Постсоветские многоженцы

03 февраля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 4, 3 февраля-10 февраля 2006г.
Автор
Отправить
Отправить

«Если б я был султан, я б имел трех жен…» — эта незатейливая песенка из популярнейшего фильма советских времен в последнее время становится реальностью не только для султанов...

Автор

«Если б я был султан, я б имел трех жен…» — эта незатейливая песенка из популярнейшего фильма советских времен в последнее время становится реальностью не только для султанов. Иметь несколько жен — официально или неофициально — вошло в моду не только в кавказских аулах. Точнее, мусульманская традиция многоженства с удивительной быстротой распространяется на постсоветском пространстве. Уже и Владимир Вольфович Жириновский темпераментно заявил с экрана, что любому нормальному русскому мужику впору иметь несколько жен, а обрадованные таким заявлением «мужчины гор», проживающие в Первопрестольной по русским паспортам, одобряюще закивали бородатыми головами…

Сбывается мечта Труса, Балбеса и Бывалого из «Кавказской пленницы» о трех послушных женах, каждая из которых с утра до вечера занимается домашним хозяйством, а потом ублажает вернувшегося «с полей» мужа. Правда, многие славянские мужчины с Жириновским не согласны, и пока «тройные» («четверные») браки регистрируют только в аулах. Но проживающие на территории постсоветского пространства «мужчины гор» желают и на православной земле жить по мусульманским обычаям и поэтому нескольких жен себе все-таки заводят. Нельзя же, в самом деле, законы шариата нарушать, что внуки подумают? Вот и становятся славянские женщины новыми Роксоланами. Нынешних «кавказских пленниц» покупают за калым — правда, не за стадо баранов и холодильник «Роза Лев». Сейчас в моде зеленые бумажки с портретами заокеанских кунаков.

Жизненное кредо товарища Саахова

Кавказцы, как известно, народ горячий. А на русском холоде их кровь постоянно требует подогрева. Нет-нет, не спиртного! Найти пьяного кавказца так же трудно, как в Африке — белого медведя. Их горячая кровь постоянно требует любви. Но не к мусульманской красавице-жене, спрятанной с детьми в пятикомнатной квартире, купленной по случаю. Эта несчастная женщина обязана сидеть дома, готовить плов или долму, смотреть за детьми, а чтобы не обрусели, вести с ними воспитательные беседы на родном языке да любить мужа, как бы поздно он ни явился. Эти «любимые женщины» практически не выходят из дома: «закон» запрещает. Они плохо говорят по-русски, с соседями не общаются — муж не велит. По мусульманскому обычаю всегда ходят с покрытой головой. Когда же их бойкие чада убегают в школу, почти гаремные пленницы с тоской глядят на серое московское небо, за которым, сколько ни смотри, родных гор не увидишь. Они с нетерпением ожидают летних школьных каникул, когда любящий супруг отвезет вместе с детьми в родной аул или кишлак…

Нет, такой любви москвичу-южанину, гражданину России, так и не научившемуся говорить по-русски, мало. По неписаным родовым обычаям жен должно быть не меньше трех. Выходит, что шуточная песенка из «Кавказской пленницы» — не забавный розыгрыш, а правда. А что? «В соседнем районе жених украл члена партии…».

Приехал, скажем, покорять крупный советский город лет двадцать тому какой-нибудь Рахман или Абузет. За эти годы диплом он, конечно, купил. Ведь пока учился, мясо в СССР было дефицитом — тут и пригодились отцовские бараны. Бизнес завел, жену с детьми привез, квартиру приобрел. Когда все дела переделал, скучно стало. Что же теперь? В домино играть или в нарды? В казино деньги просаживать? Да нет, деньги на ветер пускать «закон» не позволяет — что тогда внукам останется?

И в горячую голову этого «нового русского» или «старого кавказца» приходит вполне объяснимая идея — а что если мне вторую и третью жену завести? К тому же, если русскую жену за долларовый калым купить, потом заставить ее «язык гор» выучить, то эта «новая Роксолана» ему загадочную славянскую душу и разъяснит…

Чем же еще заняться джигиту в летах? Машины у него под цвет аэродромов, бараны пасутся не на горных кавказских лугах, а, скажем, в Московской области. Все есть — только трех жен нет. Как же ими, красавицами, обзавестись? Если подойти к русской девушке и прямо сказать: «Будь моей второй (третьей) женой», то она прямо в Кавказские горы тебя и пошлет. А восточная хитрость на что?

Между первой и второй промежуток небольшой

Сначала надо определиться, какую жену искать. Для дома жена не нужна, одна уже есть, в квартире или особняке сидит, чурек готовит. Для бизнеса жена просто необходима — пусть бухгалтерию и налогообложение выучит! Купить этой жене однокомнатную квартиру — до гробовой доски будет обязана. Недвижимость нынче на вес золота. А неиссякающая благодарность за решение квартирного вопроса позволит мужу такую вторую жену в ежовых рукавицах держать. Попутно надо объяснить красавице-бухгалтерше, что она не любовница, а жена. По шариату, конечно. А первая, мусульманская, супруга должна закон соблюдать и со второй подружиться.

Вот и бежит утречком русская баба в мусульманском платке на работу, на мужчин посторонних глаз не поднимает, потому что из своей (не съемной!) квартиры на работу спешит, а мимо на очередном, сером, по погоде, мерсе едет ее восточный суженый. Знай, женщина, свое место! Она уже и про подарки давно забыла, и цветистые восточные комплименты о любви страстной и вечной не вспоминаются. Теперь если подруга, одноклассница бывшая, в гости забежит вечерком и гаремную пленницу в кафе или клуб пригласит, у мужа ответ один: «Ты что это уговор нарушаешь, закон забыла?».

Вот и глядит в окошко тоскливыми вечерами теперь уже русская или украинская вторая жена Рахмана или Абузета, пока тот постигает премудрости русского языка с очередной женой — третьей по счету. А вторая жена не знает, бедная, к какому Богу ей теперь обратиться с молитвой. «Господи или Аллах Акбар, как жить дальше?!».

Третий блин всегда комом

Бог, как известно, троицу любит. А по законам гор — жен должно быть не меньше трех. Три ведь число священное. Вот и думает наш Рахман или Абузет, как бы, с одной стороны, эти законы не нарушить и третью жену завести, а с другой стороны, не очень-то на нее раскошеливаться. Состояние ведь надо для внуков беречь. Но третья жена должна быть видной, тело иметь красивое, пышное, а то внуки не поймут.

«Придумал!» — восклицает наш герой со всей своей восточной страстностью, на которую еще способно его слегка подостывшее на московских морозах сердце. Жену надо искать среди тех, кому даже не квартира, а прописка нужна. В крупных городах таких много — приезжают из провинции, а прописка для работы необходима. В Москве, к тому же, украинок много, живут они в Белокаменной по регистрации, то есть на птичьих правах, а от украинок даже султан Сулейман был без ума. Стало быть, третью жену нужно искать в украинской диаспоре. Но как раз с третьей женой ему и не везет…

Украинки не сдаются!

Рахману или Абузету кажется, что тут и долларовый калым не нужно платить — снять такой квартиру, прописать временно, как иностранку, пусть себе работает. Пару раз подарить ей цветы или восточными фруктами побаловать, билеты в театр купить (образованные украинки искусство любят!), комплиментов наговорить с три короба — и дело вроде бы в шляпе!

Вот и пускается наш герой в очередное плавание по волнам любовных страстей. А поскольку «грезы любви» ему уже порядком надоели, то и ухаживает он вяло, сразу же говорит о двух первых женах, но клянется в любви вечной и страстной. Завидуйте, сочинители мыльных опер, вот сюжет, достойный вашего внимания! Многие женщины любят комплименты, не стоящие ни гроша, а от уверений в любви тают, как мороженое на солнце. Многие — но не все! С украинками нашему герою катастрофически не везет. В последнюю минуту они соскальзывают с крючка.

Единственное, чего не учитывают темпераментные кавказцы, — это украинское упрямство. Забывают они о том, что Настя Лисовская — Роксолана — заставила Сулеймана Великолепного с гаремом расстаться и ее одну любимой называть. Так что лучше бы им держаться подальше от украинок... А то ведь можно судьбу Сулеймана повторить — сначала обзавестись сотой женой, а потом остаться без гарема. Никого рядом с собой украинка не потерпит. Или сама от восточного мужа уйдет, или гарем за ненадобностью аннулирует. «Ще не вмерли України ні слава, ні воля!»...

Словом, да здравствует упрямство украинских Роксолан, против которого бессильно восточное лукавство. Да здравствует Настя Лисовская, победившая многоженца Сулеймана!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК