Из «тени» на Запад?

08 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 47, 8 декабря-15 декабря 2006г.
Отправить
Отправить

Мне надоело писать о Гаагской конвенции по защите детей и сотрудничестве по вопросам межгосударс...

Мне надоело писать о Гаагской конвенции по защите детей и сотрудничестве по вопросам межгосударственного усыновления детей, вопрос о ратификации которой Украиной поднимается с 2001 года с завидным постоянством — в четвертый раз. Кажется, как противниками, так и сторонниками этой, столь неоднозначной для нашей (да и не только) страны, конвенции в ход пущены уже все аргументы, но тема неубиваема. Так, 12 декабря в Верховной Раде ожидается рассмотрение законопроектов №№0014 и 1068 — о присоединении к упомянутой конвенции и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины соответственно…

Я не буду упоминать все спорные для Украины статьи этой злополучной конвенции, которая в большинстве стран, разрешающих международное усыновление, вызывает ожесточенные споры. Об этом довольно подробно шла речь в статье «Между мамой и mother», «ЗН» № 11 (486) , 20—26 марта 2004 года. К слову сказать, с недавних пор я, пожалуй, больше не являюсь столь ярой ее противницей. Я готова согласиться с тем, что первый аргумент против присоединения — о том, что коммерческая, посредническая деятельность в вопросах усыновления в Украине запрещена, — неадекватен. Поскольку, попадая в чужую страну, иностранец действительно никак не может обойтись без помощи переводчиков и юристов, и даже если такая помощь не предусмотрена законодательством Украины, то он все равно вынужден ее искать, но уже самостоятельно. Этот факт открывает обширное поле для незаконной деятельности многочисленных посредников (фасилитаторов) на территории Украины и зачастую необоснованного вымогательства ими денег у потенциальных иностранных усыновителей. Все это в результате серьезно портит имидж нашей страны за рубежом.

Кроме того, если уж Украина когда-то решила сохранять гражданство покинувших ее пределы детей до 18 лет, то она обязана обеспечить и полноценный контроль за тем, как сложится их судьба на территории новой родины. Сегодня эти функции возложены на консульские отделы МИД за рубежом. Но ввиду малочисленного состава сотрудников справляются они с этим не очень. К слову, американские семьи, ратующие за независимое усыновление, предлагают такой выход: до завершения процесса усыновления просить родителей подписать документ о том, что они не возражают, дабы их фамилии появлялись на интернет-сайтах. Такое вот моральное осуждение для тех, кто вовремя не отправил отчеты и послужил причиной того, что другие американские семьи не смогут усыновить ребенка из Украины.

Но в Украине ничего не меняется, и вопрос о недостаточности контроля за судьбой усыновленных иностранными гражданами украинских сирот всплывает из года в год. Значит, это кому-нибудь нужно… А потому, чем не делать вообще ничего, наверное, все-таки лучше принять Гаагскую конвенцию.

О «больших усилиях власти» и национальных усыновлениях

…И все же сторонницей Гаагской конвенции я так и не стала. И вот почему. Мне режут ухо цифры, предоставляемые официальными органами, которые свидетельствуют о том, что национальных усыновлений в Украине, «несмотря на большие усилия власти», меньше, чем иностранных. Это действительно так — 1419 и 2156 за 2005 год соответственно. Но о каких, собственно, «больших усилиях власти по национальному усыновлению» идет речь? Ведь усилия по пропаганде национального усыновления и по созданию детских домов семейного типа (ДДСТ), приемных семей, а тем более по ратификации Украиной Гаагской конвенции — это вещи, безусловно, хоть и взаимосвязанные, но все-таки очень разные.

Да, вся страна узнала о том, что Лилия Подкопаева усыновила ребенка. Это замечательно. (К слову, в Украине есть немало людей, которые, по крайней мере финансово, могут позволить себе взять «под крыло» сироту, однако не делают этого.) Но вряд ли при этом рядовые украинцы больше узнали о самой процедуре усыновления ребенка рядовыми же украинцами и о том, с чем столкнется семья, пожелавшая взять на себя ответственность за маленького украинского гражданина, с какими проблемами останется один на один.

Сегодня родители, усыновившие детей, берут их на полное обеспечение. Иначе и не получится. Ведь в нашей стране по-прежнему существует тайна усыновления. В США, к примеру, родители, усыновившие ребенка внутри или за пределами страны, освобождаются от налога на 10 тыс. долларов…

А вот в отношении приемных семей и ДДСТ в этом году внедрена система «деньги ходят за ребенком»: на каждого воспитанника государство платит два прожиточных минимума, то есть больше 11,5 тысячи гривен в год плюс денежное поощрение приемным родителям — 35% от выплат на детей. Когда в ходе поездки по США, имевшей целью изучение американской системы фостерных семей и процесса усыновления, украинская делегация рассказывала представителям коалиции Конгресса по усыновлению США об отечественных формах семейного воспитания, в ответ немедленно прозвучал вопрос: «Так что, вы больше стимулируете фостерные семьи, чем национальное усыновление?» Впору задуматься… Между тем, согласно украинскому законодательству, «устройство ребенка в приемную семью, установление опеки признается вторичным относительно возможности предоставить ребенку полноценную семью», в том числе и зарубежную…

А ведь наши ДДСТ и приемные семьи принципиально отличаются от тех семейных форм воспитания, которые существуют, к примеру, в Америке. Там ребенок может находиться в приемной семье около пяти лет, а потом нередко переходит в другую, если за это время он так и не был усыновлен. Количество детей, которых может взять фостерная семья в США, не ограничено. В приемной семье и ДДСТ украинского образца дети могут находиться до 18 лет (в случае обучения в вузе — до
23-х), а количество детей в первом случае ограничено четырьмя и 10 детьми соответственно. Таким образом, украинские формы семейного воспитания следует рассматривать больше как семью. И дети, устроенные в подобные заведения, не должны подлежать международному усыновлению. Прежде чем принимать Гаагскую конвенцию, следовало бы законодательно закрепить эту норму.

Несмотря на то, что на какие-либо льготы потенциальным украинским усыновителям рассчитывать не приходится, украинский Департамент по усыновлению ожидает увеличения количества национальных усыновлений по сравнению с прошлым годом на 15—20%. Интересно, что низкий показатель национального усыновления часто интерпретируется как доказательство сокращения количества тех, кто хочет и может это сделать. Однако, по результатам общественного мнения, полученным в ходе всеукраинского исследования «Украинская приемная семья», проведенного Государственным институтом проблем семьи и молодежи в апреле—мае 2006 года, 6% из тысячи респондентов согласны усыновить ребенка без всяких условий, 13% — при определенных условиях, 43% — никогда об этом не думали, 32% — не согласны усыновить ни при каких условиях. Потенциальные родители просто мало что знают о том, каким образом можно усыновить ребенка.

Между тем ратификация Гаагской конвенции поставит национальных и зарубежных усыновителей в неравные условия, поскольку откроет аккредитованным в области международного усыновления агентствам информацию о детях, подлежащих усыновлению, в то время как на территории Украины такая информация останется конфиденциальной. Тайна усыновления… Помните? Таким образом процесс усыновления, выйдя из «тени», устремится на Запад…

Хочется как лучше, получается как всегда

Ожидается, что применительно к США — наибольшему «импортеру» украинских детей — Гаагская конвенция вступит в силу в 2007 году. В июле Госдепартамент США назначил два органа по аккредитации — Совет по аккредитации (СОА) и Департамент гуманитарных услуг Колорадо. Это решение последовало за публикацией в феврале окончательного варианта стандартов и процедур, которые должны соблюдать эти органы при аккредитации некоммерческих агентств или других поставщиков услуг для осуществления усыновлений в соответствии с Гаагской конвенцией. К слову, многие специалисты в США негативными моментами Гаагской конвенции считают увеличение стоимости и длительности процесса усыновления. Ведь в результате ее ратификации маленькие агентства, работающие в этой сфере, либо исчезнут совсем, либо сольются с большими.

Прежде чем подготовить окончательные правила аккредитации поставщиков услуг по усыновлению и выдачи им разрешений, Госдепартамент провел публичные встречи и обширные исследования, проанализировал и рассмотрел более 1500 комментариев общественности к этим правилам, а также дополнительно ввел в свой штат специалистов, занимающихся исключительно вопросами реализации Конвенции на территории США. (Не правда ли, очень похоже на то, что сделала Украина, прежде чем принимать решение о ратификации Гаагской конвенции?)

По словам представителя СОА — одной из двух организаций по аккредитации, назначенных Госдепартаментом США, — стандарты для Гаагской конвенции несколько ограничены, здесь не обсуждается каждый аспект усыновления. Это минимальные стандарты, поскольку предполагается, что в стране происхождения ребенка они должны быть разработаны гораздо тщательнее, чем в стране принимающей. Большинство из 300 агентств, подавших заявки на аккредитацию по Гаагской конвенции, по словам представителя СОА, не смогли бы пройти аккредитацию, необходимую для работы внутри страны.

Разработала ли подобные стандарты, систему контроля за их выполнением, а также механизм лишения аккредитации Украина? Ответ, увы, отрицательный. Мы сначала ратифицируем конвенцию, а потом, возможно, подумаем об этом. Ну а получится — как всегда.

К тому же есть немало спорных моментов, предлагаемых в качестве законодательной нормы упоминавшимся в начале статьи законопроектом № 1068. В частности устранение двухмесячного срока, после которого может быть усыновлен ребенок, оставленный в роддоме. Ведь случается, что родители новорожденного просто не осознают своего нового положения и в связи с этим не способны сразу адекватно оценить свои действия. Кроме того, существует такое заболевание, как послеродовой психоз, связанный с тяжелым физическим и психическим состоянием женщины после родов. Депрессивное состояние роженицы порой приводит к тому, что она ведет себя неадекватно. Не менее спорным является сокращение с одного года до шести месяцев срока, после которого украинский сирота может быть усыновлен иностранцами.

Опять-таки, с одной стороны, собираемся ввести запрет на усыновление украинских сирот иностранцами-одиночками, а с другой — выступаем с инициативой легализации однополых браков внутри страны. Двойные стандарты, однако…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК