УКРАИНА: ПЕРСПЕКТИВЫ ЛИБЕРАЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ

21 сентября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 21 сентября-28 сентября

Человечество с облегчением пересекло мысленную черту третьего тысячелетия и сделало шаг в мир новых надежд и новых тревог за будущее цивилизации...

Николай Жулинский
Николай Жулинский
Человечество с облегчением пересекло мысленную черту третьего тысячелетия и сделало шаг в мир новых надежд и новых тревог за будущее цивилизации. Шаг обнадеживающих перспектив и предчувствий. Быть участником и свидетелем перехода мировой цивилизации к новому духовно-цивилизационному пространству — означает снова и снова отвечать на извечные, а сегодня особо актуальные вопросы: готовы ли мы к этому? Чем обернутся для человечества вообще и для Украины в частности те процессы, те тенденции развития, которые обусловливают нынешние пессимистические предостережения и наивные надежды? Почему вместо света многим видится тьма?

Особо актуальными эти вопросы становятся в украинской перспективе. Для украинцев ХХ века — это эпоха значительных нравственно-психологических кризисов, социально-экономических поражений и больших политических уроков. Искаженная картина столетия возникает прежде всего в общественных настроениях и переживаниях, порожденных коммунистическими мифологемами, скепсисом, безнадежностью, ностальгией по «будущему прошлому» и наивной верой без особых усилий интегрироваться в европейское политическое и экономическое пространство. Нравственно катастрофическим для украинского общества было насильственное удаление религиозного мироощущения из общественного сознания, из чувств и настроений человека. Национальная культура, как в конце концов и культура политическая, базируется на религии, если конкретнее — на вере. Именно культура должна стать основанием национального духовного развития. Но, лишенная базовых ценностей, она не может быть важным фактором развития демократического общества, основой национальной идентичности. Украинская культура в течение длительного времени выживала в условиях ортодоксальных, догматических, политико-идеологических и этнокультурных стандартов, норм и правил, и это не позволяло ей быть активным творческим стимулом в формировании национального чувства, «выращенного» на духовных «дрожжах» традиции, и вместе с тем открывать перед человеком широкую перспективу диалога цивилизаций и овладения глобальными гуманитарными ценностями.

Получив независимость и претендуя на политическое межгосударственное взаимодействие в условиях глобальной гуманитаризации человечества, Украина вынуждена определять содержание, цели и приоритеты стратегии формирования духовной сферы. Если человечество сейчас формирует гуманитарное мировоззрение, во главе угла которого либерально-демократические ценности, нам неминуемо придется адаптироваться к новым стандартам. Следовательно, мы «обречены» — и, слава Богу, нам это позволяет этническое культурное самосознание, любовно выращенное на христианских моральных и духовных ценностях, — сориентировать развитие социальных групп (семьи, нации, народа) в систему нового гуманитарного сочетания социальных, духовных, технологических цивилизационных ценностей и приоритетов. Потому в основе концепций социогуманитарного развития украинского общества должны быть самые большие ценности либеральной демократии — человек, свобода, достоинство, справедливость. На глобальном просторе господства разнообразия равных возможностей наше присутствие и наше взаимодействие с другими сообществами возможно при условии обеспечения в украинском социуме индивидуальных свобод и всех их ценностей и солидарной ответственности за ненарушение этих свобод, за их сохранение. Это возможно при условии объединения целей, интересов и ценностей украинского общества с гуманитарными стандартами евроатлантической цивилизации. Очевидно, что развить наши социальные, экономические, культурные и информационные системы в условиях слабого инновационного развития украинского общества до уровня современных мировых приоритетов, динамично интегрироваться в новое информационно-гуманитарное глобальное общество, будет нелегко. Без системных инвестиций в человека, его творческий, научный, интеллектуальный и инновационный потенциал нельзя надеяться на серьезные сдвиги в социально-политической трансформации украинского общества. Реализовать «человекоцентрическую» модель развития украинского общества можно и необходимо, а для этого нужно сделать гуманитарную политику приоритетной в государстве. Это значит, что главным источником, основой и критерием развития современного общества и государства должны быть культура, наука, образование, а для этого необходимо сформировать новые подходы к политике в областях культуры и духовной сферы. Почему именно такой акцент на культуре и духовности? Прежде всего потому, что культура в условиях глобализации будет основным фактором консолидации украинского общества, гражданского единения и согласия. Именно на основе культуры как системы ценностей, опирающихся на традицию, и можно сформировать духовное единство Украины, именно на основе национальных культурных ценностей и возможна консолидация украинского народа как политической европейской нации.

«Но как это касается введения либеральной демократии? — спросите вы. — Как это согласуется с защитой индивидуальных прав и утверждением человеческой достаточности, справедливости, с формированием в общественном сознании этики высших ценностей?».

Непосредственно. Какую цель преследуют либеральные демократы? Такое общество, в котором, по формулировке Кима Яноша, «имеющиеся социальные структуры и культурные традиции можно проверить на нравственную приемлемость универсальными критериями справедливости и человеческих прав». Принципы справедливости формируются в каждом обществе в определенной зависимости от нравственных и культурных традиций, в которые врастается человеческое «Я» и формирует собственные индивидуальные цели в косвенной зависимости от культуры. Следовательно, человек является членом и вместе с тем творцом определенной культурной системы, в которой и развивает собственные способности, реализует их через индивидуальное самоосуществление. Если «индивидуальная автономия может поддерживаться только политикой общего добра», которое является и смыслом, и целью либерального общества, то можно согласиться с тем, что либеральное общество «формирует культурную среду, благоприятную для развития характеристических человеческих способностей».

Очевидно, что культура существенно, если не определяюще, влияет на процессы формирования политического сообщества (читай: политической европейской нации) в либеральном смысле. Более того, именно культура раскрывает перед индивидом панорамную возможность для его творческой самореализации и таким образом индивидуализирует общество как либеральное сообщество, анотомизирует его путем индивидуального самосвершения и таким образом обеспечивает утверждение общих стандартов, устанавливающих справедливость и право.

«Наша цивилизация движется вперед при помощи как можно более полного использования бесконечного разнообразия индивидов человеческого рода...», — указывал убежденный защитник и поборник идей классического либерализма в ХХ веке Фридрих А.Гайек. «Культура дает огромное количество культурных ниш, в которых может быть использовано огромное разнообразие человеческих врожденных и приобретенных талантов. И если мы хотим использовать разнообразные фактические знания индивидов, населяющих различные части нашего мира, мы должны позволить, чтобы безличные сигналы рынка подсказывали, как им лучше всего использовать эти знания и в собственных, и в общих интересах».

Именно либеральные ценности и могут обеспечить превращение Украины в современное гуманитарное культурно-информационное государство, в котором высокий уровень культурного развития будет открывать все возможности для индивида обрести собственную культурную нишу для творческого самосвершения и этим утвердить свое национальное достоинство и человеческую достойность. Для этого необходимо ввести «патриотический либеральный режим», в котором соединились бы нравственные принципы и установился консенсус относительно правления права во имя свободы человека, ее достоинства и общего блага всех граждан.

Мы много сегодня говорим о ду-
ховном возрождении, многих это словосочетание уже раздражает, но без духовного возрождения немыслимо возрождение государственное, а уровень развития культуры свидетельствует о моральном и духовном состоянии общества.

Почему именно на культуре делается определяющий акцент в системе либеральной демократии? Прежде всего потому, что либеральное общество предусматривает наличие сложных культурных структур, формирующихся в процессе селективной эволюции и обладающих энергией самосоздания, самоорганизации. Не случайно наука склоняется сейчас к обобщению, что идея культурной эволюции старше биологической концепции эволюции, что общественные устрои являются культурными системами, которые вследствие культурной эволюции приобрели цивилизационную организованность и целесообразность.

«Культура не является ни естественной, ни искусственной, ни генетически переданной, ни рационально задуманной, — утверждает Фридрих А.Гайек. — Она является традицией усвоенных правил поведения, которые никогда не были «изобретены», и функций, которых индивид зачастую не понимает. Наверное, имеется столько же оснований говорить о мудрости культуры, как и о мудрости природы — хотя из-за власти правительства ошибки первой труднее корректируются».

Культура является важным, если не определяющим, фактором развития полноценного демократического общества, основой для формирования целостной культурно-национальной идентичности. Только верой, культурой, духовностью можно облагородить мысли и чувства человека, поскольку, по мнению Владимира Шкоды, «религия является началом или фундаментом», следовательно, современная «настоящая культура религиозна». Современную украинскую культуру следует наполнять христианством, ведь христианство, еще со времен культурной византизации православных христиан, было сутью цивилизации. Вспомним хотя бы о масштабах культурного влияния Византии на формирование литературного языка, литературы, искусства, музыки, на православные славянские элиты эпохи средневековья.

Украинская культура вобрала в себя дух богатой христианской традиции, которая и стала центральным элементом национального духовного организма. Этот национальный организм питался праславянскими, дохристианскими импульсами народной культуры, культурных традиций, фольклора, обычаев, обрядов. Хотя, как известно, нехватка культуры была одной из серьезных причин неудач наших державообразующих усилий. Выдающийся украинский историк Владимир Антонович с горечью скажет об этом: «Трагическая развязка истории Украины вызвана тем, что украинский народ никогда не мог выработать ни обстоятельной цивилизации, ни крепкой собственной дисциплины; поскольку те, кто становился во главе и начинал заботиться о народной судьбе, имели в себе весьма недостаточный запас культуры...»

Развитие мировой цивилизации в общем и формирование национальных государств в частности свидетельствует, что культура была основным стимулирующим фактором формирования нации, инструментом преодоления религиозных, образовательных, этнических расхождений во имя консолидации общества и создания государства.

Хранит ли в наше время национальная культура функции нациосоздания, консолидации общества и основного инструмента цивилизационного диалога и духовного единения национальных сообществ? Безусловно. По мнению авторитетного теоретика нации и национализма Эрнеста Гельнера, индустриальное общество зависит от наличия общей культуры, определяемой общим языком, общими культурными кодами...

Украинский культуролог Александр Гриценко так обобщает концептуальные основы создания новой нации по Э.Гельнеру и роль в этом процессе общей национальной культуры: «Конструирование новой нации, собственно, заключается в сотворении и прививании определенному обществу новой национальной идеологии и национального культурного «канала», вокруг которых уже дальше сплачивается «мысленное сообщество» (Б.Андерсон) создания нации».

Что касается современной культурной политики в Украине, развития гуманитарной сферы вообще, то речь не идет о создании и прививании украинскому обществу «новой национальной идеологии». Скорее нужно говорить о выработке идеологических ориентиров создания государства в Украине, об идеологической стратегии, которая могла бы быть средством духовной консолидации народа. Молодому государству необходима интегральная система базовых ценностей и основополагающих принципов, которые могли бы консолидировать общество и ускорить процесс освобождения общественного сознания от рудиментов тоталитарного мышления, идеологических догматов марксизма-ленинизма. В украинском обществе избегают употребления самого термина «идеология», страх перед административным навязыванием такой идеологической системы, которая посягала бы на свободу мысли, мышления и общественного поведения. Но эти рецидивы тоталитарного мышления, превалирующего в массовом сознании, однако с еще большей выразительностью проявляются в мышлении политиков, которые хотели бы этим массовым сознанием завладеть. Вроде отвергая термин «идеология» и считая себя свободными от нее, на самом деле они больше любого члена или сегмента нынешнего общества увлечены поисками инструментов, с помощью которых можно заставить индивида служить конкретной цели. Поэтому следует внимательнее вдуматься в слова Фридриха А.Гайека: «...то, что носит пренебрежительное название идеологии, имеет большую власть над теми, кто считает себя свободными от нее, нежели над теми, кто сознательно принимает ее».

Напомним, как определяет понятие идеологии современный британский консерватор-публицист Роберт Нисбет: «Идеология — это любая целостная совокупность нравственных, экономических, социальных и культурных идей, имеющая стабильное и хорошо известное отношение к политике и политической власти».

Так целесообразно ли отказываться от создания общегосударственной идеологии в условиях общественно-политической дезориентации и размытости государственных консолидирущих ориентиров? Если мы хотим идейно-политически обеспечить процесс создания государства, то есть «подпитать» стимулы самоорганизации общества, сделать более выразительным в общественном сознании пути его развития, нам следует выработать идеологические ориентиры создания государства в Украине. Государственная стратегия в идеологической сфере должна базироваться на идеологической толерантности и обеспечении полноценного функционирования коренного этноса и этнических меньшинств и их культур, на принципах взаимопонимания и взаимоуважения между представителями всех этнических сообществ. Речь идет об идеологически плюралистическом государстве, в котором формируется полноценная украинская национально-культурная среда, оплодотворенная идеями либеральной демократии.

Западная демократия своей стабильностью должна быть благодарна продолжительному процессу гармонизации национальной идентичности и демократических институтов. Вследствие этого «прививания» национального сознания, национальных ценностей на общечеловеческом дереве традиций демократии и гражданской свободы было достигнуто главное благо гуманистического развития человечества — реализация либеральной концепции правления закона. Без чувства патриотизма как своеобразного кодекса нравственных ценностей, исторической памяти и идейно-мировоззренческих принципов, предусматривающих всеобщую преданность отдельному историческому сообществу, трудно представить процесс формирования системы институтов, обеспечить свободу, равенство и гражданское достоинство.

«Патриотизм был не только важным залогом свободы в прошлом, он неизменно будет оставаться им в будущем, — утверждает известный теоретик либерализма Чарльз Тейлор, — и сыграет основную роль в сохранении наших современных либеральных режимов».

Без чувства патриотизма — любви к своей родине, без утверждения в общественном сознании идей нации как политического сообщества, объединенного исторической судьбой, государственным языком, институтом гражданства, без признания достоинств человека и ценности человеческой личности как ключевого элемента права, без создания и культивирования системы ценностных ориентаций общецивилизованного характера в сфере не только культуры, образования, науки, но и экономики и политики не стоит надеяться на динамическую трансформацию украинского общества в общество либеральной демократии. А иного пути у нас нет. Стоит согласиться с выводом американского философа Ф.Фукуями, еще в 1989 году провозгласившего в своей знаменитой статье «Конец истории» триумф Запада как триумф либеральной демократии. Ф.Фукуяма убедительно доказывает, что в связи с окончанием «холодной войны» и завершением идеологического противостояния человечества у либерализма больше нет жизнеспособной альтернативы. В мире произошла универсализация либеральной демократии как самой совершенной на сегодня системы государственной организации. Такой же мысли придерживается и Янош Ким: «Похоже, либеральная традиция остается главным и наиперспективнейшим руслом политической мысли. Пока у конституционной демократии и рыночной экономики нет серьезных конкурентов, до тех пор в нормативной политической теории будет доминировать либеральная мысль».

В сложных, слишком медленных трансформационных процессах украинское общественное сознание мучительно переориентируется на общечеловеческие либерально-демократические ценности, ибо понимает, что нет альтернативы конституционной демократии и рыночной экономике. Процесс выхода Украины из глубокого системного кризиса слишком медленный, ибо в его основе — деморализация общества, бездуховность и торжество несправедливости.

Я полностью соглашаюсь с Виталием Колисныком, считающим, что причиной нашего системного кризиса является кризис духовный, моральный, и для его преодоления нам нужна моральная идеология, ведь только «идея моральной справедливости сможет объединить общество». И этот путь к осознанию обществом индивидуальной и общей ответственности за моральную справедливость, за неминуемое преодоление прежде всего в себе зла во имя торжества добра чрезвычайно сложный, ибо предусматривает глубокую и сильную веру, утвердиться в которой без возвращения к христианским ценностям украинскому человеку невозможно.

К сожалению, со стороны высшего руководства Украинского государства нет общей морально-политической воли творить в определенной системе моральных и духовных ценностей общество моральной справедливости и человеческого достоинства. Во многом вина за это лежит на политических партиях, демонстрирующих не общие поиски выхода общества из нравственно-духовного кризиса, а духовно-политический раскол, идеологическую конфликтность, в лучшем случае — неопределенность ориентиров национальной духовной поступи. «Если тоталитаризм — это прежде всего лишь ритуал, то демократия — это процедура. Посткоммунизм пока что не определился...», — справедливо обобщает профессор В.Войтецко.

Надежды на власть иллюзорны, ибо подавляющее большинство членов украинского общества ей не доверяет и не связывает с ней каких-то особых надежд, поскольку убеждено, что в стране до сих пор господствует компартийная и советская номенклатура, «связавшая» себя с криминалитетом и не стремящаяся к моральному очищению и духовному просветлению. Остается надеяться на наш терпеливый и по своей глубинной сути религиозный, верующий народ, хранящий, лелеющий принципы универсалистской морали, которые, кстати, вытекают из нормативных требований человеческой природы. Сейчас у нас появилась счастливая возможность укрепить их религиозной верой, общественной реабилитацией христианских моральных ценностей, что особенно выразительно засвидетельствовал визит Папы Иоанна Павла ІІ в Украину. Несмотря на политически вульгарные попытки со стороны Московского Патриархата расколоть украинское общество накануне прибытия Папы Римского в Украину, наш народ проявил терпение и моральное достоинство.

Если исходить из устоявшегося
принципа, что либерализм является доктриной терпимости, то современная Украина сделала довольно серьезный шаг на пути к утверждению либеральных ценностей. Вспомните хотя бы религиозную ситуацию: три ветви православия — и как-то уживаются, каких-то прямых конфликтов не допускает общественное сознание, хотя внутреннее противостояние ощутимо. Против визита в Украину Папы Иоанна Павла ІІ протестовала только Украинская Православная Церковь Московского Патриархата, и это понятно, так как за ней стоит политическая доктрина не только Московского Патриархата, но и значительной части политической элиты самой России. Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата и Украинская Автокефальная Православная Церковь с готовностью идут на диалог с Ватиканом, надеясь на поддержку их усилий создать в Украине Православную Поместную Церковь. За Украинскую Греко-Католическую Церковь можно только порадоваться. Многолетняя борьба в подполье за ее легализацию увенчалась большой моральной победой — к верующим этой церкви прибыл лично Папа Иоанн Павел ІІ и сообщил, что Римский Апостольский Престол причислил к лику блаженных 28 греко-католиков из Галичины и Закарпатья и одного римо-католика, жившего и умершего во Львове. Этот акт беатификации увенчал величественную паломническую миссию в Украину — колыбель восточного христианства Папы Римского — Главы Вселенской, но разделенной Церкви. Многие православные восприняли эту миссию как свидетельство больших многолетних усилий понтифика соединить две половинки одного сердца — Восточную и Западную Европу — в новое, скорее, обновленное, духовное единство, сотворенное на протяжении двух тысячелетий европейской христианской цивилизации. Украинская культура, оплодотворенная христианскими ценностями, способна оживить моральные и духовные силы нации, сделать более выразительным наше цивилизационное лицо, открыть его навстречу новым европейским ветрам и осенить лучами духовности объединенной Европы. Мы, благодаря этому духовному паломничеству Папы Римского, морально окрепли, набрались душевных сил для веры и терпимости, утвердились в убеждении, что наша дорога к Европе — это духовное возвращение к самим себе, к нашей истинной сути и вере. Следовательно, религиозная терпимость в Украине постепенно утверждается. Еще одним доказательством обоснованности этого вывода может служить распространение в нашей стране протестантизма. Причина его популярности не только в том, что эта ветвь католицизма была под запретом коммунистического режима, а все запрещенное особенно влечет, заинтересовывает. Протестантская этика открывает возможности для индивидуальной свободы: стимулирует инициативу, желание реализовать себя собственным трудом без надежды на помощь государства, лелеет институт семьи, культивирует высокую мораль и человеческое достоинство. Кстати, протестанты проявляют особую терпимость и взаимоуважение.

Моральные нормы, которых сейчас наше общество вроде бы заново начинает придерживаться, — последствие культурной эволюции. Очевидным является процесс усовершенствования этой системы правил, формирующих под влиянием культурных традиций, народной морали и христианских ценностей моральный кодекс. И не следует сразу же пугать друг друга трафаретной идеологемой «моральный кодекс строителя коммунизма», который, кстати, цинично эксплуатировал христианскую мораль. Стоит прислушиваться к тому же Фридриху А.Гайеку: «... Для меня нет сомнения, что не интеллектуальный замысел, а именно благоприятные моральные традиции, сделавшие определенные группы сильнейшими, сделали возможным процесс в прошлом и так же будут делать в будущем»

Возможно, нам следует быть чувствительнее к религиозным проблемам и говорить не столько о терпимости, сколько о либеральной сдержанности, о желании общества лучше познать явления и процесс, а уже потом реагировать.

По-видимому, есть все основания стремиться к политической терпимости. Коммунистическая идеология, радикально себя скомпрометировавшая голодоморами, массовыми репрессиями, тотальным подавлением свободы слова, унификацией угнетения личности, бесперспективностью административной, плановой экономики, продолжает легально спекулировать на основных ценностях демократии, прежде всего на идеале социального равенства и справедливости. И не будем чрезмерно акцентировать внимание на этой мифологеме, которую Фридрих А.Гайек считал псевдоэтикой с названием «социальная справедливость», вместо этого напомним украинским новым «старым левым» вывод этого вдумчивого критика административной экономики: «Никто из тех, чьи глаза раскрыты, не может больше сомневаться, что угроза личной свободе идет главным образом от левых, — не из-за каких-то конкретных идеалов, к которым они идут, а потому что разные социалистические движения являются единственными большими организованными структурами, которые ради целей, привлекающих многих, хотят наложить на общество заранее продуманный план».

Коммунисты в Украине продолжают с начетнической одержимостью повторять кощунственные сентенции своего непогрешимого вождя Ленина о губительности либерально-демократических идей, называя их «ядом, разрушающим Украину» и отдельного гражданина в частности, и подавляющее большинство народа вообще». Для них уже стало лозунговой аксиомой то, что все социально-экономические проблемы в Украине — результат реализации либеральных целей и ценностей...» («Голос Украины» 27 апреля 2001 г.№76), хотя «каждый, чьи глаза раскрыты», знает и видит, что либеральные идеи и ценности чересчур медленно, особенно в социально-экономической сфере, внедряются в общественное сознание, поэтому о реализации идей либерализма в Украине еще рано говорить. Рыночные реформы еще не обрели эффективной динамики саморазвития, поэтому в украинском обществе не сформированы нравственно-этические основы обеспечения индивидуальной свободы и всех ее ценностей, моральной справедливости, человеческого достоинства. И ничего странного в этом нет, ибо традиционно, еще с освободительных ХІХ—ХХ вв., в Украине развивались три политических движения — национально-патриотическое, направленное на получение любыми способами, даже путем террора, полной независимости; либерально-демократическое, ориентированное на европейские модели формирования политической нации; и социалистическое, так ослепившее умы украинских интеллектуалов-политиков, что они не смогли своевременно рассмотреть под овечьей социалистической шкурой образ социал-большевистского волка.

Одной из основоположных ценностей либерализма является идея самоценности индивида и его личной ответственности за собственные поступки, ответственности перед собственной совестью за объективное восприятие истории собственного народа и национальных ценностей, обеспечение индивидуальной свободы, основывающейся на «фундаментальной идее этического индивидуализма» (Роналд Дворкин). С этой точки зрения Украина, обобщает Мирослав Попович, даже не приблизилась к универсальным «либерально-демократическим нормам», поскольку до сих пор развивается в условиях различных идеологических ориентаций. Речь идет о политическом влиянии левых не только на определенные социальные группы, но и на некоторые регионы, в силу исторических обстоятельств тяготеющих к идеям восстановления чего-то большого, надежного, с акцентом на «супер» и перспективой на ностальгический патернализм. Усиливает эту мировоззренческую разновекторность украинского общества и балансирование киевской политической элиты на геополитическом канате, один конец которого держит в руках Москва, а второй — Брюссель. Украина сегодня напоминает десятилетнюю девочку, упорно прыгающую через эту геополитическую скакалку, которую мастерски крутят две разновекторные геопотуги. И это может длиться долго, если в Украине не сформируется такая политическая сила, которая сможет надеяться на диалог с подавляющим большинством граждан. Этот диалог будет строиться на основах справедливости и права, человеческого достоинства, моральной ответственности за собственные поступки. Могу вообразить реакцию моих оппонентов, которые сразу же напомнят о социальном напряжении в обществе, о социальной справедливости и необходимости формировать социально ориентированную рыночную экономику. Все это так, но пока в обществе не будут обеспечены права и свободы человека, пока собственное достоинство не будет выступать моральным критерием поведения собственного и отношения к достоинству других, пока мы не будем понимать, что «достоинство каждого отдельного человека — гарантия государственного суверенитета вообще» — нечего надеяться на торжество социальной справедливости в украинском обществе.

«Стою перед вами как свидетель — свидетель человеческого достоинства... — говорил Папа Иоанн Павел ІІ на форуме ООН в Нью-Йорке 5 октября 1995 года. — Мы не должны бояться человека. Мы все здесь не случайно. Каждый человек был создан по образу и подобию Единого, Который есть начало всего сущего. Мы обладаем способностью к мудрости и к добродетелям. Мы можем построить благодаря этим дарам и с помощью Божьей благодати в этом тысячелетии цивилизацию, достойную человеческой личности, настоящую культуру личности. Можем и должны это сделать! А строя, увидим, что слезы прошлого столетия подготовили почву для новой весны человеческого духа».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно