Что мешает украинской демократии

3 сентября, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 3 сентября-9 сентября

Украина отметила 25-ю годовщину своего существования как независимого государства. Юбилейная дата вдохновляет на всесторонний анализ этого достаточно длительного периода. Мы сделаем это с точки зрения социологии и попробуем ответить на вопрос, что же мешает демократии в Украине, и каковы основные причины того, что украинское общество нельзя считать подлинно демократическим.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Украина отметила 25-ю годовщину своего существования как независимого государства. 

Юбилейная дата вдохновляет на всесторонний анализ этого достаточно длительного периода. Мы сделаем это с точки зрения социологии и попробуем ответить на вопрос, что же мешает демократии в Украине, и каковы основные причины того, что украинское общество нельзя считать подлинно демократическим.

Да, изменение ценностно-смысловых матриц, которое последние несколько десятилетий переживает украинское общество, предполагает коренные преобразования фактически во всех сферах его жизни. Это, безусловно, включает основные настроения и оценки базовых критериев развития общества.

Одним из таких показателей является социально-политическая модель устройства общества, общественный договор между абсолютным большинством, имеющим право выбирать, и небольшим количеством политиков-управленцев, предлагающих свои услуги с делегированием им властных полномочий. Переход со старой ценностно-смысловой матрицы, предлагавшей модель, которую условно обозначим как "социалистическую", должен был завершиться с установлением новой матрицы и принятием "демократической" модели. Под "социалистическим" имеется в виду не только стиль хозяйствования, но и, прежде всего, соответствующая социально-политическая модель (назвать ее "коммунистической" по объективным причинам нельзя). Именно поэтому используем здесь оппозицию — социалистическая—капиталистическая, а скорее — социалистическую и демократическую модели.

Как свидетельствуют многолетние данные мониторинга Института социологии НАН Украины, переход от первой ко второй модели состоялся. 

Действительно, если спрашиваем респондентов, насколько они согласны с утверждением, что демократия является лучшим из политических устройств для современного государства, то большинство (69%) в той или иной степени согласны с этим утверждением, и только 11% — нет. Кроме того, большинство считает именно демократию основой для устойчивого экономического развития страны (почти те же пропорции поддержки-неподдержки). Но подавляющее большинство респондентов заявляют, что недовольны тем, как демократия развивается в Украине. 

Казалось бы, украинцы после четверти века независимости наконец демонстрируют устойчивую приверженность демократии, большинство из них видят залог успеха исключительно в демократическом пути развития. Однако первые же более глубокие исследования показывают, что постулируемая большинством общества преданность демократической модели является скорее формальным, а не сущностным признаком.

В этой статье мы рассмотрим лишь несколько  фундаментальных индикаторов, свидетельствующих об отсутствии настоящего, а не декларативного перехода украинских граждан к действительно демократическому сознанию.

К таким мы относим несколько оппозиций, к разным полюсам которых так или иначе тяготеет гражданское сознание. Первой оппозицией является ответственность-безответственность за состояние дел в стране, с ней тесно связана вторая — чувство возможности-невозможности контролировать власть. Следующим индикатором, свидетельствующим о готовности наших граждан к демократическому устройству, является их вовлеченность в общественные объединения, организации и т.п. И, наконец, последним важным индикатором, на котором остановимся, является принятие-непринятие патернализма, т.е. желание или нежелание сильной руки.

Все эти индикаторы органично взаимосвязаны, и очередность их рассмотрения здесь не является главной и не свидетельствует об их иерархической структуре.

Безответственное общество

Проблема отсутствия у граждан чувства ответственности за состояние дел в государстве не нова, о чем говорят данные мониторинга Института социологии. Большинство опрошенных из года в год, отвечая на вопрос о том, какую личную ответственность они несут за состояние дел в стране, выбирали вариант "никакую". Всего несколько процентов утверждали, что несут полную ответственность. Вместе с тем сравнение ответов за лето 2013-го (как "домайдановского" показателя) и 2015-го (как показатель периода, когда изменения, произошедшие в гражданском сознании, уже начали приобретать своих устойчивые черты) годов демонстрирует определенные положительные сдвиги в вопросе чувства своей ответственности украинцами.

Если в 2013-м никакой  ответственности за состояние дел в Украине не чувствовали 67%, то в 2015-м таких было 56%. Изменения действительно заметные. Тем не менее, даже после драматических событий на Майдане и после них, большинство респондентов так и не стали чувствовать хотя бы частичную личную ответственность за ситуацию в государстве.

Более того, даже когда вопрос о чувстве ответственности ставится не в целом по стране, а в конкретном населенном пункте, в котором живет респондент, то и там около половины опрошенных не чувствуют никакой ответственности. Полученный в 2015-м показатель ("никакой ответственности" — 47% и "частичная ответственность" — 38%) является лучшим за последние годы и свидетельствует об определенном повышении чувства ответственности среди граждан. Однако даже этот показатель — после всех событий нескольких прошедших лет — демонстрирует: лишь небольшая часть украинцев приняла на себя ответственность за состояние дел не только по всей стране, но даже в собственном населенном пункте.

Безответственность украинского общества проявляется и в его специфичной электоральной активности, и в отсутствии традиции контроля над теми, кому делегируются властные полномочия. Президентские выборы,  в значительной степени являющиеся шоу, рассчитанным на эмоции, а не на соревнование рациональных аргументов, и парламентские выборы, которые в немного меньшей степени, но также захватывают украинских граждан, демонстрируют сравнительно высокие показатели явки избирателей — более 50%. Зато местные выборы традиционно с большим трудом "заставляют" прийти на участки лишь около трети избирателей. Это особенно показательно, учитывая, что при всей постулированной демократичности нынешней системы, гражданину довольно трудно контролировать народного депутата, не говоря уж о президенте страны. Тогда как местные депутаты, депутаты областных рад зачастую являются выходцами из непосредственного окружения гражданина, и доступ к ним намного легче. И, что важно, именно они принимают большое количество решений, которые непосредственно сказываются на повседневной жизни индивида.

И тут мы подходим к проблеме контроля над избранниками со стороны общества, точнее его отсутствия. Как подтверждают ответы большинства опрошенных, люди только выбирают власть, а дальше от них уже ничего не зависит. В противном уверен только каждый пятый гражданин.

Так же абсолютное большинство украинского общества (83%) уверено в том, что контроль над законодательной и исполнительной властью является недостаточным.

Интересно, что столько же процентов граждан заявляют, что не являются членами ни одного общественного объединения, организации, движения или политической партии. Поэтому никакого участия в общественной жизни страны они не принимают, кроме очередных или внеочередных выборов в ВР или президента и, как мы отметили выше, в гораздо меньшей степени — местных выборов. Не добавляет оптимизма и тот факт, что ответы на вопросы о членстве в организациях, объединениях, движениях, партиях молодежи и старшего поколения, как когорт, имеющих опыт жизни в двух типах общества, почти не отличаются. Поэтому надежды на молодежь, которая изменит предыдущее поколение и проявит иную гражданскую сознательность, пока не оправдываются.

Патернализм

Проявляющийся, в том числе, в желании сильной руки в Украине, патернализм тоже фактически не имеет четкой возрастной "принадлежности". Отвечая на вопрос, согласны ли вы, что несколько сильных руководителей могут сделать для нашей страны больше, чем все законы и дискуссии, представители молодежи, родившейся и социализировавшейся уже в условиях независимой Украины (до 30 лет), в основном соглашаются с этим утверждением — 61%, и только каждый четвертый — нет. Если же сравнить со старшим поколением, которое социализировалось и прожило значительную часть жизни в других условиях и по большей части не смогло приспособиться к новым условиям (старше 55 лет), то распределение ответов на этот вопрос мало чем будет отличаться от распределения ответов представителей нового поколения украинских граждан: 66% согласны с этим тезисом, и немногим менее четверти — не согласны.

Сюда же можно отнести склонность украинского общества иметь сильную президентскую руку. Согласно результатам многолетних исследований, украинцы являются сторонниками президентской республики. Поэтому роль президента страны сопоставимое большинство граждан видят в том, чтобы он был главой правительства и брал на себя всю ответственность за внешнюю и внутреннюю политику, как, например, в Соединенных Штатах. Только каждый пятый считает, что президент должен делиться властью, как это происходит в стране сейчас, с премьер-министром, утвержденным парламентом. Еще меньше тех, кто выступает за передачу всей полноты власти не президенту, а премьер-министру. И всего 6% выступают против института президентства как такового.

Важно отметить, что летом 2013-го, еще до событий на Майдане и всего, что было после них, пропорции ответов респондентов на вопрос о полномочиях главы государства были почти такими же. Уже тогда рейтинг Виктора Януковича был отрицательным, и украинцы ему преимущественно не доверяли. Вместе с тем путь, который прошел тогдашний президент от сравнительно высокого доверия к недоверию большинства населения, был достаточно традиционным и даже, можно сказать, "нормальным" для украинского главы государства. Однако тогда восприятие Януковича населением отнюдь не было столь негативным, каким оно стало благодаря Майдану и после него. Иллюстрацией могут служить результаты прошлогоднего исследования Института социологии, где среди наиболее негативных персоналий в истории страны Виктора Януковича назвало большинство опрошенных — 51% (для сравнения: Сталин как негативная историческая личность набрал на 9% меньше).

Учитывая представленные данные, можно констатировать, что все ошибки и неудачные решения президентов страны граждане относят, скорее, на счет личности президента, и на отношение к самому институту президентства это мало влияет. Поэтому, спустя более двух лет после Майдана 2013–2014 гг., после такого же разочарования в президенте Порошенко, как и в его предшественниках на этом посту (средняя оценка его деятельности в настоящее время составляет 3 балла из 10 возможных и поэтому тяготеет к негативной), количество сторонников сильного президента в стране почти не уменьшилось, составляя до сих пор большинство по сравнению с другими вариантами разделения власти.

Кроме того, сравнение ответов представителей разных поколений также не дает ощутимых различий в их оценках необходимости иметь сильного президента: пропорции сторонников президента со всей полнотой власти среди молодежи почти идентичны поддерживающим такого президента среди старшего поколения, которое привыкло к авторитарному правлению во времена СССР.

Наряду с желанием сильной руки и полноты президентской власти украинское общество, в условиях общего разочарования в способности демократических процедур решить проблемы, стоящие перед современной Украиной, демонстрирует также скорее разочарование в многопартийной системе,  и тем самым довершает портрет патерналистски настроенного социума.

На вопрос, нужна ли Украине многопартийная система, около половины респондентов отвечают, что не нужна. В ее необходимости уверены чуть более четверти опрошенных, и еще столько же не могут определиться. И снова сравнение ответов двух поколений — рожденных и социализированных в независимой стране и тех, кто социализировался в условиях однопартийной системы — не обнаруживает заметных различий. Справедливости ради надо отметить, что доля разочарованных в многопартийной системе среди старшего поколения все же выше. Однако оба поколения демонстрируют: и там, и там сравнимое большинство считает, что многопартийная система Украине не нужна.

Что же мы имеем в итоге?

Характеризуя украинский социум, к "безответственному" и "патерналистскому обществу" следует также добавить "общество недоверия" и "пассивное общество". Украинские граждане склонны доверять только самым близким родственникам и знакомым и почти не доверять более или менее формализованным структурам, не говоря уже о государственных учреждениях. Эта сосредоточенность на собственном повседневном мире, окружении своей семьи и близких, разочарование в окружающих, которые могут обмануть, солгать, является еще одной фундаментальной преградой к активному участию гражданина в общественной жизни и порождает общую пассивность. Сюда же относятся многолетняя необходимость выживать, примат материальных потребностей над нематериальными.

Украинские граждане, скорее, —  зрители, а не те, кто привык непосредственно участвовать в общественно-политических процессах. Даже на уровне их повседневной жизни — участия в неофициальных горизонтальных структурах, организациях, что, собственно, и составляет основу жизнеспособного гражданского общества.

Украинцы, получив независимость благодаря уникальному и "счастливому" стечению обстоятельств, на самом деле не были на должном уровне развития общественного сознания, предшествующего и предопределяющего упрочение демократической модели общества. Не было ни масштабного гражданского движения, в котором участвовало бы физическое большинство общества, ни сознательного принятия новой системы ценностных ориентиров к актуальному изменению статусных взаимодействий в обществе.

При этом важно особо подчеркнуть отсутствие заметной разницы между готовностью к демократическим правилам и обязанностям общественной жизни молодежи, родившейся и социализировавшейся в независимой Украине, и старшего поколения, прожившего большую часть своей жизни в других общественных условиях. Таким образом, можно говорить о том, что сложился механизм воспроизводства нынешней псевдодемократической системы, и об отсутствии заметных социетальных изменений на пути к демократизации даже после нескольких десятилетий жизни под этим лозунгом.

В результате к постулированным демократическим преобразованиям после Евромайдана и целого ряда драматических событий оказалась не готовой ни политическая элита (что, в общем, не является неожиданностью), ни большинство украинского общества. То, что активное меньшинство обеспечило предпосылки для качественных преобразований в области демократизации, и то, что его представители заплатили за это очень высокую цену, оказалось вторичным для пассивного большинства, которое, прежде всего, беспокоит собственное и своих близких материальное положение, резко ухудшившееся сразу после Майдана 2013–2014 гг., что впоследствии стало ассоциироваться именно с ним.

Поэтому вряд ли в ближайшем будущем активное меньшинство общества может рассчитывать на понимание со стороны этого пассивного большинства и на его готовность быстро меняться ради утверждения демократических принципов жизни в Украине. Скорее, второе будет только попутчиком первого на этом пути, часто просто вынужденным, а иногда довольно капризным.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • RobotEL76 RobotEL76 3 вересня, 17:35 "большинства, которое, прежде всего, беспокоит собственное и своих близких материальное положение, резко ухудшившееся сразу после Майдана 2013–2014 гг., что впоследствии стало ассоциироваться именно с ним." - золотые слова! И именно так и запомнится все это большинству как очередное ограбление, пусть и под красивыми и доступными каждому лозунгами. Самое смешное, что автор сам не понял, что высек себя, Ведь демократия это именно мнение большинства. А как он сам говорит большинству нужно личностное материальное благополучие, а его у них наглым образом отняли и не важно, что кучка "революционеров" будет теперь жить лучше чем Янукович и его компания - увы, большинству Народа Украины от этого не легче, я бы сказал - тяжелей, как финансово, так и морально. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно