться. Это попытка массового сознания, наоборот, уйти от его фрагментарности, унаследованной от эпохи перестройки, соединив доступными ментальными средствами крупные осколки разбитого зеркала, отбросив в сторону слишком мелкие и слишком острые. Российское общество не проделало необходимой работы по самоидентификации, преодолению кризиса исторического сознания, который так ясно диагностируется социологами. Мы стремимся быть наследниками и Столыпина, и Сталина одновременно».

Прекрасно уживаются в российском военно-историческом калейдоскопе и советские воины, обагрившие своей кровью поля битв в 1941–1945 гг. и сотрудничавшие с врагом генералы Краснов, Шкуро и Власов, белые и красные. Но стоит только украинцам заговорить о воинах УПА, боровшихся в годы войны за независимость своей земли на нескольких фронтах, как тут же мы слышим расхожие фразы о коллаборационизме последних.

У нас – и на самом высоком властном уровне – есть своя прокремлевская «торсида». Министр-украинофоб в сегодняшнем правительстве Украины Д.Табачник по-прежнему ратует за общую историю с Россией. Он хочет слепить ее по кремлевским лекалам?

Даниил Гранин, рядовой участник войны, с болью в сердце говорил: «Надо понимать, что Красная армия, которую пестовал Сталин и которой он занимался, проиграла войну - начисто. Война где-то в сентябре-октябре 1941-го, когда стало ясно, что страна гибнет, превратилась в Великую Отечественную. На войну поднялся народ. Где-то в августе 1941-го я сидел в окопе, мимо нас проходили отступающие кадровые войска; и я, как и наши солдаты-ополченцы, вооруженный бутылкой с горючей смесью, - единственное вооружение, какое у нас было, - выменял за мыло, которое мне мать дала в дорогу, и головку сахара - я выменял винтовку с патронами, с которой я начал чувствовать себя вооруженным солдатом. Что это было?.. Нас отправили на войну, к которой мы долго готовились, страна непрерывно готовилась к этой войне, а нас отправили безоружных - все народное ополчение. Я хочу, чтобы была такая правда о войне, которая не оскорбительна, показывает героизм, действительный героизм народа, который, несмотря ни на что, все-таки победил.

Это та правда, которая не сходится с понятием сталинизм, который сегодня рассказывает, как мы побеждали, а не о том, как мы выстрадали эту победу, как мы проигрывали эту войну, и все-таки нашли в себе силы, чтобы переломить ее ход неслыханной, неоправданной ценой, после которой называть-то ее победой язык с трудом поворачивается…»

И если подвиг советского народа представлен не только фанфарами и салютами в честь Победы, пшенкой и фронтовыми ста граммами, то это, по мнению многих наших современников, исключительно «стрельба по прошлому»? Так в комментарии к статье Юрия Кирпичева (см. ZN.UA, №22.06.2011, «Та война… Когда воюют за родину, штрафбаты и заградотряды с пулеметами не нужны») написал один «товарищ». Значит, он уверен, что, не печатая такие статьи, мы будем воспитывать «незашоренное либерастическими сказками» поколение? С таким подходом мы будем наслаждаться иезуитскими опусами генерала армии Гареева, орденоносного писателя Карпова, благодаря которому маршал Жуков уже, похоже, на пути к святым угодникам. И снова будем читать о «подвиге, который в веках» (кто же поспорит?) и максимум о «крупных неудачах» советских войск, которые отошли на «заранее подготовленные позиции». И тогда нам будет трудно понять, почему же славная РККА понесла потери, несопоставимые с врагом, как немцы дошли до Москвы, Ленинграда, Волги и Кавказского хребта?..

О людях, оказавшихся в оккупации. По различным данным от 3,5 до 4 млн. человек были эвакуированы только с территории УССР на восток, несколько миллионов украинцев сражались на фронтах. Минимум 30 млн. человек оказались под пятой оккупанта. А.Довженко, который прекрасно знал сталинскую Систему, понимал что их ждет: «Прийдуть наші…, і, не розібравшись ні в кому і ні в чому, людей каратимуть за те, що народ просто був під німцями і мусив якось жити, а не повісився увесь чи не був розстріляний німцями».

Сейчас многие рассуждают о подвиге отцов и дедов, спекулируя памятью о них… Поговорим и об этом. Я ранее неоднократно писал, что война была у каждого ее участника «своя». Кто-то всю войну охранял «врагов народа» в Норильске или на Колыме, метался по Карпатам в составе «легендированной» группы НКВД в поисках повстанцев УПА или «лесных братьев» в Прибалтике – вплоть до середины 1950-х. И «заслуженно» получал преференции «участника ВОВ». Вспомним и об изнемогающих от жажды защитниках Севастополя, оставленных на произвол судьбы собственным командованием (генералом Петровым и контр-адмиралом Октябрьским) в конце июня 1942 года, или о тех, кто дрался до последней капли крови в Брестской крепости… Лишь немногие выжили, пройдя войну от первого до последнего дня. Или, как мой дед, генерал-майор Адам Махун, сбивая вражеские самолеты – от Одессы, Севастополя в 1941–1942 годах и до Вены в 1945-м, чудом уцелевший после того, как его самого сбили на Курской дуге… Или же пропавший без вести под Харьковом в мае 1942 года боевой офицер Роман Приймак, брат моего деда, полковника Григория Примаченко. Дед так и не отпросился на фронт с Дальнего Востока, хотя написал несколько рапортов. Но потом воевал на Сахалине и в Маньчжурии с японцами, прошел Корейскую войну. Его отца, Никанора Васильевича, по навету земляков («три сына – красные командиры»!) немцы так избили, что он вскоре скончался…

Related video

Вечная память воинам, ценой своей жизни защитившим родную землю. И вселенский позор руководителям и военачальникам, которые довели страну до того состояния, когда ее пришлось спасать столь страшной ценой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК
}