Лекарь с отличием

23 декабря, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 50, 23 декабря-30 декабря 2005г.
Отправить
Отправить

Представлять творчество киевлянина, писателя и драматурга Михаила Булгакова нет необходимости. В 1916 году, в разгар Первой мировой войны, в Киевском университете Св...

Представлять творчество киевлянина, писателя и драматурга Михаила Булгакова нет необходимости.

В 1916 году, в разгар Первой мировой войны, в Киевском университете Св. Владимира сыну профессора Киевской духовной академии Афанасия Булгакова Михаилу после завершения курса медицинских наук вручают «диплом лекаря с отличием». Выпускник медицинского факультета, дав клятву Гиппократа, становится врачом. И если писатель Булгаков более чем известен своими произведениями, то что мы знаем о лекаре Булгакове?

Около трех десятилетий назад, в черноморском курортном городе Туапсе, в доме Татьяны Николаевны Кисельгоф, первой и единственной венчанной жены Михаила Булгакова, я был очарован, увидев лампу с зеленым абажуром, при свете которой писался мой любимый роман «Белая гвардия». Татьяна Николаевна решила подарить эту лампу мне, так как считала, что она должна находиться в родном и любимом городе писателя, в глубине души надеясь, что в Киеве будет создан музей Булгакова.

Этот светильник, как и другие раритеты из бытия Мастера, стали основой экспонатуры при создании на Андреевском спуске мемориального музея — нынешнего знаменитого «Дома Турбиных».

Возможно, эта необыкновенная лампа в какой-то мере осветила и тот путь, который проделал украинский медик, историк медицины и литератор Юрий Виленский, когда создавал свою монографию о врачебной деятельности Михаила Булгакова.

Мы вместе с Юрием Григорьевичем всматривались в автографы Мастера, оставленные им в разное время на нескольких книгах, подаренных мне родными и близкими Михаила Афанасьевича. Мой гость впервые увидел лампу с зеленым абажуром, сухарницу, подстаканник, сахарницу, фотографии из Булгаковского дома.

В свою очередь Юрий Григорьевич рассказал о своих находках из городских архивов Киева, в частности, о зачетной книжке студента-медика. И подарил мне несколько копий фотографий и документов, найденных им в архивах. Тогда я впервые познакомился с фотоснимком студента-первокурсника М.Булгакова, с фотографиями светил медицины своего времени.

Вскоре Виленский отправился в путь «по следам» молодого выпускника медицинского факультета Университета Св. Владимира. Сначала попал в Сычевку, добрался до Никольско-Земской обители юного врача. Затем дороги привели его в Каменец-Подольский и Черновцы, где автор будущей монографии как бы перенесся в напряженные дни Брусиловского прорыва, когда служил в рядах армии в качестве полевого хирурга Михаил Афанасьевич.

Знаток булгаковской Москвы Борис Мягков пригласил Юрия Виленского пройтись по старым улочкам Белокаменной. Тогда же они забрели в Чистый переулок, поднялись по лестнице к двери квартиры — прообраза домашнего очага профессора Преображенского, которую легко узнать, перелистывая страницы повести «Собачье сердце». А в Библиотеке им. Ленина (сейчас Национальная библиотека России), в залах отдела рукописей им удалось коснуться святая святых — рукописей писателя и его семейных фотографий.

В 1991-м, в год празднования 100-летнего юбилея М.Булгакова на его родине, помимо открытия Литературно-мемориального музея писателя на Андреевском спуске, киевское издательство «Здоров’я» выпустило 15-тысячным тиражом монографию Ю.Виленского «Доктор Булгаков». Книга не задержалась в магазинах и скоро исчезла с прилавков, став библиографической редкостью.

И вот спустя 14 лет то же издательство выпускает этот труд в новом, дополненном варианте. Жаль, что мизерным тиражом — 500 экземпляров.

Работая над рукописью монографии, Виленский вновь и вновь, раздумывая над булгаковской фразой «сознайся, ты великий врач», и далее искал истоки и подтверждения нравственных постулатов доктора Булгакова как канвы его профессиональной милосердной одиссеи и творческого мироздания.

Очень важным ему представлялся кавказский период врачебных борений Булгакова.

В свое время Татьяна Николаевна подарила мне книгу Д.Гиреева «Михаил Булгаков на берегах Терека». К сожалению, вскоре после выхода в свет ее автор в расцвете творческих сил погиб в автомобильной катастрофе. А позже я стал обладателем позднее опубликованной переписки Т.Кисельгоф с Д.Гиреевым.

С большим интересом Виленский изучил переписку Татьяны Николаевны с автором этих строк, а также ее воспоминания, которые были в свое время записаны мною со слов Татьяны Николаевны во время моего посещения Туапсе, в ту пору еще не опубликованными.

Обращение к работам научных сотрудников Литературно-мемориального музея М.Булгакова К.Питоевой и С.Ноженко позволило автору монографии более полно обрисовать нравственные высоты студента-медика М.Булгакова.

«Для меня открылось сердце Булгакова, — пишет Ю.Виленский, — жгучее неприятие диктатуры и насилия, пронзительная жалость к безвинным, трусость, катализирующая зло, протест против попрания и уничтожения интеллигенции... губительные плоды воинствующего безбожия — такие преследовали его тревоги. Но в этих эпических картинах присутствовала и этическая его сущность, ибо Булгаков-врач предшествует Булгакову-писателю, а его христианское мировосприятие, явное или растворенное, его профессионализм в выполнении врачебного долга, беззаветное служение больному неотделимы от его литературного призвания».

В этой связи вспоминаются мои встречи с близкими и друзьями Михаила Афанасьевича. Когда речь заходила о Булгакове как враче, все они в один голос заявляли, что Михаил Афанасьевич был блестящим диагностом и, хотя отошел от медицины, все же готов был выслушать жалующихся и тут же предложить необходимое лекарство, которое, как правило, приносило заметное облегчение. Ведь не зря он облюбовал на Пречистенке двухэтажную аптеку, которую регулярно посещал, приобретая про запас различные медикаменты. Кстати, эта старая московская аптека существует и в наши дни.

Разумеется, явление книги как таковой в наше время и в наших условиях напоминает тяжкий подъем по горному склону. И все-таки, благодаря решительности автора, поддержке Международного благотворительного фонда им. П.Кулиша и Украинской выставочной фирмы «Мэдвин», такая книга состоялась.

В послесловии к ней Юрий Николаевич Щербак пишет: «Новые вызовы стоят перед медициной XXI века — проблемы трансплантации органов и клонирование человека, генетических экспериментов, абортов в католических и мусульманских странах, ответственности здравоохранения за распространение СПИДа трансфузионным путем, проблемы платы за медицинские услуги в бедных странах. Но это уже темы для новых исследований. Мы же должны быть благодарны Ю.Виленскому за то, что он приоткрыл волшебное окно в иной мир — жизни и творчества М.Булгакова. Мир давно минувший, но все еще волнующий нас!»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК