ПЛАТА ЗА ТАЛАНТ

21 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

Актеров нельзя не любить. Их и любят. Практически все. Но вот насколько уважают их труд — это уже, как говорится, большой вопрос...

Актеров нельзя не любить. Их и любят. Практически все. Но вот насколько уважают их труд — это уже, как говорится, большой вопрос. Если судить по социальному положению актеров в нашем обществе, то ответ на него будет однозначно отрицательным. Ведь уважительное отношение предполагает совершенно иной уровень оплаты актерского труда. За последние полтора десятилетия открыты все тайны в вопросе о материальном существовании любимцев муз театра и кино. Устойчиво существовавшее в обществе мнение о больших актерских заработках оказалось еще одним мифом системы, в которой мы существовали.

Но вот наступили новые времена. А с оплатой актерского труда почти все осталось по-прежнему. Общество продолжает относиться к актерам как к неквалифицированной рабочей силе. Пренебрежение это досталось от предыдущей системы — актерам по окончании института платили всего лишь на десятку больше минимальной зарплаты. Таким образом людей с высшим образованием после получения диплома тотчас же низводили до уровня уборщицы. Правда, примерно так же оценивался и труд врачей и инженеров. Компания в общем-то приличная. У того государства это было целенаправленной политикой по отношению к интеллигенции. Она всегда вызывала у него подозрение, поскольку была наделена способностью думать. Так вот, чтобы она не очень о себе мнила, ее сразу же после вуза — и в нищету. Сидя в яме, сверху можно было услышать требовательное «с кем вы, мастера культуры?» и настойчивое напоминание о долге перед народом. В той системе и лозунг был соответствующий: незаменимых людей не существует. Повсеместное его насаждение произросло пренебрежительным отношением не только к людям искусства, а ко всем сущим. Лицемерно твердя об уважении к деятелям искусства, в том числе и к актерам, удостаивая их высокими званиями и наградами, «избирая» в ничего не решающие высшие органы власти, та система враз обнаружила свое подлинное отношение к актерам, стоило только Соединенным Штатам Америки избрать Рональда Рейгана своим президентом. Что тут началось! «Да он же актер. Они там что — уже ничего не понимают? Ну он им напрезиденствует!» Имелось в виду, что актер по определению является личностью умственно ограниченной. Между тем принадлежность к актерской профессии Рейгану не повредила, а скорее помогла. Увы, это мало кого научило, в частности, в нашей стране. Стоит актеру занять место в министерском кресле, как тут же слышится пресловутое: «Да он же актер! Ну, он им наиграет». Что тут сказать? Более примитивное понимание сущности актерского труда найти трудно. При взгляде на актеров как на гримасничающих лицедеев с развитой мимикой и недоразвитым интеллектом их нищенские зарплаты вообще могут казаться чудовищно разбухшими. Но оскорбительное упрощение далеко не всегда определяло отношение к актерскому труду и, соответственно, его оплату. Вот лишь некоторые примеры.

Михаил Семенович Щепкин, гениальный актер российской сцены, служивший в Малом театре, на свою зарплату мог содержать около двух десятков домочадцев и еще столько же ежевечерне приглашать к себе на ужин. В доме М.С.Щепкина было принято к актерскому застолью готовить капустный пирог, запекая в него всевозможные сюрпризы для гостей, — отсюда и название «капустник». Василий Иванович Качалов, ведущий актер труппы Московского Художественного театра, получал жалованье, равное жалованью генерал-губернатора Российской империи.

Не правда ли, достаточно убедительные примеры высокой оценки актерского труда? Скажут, так это же в России. Хорошо, обратимся к истории украинского театра, развития которого в условиях царской России старались не допустить, опасаясь роста национального самосознания. Так вот, в этих условиях ведущая актриса труппы корифеев Мария Константиновна Заньковецкая получала годовое жалованье в размере 12 тысяч рублей. Для ориентации читателя напомню, что, к примеру, в пьесе И.Карпенко-Карого «Хозяин» главный герой покупает многотысячное стадо по 75 копеек за овцу. Делайте выводы, насколько достойно оплачивался актер в угнетаемом украинском театре.

Нынче мы вроде хотим развивать национальное искусство, но при этом считаем возможным молодому актеру, получившему высшее образование, платить 140 гривен в месяц. Даже достигнув наивысшего признания, удостоившись звания народного артиста Украины, актер областного драматического театра получает 225 гривен. Таково нынче отношение к тем, чья творческая уникальность является неоспоримой. Сознание, для которого рабское положение людей является нормой, тут же выдаст возражение в форме расхожего «творец должен быть голодным». Что-что, а циничные банальности у нас в широком хождении. Считать голодное состояние человека не только приемлемым, но и желанным — это ли не дикость?

В действительности все обстоит совершенно иначе. Творчество предполагает особое беззаботно-радостное состояние души, ощущение внутренней раскрепощенности и независимости. Но откуда всему этому взяться, если сжимает тебя немилосердный пояс безденежья. Он продуцирует одно — угнетенность, подавленность. Даже если сознательно пытаешься от него избавиться, он проникает в подсознание и уже оттуда вершит свою разрушительную работу. В подтверждение этому сошлюсь на эксперимент, проведенный десятилетия три тому назад.

Психологам было предложено составить характеристики людей исключительно по фотографиям. Психологи не знали этих лиц. Но на одних были запечатлены наши, тогда еще советские актеры, а на других — зарубежные. Так вот, психологи, еще раз подчеркну, впервые увидевшие лица людей на фотографиях, выделили советских актеров по тому признаку, что в их лицах не удалось прочесть уверенности в себе, внутреннего достоинства и душевного покоя. Увы, спустя годы мы продолжаем оставлять за собой подобное выражение лица. Поэтому нас так легко узнают на Западе. Поэтому и мы так легко узнаем приехавших оттуда иностранцев. Сказывается ли это на творчестве? Несомненно. Сказывается сейчас, сказывалось и раньше. Опять обращусь к М.Щепкину, чье творчество связано не только с российской, но и с украинской культурой.

Однажды царь Николай І, беседуя с актером (обращу внимание — первое лицо государства беседует с актером!), поинтересовался: отчего это французские актеры играют так легко, раскрепощенно и отчего так тяжела исполнительская манера актеров российских? Щепкин ответил емко и мудро: «А вы освободите, Ваше императорское Величество, подданных от крепостного права и от дум о куске хлеба, и наши будут не хуже французов».

Хорошо, однако, ответил актер Михаил Семенович Щепкин!

Мы часто ссылаемся на пример развитых государств Запада. В этом есть своя польза. Так вот, если брать социальное положение наших актеров и американских, то выглядит это действительно как спецподборка для приснопамятной рубрики «два мира — две системы». Только с огромным минусом не в нашу пользу. Общеизвестно, что главная статъя расходов в создании американских фильмов — это оплата труда актеров. Суммы гонораров отдельных американских звезд давно уже составляют восьмизначные числа.

Позволю себе утверждать, что уровень профессиональной работы наших ведущих актеров нисколько не ниже уровня их зарубежных коллег. У нас есть удивительно талантливые актеры. Нисколько не сомневаюсь, что, допустим, такого мастера своего дела, как Анатолий Хостикоев, не имеет ни одна страна. Он уже давно достиг актерской мудрости, находится в уникальной физической форме. Не сомневаюсь, что, засветись он на Западе, быть бы ему и там в числе первых. Это большой талант. Сказал бы «большущий», если бы он сыграл свою Главную Роль. Она у него, хочется верить, еще впереди.

Как выпускника нашего института мы пригласили его на встречу со студентами. Зал трещал, А.Хостикоев был великолепен в своей щедрой самоотдаче и искренности. Но встреча эта могла и не состояться. В этот день А.Хостикоев возвращался с творческой встречи в другом городе, благо, что успел вовремя. И подумалось: сколь многое изменилось за последнее десятилетие, а актеры все так же вынуждены зарабатывать себе достаток унаследованными от советских времен творческими встречами. Да такой актер, если его оценивать по западным меркам, должен быть в числе особо богатых людей страны. Потому что он — Талант. Именно с большой буквы. А Талант в обществе, которое хочет называться цивилизованным, — это национальное достояние и гордость, он явление редкостное, уникальное, его надо беречь, он не может работать бесконечно много. И не потому только, что эта работа требует определенных мер безопасности для здоровья, но и во имя будущих и нынешних актерских работ. Чтоб они вызрели, актер должен быть в меру разгружен.

Напомню об одном поучительном распоряжении по Художественному театру: «Актера И.Москвина освободить со вторника от репетиций, т.к. в четверг он играет роль царя Федора» (заглавная роль спектакля). Руководители того театра понимали: чтобы выйти на сцену и быть способным потрясти зрителя, надо что-то накопить. Без невидимого зрителю специального настроя души и накопления энергетики достичь взлета творческого духа невозможно. Наши же актеры день-деньской в бегах. Из театра на телевидение, оттуда — на киносъемку, с утра хорошо бы успеть записаться на радио или на озвучке. Бегают, потому что должны как-то прокормиться, во что-то должны одеться сами и одеть своих детей. Ты актер, ты должен выглядеть, соответствовать, ты на виду.

Но «служенье муз не терпит суеты». Она губительна для содержательности творчества. И вот смотришь, а подлинных творческих откровений все меньше, о ролях созданных, а не сыгранных и говорить затруднительно, до настоящей глубины добираемся все реже. Потому как некогда остановиться и сосредоточиться. Пресловутый анекдот об актере, отказавшемся от голливудского контракта только потому, что у него впереди новогодние елки, кажется скорее печальным, нежели смешным.

В начале тридцатых годов великий К.Станиславский готовил письмо в правительство, в котором остро ставил вопрос о недопустимости перегрузки актеров, грозящей их здоровью и потерей театром художественного уровня. Тогда к Станиславскому прислушались. Художественному театру действительно был создан разумный режим существования. Это касалось и окладов, и отпусков, и санаторного лечения. Кто подумает сейчас о наших актерах? Благо, если есть такой энергичный и заботливый директор, как Марк Бровун в Донецком областном драматическом театре им.Артема. Ну а на государственном уровне, чтоб это касалось всего актерского цеха? Или же опять напомнят о необходимости бескорыстного служения искусству? Уж больно крепко наше сознание замешано на демагогии. Но вернее все же исходить из другого — все в этом мире имеет свою цену, в том числе и бескорыстие. Коль скоро мы поставили своей целью построение цивилизованного общества, то должны принять его норму отношения к актерскому труду. Каждый год в июле у стен нашего театрального института — подлинное столпотворение. Идет очередной прием студентов. Из сотен мы выбираем единицы. Но избранные счастливчики еще не знают, в каком режиме осуществляется обучение студентов актерского отделения. Между прочим, это достаточно интересная информация, особенно в контексте нашего разговора.

После обязательных лекционных занятий наши студенты не расходятся кто куда. Начинается вторая половина рабочего дня — индивидуальные занятия. По мастерству актера, по сценической речи, по вокалу. Заканчиваются эти занятия по большей части к девяти часам вечера. Таков режим работы четырехлетнего срока обучения. Иначе не получается. Несомненно, нагрузка огромная. Добавьте к этому еще и задания на самостоятельную работу. Порой мне самому невдомек, как студентам удается все выполнять. Уверен, что человек, не зараженный бациллой актерства и огромным стремлением утвердить себя в профессии, в этих условиях взвоет едва ли не на следующий день. А более практичный или циничный тут же и заявит: «Да чтоб я за такие деньги в будущем так горбатился?!»

Всем нам, пользующимся общественным транспортом, примелькались объявления в троллейбусах о наборе на курсы водителей. Учиться всего-то полгода, а зарплата сразу же такая, что большинству актеров до нее за всю творческую жизнь не добраться. Много вопросов возникает при чтении этих объявлений. Вопросов безответных. Главных среди них два: почему в нашем обществе намного выгодней не иметь таланта и почему за его наличие следует платить убожеством существования?

На встрече со студентами нашего института в октябре побывал руководитель театра из израильского города Хайфа. Беседа была интересной и содержательной. Она касалась различных вопросов театрального бытия. Поинтересовались студенты и уровнем оплаты актеров в израильском театре. Их вовсе не поразил факт получения начинающим актером тысячи долларов ежемесячно. Уровень наших студенческих стипендий приучает к цифрам иного порядка. Студенты понимают, что наше государство на сегодняшний день такой уровень оплаты обеспечить не может.

Конечно, людей, довольных своей зарплатой, всегда будет меньшинство. Но от человека, которого постоянно подавляют обстоятельства жизни, трудно ожидать взлетов вдохновенной радости и озорства, искристой изобретательности и душевной бодрости. А между тем, это основные составляющие актерского труда. Обратите внимание, что великие актерские создания украинского театра —образы людей угнетенных и растоптанных. Не потому ли, что нашему актеру это очень близко. Но вот с людьми иной судьбы, иного мироощущения у нас явная закавыка.

Наши студенты давно уже привыкли, что в неактерской среде от них чаще всего ожидают чего-нибудь смешного, этакого коленца или фразы. Дескать, раз уж ты актер, так давай, покажи что-нибудь, посмеши. Ладно, если это подвыпивший родственник, от него можно как-то открутиться. Но если государство постоянно напоминает о никчемности и необязательности твоего труда, то невольно начинаешь думать: а не мстит ли оно за то, что Бог наделил тебя талантом? Может, его отношение — проявление извечной зависти посредственности к таланту. Понимает ли оно, что каждый выход на сцену — это сознательное вышибание собственной психики из естественного для нее состояния покоя, это изнуряющие ежедневные восхождения на пики эмоциональных вершин, это забвение своей личной жизни во имя той, воображаемой, которая должна захватить, удивить, вознести. Иных целей у подлинного искусства нет.

Определив вектор движения в сторону государств цивилизованных, культурных, должно отказаться от некультурного отношения к мастерам культуры. Они вернут сторицей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно