ТРИУМФ И ТРАГЕДИЯ ПАВЛОГРАДА

29 ноября, 1996, 00:00 Распечатать

Фото из архива автора Автор выражает глубокую благодарность сотрудникам Днепропетровского госархива за предоставленную возможность ознакомиться с материалами и документами...

Фото из архива автора

Автор выражает глубокую благодарность сотрудникам Днепропетровского госархива за предоставленную возможность ознакомиться с материалами и документами.

Среди степного приволья Днепропетровщины петляет река Волчья, на берегу которой возник Павлоград - нынешний центр угольного бассейна Западного Донбасса. Когда-то этот район входил в состав Запорожской Сечи. Здесь был основан зимовник, названный Матвеевкой - по имени запорожского войскового старшины Матвея Хижняковского. Вскоре Матвеевка стала штаб-квартирой Луганских пикинерских полков, одним из которых командовал М.И.Голенищев-Кутузов, будущий генерал-фельдмаршал, прославившийся в битве с армиями Наполеона.

Как свидетельствует старинный герб города, жители Павлограда занимались скотоводством и землепашеством. Расцвет натурального хозяйства пришелся на XIX век. Ежегодно в Павлограде проводились три, а позже и четыре ярмарки, на которые съезжались купцы из Петербурга, Москвы, Тулы, Орла, Курска и даже из Варшавы. Торговали в основном крупным рогатым скотом, лошадьми, овцами. Город развивался, рос товарооборот, расширялись рыночные связи.

В конце XIX века Павлоград становится известным центром торговли зерном и мукой. Павлоградский хлеб поставляли не только на внутренние рынки Российской империи, но и экспортировали в Лондон, Константинополь. Развитие торговли обусловило учреждение в Павлограде общественного городского банка, создание акционерного общества мукомольного и крупяного дела, здесь постоянно действовала комиссия Московского международного торгового банка.

Павлоград продолжал бурно развиваться: к концу XIX века к действовавшим салотопенным и кожевенным заводам, табачной фабрике, маслобойням в городе прибавились паровые мельницы, ситценабивная фабрика, маслобойный и литейный заводы, расширялось мукомольное, маслодельное и пивоваренное производства. Одновременно росла и сеть образования: к 1897 году в Павлограде действовали мужская и женская гимназии, семь частных школ и училищ, городское трехклассное училище, начальная и церковноприходская школы - 12 учебных учреждений. Для небольшого городка - впечатляющие цифры.

По переписи 1897 года в Павлограде проживало 15775 жителей (дворян 849 человек, духовного сословия - 69, купцов - 561, мещан - 7574, крестьян - 6488, малоимущих - 234 человека). В 1902 году в городе открылся театр, до революции - еще одна гимназия и учительская семинария.

Первая мировая бойня и последовавшие за ней Октябрьская революция, гражданская война превратили жизнь каждого из тридцати тысяч павлоградцев (перепись 1912 г.) в сущий ад. Грабили горожан все без исключения: австрийцы, немцы, меньшевики, большевики, анархисты, гайдамаки, петлюровцы, банды разных толков и окрасок - белые, красные, зеленые...

Спасаясь от кровавого террора, насилия и грабежей, многие павлоградцы, подобно мещанину Якову Котину - отцу будущего главного конструктора тяжелых танков Жозэфа Котина, бежали из Павлограда...

Ко всем бедам в начале двадцатых на павлоградцев обрушился голод. Никто не мог понять: люди, растившие хлеб, снабжавшие отборной мукой себя, крупнейшие города России, Англии и Турции, в результате политических интриг и кровавых разборок остались без хлеба, вымирали семьями...

Статистика свидетельствует: за 15 предоктябрьских лет население Павлограда увеличилось почти вдвое с 15775

(1897 г.) до 30725 (1912 г.), а за последующие 27 лет (с 1912 г. по 1939 г. - данные всесоюзной переписи) прирост населения резко замедлился и составил чуть больше трех тысяч человек. Павлоград пожинал «плоды» революции, гражданской войны, коллективизации, раскулачивания, голодомора, сталинских репрессий...

За эти годы в истории города произошло событие, до сих пор не отмеченное ни в одном исследовании о Павлограде. Так называемый «прирост» населения произошел не естественным путем - за счет организации в Павлограде (апрель 1931 г.) артиллерийского полигона. К концу 1931 года полигон оснастили всеми видами пушек от 76-мм полевой пушки образца 1900 г. до 152-мм пушки в 500 пудов весом. Наращивая огневую мощь, артиллерийский полигон увеличивался не только в размерах (дальность стрельбы отдельных пушек достигала 20 - 30 км), но и обрастал всевозможными сооружениями, ремонтными мастерскими, складами боеприпасов. К началу войны из тихого, провинциального городка Павлоград превратился в крупнейший артиллерийский полигон страны. Дни и ночи город сотрясали взрывы осколочных, фугасных, бронебойных, зажигательных снарядов - шла отработка новейших боеприпасов.

Казалось, нет в мире более мощной и сильной армии, чем Красная Армия, но когда началась война, произошло невероятное - «непобедимая и легендарная» стала отступать, оставляя на растерзание оккупантам один за другим города и села. Такого поворота никто не ожидал, понять происходящее никто не мог...

11 октября 1941 года немцы захватили Павлоград. Еще накануне оккупации города в спешном порядке был сформирован партизанский отряд численностью 55 человек. Несмотря на то, что в Орловщанский лес - базу партизанского отряда - заранее завезли оружие, боеприпасы, радиоаппаратуру, продовольствие, отряд был обречен - изменить ход войны он не мог, его действия ограничивались небольшим замкнутым пространством. Партизанам удалось провести всего несколько боевых операций, как Орловщанский лес окружили каратели. В неравном бою погиб командир отряда П.К.Кабак, комиссар Г.Д.Ковнат, большая группа партизан. Под натиском карателей оставшиеся в живых партизаны 26 декабря оставили лес. В лапы фашистов попал Е.М.Бабенко - партизана повесили на городской площади. Для острастки местного населения по городу расклеили плакаты: «Всіх партизанів і тих, хто їм співчуває, чекає виселиця».

Кстати, в отношении украинцев немцы действовали тонко и расчетливо: все приказы, постановления и указания издавались исключительно на украинском языке. На родном языке возобновились и занятия в школах. В местном театре «Українець» проходили концерты украинских артистов, исполнялись украинские песни, отрывки из украинских оперетт.

«Немецкая армия пришла освободить украинский народ от большевизма и большевистских форм хозяйствования» - такая идеология импонировала если не всем, то определенной части жителей Павлограда.

Из приказа рейхминистра Розенберга.

15 февраля 1942 г.

«Скасування колгоспного устрою.

1. Всі закони і постанови радянської влади про утворення колективних господарств... скасовуються.

(...) 3. Всі колгоспи негайно перетворюються на громадські господарства.

... Перехід до одноосібного користування землі.

1. У громадських господарствах, де є потрібні для цього умови господарювання і технічні передумови, земля може бути поділена селянам для одноосібного обробітку і користування.

... 3.Дозволяється видавати землю тільки тим громадським господарствам, які виконують свої обов'язки щодо німецької влади, зокрема, про поставки. Селяни, які після видання цього розпорядження самовільно привласнюватимуть землю, будуть покарані і втрачають право на пізніший наділ землі...»

Немцы и здесь учли просчеты партийных и советских властей относительно колхозов: рабский труд, измеряемый так называемыми трудоднями и практически не оплачиваемый, толкал многих к побегам в город. Мыкаясь по коммуналкам или в наспех сколоченных домиках, крестьяне в душе стремились к земле-кормилице: заводили приусадебные участки, брали огороды, по возможности держали кур, коз, свиней.

В годы войны Павлоград больше напоминал деревню, чем город, возле каждого дома - участок и какая-то живность. Немцы, оказалось, тоже были любителями «яек», курятинки и свининки - брали все, как свое собственное...

Людям оставалось одно: взывать к Господу Богу, моля о Божьей милости, защите и справедливости. И павлоградцы шли в храмы, которые стали открыты для всех. В отличие от безбожников-большевиков, немцы не взрывали соборы и церкви, не отвергали веру в Бога. Наоборот, все, что они творили, подкреплялось неизменным «С нами Бог!»

В жуткие декабрьские дни сорок первого, когда был разгромлен партизанский отряд, немцы провели «чистку» жителей Павлограда: в лапы карателей попало свыше трех тысяч человек - всех их замучили и расстреляли в застенках гестапо. Из ставки фюрера сообщили: «за ликвидацию партизанского соединения» шеф отделения СД Павлограда майор Курт фон Экке награжден железным крестом.

За успешное проведение «операции» получил повышение Василий Вивтанец - его назначили начальником полиции Павлограда. Праздновал «победу» и обрусевший немец Бопп, носивший фамилию Бондаренко, - переводчик и гестаповский палач.

Именно в этот момент в жандармерии появился еще один доброволец - немка по национальности Клара Адольфовна Таблер. Майор Экке одобрил порыв фрау Таблер служить великой Германии, но, как опытный гестаповец, поручил провести основательную проверку - как-никак К.А.Таблер родилась и жила в Украине. Он и сам жил среди красных, в совершенстве владел русским языком, но исключительно был предан фатерлянду. Проверку проходили Вивтанец, Бопп и другие - таков был порядок, в конце концов они на деле доказали свою преданность Гитлеру.

В биографии фрау Таблер гестапо ничего подозрительного не обнаружило, и она начала работать переводчицей дорожной жандармерии. Ее непосредственным начальником оказался обер-лейтенант Лехтер, безмерно счастливый тем, что его оставили в тылу. «Лучше жить в вонючем Павлограде, чем быть на передовой», - добродушно признался Лехтер фрау Таблер.

В свою очередь переводчица доверительно сообщила, что мечтает получить хорошую квартиру в центре города. «Можете не сомневаться, так и будет!» - воскликнул обер-лейтенант и тут же дал указание личному шоферу Отто ежедневно привозить фрау Таблер на работу и отвозить домой, пока она не отметит новоселье.

Фрау Таблер оказалась не только великолепным переводчиком, но и сделала головокружительную карьеру - ее назначили начальником 134-го батальона дорожной жандармерии.

Еще один обрусевший немец М.Г.Эсси-Эзинг, по его утверждению добровольно сдавшийся в плен, начал работать врачом лагеря военнопленных. Стал вопрос: «Зачем лечить раненых и больных? Проще - расстрелять». «Расстрелять всегда успеете, - заметил врач. - Но пленный - это бесплатный работник». «Да, да! - соглашался майор Экке. - Германии нужны рабочие. Много, очень много рабочих!»

Всю молодежь, всех, кого можно было вывезти в Германию, уже вывезли, в городе остались женщины с детьми, старики и безнадежно больные - туберкулезники...

Майор Экке был явно доволен: на все ключевые посты административных и карательных органов назначены преданные фюреру и лично ему, шефу гестапо, чиновники. От вездесущего Экке ускользнули лишь несколько банальных историй...

К лагерю военнопленных, который находился на территории машиностроительного завода, то и дело приходили заплаканные женщины: за сало, хлеб и самогонку они выменивали себе «мужей». Переполненное туберкулезное отделение таяло не без ведома лагерных врачей: М.Г.Эсси-Эзинга, А.И.Ивина, В.Д.Чабановского, Г.Я.Чернявского...

Таким образом на воле оказались офицеры Степан Чумак, Андрей Нестеренко, Иван Носач, Сергей Петренко, Кузьма Шлега и многие другие. Вскоре Степан Чумак на домашних харчах «поправился» и устроился в дорожную жандармерию, в ту самую, где работала знаменитая фрау Таблер. Дела в дорожной жандармерии пошли еще лучше, так как Чумак оказался расторопным малым: он привлек к работе крепких и безукоризненно исполнительных мужиков - Андрея Нестеренко, Ивана Носача, Кузьму Шлегу...

Невероятно: раньше в полицию загоняли под угрозой отправки в Германию, Чумаку приходилось тщательно отбирать кандидатов. К концу сорок второго «хозяйство дорожной жандармерии» разрослось до небывалых размеров: больше сотни полицаев рыскали по всем направлениям, контролировали все павлоградские входы и выходы. Любопытно: в отличие от других, дорожные полицаи были вооружены до зубов, имели специальное разрешение на право ношения огнестрельного оружия, беспрепятственного проезда по железным дорогам. Об этом позаботилась сама фрау Таблер, но об этом, естественно, знали единицы...

К началу сорок третьего на всех автомобильных трассах, проселочных и железных дорогах был наведен железный порядок и, по утверждению фрау Таблер, партизанам был поставлен железный заслон.

Последнее больше всего радовало шефа гестаповцев - он панически боялся партизан и подпольщиков, против них гитлеровцы бросали крупные карательные силы, использовали любую возможность, чтобы выявить большевиков, комсомольцев и всех, кто был недоволен новой властью. Во второй половине сорок второго по доносам арестовали около 80 подпольщиков Днепропетровщины, среди них оказался и секретарь подпольного обкома Николай Сташков. После зверских пыток, в январе 1943 года Сташкова расстреляли.

Если бы шеф гестаповцев Павлограда знал, что с момента оккупации города подпольный обком находился в Павлограде, как говорят, прямо под носом у гестапо, он точно лишился бы рассудка...

В Павлограде, казалось, все было спокойно, по крайней мере до февраля 1943 года. В первых числах февраля было принято решение о концентрации сил подпольщиков Павлограда - объединении всех 19 подпольных групп, насчитывающих свыше 500 человек, в единый отряд.

Командиром отряда стал Петр Кравченко - майор Красной Армии, вызволенный патриотами из лагеря военнопленных и направленный на работу в дорожную жандармерию.

Комиссаром отряда назначили Степана Прибера, для конспирации носившего немецкую фамилию Приберг. Пан Приберг работал контролером городской электросети и по делам службы посещал все предприятия города, в том числе и особо охраняемые объекты: гестапо, жандармерию, ортскомендатуру, гебитскомиссариат, тюрьму, лагеря военнопленных.

Начальником штаба утвердили старшего лейтенанта Константина Рябого, в декабре 1941 года специально заброшенного на оккупированную территорию для организации партизанского движения.

Восстание намечалось начать в ночь на 14 февраля 1943 года. Штаб отряда тщательно разработал план действий всех боевых групп и отряда в целом. Этот план решили согласовать с командованием наших войск, только что освободивших станцию Лозовую и вышедших на оперативный простор «Лозовая - Павлоград». Через связную подпольщики просили командование 4-го гвардейского стрелкового корпуса, входившего в состав 6-й армии, усилить наступление, чтобы предотвратить сосредоточение в районе Павлограда крупных резервов гитлеровцев.

В ночь на 12 февраля 1943 года в типографии городской газеты подпольщики отпечатали воззвание к населению Павлограда: «К оружию! Пусть каждый дом даст бойца! Пусть села превратятся в батальоны, а города - в полки! В бой! Сражайтесь всем, что вам попадется под руку. Поднимайся, украинский люд!»

На следующий день воззвание читали не только в городе, но и в окрестностях Павлограда. Среди оккупантов началась паника. Воспользовавшись суматохой, подпольщики похитили из комендатуры портфель с документами, среди которых оказалась карта дислокации гитлеровских войск. Ее незамедлительно передали командованию 4-го гвардейского стрелкового корпуса.

13 февраля примерно в середине дня на кожевенном заводе собрались три боевые группы. О подпольщиках кто-то предупредил гестаповцев. Завод окружили немецкие и итальянские солдаты. Завязался бой. Каратели, подтянув артиллерию, стали методично расстреливать корпуса завода. То в одном, то в другом месте вспыхнули пожары. Яростно сопротивляясь, осажденные вели прицельный огонь. По свидетельствам очевидцев, им удалось уничтожить более сотни солдат, но силы были слишком неравны. Погибли бойцы всех трех групп, среди них

А.Н.Нестеренко,

И.П.Величко, А.К.Черкасский, Л.Г.Чумак и другие - всего 21 человек...

В тот же день в Павлоград примчался начальник областного гестапо оберст Мульде с отрядом 14-й карательной бригады. Начались облавы - тюрьма оказалась переполненной. Предали группу П.К.Дахно, но ни один из патриотов не выдал подпольный склад оружия и боеприпасов.

Штаб объединенного отряда сменил место дислокации: теперь он разместился в доме рядом с гестапо. Здесь каратели меньше всего ожидали подпольщиков. 15 февраля связная Ольга Куликова доставила в город согласованный с командованием 4-го стрелкового корпуса план совместного удара по оккупантам.

Медлить было нельзя. В ночь на 16 февраля 1943 года все группы подпольщиков начали боевые действия. В южной части города удалось захватить мост через Волчью. Почти одновременно вспыхнул бой в противоположном, северном районе города. Крупно повезло группе «Вокзал»: овладев железнодорожной станцией, подпольщики захватили в плен 46 итальянских солдат со штабными документами.

События развивались по классической схеме: захватив вокзал, боевые группы овладели почтой и телеграфом, прервав связь находящегося в Днепропетровске штаба тыла немецкой 6-й армии с частями, сдерживающими наступление советских войск.

Подпольщики, внедренные в дорожную жандармерию, взяли под полный контроль дороги из Днепропетровска и Запорожья. В селах Вербки и Вязовок удалось захватить стратегически важные объекты - железнодорожные мосты через Самару. Таким образом была решена важная задача: гарнизон оккупантов не смог получить подкрепление.

Освободив военнопленных из лагеря, находящегося на территории механического завода и Богуславского лагеря, восставшие получили значительное подкрепление. (Достоверных сведений о численности освобожденных из лагерей установить не удалось: по одним источникам их было более трехсот, по другим - около 800, по третьим - примерно 1500 человек. В воспоминаниях фигурируют и другие - большие цифры. Возможно, данные занижены - в разрезе тогдашней идеологии было невыгодно показывать истинные масштабы плененных солдат и офицеров Красной Армии. Вполне вероятно и обратное: данные явно завышены с целью придать масштабность Павлоградскому восстанию. - Авт.)

Секретарь Павлоградского подпольного горкома партии А.П.Караванченко в своих воспоминаниях приводит дополнительные сведения: «Группа Кузьмы Шлеги напала на эсэсовский конвой и освободила 300 человек».

В другом месте: «На помощь подпольщикам из сел прибыло свыше 500 человек». Все они влились в ряды восставших.

Мы попытались найти точный ответ: сколько же человек участвовало в разгроме павлоградского гарнизона оккупантов - 500, 1800 или более 3000 человек? С каждым новым боевым эпизодом эти цифры росли: из местной тюрьмы освободили большую группу подпольщиков, среди которых в камере смертников находился поэт Николай Шуть. Все освобожденные, кто мог держать в руках оружие, присоединились к восставшим.

Ожесточенные бои развернулись за центр города, где были сосредоточены административные и карательные органы фашистов. В их разгроме участвовали большие силы восставших во главе с П.О.Кравченко, С.С.Прибером, К.В.Рябым - непосредственными руководителями отряда восставших. Боевым группам И.Т.Белого и Ю.И.Осьмиченко удалось окружить штаб 104-го итальянского полка и взять в плен две роты солдат.

Более суток длился бой на улицах города. На рассвете 17 февраля 1943 года в город ворвались части 35-й гвардейской стрелковой дивизии 4-го гвардейского стрелкового корпуса - Павлоград был полностью очищен от оккупантов.

Командир корпуса генерал-майор Н.А.Гаген телеграфировал в Москву об освобождении Павлограда, исключительно большом значении вооруженного восстания и лично представил к наградам 14 командиров и бойцов Павлоградского подполья.

Многие отмечают: вооруженное восстание в Павлограде, освобождение города от оккупантов во вражеском тылу - единственный случай в истории второй мировой войны. Павлоград мог бы смело претендовать на звание города-героя. Мог бы, если бы вслед за восстанием не произошла страшная трагедия...

Разъяренные фашисты решили стереть с лица земли восставший город: дни и ночи с 18 по 21 февраля продолжались массированные налеты вражеской авиации на Павлоград - от города, практически, ничего не осталось...

Подтянув к городу крупные силы, 22 февраля немецкие войска перешли в контрнаступление и снова овладели Павлоградом. Почти семь месяцев продолжалась вторичная оккупация города, столько же свирепствовал и кровавый террор: было расстреляно, замучено, повешено свыше восьми тысяч павлоградцев, многих угнали на каторжные работы в Германию. Мгновенный триумф обернулся жуткой трагедией...

Оккупировав Павлоград, гитлеровцам удалось снова захватить Лозовую, Харьков, Белгород - наши войска понесли тяжелые, невосполнимые потери... Только 18 сентября 1943 года Павлоград был освобожден окончательно.

30 марта 1944 года, рассмотрев вопрос «О работе подпольного горкома КП(б)У (докладчик А.П.Караванченко)», Павлоградский горком отметил: «Восстание трудящихся Павлограда под руководством коммунистов - одна из ярких страниц истории борьбы украинского народа против фашистских захватчиков в тылу врага».

Утвердив отчет, Павлоградский ГК КП(б)У вышел с ходатайством: «1. Просим представить к правительственным наградам лучших членов подпольного ГК КП(б)У тт.А.П.Караванченко, Г.К.Яценко, П.И.Потюгова. 2. Просим обком выплатить зарплату членам подпольного ГК КП(б)У тт. А.П.Караванченко, Г.К.Яценко, П.И.Потюгову, И.И.Соколовскому за период с сентября 1941 года по сентябрь 1943 года.

Секретарь Павлоградского горкома КП(б)У Ф.Б.Зацарин».

Днепропетровский обком КП(б)У несколько расширил масштабы партизанского и антифашистского движения в Павлограде, скромно увеличил боевые трофеи и материальные ценности, переданные Красной Армии, представил секретаря Днепропетровского подпольного обкома партии Н.И.Сташкова к званию Героя Советского Союза (посмертно) - указ вышел 2.05.1945 г.

Было отмечено: «Исключительное мужество в восстании проявили Д.Г.Садовниченко, А.П.Караванченко, П.О.Кравченко, С.С.Прибер, Г.К.Яценко, И.И.Соколовский, П.И.Потюгов, К.В.Рябой и многие другие патриоты».

Обратите внимание: среди особо отмеченных всего два кадровых военных, все остальные - партийные чиновники. Анализ конкретных боевых эпизодов свидетельствует: практически все операции проводили кадровые военные, но они в свое время были в плену, а к военнопленным у партии всегда было особое отношение.

Не лучшая участь постигла и «фрау Таблер» - немки по национальности, вошедшей в доверие к гитлеровцам. Именно она похитила в жандармерии гербовую печать, типографский шрифт и 100 бланков документов на право ношения огнестрельного оружия и беспрепятственного проезда по железным дорогам. В «хозяйстве фрау Таблер» было сформировано две подпольные группы по 50 человек в каждой - они сыграли не последнюю роль в подготовке и проведении восстания. Только пройдя специальную проверку, длившуюся восемь месяцев (с 10.03.43 г. по 19.01.44 г.), К.А.Таблер освободили, признав ее... подпольщицей. Спецпроверке подверглись десятки, если не сотни павлоградцев, военнопленных, врачей, и не все ее выдержали...

Чем дальше в глубь истории уходило Павлоградское восстание, тем ярче вспыхивал над ним ореол славы. Устанавливались мемориальные доски, открывались памятники и стелы, бронзовые бюсты вдохновителям и организаторам восстания - Павлоград превратился в музей под открытым небом. Как оказалось, в этом «музее» не вся и не все - правда.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно