СЛОВЕСНОЕ ПОРНО

06 сентября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 6 сентября-13 сентября 2002г.
Отправить
Отправить

Не секрет, что в недрах нашего певучего и могучего языка есть совершенно особый пласт речи. Это мат — язык, которого нет, но на котором говорят очень многие...

Не секрет, что в недрах нашего певучего и могучего языка есть совершенно особый пласт речи. Это мат — язык, которого нет, но на котором говорят очень многие. Более того, создается впечатление, что ряд средств массовой информации организовали нынче курсы повышения квалификации матерщинников. С эстрады, с экрана телевизора, в газетах и журналах многие матерные слова произносятся и пишутся точно так же, как их можно услышать в подворотнях, — без купюр...

Как наш язык дошел до жизни такой? Есть мнение, что татары с монголами во всем виноваты, а также всякая литовско-тевтонская рать. Охмурили, дескать, доверчивых мужичков, напели, нашептали им в уши мерзкие словеса, а те варежку раскрыли и — рады стараться! — понесли их по векам и поколениям.

О происхождении нашего мата споры не утихают. Некоторые ученые считают, что бранная речь уходит корнями в специальный язык для общения с силами, требующими заклятий или оберегов. Другие доказывают, что мат связан с языческими культами — в частности, с культом «Матери сырой земли». В этом смысле употребление мата славянами ничем, мол, принципиально не отличается от призывания богов древними эллинами.

Имеются, дескать, свидетельства, что когда-то мату сознательно обучали детей. Это значит, что мат составляет определенную культурную традицию.

Есть точка зрения, что так называемые матерные слова поначалу были словами не ругательными, а сакральными, священными. Ибо наш прапрапрадед не мог не испытывать восторга и ужаса перед своей воспроизводительной деятельностью. Вот только остается загадкой — почему слова сакральные, священные, имевшие несомненное отношение к фаллическому культу и культу Матери-земли, стали словами запрещенными, презираемыми и тем не менее употребляемыми?

И весьма интересно понять, отчего мат из всех жизненных сфер облюбовал одну, а именно — любовь земную! Ведь человек, по словам Короленко, веками старался облагородить любовь поэзией, утвердить в ней победу человеческого над животным. Кстати, самый чудовищный мат — в Средней Азии. Если мы оперируем одним вариантом — «Я … твою мать», то там могут вспомнить всех родственников по женской и мужской линии, разместить их во времени и пространстве. Помню, в период командировки в Душанбе я столкнулся с таким выражением: «Я имел твой коммунистический билет».

У сегодняшнего мата очень много сторонников. Они считают, что горячее словцо имеет особые токи, свою благотворную ауру. Можно, дескать, легко завязать человеческие контакты, установить деловые отношения. А вот что написано в серьезном украинском журнале: «Мат — чудодейственное и целебное средство психологической разрядки. Сколько инфарктов не случилось благодаря тому, что доведенный до точки кипения человек прорычал себе под нос пару крепких словечек! Мощнейшая энергетика матерных слов, словно волнорез, рассекает шквалы отрицательных эмоций».

Известный ученый и народный депутат в одном интервью доказывает, что «в основе мата лежат не ругательства, а обычные слова. В этом легко убедиться, если взглянуть на них без ханжества и предосудительности. Возьмем самые известные матюки, так сказать слова-основатели. Их всего четыре — гениальная формула, отшлифованная веками. Первые два обозначают половые органы, третье — половой акт, а четвертое — женщину, подозреваемую в легкости поведения. На основе этих слов образуется неповторимый, яркий и эмоционально насыщенный язык».

Все сторонники мата непременно приводят слова маршала Жукова: «Мы победили Германию не только боевым духом, числом и умением — мы ее еще и перематерили».

Лингвисты считают — и этот факт не приходится оспаривать, — что никогда еще за всю историю нашей словесности мат не достигал такого безмерного размаха, как в годы советской власти. Вот, к примеру, что писала в 1927 году издаваемая в Одессе «Советская женская газета» под заголовком «Крик женской души»: «Мужчины, работающие у нас на фабрике, до того необузданны, до того «темные», что я не в состоянии описать весь ужас того, что приходится переживать нам за день. Атмосфера наполнена циничными выражениями, руганью с раннего утра до позднего вечера. Ни разу не пройдет девушка без того, чтобы по ее адресу не отпустили какую-нибудь циничную фразу или не схватили ее руками за самые разные места, приговаривая при этом всякие похабные слова».

В советское время мат из нижних слоев общества легко перебрался в верхние. Один из секретарей Сталина — Баженов писал в своих мемуарах, что на заседаниях политбюро ЦК матерились буквально все, но особенно «усердствовали Ленин и Сталин, а у последнего это получалось просто виртуозно — помогал густой грузинский акцент».

Военным историкам хорошо известна резолюция, которую Сталин наложил на донесении разведки от 16 июня 1941 года с предупреждением о готовящемся нападении Германии на СССР: «Можете послать ваш источник из штаба германской авиации к е... матери».

Молотов в 1938 году, отклоняя одно из прошений маршала Блюхера о помиловании, написал на полях, что осужденный «ублюдок и б...дь».

Складывается впечатление, что некоторые советские руководители нецензурную брань часто рассматривали в качестве нормального рабочего инструмента, которым можно было усилить свою речь. Так, по воспоминаниям дважды Героя Социалистического Труда Посмитного, в Киеве, на республиканском совещании в 1947 году Каганович несколько раз разъяснял его участникам, что «вопрос — не х.. сам не встанет на повестке дня».

Многие современники Хрущева вспоминали, что Никита Сергеевич пользовался пассивным словарем языка едва ли не чаще, чем активным. Во время знаменитого эпизода на Генеральной Ассамблее ООН осенью 1960 года, когда представитель Филиппин позволил себе покритиковать тогдашние порядки в СССР, Хрущев стучал ботинком и обещал показать «кузькину мать». Вспотевшие переводчики перевели это дословно — как «мать мистера Кузьмы», чем только усилили всеобщее замешательство. Никто не мог понять: что это за Кузьма, у которого такая страшная мать?

Представители старшего поколения могут подтвердить, что добротный подзаборный мат мог запросто звучать в любых начальственных кабинетах. Там он считался, во-первых, признаком некоторой демократичности руководителя, а во-вторых, знаком особого доверия матерящегося к обматеренному.

Но тогдашняя матерщина, как, впрочем, и нынешняя, была вовсе не «уравнительной». Она, как и обращение на «ты», — только сверху вниз, от начальника к подчиненному. А ну-ка попробуйте матом и на «ты» снизу вверх!..

Кстати, традиция сквернословить на самом-самом высоком уровне дошла, оказывается, и до наших дней. Во всяком случае, во всех воспоминаниях о Горбачеве и Ельцине отмечается, что они — виртуозы матерщины. С некоторых пор мы знаем, что не только они...

Вначале перестройки вышел на экраны фильм Одесской киностудии «Астенический синдром», после просмотра которого зрители избегали смотреть друг другу в глаза. Эдуард Лимонов выдал нецензурный (не по политическим мотивам) труд «Это я — Эдичка». Появились журнальчики, брошюрки и газетки, где в откровенных подзаборных словах и выражениях разъяснялась нашему непросвещенному народу альфа и омега секса. Вылез на свет из рукописных сборников Лука Мудищев. Затем одна киевская газета матюкнулась крупным тиражом, за ней еще одно малоуважаемое издание — и понеслось! Вышли в свет матерные пословицы, поговорки, частушки, и все — без купюр. В предисловии к сборнику частушек сказано: «Ханжество всегда выхолащивало все живое. А созданная народом частушка обязана сохраниться для потомства полностью».

Обязана так обязана, но ведь нетрудно три точки поставить. И вообще, неужели у нас настали такие времена, при которых нельзя жить — и не ругаться? Понятие «приличие» того гляди попадет в разряд неприличных. Недавно по радио передавали пространное выступление известного нашего литератора, который вещал о «магической силе мата», о его «скрытых художественных возможностях». Писатель не мог не знать, что его слушают тысячи, а может быть, миллионы неокрепших душ и при этом наматывают на ус: уж коли такому мэтру словесности дозволено снять с греха охранительный покров, то, стало быть, никаких преград нет. Если можно ему, почему же нельзя нам?

Почему матерная ругань превратилась едва ли не в национальную гордость? А потому, думаю, что «социальный заказ» на нормальный украинский и русский языки в нашем обществе отсутствует. Это видно по той возможности (вернее, невозможности) филологу заработать деньги на жизнь благодаря хорошему знанию языка. Хорошее знание оплачивается точно так же, как и плохое. Ну а то, что не пользуется спросом, не ценится, — быстро теряет качество. Вот почему безграмотность вопиет со страниц книг, газет и журналов, с теле- и радиоканалов.

Еще совсем недавно за нецензурное слово в печати могли снять с работы, за брань в метро — выгнать из вагона, за ругань в магазине, при женщинах и детях — дать по шее... Теперь же мат тиражируют и письменно, и устно.

Уже давно республики бывшего Союза стали самостоятельными, построены таможни, введена собственная валюта, но нас по-прежнему крепко-накрепко связывает «единое матерное пространство». Неужели мат и станет настоящим «языком межгосударственного общения»? Не дай Бог!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК