ЗАСТАВА! ПО КОНЯМ!

28 января, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 28 января-4 февраля

История повторяется. На пороге третьего тысячелетия в селах Прикарпатья опять становится популярным гужевой транспорт...

История повторяется. На пороге третьего тысячелетия в селах Прикарпатья опять становится популярным гужевой транспорт. Сельские кузни, превращенные научно-технической революцией добрых полвека назад в колхозные склады и овощехранилища, вновь наполняются мелодичным перезвоном наковален и громким шипением кузнечных горнов. Патовая экономическая ситуация в державе вынудила жителей львовской глубинки пересесть с «Жигулей» и «Запорожцев» на кареты прошлого — подводы и брички.

Идти в ногу с нашим тревожным временем стараются и львовские пограничники, которые за годы застоя порядком отвыкли от верховой езды и теперь усиленно наверстывают упущенное. К слову, для горных районов украинско-польского участка границы «лошадиная тема» весьма актуальна, ведь в одной упряжке с людьми лямку пограничной службы добросовестно тянут около трех десятков хвостатых и гривастых «четвероногих солдат».

ГЛЯЖУ, ПОДНИМАЕТСЯ МЕДЛЕННО В ГОРУ…

Есть на Старосамборщине село Мигово, затерявшееся среди живописных отрогов седовласых Карпатских гор. Отсюда до соседней Польши — рукой подать. Подворье в Мигово настолько мало, что село не удостоилось чести быть обозначенным даже на самой крупномасштабной карте. Зато, по оценкам специалистов, расположенная рядом застава с одноименным названием и есть самое «лошадиное место» данного региона.

…Видавший виды рейсовый ЛАЗ прибыл в Добрыничи, опоздав всего лишь на 40 минут. От Добрыничей до Мигово я ехал в кабине хлебовозки, навещающей приграничное село три раза в неделю. Последний отрезок пути настроился форсировать на своих двух. Потому как попутки наверх до заставы, утонувшей в густой пелене тумана, ждать было неоткуда. Восхождение по обледенелому серпантину начал немедля, чтобы засветло успеть добраться до места.

Сразу за мостком через горную речушку Вырву меня нагнал возница на лошади, запряженной в добротные сани, доверху груженные дровами и валежником. Рулевой обоза, солдат-пограничник, узнав о цели приезда корреспондента, с удовольствием согласился меня подбросить. Оказалось, что мой спутник старший солдат Евгений Денисенко служит кавалеристом на заставе имени Украинского казачества. Границу охраняет на пару с кобылой рысистой породы по кличке Стрела. Сегодня Евгений и Стрела получили наряд на хозработы — подвезти дрова для котельной, заготовленные служивыми еще летом.

Через несколько метров начался крутой подъем, и наше транспортное средство стало пробуксовывать. Я уж было подумал, что все, приехали. Однако Евгений, достав из «лошадиного бардачка» ключ «на четырнадцать» и горсть остроконечных шипов, принялся вкручивать их в специальные отверстия на подковах. Пограничник-кавалерист «просветил» меня, что этот хитромудрый прием инженерной мысли широко применяется с незапамятных времен. С такими «протекторами» лошади нипочем даже айсберг. Когда работа была закончена, мы, как ни в чем не бывало, медленно, но уверенно поехали дальше…

ГАЗ — ХОРОШО, УАЗ — ХОРОШО, А ЛОШАДИ ЛУЧШЕ…

На заставе, которой командует капитан Вадим Вороненко, служат (в полном понимании этого слова) семь лошадей: Пепел, Неман, Гром, Стрела, Лайнер, Лилет и Лидер. Правда, застать их всех вместе в теплой конюшне практически невозможно. По роду службы приходится им днем и ночью помогать служивым выполнять задачи по охране западных рубежей Украины. Вот и на этот раз, кроме отдыхающей от трудов праведных Стрелы да коня-трехлетка орловской породы по кличке Гром, мирно жующих душистое сено в своих стойлах, лошадей на заставе не было. Они несли службу в пограничном наряде на левом и правом флангах участка.

— Учитывая специфику и особенности горной заставы, — рассказывает Вадим Вороненко, — без лошадей нам сегодня просто не обойтись. По узким, извилистым горным тропам ни одна машина не проедет. А совершать ежедневные марш-броски по 15—20 км с полным боевым снаряжением, наверное, даже для киношного Рэмбо задача не совсем выполнимая. Особенно сейчас, в зимнее время, когда на отдельных участках толщина снежного покрова достигает полутора метров. Кроме того, неся службу верхом на лошади, солдат никогда не заблудится, и даже если вдруг собьется с пути и потеряет ориентировку, конь сам привезет его на заставу. Вот и получается, что без пограничных Коньков- Горбунков пришлось бы нам очень туго…

«Призывают» коней служить на границу, как правило, в двухлетнем возрасте. После чего попадают «новобранцы» прямиком в специальную «лошадиную учебку», где на протяжении восьми (!) месяцев их обучают «военному делу настоящим образом», а именно: брать любые преграды, бегать «рваным» темпом, быть равнодушными к грохоту выстрелов, безукоризненно исполнять особые лошадиные команды и многому, многому другому. Разве что умение идти по следу от коней не требуется.

После успешной сдачи экзаменов молодое лошадиное пополнение направляется на границу.

Срок службы ограничивается, как правило, 18—20 годами. К этому возрасту кони стареют и уже не могут безукоризненно исполнять свои обязанности. «Дембелей» разрешается переводить на более легкие условия труда, списывая в народное хозяйство. Однако даже на скотном дворе лошадь столь преклонного возраста уже никому не нужна. В конечном итоге отставных Боливаров и Ласточек попросту забивают, пуская их «резиновое» мясо на кормление служебных и розыскных собак. Вот уж действительно пограничные кони остаются преданными службе, как говорится, и душой, и телом.

Впрочем, не будем о грустном. Лучше вернемся к героям нашего материала и заметим, что на заставе «Мигово» лошади сено даром не жуют. Только за прошлый год конными нарядами этого подразделения задержано 37 нарушителей границы.

Кстати, о сене. Длинногривые солдаты зачислены на все виды довольствия, разве что кроме финансового. Ведь зарплата коням ни к чему. Зато харчуются они по полной программе. Шесть килограммов овса, около шести килограммов сена и 13 граммов соли — обязательный суточный рацион пограничных Боливаров и Грандов. Время от времени это меню дополняется и комбикормами.

С вещевым имуществом для коней на заставе тоже полный порядок. Попон, седел, стремян, оголовьев, противогазов (да, да, самых настоящих противогазов на случай охраны границы в условиях химического, бактериологического и радиоактивного заражения местности) и прочей лошадиной амуниции здесь предостаточно. Любопытно, что, кроме общеизвестных мужских и женских седел, применяются на границе и специальные седла для розыскных собак. В случае затянувшегося перехода пограннаряда по сильнопересеченной местности изрядно подуставший Джульбарс или Альфа смогут передохнуть, удобно устроившись на широкой лошадиной спине.

Нужно заметить, что парнокопытные помогают солдатам не только нести пограничную службу, но и решать всевозможные бытовые и хозяйственные проблемы. Ведь при помощи коня, запряженного в подводу или сани, можно без особых материальных затрат подвезти на заставу продукты, дрова или уголь, съездить по делам в село, отправить детишек в школу или детский садик, вспахать огород по весне… Да мало ли? Словом, любые горы можно свернуть, имея в хозяйстве лошадь. Тем более, с экономической точки зрения, содержать Савраску сегодня гораздо выгоднее, чем эксплуатировать автомобильную технику. Судите сами, только во время запуска и прогревания мощный двигатель машины ГАЗ-66 съедает около трех литров бензина. По цене это примерно то же самое, что 6 кг овса для лошади. Иными словами, за несколько минут работы железный конь, не «проскакав» и метра, съедает практически суточную норму своего живого прототипа. Учитывая, что бензин на заставе нынче на вес золота, комментарии, как говорится, излишни. Приплюсовав сюда бесконечные расходы на запчасти; техосмотры и прочие «прелести и нюансы» владения современным авто, может быть, и есть смысл серьезно призадуматься над тем, а не махнуть ли свой потрепанный «Жигуленок» на экономичного и, что не менее важно, экологически чистого четвероногого друга?

ПЕДИКЮР ДЛЯ СТРЕЛЫ

Еще одна немаловажная деталь. Пограничная служба заставских Боливаров и Грандов юридически закреплена организационно-штатной структурой подразделения. Проще говоря, кони и их хозяева сведены в общее кавалерийское отделение, возглавляемое рядовым Приставским — лошадником со стажем. Родившись в селе Стрептов Каменка-Бугского района Львовской области, он, можно сказать, вырос на лошади и с обязанностями своими справляется безукоризненно. Штатом отделения предусмотрена должность и кавалериста-кузнеца. Правда, в настоящий момент она пока что вакантная. Впрочем, проблем с перековкой лошадей у пограничников не возникает. Азами кузнечного мастерства владеют на заставе практически все кавалеристы.

Перековка коня — это настоящее искусство. Оказывается, у разных лошадей копыта, а соответственно, и подковы имеют свои параметры. В зависимости от величины копыт, в природе существует ни много ни мало — 13 (!) размеров подков и 6 размеров гвоздей. Перековывать лошадей надлежит через каждые 30—45 суток. За это время копытный рог отрастает на 1,5—2 см и его нужно аккуратно срезать специальным ножом.

— В былые годы, — делится со мной секретарь кузнечного мастерства, кавалерист старший солдат Евгений Денисенко, — сдавая экзамены на третий класс, кузнец должен был перековать лошадь на обе передние ноги за полтора часа. Сегодня этих минут уже никто не считает. Во главу угла ставится качество. Ведь от того, насколько точно и правильно подбита подкова, зависит здоровье твоего питомца.

Стрелу Евгений всегда перековывает сам. Бережно сняв старую подкову, осторожно срезает копытный рог, тщательно шлифует поверхность копыта рашпилем и с точностью до миллиметра подгоняет подкову. У кавалеристов существует своеобразный тест-проверка перековки. Нога лошади сгибается в коленном суставе, сверху в копыто наливается вода. Подкова считается подогнанной идеально, если между ней и копытом не просачивается и капля воды.

КАК НА НЕМАНОВЫ ИМЕНИНЫ…

В наше время паспорта существуют даже у лошадей, во всяком случае пограничных. В этом документе кроме данных о «родителях» записывается и точная дата рождения. К слову сказать, клички даются на границе не просто как кому заблагорассудится, а в строгом соответствии с годом рождения. Принцип наименования достаточно прост. За начальной буквой будущей клички закрепляется определенная дата. К примеру, лошади, появившиеся на свет в 1991 году, должны называться на букву «с», в 1992 г. — на букву «т» и т.д. Впрочем, долго думать над тем, как назвать новорожденного жеребенка, пограничникам не приходится. В их распоряжении есть специальный побуквенный перечень лошадиных кличек, что-то вроде примерного перечня мужских и женских имен. Основные параметры из «лошадиной метрики» вместе с кличкой заносятся в специальную книгу «учета конного состава».

Хороший кавалерист старается по возможности отмечать именины своего питомца. Конечно, пирога со свечами в этот день не пекут. Лошадь все равно к нему равнодушна. А вот сладеньким «новорожденных», как правило, потчуют. К примеру, кавалерист старший солдат Денис Кравченко на «день варенья» Немана скармливает своему боевому товарищу 300—400 граммов сахара-рафинада. От сладкого конь просто без ума. После угощения Неман еще несколько дней обнюхивает карманы Дениса, в надежде, что хозяин снова устроит ему настоящий праздник.

…Покидая заставу, над которой каждый день раздается знаменитое чапаевское «По коням!», я по-доброму позавидовал ребятам, ведь служба у них действительно уникальная. А они на прощание подарили мне подкову, которая, по убеждению многих, приносит удачу. Дай-то Бог, чтобы этих счастливых подков хватило на всех, удача сегодня для наших людей — первейшее дело.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно