ЗАБЫТАЯ ИСТОРИЯ

31 мая, 1996, 00:00 Распечатать

дополнения школьного учителя к сценарию фильма о Дмитрии Лизогубе ...Было так. Одесса. 1879 год. «Приговоренных вывезли из ворот тюрьмы на позорной колеснице, запряженной парой лошадей.....

дополнения школьного учителя

к сценарию фильма о Дмитрии Лизогубе

...Было так.

Одесса. 1879 год.

«Приговоренных вывезли из ворот тюрьмы на позорной колеснице, запряженной парой лошадей... Все трое были посажены рядом на скамейке, спиной к лошадям, на груди каждого из преступников висела дощечка с надписью: «Государственный преступник»... Посередине сидел Давиденко, молодой человек, лет 23, весь бритый и с очень грустной физиономией; по левую руку его сидел Чубаров (довольно жидкая русая бородка, на вид лет 35), сохранявший очень серьезную, но довольно спокойную физиономию, а по правую от Давиденко руку сидел Лизогуб (выразительное лицо, черная большая борода, высокий рост), видимо, ободрявший все это время своего соседа и с улыбкой объяснявший ему что-то». (Газета «Киевлянин».)

И далее.

За колесницей - еще телега. На ней три гроба.

«Колесница остановилась...»

И замолк раздирающий душу скрип: остановилось колесо.

Чуть-чуть покачалось вперед-назад и - замерло.

«Палач Фролов, здоровый детина в красной кумачовой рубашке, в плисовых шароварах и таком же жилете вошел на телегу и каждого поодиночке отвязывал и сводил на землю. Траурная колесница отъехала, раздалась военная команда, барабаны замолкли, водворилась мертвенная тишина»...

Вот и все. Ничего не осталось от того солнечного дня - и самого Скакового поля возле бойни, где это происходило, не осталось ничего. Кроме тишины, вдруг начавшей отсчитывать последние секунды жизни Дмитрия Лизогуба и его товарищей или, может быть, времени, которое отделяет нас с вами от того тяжело замерзшего колеса телеги...

Незаметно наблюдаем за нашим собеседником. Сценарий фильма «Соната» о земляке, седневском помещике-миллионере ему интересен: голову чуть наклонил и взгляд исподлобья. Одному из нас это движение запомнилось еще с тех пор, когда вместе сидели за одной партой в школе, второму он преподавал историю. Теперь через столько лет снова кто-то сидит за этой же партой, а он, учитель-историк, рассказывает о прошлом.

- И о Черниговщине, о Седневе, согревшем сердца стольким людям - Шевченко, Жемчужникову, Глибову, Гринченко... О Дмитрии Лизогубе?

- Не рассказываю. Не заложено в школьных программах. Вначале потому, что Лизогуб был помещиком, наследником богатейших состояний. Потом - из-за того, что входил в руководящее звено «Земли и воли». Ну а далее дело ясное: в течение долгого времени содержал, деньгами поддерживал революционное движение. А движим-то был одной идеей и страстью: любовью к своему народу. Это и привело его на эшафот. Заметьте: Григорий Попко, убивший жандармского офицера Гейкинга, отделался каторгой. Лизогуб - казнен.

В 1906 году завершилась трехлетняя работа Льва Толстого над рассказом о человеке, которого терзало, мучило то же, что терзало и мучило писателя. И он, мужественно и без слез переносивший самое тяжелое горе, даже смерть очень близких ему людей, не мог сдерживать слезы, когда говорил о Дмитрии Лизогубе, герое его «Божеского и человеческого» - Светлогубе.

- Корректорами истории стали люди покрепче. Они без слез подправляли ее, переписывали, ведь недаром же говорили, что Советский Союз - страна с непредсказуемым прошлым. А далее - и в этой мороке отпала необходимость. Просто из виду упускаются странички, эпизоды и даже целые исторические этапы. Вроде бы как их и вовсе не было. А оставшиеся странички, эпизоды и целые этапы выстраиваются таким образом, чтобы получить новую, свежую сумму идей. А она не выстраивается, эта сумма. Потому что не любит вычитаний. Такая это наука - история: ничего не хочет забывать. А уж Лизогубов тем паче.

На древнем черниговском Валу, на втором этаже старинного особняка, где расположился архив и в маленькое окошко видно краешек Борисоглебского собора и золотой крест Спасского, всегда можно устроиться поудобнее и полистать толстенные фолианты, к которым поначалу и прикоснуться-то боязно, настолько впитали они возраст столетий.

...Родоначальником рода Лизогубов был казак из местечка Глемязова, ставший киевским полковником. Его сын Яков участвовал в крымских походах Василия Голицына. Кто знает, как бы сложилась судьба Ивана Мазепы, если бы не Яков Лизогуб. Зачлось это Якову - стал он во главе сильнейшего в Украине Черниговского полка. Генерал Гордон высоко оценивает талант Якова Лизогуба, проявившийся при штурме Азова.

Сын Якова Евфим, сменивший отца во главе Черниговского полка, успешно воевал со шведами. Одна из внучек Семена, сына Евфима, стала бабушкой Николая Васильевича Гоголя.

Дед Дмитрия Лизогуба перевел в стихах комедию Мольера «Школа мужей».

- А переписка Шевченко с Лизогубами...

- Без нее не понять седневский период в жизни поэта, его «Три літа». К сожалению, оказалось, что история - не обязательна не только для изучения, но и для ознакомления. Не математика же и не физкультура даже. Это без них и ни туда и ни сюда. Только не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Когда я, учитель истории, вижу, как в моем городе студенты исторического факультета педагогического института сносят на дрова дом, где жил Лизогуб, я знаю - это на школьных уроках заледенели их сердца. Это на школьных уроках не нашлось времени для того, чтобы рассказать, как в Седневе, где у Лизогубов так долго гостил Шевченко, на той самой аллейке, где он гулял, воздвигли ему еще при советской власти памятник. На мраморной плите, стянутой с могилы Лизогуба...

Может быть, не поднялась бы рука у людей на то, что уже сделано и не воротишь, если бы в свое время попались им на глаза свидетельства Льва Жемчужникова: «В 1880 году пришлось мне быть в Петербурге, и я зашел в Академию к Лагорио, который рассказал мне, что однажды к нему зашел в мастерскую очень бедно одетый человек, которого он принял за одного из приходящих натурщиков, предлагающих услуги, чтобы заработать кусок хлеба. Лагорио вынул 20 копеек, чтобы отпустить просителя, но он назвал себя, - и что же оказалось?.. Это был мой бедный Митя Лизогуб. Он просил Лагорио оказать ему содействие в продаже принадлежащих ему картин... Вот этого-то моего милого Митю и повесили в 1879 году в Одессе: это не был суд праведный и милосердный, а скорый и жестокий - немилосердное убийство. Его, как передавали мне, уличили лишь в том, что он давал деньги нигилистам, а он давал деньги, можно ручаться, с полным убеждением, что служит делу честному».

Когда я узнаю о том, что в заповедной зоне, в ботаническом саду Яловщины уничтожено сорок соток уникальных деревьев для того, чтобы что-то там построить, я знаю - в этом и моя вина. Я не рассказал детям, которые сейчас стали взрослыми, о том, как после войны в сожженном, разграбленном и разбитом Чернигове, где не было жилья и топлива, создавалось зеленое диво - ботанический сад, а в нем - выходцы из Японии, Австралии, Южной Америки, Болгарии, Африки, Югославии нашли свое новое место жительства. И прижились! И столько лет радовали глаз. Если бы нашлось тогда время да сумел рассказать - может быть, и не случилось бы такое. Ведь это только кажется, что мой предмет о прошлом. Он и о настоящем. И о том, что будет. Потому что он формирует общественное сознание. Либо искаженное, подточенное ложью. Либо истинное, устойчивое к правде...

***

Мы больше не виделись с учителем истории с того прохладного утра. Помнится, прозвенел тогда школьный звонок и, как много лет назад, наш добрый старый знакомый, чуть сутулясь, пошел на урок. Расскажет ли он своим ученикам всю правду об их славном земляке - Дмитрии Лизогубе?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно