АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ МИР АНТИГЛОБАЛИСТОВ

02 апреля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 13, 2 апреля-9 апреля 2004г.
Отправить
Отправить

Редкая теленеделя обходится без сообщений о новых выходках антиглобалистов. Образ их типичного п...

Редкая теленеделя обходится без сообщений о новых выходках антиглобалистов. Образ их типичного представителя телевидением уже сформирован — это агрессивный молодой человек с рюкзаком камней и бутылок с «Молотофф-коктейлем», при первом удобном поводе появляющийся в очередном уютном доселе городке, чтобы разбить витрину «МакДональдса» и вообще побуянить. Такое определение крайне мало соответствует действительности, так как в силу различных причин стороне, освещающей очередное антиглобалистское действо, легче штрихами показать портрет неугомонных бунтарей, чем копаться в их отличиях, и уж тем более — целях. О глобализации писаны уже сотни солидных трудов, многие тысячи статей в прессе. Созданы научные кафедры и даже целые институты, изучающие глобализацию. А вот о её активных противниках, то есть об антиглобалистах, широким кругам известно гораздо меньше. Давайте же присмотримся к этим героям (в разных значениях этого слова) нашего времени.

Этот мир придуман не ими

Без хоть какого-нибудь определения глобализации нам всё же не обойтись. Иначе нет смысла знакомиться с её противниками. Возьмём пример понагляднее (им пользуются в своей пропаганде наши герои). Итак, вспомним, как в школьных учебниках выглядели средневековые карты мира. Где-то очертания, близкие к истине (Старый Свет), зато в большинстве своём — страны, имеющие мало общего с реальностью, да белые пятна. В пределах Старого Света прочерчены границы государств, неизвестные же земли обозначаются как «земли таких-то» (например, людей с песьими головами). В том мире государствам ещё мало что принадлежит. Возьмём теперь карту нынешнюю. Нет на Земле территории (кроме не разделённой пока Антарктиды), которая бы не принадлежала кому-нибудь — будь это гигантская Гренландия либо крохотные атоллы в океанах. И, наконец, представим карту недалёкого будущего. Воображение непосвящённого в суть глобализации может допустить исчезновение ряда государств, появление новых стран и самых неожиданных нынче союзов. Но готовы ли мы к тому, что никаких государств на этой карте вообще не будет? А планету поделят гигантские транснациональные корпорации, под товарными знаками которых будут жить миллионы работников и потребителей, ранее называемых народами? Звучит антиутопично, но обратимся к фактам. Уже сейчас 51 из 100 крупнейших экономических систем мира — это транснациональные корпорации. Оборот двух ТНК — «Форд» и «Дженерал Моторс» — больше, чем совместный валовой продукт всех африканских стран южнее Сахары. А суммарный оборот шести ведущих компаний Японии почти эквивалентен валовому продукту всех стран Южной Америки. Власть уже не принадлежит государствам. Они ещё могут напрягаться, поддерживать армии и полиции, но решать судьбы миллионов людей дано не им, а безликим компаниям, часть из которых беспрерывно напоминает о себе рекламой, но о большинстве из них обычному человеку и слышать не приходилось. Государства особо никто не идеализирует — жить в большинстве из них не очень-то легко. Но мир корпораций, лишённых корней, видится антиглобалистам куда как худшим. Природа — как неисчерпаемый источник сырья и безразмерная мусорная свалка, люди — как покорные работники и непривередливые потребители. Вот идеальная среда для работы ТНК. И поменьше природоохранных норм, социальных требований и национальных особенностей — они только мешают! Государственным же институтам будет отводиться роль не большая, чем ныне отводится королевским семьям в Европе. Это лишь самые схематические признаки понятия «глобализация», которые называются её противниками.

Противостоящий глобализации процесс — антиглобализм — оформился практически на наших глазах. По крайней мере, так считают летописцы новейшей мировой истории. Они расходятся в точной дате, но сходятся в одном — новое движение родилось в 90-х годах прошлого века. Часто за точку отсчёта берётся 1994-й, год восстания индейцев мексиканского штата Чьяпас. В этом самом отсталом регионе страны проживают 500 тысяч индейцев, в основном потомков майя (всего в 100-миллионной Мексике индейцев 10 миллионов). Причиной восстания стали гигантские вырубки лесов, проводимые в рамках создания свободной зоны торговли с США, а также намерение создать на индейских землях огромную промышленную зону, включающую нефтеперерабатывающий комплекс, автодороги и железнодорожную ветку. По мнению восставших, проект, именуемый властями долговременной программой регионального развития, по сути, отобрал бы у аборигенов их земли, богатые, кроме всего прочего, нефтью и ураном. Руководил восстанием выпускник философского факультета Национального автономного университета в Мехико, эксперт по Интернету Рафаэль Гиллен. Это имя, впрочем, мало кому о чём-то говорит, так как мир узнал предводителя восставших как субкоманданте Маркоса. (Индейцы ещё называют его Тата — предок, или дед, хоть ему всего за сорок лет, да и индейцем он сам не является.) Апогеем восстания стало выступление четырёх командиров повстанцев с трибуны мексиканского парламента, с которой они изложили сенаторам свои требования. Маркос был поддержан многочисленными лидерами и сторонниками мирового левого движения, стал мгновенно известен, и его имя не сходило тогда со страниц прессы и телеэкранов. Результатом такого использования не столько боевого, сколько пропагандистского оружия, стало выведение федеральных войск с территории Чьяпаса и принятый парламентом закон о гарантиях прав индейцев. Но успехи эти мало чем помогли восставшему населению, и мятежники, объединившиеся в сапатистскую армию национального освобождения, продолжили партизанскую борьбу. (Армия названа в честь Эмилиано Сапаты, национального героя Мексики, крестьянского вождя революции 1910—1917 годов, расстрелянного в 1919-м). Партизан часто преподносят как сепаратистов, добивающихся независимости Чьяпаса, но те утверждают обратное — их борьба направлена на восстановление и защиту национального суверенитета Мексики, и является частью мировой антилиберальной революции. По сегодняшний день субкоманданте скрывается в мексиканских лесах, общаясь с миром преимущественно посредством своих стихотворений и серьёзных теоретических работ по глобализации (которую он называет четвертой мировой войной, развязанной «золотым миллиардом» против остального человечества) и методам борьбы с ней. Возможно, именно Маркос стал персонифицированным символом нового антиглобалистского движения 90-х годов, как стал таким же символом Че Гевара в революционных 60-х.

Ещё одним символом движения, не слишком похожим на субкоманданте (антиглобалисты вообще характерны своей непохожестью и разношерстностью), считают французского фермера, лидера Крестьянской конфедерации Франции, сыродела Жозе Бовэ. Именно французские крестьяне, а не волосатые панкующие радикалы, стали первыми громить рестораны глобальной сети «МакДональдс». Сам Бовэ в 1995 году одну из этих забегаловок демонстративно разгромил своим трактором. Мелкие фермеры узрели в «МакДо» хищного конкурента, забивающего своей «дурной жратвой» деликатные французские желудки, тем самым отбирая у крестьян работу. Ныне фермерские союзы конфедерации объединяют миллионы человек, и их цели, конечно, значительно шире, чем погромы ненавистных «гамбургерных». В апреле 2001 года индейский партизанский вождь Маркос и французский фермер Бовэ выступили единым фронтом. Субкоманданте, демонстрируя свою силу и готовность к борьбе, организовал и возглавил мирный поход на Мехико. К этому маршу и присоединился фермер-антиглобалист, а с ним также и режиссер Оливер Стоун, нобелевский лауреат писатель Жозе Самараго, Даниель Миттеран (вдова французского президента), ведущий левый теоретик Франции Режи Дебре, редактор «Монд Дипломатик» Игнасио Рамоне, несколько левых депутатов Европарламента. В компании с этими знаменитостями Маркос собрал в мексиканской столице 300-тысячный митинг и заявил, что не намерен складывать оружие и довольствоваться предлагаемыми ему компромиссами. С чем и отбыл обратно в Чиапас.

Кто они, участники последнего парада?

Вторым этапом становления антиглобалистского движения можно считать 1999 год. Тогда в Швейцарии произошла учредительная конференция Глобального действия людей, которая объединила сотни различных по целям протестных групп (профсоюзов, зелёных, анархистов, пацифистов и им подобных) из разных стран для дестабилизации деятельности ВТО и МВФ. (Почему именно этих организаций — вопрос, заслуживающий отдельного материала. Вкратце, именно эти организации антиглобалистами обвиняются в грабительских для бедных стран торговых и кредитных отношениях, разорении целых национальных экономик и других грехах.) Пробным шаром стали протесты против участников встречи Международного экономического форума, проводимой в австралийском Мельбурне 11 сентября 1999 года (вот уж поистине символическая дата; можно вспомнить также, что 11 сентября 1973 года в Чили произошёл ультраправый переворот, в ходе которого был убит президент-социалист Сальвадор Альенде).

30 ноября 1999 года в Сиэтле (США), невзирая на все усилия полиции и спецподразделений безопасности, около ста тысяч демонстрантов (рабочие промышленных предприятий, фермеры, профсоюзы, зелёные) практически сорвали саммит ВТО. Протесты продолжились 16 апреля 2000 года в Вашингтоне — около 20 тысяч человек протестовали против политики МВФ и Всемирного банка. 23 сентября того же года на своё 55-е ежегодное совещание представители МВФ съехались в Прагу. Но и в этом городе, вопреки ожиданиям, бархатного сезона новым хозяевам мира не предложили. Восьмитысячную толпу пытались укротить почти 25 тысяч полицейских. Движение организованных колонн отслеживалось с вертолетов и перекрывалось при поддержке водомётов и БТРов, что вызвало у пражан неприятные ассоциации с августом 68-го. Но, несмотря на все усилия, пять дней, пока продолжался форум, герильерос городских баталий заставили своих оппонентов прозаседать под плотным кольцом охраны, а потом убегать в аэропорт. Эстафета выступлений продолжилась 23 октября в Монреале (Канада), где накануне саммита G-20 (группы наиболее развитых и стремительно развивающихся стран) произошли массовые акции протеста, причем впервые в истории демонстранты применили слезоточивый газ против полиции. Неспокойными стали декабрьский саммит ЕС в Ницце (Европейский Союз протестанты считают марионеткой ВТО и МВФ) и совещание в конце апреля 2001 в канадском Квебеке, где лидеры стран обеих Америк обсуждали создание единой экономической зоны от США до Чили. 30 тысяч человек пытались сорвать подписание главами государств документа о «свободной панамериканской зоне». По плану, в 2005 году возникнет самая крупная в мире свободная торговая зона — от Аляски до Огненной земли, с населением 800 миллионов человек. По мнению её противников, работодатели США получат полный доступ к сверхдешевой рабочей силе на юге континента, что позволит окончательно покончить с претензиями наемных работников у себя в стране.

Знаковыми в этой волне протестных акций стали события лета 2001 года в шведском Гетеборге и итальянской Генуе. В июне 2001 года полиция Гетеборга впервые применила боевое оружие против демонстрантов. Несколько человек были ранены. 20 июля того же года в Генуе на саммите «большой восьмёрки» во время беспорядков, как убеждены участники акции, спровоцированных полицией и спецслужбами, молодой помощник карабинера выстрелом из пистолета убивает своего сверстника — манифестанта Карло Джулиани. Это имя сразу становится символическим — первая жертва антиглобалистских выступлений... После 11 сентября 2001 года протестантам стало жить гораздо труднее. Под прикрытием борьбы с терроризмом власти практически всех стран мира стали урезать права своих граждан на сборы и протестные акции. Послышались и прямые сравнения антиглобалистов с террористами. Как результат протестантам пришлось уменьшить радикализм своих акций, но не их масштаб. Марши мира во время антииракской кампании, сопровождение разноформатных саммитов глав ведущих государств и лидеров корпораций в последующие годы после сентября 2001-го это подтверждают.

Кто же они, участники этих не слишком-то мирных парадов? Историки антиглобализма знают основных игроков этого действа. Во-первых, это уже упоминавшееся Глобальное действие людей. Их сфера деятельности — изучение разных аспектов деятельности ТНК, донесение получаемой информации через собственные СМИ — как интернетовские, так и многочисленные печатные. Прямого действия, то есть протестных акций, ГДЛ, как видно, тоже не чурается. Довольно широко известно и движение ATTАС. Эта организация, численностью около 100 тысяч активных членов в 50 странах мира, возникла в 1998 году. Направление её деятельности можно назвать реформистским. Объект борьбы — не столько корпорации и либеральная экономика, сколько спекулянты финансовых рынков. Гигантские прибыли, получаемые воротилами бирж, не занятых никаким реальным производством, вызывают справедливое негодование профсоюзов, левых интеллектуалов и им подобных деятелей. Что и привело к требованию обложить эти операции социальным налогом. Их поддержал нобелевский лауреат по экономике Джеймс Тобин, который подсчитал, что, если сделать это в размере всего 0,1 процента, большинство финансовых операций станут невыгодными, что резко снизит число валютных спекуляций. Созданная в поддержку данной, кажущейся простой идеи, АТТАС пошла дальше и предложила на средства от этого налога создать Всемирный фонд развития, из которого бы финансировались социальные и экологические программы (отсюда и название — Action pour une taxe Tobin d’aide aux citoyens — «За налог Тобина в помощь гражданам»).

В отличие от в целом респектабельной АТТАС своим радикализмом отличается Black Block (Чёрный Блок) — конгломерат группировок анархистского толка, в основном родом из США. Именно этой организации присущи черты, приписываемые антиглобалистам в целом — склонность к беспорядкам и стычкам с полицией. С ним солидарно Ya Basta — тоже весьма воинственное движение (если, к примеру, поезд с «ябастовцами» задерживают на границе, они могут его попросту захватить).

В движение антиглобалистов органично вписались зелёные, которых не нужно ассоциировать с давно ставшим респектабельным Гринписом, и парламентскими зелёными партиями. Существуют гораздо более радикальные природозащитные движения, напрямую связывающие спасение природы с решением социальных проблем. Идеологами радикального экодвижения можно назвать Ральфа Найдера, Мюррея Букчина, Дейва Формена и многих других деятелей, весьма популярных в своих не таких уж и узких кругах. Так же естественно было вливание в пёстрые ряды антиглобалистов разномастных левых — от умеренных до радикалов типа троцкистов, маоистов и даже красных скинхедов (последние, в отличие от скинов обычных, не являются расистами и нацистами, но озабочены вопросами социальной справедливости). Вливание, впрочем, может перерастать в несварение — как издавна повелось, дискуссии между левыми бывают очень горячими, и порой прямо во время общих поначалу акций перерастают в выяснение идеологических разногласий на кулаках.

Как знак нового времени, в движении широко представлена прослойка пролетариев компьютерного труда. Ещё в Сиэтле 1999 года возникли так называемые Индимедиа — система электронного обмена информацией. Ныне её можно назвать глобальным информагентством антиглобалистов. Свою лепту вносят и идеологически подкованные хакеры. В отличие от своих криминально либо вандалистски настроенных коллег эти компьютерные асы (например, движение «Хактивист») свою деятельность ведут в виде диверсий против ТНК. Это может быть взлом официальных сайтов компаний, размещение на них антиглобалистской пропаганды, а может, и того покруче. Так, во время одного из форумов в Давосе были легализованы номера кредитных карточек всех его участников, включая Билла Клинтона и Билла Гейтса (последнего, несмотря на его широкую благотворительную кампанию, хакеры-антиглобалисты не любят и всячески стараются ему навредить).

Основные организации антиглобалистов находятся в США и Европе. Что же с Украиной? С натяжкой можно отнести к таковым представителей ультралевых партий (если б не сомнения в их искусственном происхождении). Есть у нас и непартийное левое и анархистское движения, но уж в очень небольших масштабах. Назвать антиглобалистами зелёных тоже трудно, поскольку представлены они парой-тройкой политических структур, от истинной защиты природы страшно далёких. Сотни же небольших неправительственных экоорганизаций озабочены, помимо спасения природы, в основном собственным выживанием в далеко недружественной среде. Куда уж там с глобальными проблемами бороться! Поиск украинских антиглобалистов в недрах Интернета может привести интересующегося разве что к организации с экзотическим названием «Тигра-Нигра». Которая, по собственному признанию, «... появилась в 1997 году, став новым этапом анархической деятельности студентов нескольких киевских вузов — после радикальных инициатив типа «ЛОМ — Левое объединение молодёжи» и студенческого профсоюза «Пряма Дія». Просуществовав пару лет, «Тигра-Нигра» рассосалась и в обновлённом составе вынырнула в 2000 году. Основной и наиболее глобальной целью группы является либертарное развитие общества через либертарное развитие личности. Этим объясняется большое количество социальных проектов, напрямую, казалось бы, с анархизмом и не связанных. Принципы — самоорганизация и взаимопомощь. ...Все молодые-красивые, с одним-двумя высшими образованиями или студенты, живут в Киеве, значительная часть группы безнаркотические-антитабачные, есть воинствующие вегетарианцы, попадаются и растаманы». Акции «Тигры-Нигры» иногда показывает отечественное ТВ — это мирные перформансы, посвящённые горячим темам (например, антитеррористической операции США и их союзников).

Можно упомянуть также участников анархо-экологического движения «Хранители Радуги», наиболее известного радикального экологического движения на постсоветском пространстве. Членство в нём вольное, поэтому, сколько в нём наших сограждан, сказать трудно — наверное, не больше нескольких десятков. Известно, что некоторые «хранители» участвуют в мирных акциях антиглобалистов на Западе, но наших соотечественников в их рядах, скорее всего, единицы.

Другой мир возможен!

Было бы крайне неверным суть антиглобалистского движения сводить к акциям протеста против ТНК и саммитов мировых лидеров. Да и термин «антиглобалисты» чем дальше, тем более становится неправильным. Они не против объединения мира, роста взаимосвязей между странами и взаимопроникновения культур (чему доказательство — совместные и отлаженные действия разных по сути организаций в совершенно разных странах). Но они хотят ДРУГОГО мира. «Другой мир возможен!» — именно этот лозунг повторяется на разных языках во время совместных действий. Альтернативный мир, и следовательно, не АНТИглобалисты, но АЛЬТЕРглобалисты — имя новому движению. И шумные протестные акции — это только малая часть движения, призванная привлечь к себе внимание. Будут ли интересны обывателю сообщения о неких социальных форумах (собирающих ежегодно десятки тысяч человек), кооперативах (это движение охватывает сегодня 800 миллионов человек), удачных примерах местного самоуправления и тому подобных вещах без горячих новостей? Да и услышим ли мы о них вообще? Это понимают и альтерглобалисты: событие, не показанное по ТВ, не существует. Значит, нужно постараться, чтоб его показали, а потому упрёки в радикализме отвергаются.

А за репортажами о битых витринах и сожжённых машинах можно увидеть и иное. Например, всемирные форумы людей, объединяющихся в поисках возможностей иной жизни. Первым таким «сбором всех частей» были акции протеста в Сиэтле-99. Тогда родился разошедшийся позже по миру девиз Teamsters and turtles together at last (что-то вроде «Лихачи и черепахи наконец-то объединились»). Впервые к 40 тысячам промышленных рабочих присоединились зелёные, анархисты и многие другие, ранее не соприкасавшиеся между собой, а то и враждующие группы. Полного единения, правда, не вышло, но и форма «рядом, но не вместе» дала свои результаты. Позже, в 2001-м, регулярным местом встречи альтерглобалистов стал бразильский город Порту-Аллегри, где впервые собрался ныне ежегодный Всемирный социальный форум. Особый размах он приобрел в прошлом году — муниципальные выборы в этом полуторамиллионном мегаполисе выиграла левая партия трудящихся. Да и президент Бразилии Луис Игнасиу Лула да Силва (в просторечии — Лула) — сторонник и завсегдатай форума. Что не удивительно — он сам из них, выходец из народа, рабочий, в прошлом профсоюзный лидер. На форумах, проводящихся как альтернатива саммитам сильных мира сего, принимаются декларации по текущим вопросам (борьба с бедностью, защита прав работников, охрана природы, сопротивление милитаризму и полицейскому произволу) и программы реальных действий.

Жаль только, что и в «саммитах бедных» Украина практически не представлена. Наверно, пресловутая позиция хаты с краю и здесь берёт своё...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК