Жизнь в жанре триллера, или Инвалиды как объект для системного мошенничества - Социум - zn.ua

Жизнь в жанре триллера, или Инвалиды как объект для системного мошенничества

14 декабря, 2007, 14:01 Распечатать

Если взглянуть со стороны, жизнь начиналась, как кино в стиле психологического триллера... Стоит у ворот молодая женщина, она на сносях, мужа поджидает; год 1948-й; волынское село...

Если взглянуть со стороны, жизнь начиналась, как кино в стиле психологического триллера... Стоит у ворот молодая женщина, она на сносях, мужа поджидает; год 1948-й; волынское село. Следующий кадр: во двор забредает конь без седока, женщину пронзает: погиб! Она не просто валится в обморок, но впадает в летаргический сон, в котором пребывает 17 дней; перед родами приходит в себя. Сын рождается с болезнью Литтла. О недуге этом ни в селе, ни в его более просвещенных окрестностях слыхом не слыхивали. Мальчик (это наш герой Петр Леонидович Шуст) до 10 лет с койки не вставал, но читать выучился и в свой срок взялся за специальную литературу. Когда он попросил взрослых натянуть над его кроваткой веревки, объяснив: физические нагрузки нужны, они хоть и удивились, но просьбу выполнили. Таким образом, в первый класс Петя пошел в 11 лет; приковылял, конечно. При болезни Литтла ноги переставляются с усилием, перекрещиваются, ступни касаются земли только пальцами. Петр окончил школу, потом — Харьковский техникум для инвалидов, следом — в Хмельницком институте, экономистом стал; в 1973-м женился, в Черкассы переехал, где много лет и проработал на различных контрольно-ревизионных должностях.

Человек, который сделал себя сам, не растерялся и в сокрушительном 1992 году. Он знал, что делать: взялся с помощниками за бухгалтерское обслуживание небольших фирм. Знал он, как помочь и другим инвалидам. До сегодняшнего дня успешно действует система распределения гуманитарной помощи возглавляемого им фонда «Доброта», членами которого являются свыше трех тысяч инвалидов области, в том числе более тысячи в Черкассах. Созданное им в 1992 г. при доме быта «Рось» коллективное предприятие инвалидов (прачечная) работало эффективно до 1996 г., до момента, пока судьбоносная затея под кодовым названием «малая приватизация» не перешла в решающую фазу. По действующему законодательству, инвалиды как арендаторы имели право получить прачечную в собственность. Однако их не включили в процесс приватизации — методом, который известен с древних времен.

«Главный чиновник города меня лично заверил, что интересы инвалидов никогда ни в коем случае не пострадают. «Понимаете, — говорил он мне, — площадь дома быта более 1000 кв. м, а у вас — 129 м кв. Мне нужно, чтобы был один хозяин. Это в интересах города. Откажитесь от аренды. Это будет лишь на бумаге. Вы же понимаете, инвалидов никто не обидит. Как работали, так и будете работать, какая бы власть ни была. Вас не посмеют выгнать, семьей клянусь!» Я поверил и подписал документы. Но очень скоро все переменилось. Нам объявили, что мы никто, и должны забрать свое оборудование... А как его заберешь? Оно вмуровано в бетон и переустановке не подлежит. Да и некуда. Наши убытки составили около 100 тыс. грн.», — рассказывает Петр Шуст.

Комиссия горсовета, которая потом разбиралась в вопросе, как и прокуратура города, обнаружила нарушения при проведении приватизации. Кого-то в качестве наказания даже уволили, но пересмотр затянули на три года, до истечения срока давности. Дело было сделано, «поезд приватизации ушел, рельсы разобрали».

Казалось бы, наступив раз на грабли, второй раз будешь осмотрительней. Но грабли, знаете, все какие-то разнообразные попадаются, а то и замаскированы они в чулане современности как капканы, с приманкой около.

В 2002 г. в Черкассах случилась нужда в довыборах депутата в ВР. Доверенные лица кандидата Р.К. обратились в Черкасский областной фонд социально-трудовой реабилитации инвалидов «Доброта» с предложением о взаимовыгодном сотрудничестве. О господине Р.К. было известно, что он киевлянин и совладелец кондитерских и ликероводочных предприятий. То есть, с одной стороны, вроде и доверять нельзя, но с другой — шанс… Фонд остро нуждался в помощи, и через СМИ делал соответствующие объявления. «В декабре 2001 г. команда Р.К. предложила нам создать группу агитаторов, — продолжает рассказ П.Шуст. — Программа Р.К. была прекрасной, учитывала все чаяния людей с ограниченными физическими возможностями. Мы быстро собрали 45 человек и работали, не считаясь со временем. Работой инвалидов команда Р.К. была удовлетворена. Нам обещали, что вне зависимости от результатов выборов для нужд фонда купят два компьютера. Когда я заметил, что хорошо бы иметь письменные гарантии, меня обвинили в недоверчивости, но согласились выделить на первый взнос 30% стоимости компьютеров. При этом, как оказалось, на остальные 6,8 тыс. грн. нужно было оформить кредит на частное лицо. Нас заверили, что кредит оплатит Р.К. Нам до крайности была нужна компьютерная техника. Совет фонда решил, что кредит должен быть оформлен на президента фонда, то есть на меня. Я вынужден был согласиться. Оформлением кредита занялась одна из страховых компаний. Меня пригласили к ним в офис и попросили быстренько подписать несколько договоров. Я, конечно, сказал, что для ознакомления нужно время. В ответ надо мной стали игриво подшучивать: «Вам люди дарят компьютеры, а вы еще носом крутите. Договоры — формальность, вам они ничего не будут стоить». Я не видел оснований не доверять людям, которые ко мне настроены дружественно. И действительно, в марте к нам в офис фонда завезли компьютеры. Однако вскоре следы Р.К. и его команды исчезли, обещание они не выполнили, нас в очередной раз обманули… Для оплаты кредита мы стали искать спонсоров, но их помощи хватало лишь на выплату процентов. Со временем банк, который выделил нам кредит, компьютеры конфисковал и потребовал, чтобы я выплатил разницу за износ. Областная администрация урегулировала этот вопрос. Но страховая компания через суд, который прошел даже и без моего участия, присудила мне оплатить задолженность почти в двойном размере… Так второй раз нас крупно обманули. Но, как показала жизнь, не в последний…».

Люди по природе своей доверчивы. Поэтому войти в доверие к человеку, а то и к большой группе людей, в общем-то, несложно: немного актерских способностей, чтобы хватило на задушевность голоса, легкий пиар со стороны и, главное, как сказал один пройдоха, побольше цинизма. Обещать следует все то, в чем у людей нужда. Жулики всех рангов отлично знают, что этот метод, известный с древних времен, успешно срабатывает и в новейшей истории. О том, что это лишь технология для осуществления некоего бизнес-решения (или политрешения) нормальный человек и не сообразит. Да и действительно, не может же соотечественник, глядя в глаза, обмануть инвалида! Или ребенка. Или старика… Собственно, почему не может? Ведь таково бизнес-решение! Если в таких случаях вспоминают о совести, то лишь в контексте: «А при чем здесь совесть!» Ну да, иначе б откуда такие бразильские особняки на наших просторах.

Оставшись в апреле 2004-го в очередной раз без офиса, фонд «Доброта» обратился к общественности через СМИ со своей проблемой. В сентябре того же года их, бездомных, пригласил к себе в офис, дал кров президент Международного фонда «Дитинство» некто Н.С. Он представился П.Шусту как доктор педагогических наук с двумя высшими образованиями, одно из которых получено им в Великобритании. О том, что у него две «отсидки» за мошенничество, — умолчал. П.Шуст: «Н.С. предложил фонду «Доброта» вступить коллективным членом в МФ «Дитинство», сообщив, что каждый инвалид, уплатив 6 грн. как госпошлину за внесение в Государственный реестр, будет иметь право на получение помощи один-два раза в год от Ассоциации королевских семей Европы, штаб-квартира которой находится в Париже. Таким образом, он взял у нас около трех тысяч гривен «для отправки в Минюст Украины». При этом сказал, что процесс регистрации может длиться шесть месяцев, но у него есть возможность ускорить регистрацию через начальника департамента Минюста, которая вместе с ним училась в университете. С этой целью он взял с нас еще 200 долларов…»

Вероятно, у кого-то возникнет желание обвинить инвалидов в намерении коррумпировать чиновника. Однако представляется смягчающим обстоятельством тот факт, что не они придумали теневые законы (понятия), которыми управляется часть отечественной экономики. Да и вся ситуация с Н.С. описана ими в посланиях в прокурорские учреждения Украины всех уровней.

П.Шуст: «Помимо прочего, Н.С. «набирал» к себе в фонд штат сотрудников. Каждый платил ему по 66,75 грн. «за получение допуска к работе от Минюста после проверки документов в СБУ», а инвалиды с гражданством России платили ему за эту операцию 100 долларов. Перед Новым годом мы установили, что все это обыкновенная афера. Он собрал на тот момент уже более 10 тыс. грн… Уголовное дело, как нам сообщили из Генпрокуратуры, заведено. Но вот прошло уже почти три года, а этого Н.С. все не могут найти».

Каждый ли фонд, каждая ли общественная организация становились жертвами жуликов? Конечно нет. Не в каждую организацию доступ стороннему «благодетелю с инициативами» свободен. У инвалидных организаций, в том числе и всеукраинских, все время находящихся в положении просителей, степень риска оказаться обманутыми заведомо выше, чем у любых иных учреждений.

П.Шуст: «Если бы у нас было постоянное помещение, ничего бы этого не было. У нас было бы свое предприятие и мы бы нормально себя чувствовали. А так, чтобы выжить, мы вынуждены хвататься как за соломинку за любое предложение… Нас часто обманывают — и по-крупному, и по-мелкому. Однажды, это было в
2000 г., местные власти по требованию президента (мы писали жалобы) выделили нам помещение площадью 32 кв.м. взамен утраченных 129 кв.м. И они же, местные власти (мы расцениваем это как их месть), нашли нам спонсора для ремонта, пообещав ему компенсировать затраты из внебюджетных средств. Но не компенсировали. И «спонсор» вселился в наше помещение, которого мы со временем и вовсе лишились. Вещи наши выставили в коридор, мы потеряли библиотеку в 300 томов, не считая другого имущества… Я знаю, что в нашей ситуации уже сложно что-то поправить. Но хочется, чтобы общество знало, — у инвалидов, кроме известных всем проблем, существует и такая: жулики. Равнодушие, а то и враждебность чиновников поощряет их инициативность. Не думаю, что подобная проблема имеется лишь в Черкассах…»

У фонда «Доброта» как не было, так и нет своего постоянного офиса. Жизнь в жанре триллера, полная тревожных ожиданий и беспокойства, продолжается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно