ТРИ КИЕВСКИХ ТЕЛЕДОМА

24 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 24 ноября-1 декабря

Киевское телевидение (с середины 60-х годов оно стало украинским) за более чем 60- летнюю историю имело три адреса...

Киевское телевидение (с середины 60-х годов оно стало украинским) за более чем 60- летнюю историю имело три адреса. До войны (с 1 февраля 1939 г. до 22 июня 1941 г.) первый телецентр еще на оборудовании так называемого «механического» ТВ («диск Нипкова») размещался в Доме Украинского радио, который тогда находился в районе нынешнего Майдана Незалежности (то здание было разрушено в военное время).

Сразу же после войны было принято решение о создании в Киеве уже на электронной базе телецентра — третьего в СССР после Москвы и Ленинграда, первого в тогдашних союзных республиках, полностью оснащенного отечественным оборудованием. К слову, постановление о строительстве телерадиодома на Крещатике, 26 подписал И.Сталин, а место его сооружения выбирал лично Н.Хрущев. Первые кирпичи в это строение на восстанавливаемой главной киевской магистрали положили пленные немцы, которых в 1949 году сменили на строительстве прекрасные специалисты из «Крещатикстроя». 6 ноября 1951 г. из студии «Б» вышла в эфир первая телепрограмма. С тех пор и вплоть до прошлого года телецентр на Крещатике, 26 верой и правдой служил Украинскому телевидению.

А на рубеже 80—90-х годов начинается история третьего Киевского теледома, известного жителям столицы Украины как «телекарандаш».

ТВ с «приоритетами наоборот»

С какого момента начинается история телевидения Украины? Когда у него «день рождения»?

В немногочисленных печатных трудах по истории украинского телевидения, в воспоминаниях ветеранов УТ по этому поводу приводятся разные даты, факты, подаются нередко противоречивые мысли и суждения. Чаще всего называют начало ноября 1951 года. Однако телевещание в столице республики зародилось еще в довоенное время. К тому же в 30-х годах велись передачи из Одессы, Ленинграда и Москвы, которые осуществлялись посредством системы механического телевидения («диск Нипкова»), или, как его еще называли, малострочного ТВ — с разворачиванием картинки на 30 строк (напомним, что ныне принятая электронная имеет 625 строк). То были эпизодические экспериментальные выдачи в эфир картинки (как правило, фотографий) без звукового сопровождения. Цель их — сугубо технико-исследовательская: анализировать принципы распространения и приема изображений на расстояние. Передачи распространялись с помощью длинных и средних волн через обычные широковещательные радиостанции (они велись поздно ночью — после окончания радиовещания), потому принимать их имели возможность любители на далеком расстоянии. Например, известны факты получения в те годы радиолюбителями Киева, Харькова и ряда других городов Украины изображения не только из Одессы, но и из Москвы и Ленинграда. Более того, с января 1939 года киевская городская газета «Большевик» уже регулярно сообщала время выхода в эфир телепередач из Москвы. «Механическое» телевидение было с технической точки зрения бесперспективным относительно передачи на расстояние качественного изображения и звука. Однако благодаря его «дальнобойности», простоте приемной аппаратуры шло «внедрение идеи телевидения».

Существуют разрозненные сообщения и о том, что еще в 1935 году в Киеве был смонтирован телепередатчик. Однако подтверждений об организации вещания через него не находим.

Старший научный сотрудник Государственного архива Киева Сергей Кармаш и журналист- киевовед Александр Богдан установили, что первая киевская телестудия-телецентр была оборудована в Доме биржи-2, на углу Крещатика и Институтской. Теперь там площадка, которая ведет к ступеням Международного центра культуры и искусств.

Упомянутый участок на углу Крещатика принадлежал Скоропадскому, который имел тут усадьбу, ее биржа и приобрела у собственника за 55 тысяч рублей серебром. Дом был разрушен, и за 90 тысяч на этом месте соорудили в стиле эклектического позднего Ренессанса дворец, который имел два этажа со стороны главной улицы — Крещатика и три — со стороны прилегающей, которая вела вверх, Институтской.

В 1938 году «Пролетарская правда» написала: «В помещении радиодома начато строительство первого в Украине телевизионного центра. Для студии и аппаратных выделено пять лучших комнат. Тут будут размещены аппаратные телецентра, грамзаписи и воспроизведения тонфильмов. Новый телецентр будет оборудован по последнему слову техники. Вся аппаратура телепередатчика с разложением изображения на 1200 элементов изготовлена Ленинградским научно-исследовательским институтом телевидения». Отмечалось, что работы должны быть завершены к большевистским октябрьским праздникам в том же году… Однако лишь в феврале следующего задействовали аппарат НИИ-9 на 30 строк с «диском Нипкова».

Изучив публикации той поры, ознакомившись с немногочисленными архивными документами, записав воспоминания ветеранов ТВ, преподаватель Института журналистики Национального университета им. Т.Шевченко Тамара Щербатюк установила, в частности, что первая официальная попытка передачи изображения в эфир из Киева была осуществлена не 10 февраля 1939 года, как это подавалось в соответствии с публикацией заметки в газете «Правда» в тот же день, а 1 февраля 1939 года. Велись передачи из миниатюрной студии, оборудованной в здании Украинского радиокомитета, который размещался до войны на улице 25 Октября, 2 (теперь это район Майдана Незалежности).

В эфир киевские телепередачи выходили на волнах радиовещательной станции РВ-9.

Что же было в программе первой телетрансляции из Киева 1 февраля 1939 года? Длилась она 40 минут. В духе того времени показали портрет пролетарского вождя Серго Орджоникидзе, передавались различные надписи (титры).

Время старта киевского телевидения выбрано не случайно: ведь 10 марта 1939 года в Москве открывался XVIII съезд ВКП(б), в резолюции которого о третьем пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР (1938—1942 гг.) записано: «Построить в ряде крупных городов телевизионные центры». Посему украинские большевики и торопились рапортовать всесоюзному собранию однопартийцев о досрочном выполнении этого задания. Более того, как отмечалось в распространенном 8 февраля информационном сообщении Фотохроники официального правительственного агентства РАТАУ, «при Украинском радиокомитете построен телевизионный центр, который в ближайшее время начнет действовать». Условия работы в этом приспособленном к потребностям «дальновидения» помещении были очень тяжелыми: ведь луч «бегал» по лицу выступающего, картинка мерцающая и низкой резкости, все в зеленых тонах. Размер экранчика — с почтовую открытку. Подобное изображение было в середине 30-х годов и на Шаболовском телецентре. И в Москве на улице 25 Октября (бывшей Никольской), и в Киеве на улице с таким же «революционным» названием было одно и то же действующее лицо — главный режиссер Московского телецентра А.Степанов, который с группой инженерно-технических и творческих телеработников Москвы и Ленинграда помогал киевлянам вводить собственное экранное вещание. Однако при этом нужно подчеркнуть и существенную разницу между тогдашним техническим состоянием ТВ в «первопрестольной» Москве или в «колыбели революции» Ленинграде и в «матери городов русских» Киеве. В столице Украины в начале февраля 1939-го была осуществлена только первая экспериментальная передача, а газета «Правда» поспешила заверить, что «результаты ее удовлетворительны». Во всесоюзной столице всего лишь месяцем позднее уже начались регулярные телевизионные передачи Московского телевизионного центра на Шаболовке на электронной базе. Передача 10 марта длилась полтора часа. Она принималась на 100 телевизоров, которые имели кинескоп с экраном размером 23 см. Это было на то время величайшим достижением, поскольку «механический» способ обеспечивал изображение на экранчике размером 5 см. Передача велась на ультракоротких волнах. Режиссером был Александр Степанов.

Обратим внимание на такой факт: то, что, по высказываниям центрального органа партии большевиков газеты «Правда», было «вполне удовлетворительным» для киевских телезрителей, для московской и ленинградской публики уже стало принципиально пройденным этапом. Поскольку еще в 1938 году была введена в действие станция высококачественного на то время стандарта электронного телевидения в Ленинграде (с разложением картинки на 240 строк) и в Москве (343 строки). Разработанная же под руководством профессоров А.Лурье и В.Однодолько (Всесоюзный научно- исследовательский институт телевидения, или иначе — так называемая «девятка»: НИИ-9) аппаратура на 30 строк с «диском Нипкова» специально для Киевского телецентра была едва ли не последней в мире данью «механическому» телевидению. Эту «новинку» не спасло даже виртуозное искусство специалистов, которые создали лабораторный телекинопередатчик со сложной зеркальной системой разложения изображения на 441 строку для демонстрации кинофильмов, которую Лурье намеревался со временем установить на Киевском телецентре. И хотя такая система могла бы обеспечить наивысшую в ту пору четкость изображения, однако ее работа отличалась значительной нестабильностью из-за высокой скорости вращения устройств, которые обеспечивали разворачивание картинки (то телевидение все же было «механическим»). Поэтому сам Лурье с горькой усмешкой вспоминал, что ему принадлежит «приоритет наоборот» — именно он был последним из тех, кто занимался проектированием оптико-механических телесистем. А нам вдвойне обидно, что для отсталого с технической точки зрения эксперимента на ниве ТВ в Советском Союзе тогда была выбрана именно Украина. Не спасает ситуацию и осознание того, что наша республика входила в перечень первого десятка стран мира, где еще до войны зародилось телевидение.

Однако этот первый всплеск на ниве украинского телевидения резко прервался 22 июня 1941 года войной. Здание Украинского радио, где размещался и Киевский телецентр, было среди первостепенных объектов бомбардировки на картах фашистских летчиков. Оно было разрушено уже осенью 1941 года взрывом авиабомбы.

В центре Крещатика

После освобождения от фашистской оккупации одним из первых в Киеве поднимался из руин Крещатик. Он был объявлен всенародной стройкой. Помним слова Тычины:

«Люба сестронько, милий братику,

Попрацюємо на Хрещатику!»

Тогда любили и отдавали должное эфирному слову. Потому одно из почетнейших мест на обновляемой центральной магистрали столицы Украины было отдано зданию Украинского радио. Оно возводилось на месте взорванной во время войны бывшей радиотрансляционной станции и части довоенного здания филармонии. Через пять месяцев после окончания войны было принято правительственное постановление «О мерах по развитию телевидения», где предусматривалась очередная реконструкция Московского телецентра с переводом на современный стандарт в 625 строк и говорилось о строительстве телецентров в Ленинграде и Киеве (газ. «Известия», 12 октября 1945 г.).

Это же подтвердил принятый сессией Верховного Совета СССР 18 марта 1946 года закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946—1950 годы.

Строительство Киевского телецентра началось в 1949 году.

В Государственном архиве Киева хранится решение исполкома горсовета за №695 от 18 апреля 1949 года «О строительстве в Киеве телевизионного центра», в котором отмечалось, что «согласно постановлению Совета Министров Украины и ЦК КП(б)У от 15 декабря 1948 года начинается строительство телецентра, которое бы обеспечивало проведение студийных и нестудийных кинотелевизионных передач».

Из воспоминаний руководителя послевоенной киевской телестройки Константина Алексеева (позднее — директора телецентра, заместителя председателя Гостелерадио Украины):

«Решили строить в Киеве телецентр, возможно, благодаря Н.Хрущеву. Понимаете, потому что он посмотрел: в Москве телевидение работает, в Ленинграде — тоже. А чем Украина хуже? И вот благодаря ему Сталин и распорядился выделить для строительства 43 миллиона рублей — на то время это были большие деньги…

…Когда шло строительство, то не было дня, чтобы я не бывал в ЦК партии или в Совете Министров. Ежедневно отчитывался… Давили? Ха, не то слово!..»

Был спроектирован и сооружен большой телевизионный павильон (студия «А») на 270 кв. м, однако сначала введен в строй малый (студия «Б») на 150 кв. м. В отличие от Шаболовского телецентра в Москве, киевский оборудовался исключительно отечественной аппаратурой. И дело тут не в ультрапатриотизме.

Оборудование для реконструкции Московского телецентра поставлялось еще согласно заключенным во время войны контрактам с американской фирмой «Радио корпорейшн оф Америка», которое было создано на современной основе «отцом электронного телевидения» Владимиром Зворыкиным (эмигрантом из послереволюционной России). На момент же сооружения телецентра в Киеве в разгаре была «холодная война», и всякий контакт с американскими телевизионщиками прервался. Таким образом, пришлось изобретать все свое, благодаря чему послевоенный Киевский телецентр стал пионером в области техники ТВ не только в СССР, но и в Европе. В частности, он был первым, который с нуля создавался уже с разворачиванием изображения на 625 строк (этот разработанный еще в годы войны в СССР стандарт вскоре был принят в Европе и большинстве стран мира).

Что же касается даты «второго рождения» телевидения в Киеве — тут у разных авторов много разночтений.

Одни называют первым днем передач 5 ноября 1951 года, другие — 6 ноября. По мнению третьих, пуск Киевского телецентра состоялся годом позже. Приводятся и различные данные о количестве первых телевизоров в Киеве — 150, 600, 4000.

Изучение архивных материалов, беседы с ветеранами киевского ТВ дают основание сделать вывод, что днем послевоенного возрождения телевидения в Киеве следует считать 6 ноября 1951 года, а первой официальной передачей — демонстрацию художественного фильма «Велика заграва». Ясное дело, что в преддверии 34-й годовщины Великого Октября, которой посвящался пуск третьей в СССР — после Москвы и Ленинграда — и первой в союзных республиках студии телевидения, только и мог быть показан такой «революционный» фильм.

Хотя технический персонал устроил накануне, 5 ноября, и свою «премьеру»: на телекиноустановке во время технической пробы был «прокручен» художественный фильм «Алитет уходит в горы», созданный по мотивам популярного в те времена романа Тихона Семушкина. По этому поводу инженер Михаил Фетман вспоминал: «Первый фильм мы долго выбирали. И остановились на ленте «Алитет уходит в горы». Ничего тут с политической точки зрения не было, а просто фильм подходил нам по плотности пленки и техническому качеству». Киномонтажница Ольга Чернова добавила: «Начали демонстрацию этого фильма. Хорошо прошел. Все его посмотрели, все были так счастливы. Боже мой — родилось наше телевидение!» А кто-то из участников того первого киевского телесеанса скаламбурил: «Теперь от «Алитета» и Украинское телевидение пойдет вверх!».

Кстати, с этой октябрьской годовщиной у Украинского телевидения связано еще одно событие. Исследователь УТ Валерий Цвик пишет: «Еще не были оборудованы студийные павильоны. Еще не были утверждены штаты творческих работников. Но 7 ноября с помощью передвижной телевизионной станции (ПТС), за пультом которой находился не телевизионный инженер, а инженер-связист, был показан парад войск и праздничная демонстрация трудящихся в честь 34-й годовщины Великого Октября. В то время в Киеве было 662 телевизионных приемника».

Такая трансляция действительно была осуществлена в тот день. Причем приоритетно, поскольку первый октябрьский репортаж с Красной площади в Москве состоялся лишь в 1956 году. Однако в приведенной цитате есть одна существенная неточность: никакой ПТС не было (в Киеве первая передвижка появилась в мае 1954 года). Способствовало же такой оказии… местонахождение Киевского телецентра. Как известно, тогда он располагался на Крещатике, 26. В 1951 году фасад облицованного белым станиславским известняком четырехэтажного строения выходил непосредственно на главную столичную магистраль. Перед ним не было зданий сельхозминистерства, магазина «Мистецтво», возведенных позднее. Первые послевоенные киевские телевизионщики (нужно отдать им должное — люди смелые и рисковые) выкатили две телекамеры на Крещатик и включили их в эфир во время парада и демонстрации. Конечно, не работали ни операторы за камерами (на их местах стояли техники), ни режиссер за пультом, ни комментаторы. Скорее это можно считать «техническим прогоном» (есть у телевизионщиков такой термин) с выходом в эфир. Однако факт осуществления в тот день внестудийной первотрансляции в Киеве остается неопровержимым.

Что же касается количества телевизоров — «КВН-49» с наполненной дистиллированной водою линзой перед небольшим экранчиком или «Ленинград Т-2», то, действительно, в ноябре 1951 г. у киевлян их было 662. На улице Ярославской, 32 открылась тогда первая специализированная мастерская, которая регистрировала и подключала телевизоры (это радиотелевизионное ателье, конечно «модернизованное», существует до сих пор). Известно имя первого клиента, который зарегистрировал тут свой телеприемник, — полковник в отставке С.Федоровский. Кстати, «прописка» телевизоров была обязательной, поскольку за пользование аппаратом абонент должен был платить по 10 рублей в месяц (этот налог отменили лишь в 1961 году, когда проходила хрущевская денежная реформа).

Из телевизионных историй начала 50-х годов чрезвычайно интересной видится связанная с замыслом сооружения телецентра, ныне известного под названием «Останкинский». Для нас она представляет интерес еще и потому, что идея эта родилась … в Киеве! Во второй половине 1953 года известный разработчик телевизионной техники С.Новаковский, начальник отдела телевидения Министерства связи СССР Ф.Большаков и председатель Украинского радиокомитета Н.Скачко подали тогдашнему руководителю Всесоюзного радиокомитета А.Пузину предложение относительно сооружения в Москве многопрограммного телецентра, который состоял бы из 15—20 студий, технической базы создания телекинофильмов, внестудийного вещания и передающей радиостанции на 10—15 каналов и антенной башни высотой 500 метров (такая башня должна была обеспечить надежный прием телепрограмм на расстоянии не менее 120 км от Москвы). Представьте себе всю смелость замысла, если принять во внимание, что тогда в СССР было лишь три телестудии, каждая из которых вещала несколько часов на одной программе, да и то не каждый день. Два из трех авторов проекта были специалистами по проблемам телевизионной техники. Особенно следует остановиться на личности Николая Артемовича Скачко, который сразу после освобождения Киева от немецко-фашистских захватчиков возглавил Укррадиокомитет и руководил системой республиканского радио и телевидения свыше 30 лет (!). Это под его началом развивалось послевоенное радио и ТВ в Украине. И, бесспорно, в «останкинском» проекте именно он был разработчиком программной концепции. Правда, ни в 1953-м, ни в следующем году у высшего руководства СССР не доходили руки до телевизионного проекта: «обставлялась» после смерти Сталина сама власть в Советском Союзе. Но 15 июля 1955 г. при содействии Н.Хрущева было принято постановление правительства СССР о строительстве в Москве нового телецентра и самой высокой в мире башни. Началось неспешное их проектирование. И лишь когда на горизонте замаячила «круглая дата» — 50-летие Великого Октября, практические работы существенно активизировались.

А как же дальше с 50-х годов развивалось телевизионное строительство в Украине? Естественно, первостепенно встал вопрос о «домашнем экране» в «первой пролетарской столице Украины» — Харькове. Кстати, тамошние энтузиасты под руководством инженера В.Вовченко еще в начале 1951 года создали городской любительский телецентр и вели пробные передачи. Одновременно под студии и аппаратные переоборудовались некоторые помещения в сооруженном еще в 30-е годы модерновом комплексе Госпрома. В 1955 году его высотную башню увенчала антенна — и с тех пор начала действовать вторая в Украине студия телевидения — Харьковская. А затем разворачивается бурная телефикация республики. Правда, следует отметить, что четкие критерии размещения программных телецентров по территории Украины в середине 50-х годов еще не были разработаны. Так, М.Пащин в начале 1955 года писал: «В Украинской ССР заканчивается строительство телецентра в г. Сталино (ныне Донецк.— И.М.). Днепропетровск, Одесса, Львов и Ялта также будут иметь свои телецентры, а Чернигов, Запорожье, Ворошиловград (ныне Луганск. — И.М.) и Кривой Рог — ретрансляционные станции, которые свяжут эти города с отдельными телецентрами». В Крыму вначале планировалось создать телестудию не в областном центре Симферополе, а в курортной Ялте (возможно, за образец брался аналогичный подход «старшего брата»: строительство телецентра в Пятигорске и отсутствие его в столице края Ставрополе). В конце концов победило мнение в пользу Симферополя. Хотя одновременно в другом конце полуострова, в Керчи, таки создали миниатюрный примитивный телекомплекс, который несколько лет выходил в эфир. Подобным же образом существовало телевидение в Конотопе (1961—1968 годы).

На этом этапе телефикации программные телецентры неравномерно размещались на территории Украины. Они строились главным образом в крупных индустриальных центрах, к тому же (особенно в 50-е годы) — преимущественно на востоке и юге республики. Собственным телевидением длительное время была обделена такая большая область, как Полтавская. И совсем был исключен из планов собственного телепроизводства огромнейший регион на запад от Киева (Житомир, Винница, Хмельницкий, Ровно, Тернополь, Луцк). Возможно, это объясняется тем, что вопросы об открытии всякого органа массовой информации (от заводской многотиражки, «вечерки» до телестудии включительно) решались исключительно в ЦК КПСС. Наверное, московские идеологи считали, что неспокойному западу Украины достаточно и двух-трех телестудий на 10—12 областей. Собственное телевидение в этих областях появилось лишь в начале 90-х годов.

Другой путь телефикации — это прокладка магистралей связи (радиорелейных и кабельных линий) и введение в строй новых телевизионных ретрансляторов (РПС). Однако и при строительстве связующих линий подачи телепередач не все оказалось в порядке. Исходя из так называемой «хозяйственной целесообразности» прокладка телемагистралей нередко планировалась без учета не только местных интересов, а и потребностей республики в телефикации. Приоритет принадлежал тем строениям связистов, которые обеспечивали в первую очередь расширение подачи программ Центрального телевидения. Так, еще в 1959 году по территории Запорожской области прошла союзная РРЛ Москва—Тбилиси. В Мелитополе был сооружен мощный ретранслятор, через который передавалась только программа ЦТ, и до 1970 года не было возможности ретранслировать ни передачи УТ, ни областной Запорожской студии. Несколько ранее УТ пришло на экраны жителей приморского города Бердянска той же Запорожской области. Однако республиканскую РРЛ туда провели со стороны Жданова (Мариуполя), и бердянцы смотрели передачи из Донецка, но не видели телевыпусков из своего областного центра. И таких примеров «телевизионной путаницы» немало. Особенно это сказалось после провозглашения государственной независимости Украины, когда появилась насущная потребность перекоммутировать всю телевизионную сеть нашего государства так, чтобы программы УТ из столицы могли смотреть жители всех домов.

Телевидение начиналось во всем мире как сугубо региональное, было исключительно местным. Лишь с созданием кабельных и радиорелейных линий, с появлением спутниковой связи оно преодолело тысячекилометровые просторы, объединив человечество, по выражению канадского теоретика электронных масс-медиа М.Маклюэна, в единое «глобальное село».

Реалии и мифы «телекарандаша»

Бурное развитие телевидения уже в 60-х годах (значительное увеличение объемов вещания, введение новых программ и каналов, переход на видеозапись, приход на «домашний экран» цвета) привело к тому, что в старом телецентре стало тесно. Начали срочно «перекраивать» здание на Крещатике, 26 — создавать новые студии, оснащать аппаратные видеозаписи и монтажа, вытесняя при этом «на задворки» Украинское радио.

Таким образом, уже в начале 60-х годов встал вопрос о сооружении в Киеве нового аппаратно- студийного комплекса (АСК) в сочетании с высотной телевышкой. 28 июля 1960 г. тогдашний министр связи УССР Г.Синченко утвердил согласованное с союзными инстанциями «Техническое задание на строительство нового трехпрограммного телевизионного центра в г. Киеве». Этим документом предусматривалось: передающий телерадиокомплекс на 2 черно-белые и 1 цветную программы и 3 программы радиовещания с вышкой соорудить на Сырце, а вот АСК — совсем на другой площадке (как было отмечено в техзадании — «в городе», на расстоянии 8—10 километров от телевышки). По свидетельствам участников тех событий, строительство нового киевского телецентра вначале планировалось осуществить на месте бывшего ипподрома (это приблизительно в районе кинотеатра «Звездный»). Но что-то помешало реализации такого замысла, и вскоре там выросли комфортабельные дома для партноменклатуры.

Через два года тот же министр Г.Синченко 2 октября 1962 г. утверждал протокол заседания технического совета Министерства связи УССР, которым предусматривалась возможность дальнейшего развития передающего комплекса до 5 ТВ-программ и 4 радиопрограмм, создание на АСК 5 студий общей площадью 2500 кв. м. А вот относительно расположения вышки с передатчиками и помещения самого телецентра, то на этот раз специалисты признали необходимым реализовать «первый совмещенный вариант с допустимым разнесением, при необходимости, АСК от УКХ-радиостанции не более 1 км, возле областной больницы по ул. Мельникова и бывшего еврейского кладбища».

В связи с этим техсовет рекомендовал «просить для строительства телецентра выделить участок около 15 га». Вот так было решено возвести новый Киевский телецентр… на костях! К тому же в зоне повышенного радиоизлучения передатчиков, что потом потребовало специальной защиты строения (особенно его широченных окон со стороны телевышки).

Эти два строения планировалось возвести в такой последовательности: в 1961—63 гг. — телевышку с передатчиками, в 1963—66 гг. — АСК. Однако реализации этого замысла помешали амбициозные планы союзного «центра»: ведь именно в это время в Москве началось возведение самой высокой в мире Останкинской телебашни и крупнейшего в Европе Останкинского телецентра.

Таким образом, возведение 380-метровой киевской телевышки на Сырце отложили на десятилетие, а с телецентром и вообще вышла катавасия. Когда в «первопрестольной» осенью 1967 г. устроили все свои «останкинские дела», как будто дошли руки и до киевского телекомплекса. Были выделены средства на этот проект. Однако высшие украинские партгосчиновники с завистью посматривали еще на одну тогдашнюю московскую новостройку: возведенный в Кремле модерновый «куб» Дворца съездов. И решили, что сначала нужно позаботиться о престижном месте для собраний партпобратимов (Октябрьский дворец культуры казался для этого уже маловатым!). И средства были «переброшены» на сооружение Дворца культуры «Украина»…

В конце концов, только в 70-х годах началось проектирование нового киевского АСК. Генеральным разработчиком нашего телекомплекса стал московский институт «Гипросвязь» союзного Министерства связи. Но когда рабочие чертежи были уже готовы, со своими московскими коллегами в жесткую конфронтацию вступили киевские зодчие во главе с известным архитектором, автором застройки центральной площади столицы Украины О.Комаровским. Они разгромили проект москвичей. Снова дебаты, споры, задержка… Наконец пришли к компромиссному решению: не нарушая технологической части, разработанной «Гипросвязью» (а то был всесоюзный монополист относительно разработки технологической части телецентров на территории всего СССР), поручить «Киевпроекту» предложить вариант симметричного решения телекомплекса с высотным редакционным корпусом в центре сооружения. Сформировался авторский коллектив в составе архитекторов Е.Сафронова, О.Комаровского, А.Зыбина, В.Гаврилюка, Ю.Мельничука, конструктора М.Панича и группы других специалистов. Созданный ими новый проект был одобрен. Но за всеми теми хлопотами истекло еще почти десятилетие!..

К реальному строительству нового Киевского телецентра по проекту-2 (первый — времен середины 60-х годов — безнадежно устарел) приступили лишь в 1983 году, спустя почти четверть столетия!

И тут стоит рассказать еще об одном мифе. А собственно говоря, зачем был Украине такой громадный телецентр? Уже на момент начала его сооружения на Крещатике, 26 было 5 студий да еще и на кинотелепроизводственном комплексе «Укртелефильм» на Левобережье столицы было введено два съемочных павильона по 600 кв. м каждый. Импортные монтажные видеозаписи занимали в несколько раз меньшие производственные площади, чем отечественные видеоаппараты «Кадр ЗПМ»… Тогда зачем было начинать в 1983 г. сооружение на Сырце гигантского телекомплекса? Существует такая версия, что новый АСК создавался не столько для Украины, а скорее как запасной телецентр… для всего европейского «соцлагеря». Ведь события «бархатной революции» 1968 г. в Чехословакии, когда Пражский телецентр стал одной из опорных точек оппозиции, засвидетельствовали незаурядную роль «домашнего экрана» во время радикальных изменений политического климата на континенте.

Или другой факт: визуальным образом чрезвычайного положения, введенного в Польше генералом Ярузельским в середине 80-х годов, стал теледиктор в военной форме. Поэтому высшее советское партруководство брежневской поры и подумывало о том, чтобы непосредственно с территории СССР предоставлять эфирно-экранную спецпомощь товарищам по соцлагерю. Такие телерадиообъекты должны были размещаться поближе к западным границам Советского Союза: для телепроекта лучше всего подходил Киев, для радио — хотя бы тот же Кишинев (кстати, именно там синхронно сооружался гигантский как для Молдовы радиокомплекс). При современных системах связи доставлять с этих «точек» теле- или радиопрограммы на соседнюю «мятежную» территорию (при необходимости — в соответствующей национальной «упаковке») не составило бы труда.

Или еще и такое: телекомплекс на Мельникова, 42, кроме потрясающих размеров наземных сооружений, имеет еще и развитую подземную инфраструктуру, в том числе и «убежище» для работы достаточной по количеству бригады творческих и технических работников в условиях «особого периода». Кроме того, в те же 80-е годы под Киевом сооружался телебункер, который мог бы в тот же «особый период» подменить Киевский телецентр как «запасной центр вещания».

Действительно ли АСК на Сырце должен был выполнять стратегическую роль в московских экспансионистских планах идеологического «замирения» соседей — это с развалом СССР так и осталось тайной, что-то наподобие сверхсекретных директив из «особой папки» Политбюро ЦК КПСС.

И все же новый супердом Украинского телевидения, первая очередь которого была введена в строй 30 декабря 1992 г., переоснащенный в 1997—99 гг. современной электронной телетехникой стоимостью ,5 млн. за счет «связанного» японского кредита, действует. Для образного представления разницы в масштабах предыдущего телевизионного хозяйства (на Крещатике, 26) и нового (на Мельникова, 42) можно воспользоваться таким сравнением: с одной стороны — паровой движок, с другой — турбинный миллионщик. Задачи одинаковые, мощности несравнимые. Включив счетчик новых измерений возможностей телевидения, следует позаботиться о высоком напряжении творчества. И пусть новое лицо Украинского телевидения высвечивается на экране не бледными очертаниями невыразительности, а ярким огнем оригинальной творческой мысли.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно