E-декларации как контроль над деятельностью антикоррупционных организаций

15 апреля, 14:01 Распечатать Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля

Как проверяют своих грантополучателей иностранные доноры, не проверяет даже налоговая.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

В марте 2017 г. в Закон Украины "О предотвращении коррупции" были внесены правки, согласно которым к перечню декларантов добавили лиц, фактически не могущих осуществлять коррупционные правонарушения, а их основная деятельность, наоборот, направлена на борьбу с коррупцией. 

Вот их перечень: 

— лица, которые для целей этого Закона приравниваются к лицам, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления;

— представители общественных объединений, научных учреждений, учебных заведений, экспертов соответствующей квалификации, другие лица, входящие в состав конкурсных комиссий, образованных в соответствии с законами Украины "О государственной службе", "О службе в органах местного самоуправления", Общественного совета добропорядочности, образованного согласно Закону "О судоустройстве и статусе судей", общественных советов, советов общественного контроля, которые образованы при госорганах и участвуют в подготовке решений по кадровым вопросам, подготовке, мониторинге, оценке выполнения антикоррупционных программ и при этом не являются лицами, указанными в пункте 1, подпункте "а" пункта 2 части первой этой статьи;

— физические лица, которые:

получают средства, имущество в рамках реализации в Украине программ (проектов) технической или иной, в том числе безвозвратной, помощи в сфере предотвращения, противодействия коррупции (как непосредственно, так и через третьих лиц или любым другим способом, предусмотренным соответствующей программой (проектом);

—систематически, на протяжении года, выполняют работы, предоставляют услуги по имплементации стандартов в сфере антикоррупционной политики, мониторинга антикоррупционной политики в Украине, подготовки предложений по вопросам формирования, реализации такой политики, — если финансирование (оплата) таких работ, услуг осуществляется непосредственно или через третьих лиц за счет технической или другой, в том числе безвозвратной, помощи в сфере предотвращения, противодействия коррупции;

являются руководителями или входят в состав вышестоящего органа управления, других органов управления общественных объединений, других непредпринимательских обществ, осуществляющих деятельность, связанную с предотвращением, противодействием коррупции, имплементацией стандартов в сфере антикоррупционной политики, мониторингом антикоррупционной политики в Украине, подготовкой предложений по вопросам формирования, реализации такой политики, и/или участвуют, привлекаются к осуществлению мероприятий, связанных с предотвращением, противодействием коррупции.

Согласно этим правкам, указанные выше лица становятся субъектами уголовной и административной ответственности.

Согласно Закону "Об общественных объединениях", общественные — это объединения частного права, которые образовываются и действуют по принципам равенства перед законом (это предусматривает, что такие объединения являются равными в своих правах и обязанностях, с учетом организационно-правовой формы, вида и/или статуса такого объединения). Таким объединениям не могут предоставляться властные полномочия, кроме случаев, предусмотренных законом. 

Поставив общественность на один уровень с госслужащими, власть пытается взять под свой контроль деятельность антикоррупционных организаций, нивелируя само понятие гражданского общества. Карательная машина нашей системы получила все рычаги для выборочного преследования, запугивания активистов, давления на них. И здесь я говорю не о непонятных формулировках (хотя они есть в законе), а о значительно более важных вещах.

Любой закон пишется с конкретно определенной целью. Цель этого закона вытекает из его названия — предотвращение коррупции. Каким образом декларирование антикоррупционеров предотвращает коррупцию? Общественный активист, в отличие от госслужащего, может быть бизнесменом, хирургом, учителем, домохозяйкой,.. кем угодно. Гражданин (если он не является чиновником, народным депутатом и т.п.), кроме дохода, связанного с его антикоррупционной деятельностью, может получать любой доход: зарплату по основному месту работы, гонорары, арендные платежи, дивиденды, доход от предпринимательской деятельности. Кроме того, лица, перечисленные в приведенном выше перечне, не получают финансирования из бюджета. Так какая же цель предоставления такой декларации? 

А вот ответственность за недостоверные сведения или непредоставление декларации — от 42,5 тыс. грн до двух лет лишения свободы. Например, у меня есть дом. Я не знаю его стоимости, у меня нет соответствующей оценки, поскольку я не риелтор и не занимаюсь недвижимостью. Поэтому не указываю стоимость дома в декларации. Будет ли это нарушением? Исходя из здравого смысла — нет, из практики — да.

В течение последних лет мы тесно общаемся с Минсоцполитики относительно гуманитарной помощи. Наша позиция: рабочая группа по признанию грузов гуманитарными — это институт "смотрящих", и ни о какой гуманитарной помощи здесь речь не идет. Это бизнес. К нашему общению активно подключены контролирующие органы. На остром этапе противостояния нашу позицию поддержали свыше 60 организаций по всей Украине. В нескольких городах были проведены акции, подписано и передано в секретариат КМУ письмо на имя премьер-министра. После чего для его подписантов начались "интересные" события: организации обвиняют в нецелевом использовании грузов, арестовывают груз (хотя невозможно использовать по нецелевому назначению груз, который лежит на складе и еще никак не использовался). Приезжают ночью с решением суда, начинают следственные действия после 22.00. Некоторые организации по непонятным причинам так и не смогли признать свой груз гуманитарным и были вынуждены передать его в пользу государства. Отношения с донором испорчены. При этом приговора суда по иску, который наши партнеры подали против Минсоцполитики еще в декабре 2016-го, до сих пор нет. Но посмотрите, с какой скоростью проходят суды над общественными активистами, добровольцами, военнослужащими.

Введение этих норм ставит под сомнение равенство граждан перед законом, равные права и свободы которых не могут ограничиваться согласно Конституции.

Для понимания этих процессов не надо проводить исследования, вести дискуссии, собирать круглые столы, создавать рабочие группы. Это все инструменты затягивания. Длинный и безрезультатный путь. Достаточно посмотреть на соседей. Чем норма о декларировании антикоррупционеров, которые финансируются за счет технической помощи (а она у нас только иностранная), отличается от закона РФ "Об иностранных агентах"? И последствия будут аналогичными: свертывание общественной активности, тотальный контроль над активистами через рычаги влияния, уголовные производства, обвинительные приговоры суда.

На этом фоне большое удивление вызывает равнодушие народных депутатов к общественным организациям, получающим финансирование из госбюджета.

Из государственного и местных бюджетов министерства, службы и местные органы самоуправления финансируют множество неприбыльных организаций. За бюджетные средства покупается лояльность некоторых организаций, выводят деньги на выборы и т.п.

Рассмотрим ситуацию на примере общественных советов при органах исполнительной власти. Всем известно постановление КМУ №996 "Об обеспечении участия общественности в формировании и реализации государственной политики" (в том числе и об общественных советах), принятое еще в ноябре 2010 г. и подписанное г-м Азаровым. Вроде бы демократическое постановление, но на практике мы имеем закрытый клуб, в котором представители гражданского общества избирают друг друга. 

В 2014 г. представители БФ "Свои" вошли в состав общественного совета при Минсоцполитики. За два года единственное, что нам удалось, это обеспечить присутствие общественности на заседаниях рабочей группы по признанию грузов гуманитарными, — на заседаниях, которые, в соответствии с законом, должны быть публичными. Но, по мнению членов рабочей группы, присутствовать на них могут только те, кто есть в Протоколе заседания громады, — и точка.

Так на что же влияет громада? Фактически все зависит от взаимоотношений с органом, при котором такой совет создается. Если общественный совет лоялен (а до 2014-го в этом сомневаться не приходилось), то у его членов есть преференции. Например, при министерствах и службах они могут получить:

— путевки на санаторно-курортное лечение;

— бюджетное финансирование на лечение членов организации; на проведение деятельности своей ассоциации; на проведение акции "Бессмертный полк",  на покупку цветов по цене в несколько раз выше, чем на рынке.

Или — пытаться за 2,2 млн грн бюджетных средств в течение 20 дней научить 5 тыс. атовцев стать бизнесменами.

Или... могут ничего не получить, поскольку не умеют "правильно" вести себя.

Членство в общественном совете — это доступ к "телу".

Что требуется за это? 

Согласовать нормативные акты, которые нуждаются в обязательном обсуждении с общественностью (мы же демократическое государство); легитимизировать решение разных рабочих групп, круглых столов; пролоббировать чьи-то интересы в соответствующем органе и т.п.

Большинство общественных советов в стране — это некая псевдообщественность, которая является логическим продолжением коррупции как бытовой, так и на высшем уровне. Это те же чиновники, вышедшие на пенсию, члены их семей, те, кто быстро сориентировался в ситуации, военные в отставке, милиционеры на пенсии, главврачи... Не все, но большинство, упрямо препятствующие новым силам зайти в этот клуб.

Любой совет — это игра в одни ворота. Есть процедура формирования, согласно которой сначала собирается инициативная группа. Чтобы попасть в ее состав, надо понравиться министру, а если нет, то, например, А.Рева вносит свои правки. И тогда, вопреки декларациям, что в инициативную группу могут входить все, получается, что этих всех немного, поскольку ее состав согласовывает руководитель органа. Затем подконтрольная руководителю инициативная группа формирует лояльный к органу, который должен контролировать, состав общественного совета. Единственное исключение — это общественные советы, избранные через открытое интернет-голосование. 

Но избрать лояльный общественный совет — еще не гарантия того, что он будет ручным. Поэтому фактически это консультативно-совещательный орган по типу "не согласуете вы — есть еще куча лояльных организаций, а мы уже их отблагодарим... за счет госбюджета".

Немало организаций — инвалидов, чернобыльцев, ветеранов, по патриотическому воспитанию молодежи, по развитию спорта, культуры — получают финансирование за счет бюджетов. И мне лично неинтересно, как тратятся деньги американских, европейских или азиатских налогоплательщиков. Я уверена, что так, как проверяют своих грантополучателей иностранные доноры, не проверяет даже налоговая.

Меня просто возмущает направление движения нашей власти в сторону РФ и абсолютное равнодушие к тому, куда идут наши налоги. Может, вместо проверок физических лиц лучше сделать нормальную отчетность для организаций, получающих бюджетные средства? Может, проверять не по виду деятельности, а по источнику дохода тех, кто может быть задействован в коррупции, не подменяя понятий? И, может, сделать единый сайт для такой отчетности, объявлять там конкурсы на государственное финансирование, победителей, обнародовать отчетность, определить ответственность? 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно