Немецкий барон с украинской душой

28 января, 2011, 14:23 Распечатать

В селе Городок, неподалеку от Ривного, на живописном Лесевом острове о благородных делах барона Федора Рудольфовича Штейнгеля (Штайнгаля) практически не знают. Мемориальная доска, прикрепленная на монастырской стене, скупо сообщает: «В этом доме находился первый на Волыни краеведческий музей».

В селе Городок, неподалеку от Ривного, на живописном Лесевом острове о благородных делах барона Федора Рудольфовича Штейнгеля (Штайнгаля) практически не знают. Мемориальная доска, прикрепленная на монастырской стене, скупо сообщает: «В этом доме находился первый на Волыни краеведческий музей». Холод металлических букв нейтрализуют теплые слова о великом меценате и политическом деятеле из уст священника старинной Свято-Николаевской церкви (УПЦ Киевского патриархата) отца Тараса. А общеобразовательная школа и деревянная двухэтажная мельница, сохранившаяся в центре Городка по сей день, — не менее важные доказательства стараний Федора Штейнгеля...

В жилах крупного предпринимателя и мецената текла кровь двух народов. Его отец, статский советник, происходил из семьи немецких баронов Остзейского края в Прибалтике, а мать была православной украинкой. Штейнгель-старший, инженер путей сообщения, нажил огромный капитал на строительстве и концессии Владикавказской железной дороги, однако доходы вкладывал не только в транспортную отрасль. Мечтая организовать показательные сельские хозяйства, он основал на Кубани имение Хуторок. И наладил там многоотраслевое производство (винодельческий завод, ферма, с которой в Петербург ежегодно поставляли
10 тыс. голов скота). Слава о нем жива и в наши дни. Как и о неповторимом бренди... «Барон Штейнгель».

Федор родился в Санкт-Петербурге 9 декабря 1870 года. В восьмилетнем возрасте приехал на Волынь. В Городке родители приобрели имение у Павла и Антона Безерди. Украинская земля стала для него родной.

Большой раздел из книги жизни Федора Штейнгеля — многолетняя дружба с известным историком Николаем Биляшивским. Началась она в Киеве. Отец Федора Рудольф Штейнгель был основателем Стретенской православной церкви, а Федот Биляшивский — священником. Их дети встречались в храме. Позднее в Варшавском университете Федор учился на энтомолога, а Николай работал в архивах города. На чужбине они еще больше подружились. А в конце 1895 года Федор Штейнгель пригласил друга в Городок, чтобы организовать музей.

Деятельность учреждений музейного типа, которые возникли в 80—90-х годах XIX в. при церковных братствах и церковно-археологических товариществах, имела узкую религиозную направленность и была довольно далека от научных принципов. А вот собрание древностей в Городке стало практически первым образцом светского музея не только на Волыни, но и в Украине. «Это учреждение работало на историческую большую Волынь, а через нее — на утверждение Украины, — отмечает директор Института искусств Ривненского государственного гуманитарного университета профессор Степан Шевчук. — Важно, что музей был многопрофильный и системный. Отделы ботаники, зоологии формировал Федор Штейнгель, а истории, археологии, антропологии и этнографии — Николай Биляшивский. Нашлось место иконописным фондам и нумизматической коллекции...»

Федор Штейнгель и Николай Биляшивский собирали старинные рукописи, старопечатные книги, портреты исторических деятелей, предметы быта, экспонаты растительного и животного мира. В работе музея был впервые применен фонограф, который мог фиксировать песни, сказки, сказания... Федор Рудольфович сам организовывал научные экспедиции, принимал участие во многих археологических раскопках. И собственноручно писал отчеты о найденном в курганах, могилах, городищах. При музее была богатая библиотека с рукописным отделом. Здесь ежегодно готовили описания-отчеты населенных пунктов исторической Волыни, издавали их. Штейнгель постоянно пополнял библиотеку новыми поступлениями из издательств. Помогали музею такие авторитетные ученые, как антрополог и этнограф Федор Вовк, этнографы Валентин Мошков, Александр Матвеев, фольклорист Иван Абрамов...

К 1904 году музейное собрание насчитывало свыше четырех тысяч экспонатов. Печально, но во время Первой мировой войны музей был разграблен. Его реликвии хранятся в разных музеях, в частности в Национальном музее народно-декоративного искусства (вышивка, ткацкие изделия), Национальном художественном музее и Музее Ивана Гончара (коллекции фотографий). Валики с записями фольклора осели в Петербурге. А зоологические коллекции погибли в 1943-м, во время взятия советскими войсками Киева...

Федора Штейнгеля беспокоила неграмотность подавляющего большинства земляков-крестьян.
И в 1902 году он основал в Городке двухклассную школу-училище. Кроме получения начального образования, ученики изучали такие важные для села дисциплины, как агрономия, садоводство, огородничество, пчеловодство. При школе действовала библиотека. Сам барон возил детей на различные экскурсии аж в Киев. А позднее организовал для них хор и театр.

Для своих земляков Федор Штейнгель заложил кооперативную читальню, столовую, мельницу, проложил дорогу в направлении Клевани. А в построенной на средства крупного предпринимателя и землевладельца больнице поправляли здоровье нуждающиеся со всей Волыни. Здесь лечили различные недуги, делали операции, врачи выезжали на вызовы. Удивительный факт — только за один 1896 год опытный врач Федор Рихтер принял 7414 больных. Профессионализм городокских врачей подтверждало письмо-просьба (датированное 17 апреля 1896 г.) Волынского губернского инспектора проконсультировать врачей-окулистов, командированных «попечительством императрицы Марии о слепых» в Волынскую губернию.

Будучи неравнодушным человеком, Федор Штейнгель с головой окунулся в политическую жизнь тогдашней Российской империи. В 1906 году он стал депутатом Первой государственной думы, выиграв в Киеве выборы как представитель партии кадетов. Находясь в оппозиции к российскому самодержавному правительству, Штейнгель выступает с идеей национально-территориальной автономии Украины, отстаивает широкие права украинского языка, его функционирование в государственных учреждениях, делопроизводстве и судопроизводстве.

С 1908 года Федор Штейнгель вместе с Михаилом Грушевским, Владимиром Винниченко, Симоном Петлюрой, Сергеем Ефремовым, Дмитрием Дорошенко и другими политическими деятелями становится членом «Товариства українських поступовців» (ТУП), которое кроме основ конституционализма и парламентаризма ставило целью добиваться автономии для народов империи. Уже в начале Первой мировой войны стало очевидно, что царское правительство не справится с медицинским и санитарным обслуживанием на фронте и в тылу. И осенью 1915-го политик немецкой крови, но украинской души возглавил комитет Юго-Западного фронта Всероссийского союза городов. Он пригласил в организацию многих украинских деятелей. Помогая раненным, военнопленным и беженцам на оккупированной российской армией Галичине и Буковине, комитет открывал еще и приюты для сирот, организовывал украинские школы, издавал литературу на украинском языке. А когда в феврале 1917-го в Петербурге был свергнут царизм и власть перешла к Временному правительству, эпохальные изменения произошли и в Киеве. Власть взял на себя исполнительный комитет Киевской городской думы. Его председателем избрали Федора Штейнгеля.

17 марта ТУП созвал представителей украинских партий и общественных организаций, и на этом собрании была учреждена Центральная Рада. В ее состав вошел и Федор Штейнгель. А в августе 1917-го Дмитрий Дорошенко, которому выпало формировать новое правительство Центральной Рады, предложил своему побратиму должность генерального секретаря (министра) торговли и промышленности, но тот отказался, сославшись на плохое здоровье.

Однако не прошло и года, как барон снова в эпицентре политических событий. Но уже в Германии. Занимая должность министра иностранных дел в время Гетманата, Дмитрий Дорошенко лоббировал кандидатуру Штейнгеля на должность посла Украины в Берлине как человека, который показал многолетнюю верность украинскому делу. За короткое время дипломатической деятельности Федор Рудольфович наладил связи со многими посольствами. Дмитрий Дорошенко в эмиграции вспоминал: «Самым ценным у Ф.Штейнгеля я считал его идеальную гражданскую честность, верность долгу и вообще те высокие личные черты, которые делали из него такую, к сожалению, редкую у нас личность настоящего джентльмена...»

Пожертвования на женскую, акушерскую и детскую клинику при университете святого Владимира, строительство реального училища святой Екатерины при Лютеранской общине в Киеве, реставрация Аскольдовой могилы, житомирский родильный дом, десятки церквей и соборов — далеко не полный перечень меценатской деятельности барона Штейнгеля. В условиях польского господства (1920—1939 годы) он приложил немало усилий для восстановления работы городокской школы, воспитания ее учеников в лучших традициях украинского народа.

Однако новая власть оценила эту работу иначе. После большевистского «освобождения» Восточной Галичины и Волыни в сентябре 1939-го у барона конфисковали имущество. Его семья была вынуждена жить в доме бывшей кухарки. И вот поступило известие, что барона с семьей будут депортировать.

Ирина Лукашевич, дед которой Иван Кулиш работал учителем в упомянутой городокской школе-училище, с волнением вспоминает: «Однажды поздно вечером к дому деда подъехала фура с лошадьми. На ней сидели барон Штейнгель с женой Верой Николаевной и сыном Федором. Все были в крестьянской одежде. Мне это показалось странным, поскольку я неоднократно приезжала с дедом в гости в усадьбу барона и видела, как они одеваются. Но ничего нельзя было спрашивать. Позже дед рассказал, что договорился с проводником, который провел барона с семьей через границу с Польшей...» Так верные крестьяне отблагодарили Федора Штейнгеля за добрые дела, спасая его семью.

Штейнгели поселились под Дрезденом. Там 11 февраля 1946 года закончился земной путь Федора Рудольфовича.

«Из-за активной политической деятельности на благо Украины советская власть замалчивала его имя. Но украинская власть в вопросах восстановления памяти о Федоре Штейнгеле продвинулась недалеко», — убежден участник научной конференции (Ривне), посвященной 140-й годовщине со дня рождения этого выдающегося человека, внук известного историка, научный работник Зоологического музея Киевского национального университета имени Т.Шевченко Николай Биляшивский. А директор Ривненского областного краеведческого музея Александр Булыга более конкретно определил, как нужно оценить Федора Штейнгеля: «В Ривном на улице, названной его именем, требует обновления памятный знак. Стыдно, но до сих пор не сооружен памятник этому неординарному человеку. Не приведен в порядок и источник в Городке, откуда во времена барона крестьяне получали чистую целебную воду. Городокская общеобразовательная школа должна была бы инициировать вопрос о присвоении ей имени основателя — Федора Штейнгеля...» Трудно что-то возразить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно