Власть объявила музеям войну

1 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 1 октября-8 октября

Недавно в Украине традиционно отмечали День музеев. Как ни горько, но из-за конкретных действий чиновников разных ведомств мы на грани краха музейного дела...

Недавно в Украине традиционно отмечали День музеев. Как ни горько, но из-за конкретных действий чиновников разных ведомств мы на грани краха музейного дела. И здесь стоит говорить уже не только о денежных потерях (не заработанных от туризма средствах), но и о значительных культурных потерях по типу варварского уничтожения большевиками материального наследия народа в 20—50-х годах XX века. Но прежде совершим небольшой экскурс.

Какие города нам нравятся? Чем привлекает тот или иной из них? Интересуют прежде всего не города с длинной историей вообще, а имеющие большие музейные коллекции. Крупнейшие промышленные города Германии Дюссельдорф и Эссен не привлекают туристов так, как музейный Мюнхен. Последний король Баварии Людвиг смотрел в будущее: не домна или шахта притягивает человека, а памятники истории и искусства. Старая и новая пинакотеки значат для цивилизации больше, чем разрушенный экономическим вмешательством человека городской ландшафт. Нью-Йорк, наконец, интересен современному человеку прежде всего Метрополитен-музеем, а не башнями небоскребов.

Большие города-музеи не останавливаются на достигнутом, рядом с традиционными музеями старого времени в них появляются новые мегамузеи. В Париже раньше был только Лувр, а за последние десятилетия открылись еще две грандиозные галереи искусства XIX — начала XX ст.: Орси и модерного искусства (авангарда) в Центре Помпиду. Даже в странах бывшего соцлагеря появляются новые музеи, как, например, музей террора в Будапеште.

А что в нашем богоспасенном городе? Все, как и при советской власти. Кроме Печерской лавры и Софии Киевской, собственно, нечего и показывать не очень многочисленным туристам. Существует тенденция к сокращению этих незначительных по экспозиционным площадям музеев (даже если считать и те лаврские музеи, которые арендуют помещения бывшего монастыря). Монахи Московского патриархата с нижних территорий Лавры вытесняют музейную братию уже и с территорий на горе. Власть вроде бы не замечает, что действия «настоящих» хозяев Лавры наносят значительный вред культурному достоянию украинского народа. Систематически пропадают из церквей иконы XVII—XIX в., в Россию несанкционированно вывозят частицы святых мощей; при советах посетители имели куда больше возможностей осматривать эти святые места, чем теперь. Не говорю уже о пренебрежительном отношении «святых отцов» к украинским верующим, об их пренебрежении к государственному языку — это тема отдельного разговора.

В Софии Киевской недавно прекратила деятельность выставка коллекций С.Платонова и еще трех украинских коллекционеров. Эта экспозиция намного лучше представляла искусство Украины от трипольской культуры до княжеской Украины—Руси, чем государственный Национальный музей истории Украины. Титанические усилия Платонова получить хотя бы частицу содействия от государства (уже два десятилетия стоит бесхозным дом по улице Институтской) не находят среди власть имущих понимания.

Планы расширения двух картинных галерей музеев русского и украинского искусств тоже почили в бозе. Наконец, даже музей Пенсильванского университета в Филадельфии значительно больше впечатляет своей коллекцией древностей, нежели Национальный музей возле Десятинной церкви, где представлены разве что один-два процента от фондовых собраний, а экспозиция и помещение еще лет 20—30 назад морально устарели.

Чашу терпения общественности должно было бы переполнить другое позорное явление — фактически наглая ликвидация Музея истории Киева, чье помещение — Кловский дворец — недавно передали Верховному суду Украины. В конце прошлого года по этому случаю прозвучали слабые протесты в прессе (времена, когда всем миром защищали Замок Ричарда, канули в Лету). А уже на май этого года при согласии Киевсовета и Кабинета министров его экспозицию разрушили, более ста тысяч экспонатов на скорую руку запаковали и перевезли в Украинский дом — помещение, для этого абсолютно не приспособленное. Три первых этажа здания на Европейской площади остаются в ведении Экспоцентра Украины, который подчинен администрации президента Украины, последний (пятый) должен быть в общем пользовании. Музею пока передали лишь четвертый этаж, где как будто предполагается разместить новую экспозицию, которая в Кловском дворце занимала два этажа. А куда девать научных сотрудников музея, дирекцию, фонды, мастерские? Чтобы как можно быстрее очистить помещение для Верховного суда Украины, музейную коллекцию и уникальный коллектив фактически оставили наедине с их проблемами.

Почему председатель Верховного суда В.Маляренко и его предшественники уже десять лет творят чиновничий произвол и никак не обосновывают это бездумное решение забрать у профильного учреждения — музея — памятник архитектуры всеукраинского значения под учреждение, не имеющее к культуре никакого отношения, чем нарушается законодательство государства? Вопрос о совести риторический.

Трудные дни пришлось пережить музейщикам. Им своими руками довелось уничтожать экспозицию, которую 25 лет назад с любовью создавали: разбирать диорамы, стоимость каждой из которых не одна тысяча долларов, складывать археологические находки, живопись, ремесленные изделия, резной в масштабе Литовский замок, чуть ли не пришлось разрезать на части скульптурный портрет Нестора-летописца. Трагизм еще и в том, что экспозицию создали еще по приказу советской власти, и получается — для того, чтобы в независимой Украине ее ликвидировали. Главное же, с чем не может согласиться разум, это абсурдность такого разрушения — уничтожить музей только для того, чтобы посадить в этом помещении чиновника за большим столом под зеленым сукном.

И нельзя сказать, что власть не понимает противоправности своих действий. Куда логичнее со стороны официальных лиц было бы подготовить общественность к переезду, убедить киевлян в том, что музею ничего не угрожает, что в новом помещении ему будет лучше. Между тем, беспокоит именно тактика замалчивания, окружающая эту странную акцию. Действительно ли Музею истории Киева дадут развернуться в Украинском доме? Не случится ли то, что предлагали музейщикам в начале 1990-х годов, когда их хотели выселить в панельный дом возле станции метро «Дарница»? По крайней мере, через месяц после переезда на Европейскую площадь не слышно ни о средствах на новую экспозицию, ни о надлежащем сохранении коллекции. Не звучит и команда разбирать вещи, и музейщики просто сидят на чемоданах.

Грустно становится, когда думаешь, что творят государственные мужи с людьми, сделавшими для украинской культуры и общественной жизни не меньше, чем очередной министр культуры или соответствующий госслужащий из горсовета. Вспоминаются многолюдные заседания клуба киевоведов в Кловском дворце, на которых известный историк Сергей Билокинь рассказывал о репрессированных историках города. Многим запомнился вечер, посвященный реабилитации Михаила Грушевского, — первая подобная публичная акция в Киеве. Тогда в актовом зале музея яблоку негде было упасть. А ежемесячные выставки из коллекции музея и частных собраний, в частности И.Дыченко? А усилия музея по возвращению культурного наследия из диаспоры в Украину? Упомяну лишь о наследии семьи Кричевских и художницы Морозовой. Создавались филиалы: музей культурного наследия на Московской, 40 (кстати, на него тоже посягают святые отцы из УПЦ (МП)), М.Булгакова, А.Пушкина и многострадальный Историко-мемориальный музей М.Грушевского. Последний уже имеет первоклассное собрание экспонатов и ряд исследований о жизни выдающегося ученого и его семьи, но помещение на Паньковской, 9 превращается в руину, поскольку не хватает средств на реставрацию дома Грушевских. Нельзя не усмотреть здесь определенную тенденцию со стороны городской власти и правительственных чиновников. Кому-то и сейчас мешает творец новейшей Украины, самый выдающийся украинец XX века. Как, наконец, и Музей истории Киева, где трудятся выдающиеся музейные работники, киевоведы, научные сотрудники, авторы сотен статей и книг — люди широко известные. За их самоотверженный труд за символическую зарплату наш «родной чиновник» платит черной неблагодарностью. Да и не только им, но и каждому украинцу, который, посещая Кловский дворец, имел возможность ощутить свою связь с прошлым Отчизны.

Все ли уже утрачено? Уверен, что нет. Экспозиция разрушена, но еще не поздно вернуться назад и создать за деньги благотворителей и родного государства музей нового типа, вроде аналог музея цивилизаций в Оттаве. С новейшими средствами демонстрации, на новом техническом уровне обеспечения, с кинозалами и книжными магазинами. Может, тогда возле дверей музея сможем увидеть, как в Канаде, США, Франции, Германии, толпы людей; и тогда уж наверняка не поднимется рука государственного невежды на культурное наследие народа, от имени которого он якобы этому народу служит.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно