КОММУНИЗМ — ИСТОРИЧЕСКАЯ УТОПИЯ

12 сентября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 12 сентября-19 сентября

История остро поставила перед человечеством вопросы, от безотлагательного решения которых, можно сказать без преувеличения, зависит судьба цивилизации...

История остро поставила перед человечеством вопросы, от безотлагательного решения которых, можно сказать без преувеличения, зависит судьба цивилизации. Проблемы, с которыми столкнулось человечество, в частности часть славянского мира, были порождены догматическим пониманием отдельных сторон марксистско-ленинского учения, кризисом философской мысли во второй половине двадцатого века, в условиях непримиримой войны между материализмом и идеализмом, которая внешне приняла форму борьбы между «коммунизмом» и капитализмом, третьей мировой «холодной войны», принеся колоссальный вред развитию мировой экономики, биосферы и в целом человеческой цивилизации.

Суть коммунистической теории, изложенной Марксом в «Манифесте Коммунистической партии», — «… коммунисты могут выразить свою теорию положением: уничтожение частной собственности…» — была истолкована в первой половине двадцатого века схоластично и реализована на практике примитивно: частную собственность на средства общественного производства в буквальном смысле уничтожили насильственным путем и заменили «общественной» государственной собственностью. С помощью диктатуры пролетариата был создан утопический «военный коммунизм», основанный на государственной монополии на средства производства.

Революционный эксперимент, выразившийся в насильственном насаждении огосударствленных общественных форм собственности на средства производства при явно неадекватном для этого уровня развития производительных сил — рабочей силы, а также средств производства — машин и технологий, заменяющих умственную и физическую энергию человека в процессе производства материальных благ, обернулся насилием над объективными законами общественного развития, который закончился полным крахом.

Конфликт между искусственно внедренными с помощью винтовки уравнительными общественными отношениями и естественными производственными отношениями частной собственности, неизбежно произраставшими в силу действия объективных законов общественного развития, привел к физическому уничтожению части народов, которая пыталась жить по естественным законам. Сознание и плоть этих людей силой вдавливались в прокрустово ложе утопических идей сталинского социализма.

Общественные формы собственности не могли сосуществовать даже с помощью административно-командной системы, поэтому им насильственно была придана форма государственной и огосударствленной колхозно-кооперативной собственности. Тоталитарная система явилась порождением монопольной государственной собственности на средства производства, внутри которой объективно были заложены источники ее гибели.

Философская сущность утопичности коммунизма состоит в том, что общественные огосударствленные «общенародная» и колхозно-кооперативная «общественные» формы собственности на средства производства при уравнительном распределении произведенного продукта между работниками предприятия сняли противоречия, конкуренцию между противоположными индивидуальными материальными интересами работников и трудовых коллективов при производстве и распределении созданного их трудом продукта. А ведь эти противоречия, конкуренция индивидуумов с неравными способностями составляют объективные внутренние источники саморазвития общественного производства. По сути, при насильственном уравнении неравных от природы индивидуумов уничтожались объективные предпосылки для действия одного из открытых Гегелем законов диалектики, источника, движущей силы развития природы и общества — закона единства и борьбы противоположностей. Такая искусственная коммунистическая модель общественного производства, лишенная внутренних, имманентных источников саморазвития, могла развиваться лишь с помощью внеэкономического принуждения, административными и уголовными методами и исторически закономерно была обречена на гибель.

Собственно, при гуманизме (мы не боимся этого слова), основанном на высочайшем уровне развития средств производства, когда в решающей мере умственная и физическая энергии человека в процессе производства материальных благ будут заменены энергией созданных им машин и технологий, упомянутые выше противоречия или отношения собственности на средства производства не будут играть основополагающую роль в развитии производства. Частные формы собственности на средства производства явятся последним историческим выражением этой собственности в адекватной ей отрицательной форме. На смену им придет их диалектическая противоположность — отмирание собственности на средства производства, так как ввиду практически полной замены труда человека работой созданных им средств производства исчезнет стоимость, выражающая затраты человеческого труда при производстве материальных благ.

Переход человечества к гуманизму будет происходить в течение веков в переходную эпоху, основанную на многоукладной социально ориентированной рыночной капиталистической экономике с естественным развитием при всяческом поощрении предпринимательства всех форм собственности, что подтверждает опыт развития передовых стран Европы, Азии и Америки.

Диалектическим развитием сложившихся форм частной собственности на средства производства с наемным трудом становится в настоящее время новый хозяйственный уклад — объединенная частная собственность на средства производства («народные предприятия»), появившаяся более двадцати лет назад в США, Англии и некоторых других странах.

Что такое «народные предприятия»? Это такая частная собственность на средства производства, при которой заработная плата работника предприятия определяется количеством и качеством его труда. Прибыль, идущая на развитие производства, то есть часть дохода предприятия, расходуемая на приобретение новых средств производства, делится между работниками по труду пропорционально их годовой заработной плате и выдается не в виде денег, а в виде именных ценных бумаг предприятия. Работнику, уволившемуся с предприятия, а также наследнику работника выплачивается стоимость его вклада в средства производства, то есть рыночная стоимость именных ценных бумаг предприятия.

Как видим, при объединенной частной собственности (при «народных предприятиях») весь произведенный коллективом предприятия продукт делится между его членами по труду, в том числе и часть продукта, идущая на развитие производства, что способствует более полному преодолению отчуждения работника от средств производства. При этом противоречия между индивидуальными материальными интересами работников при производстве и распределении произведенного продукта, или, другими словами, конкуренция, обусловливающая развитие производства, распространяются не только на процесс создания стоимости, идущей на оплату труда, но и стоимости, служащей развитию средств производства. То есть в этой форме частной собственности заложены более мощные, чем в других формах, внутренние источники саморазвития общественного производства.

В течение последних десятилетий получают широкое развитие и предприятия с акционерными формами собственности, в которых часть акций этих предприятий переходит в собственность их работников. При объединенной и вышеназванных акционерных формах частной собственности работников на средства производства наемный работник превращается в сособственника предприятия — свободного ассоциированного производителя.

И это естественно: на смену рабу в период перехода от рабства к феодализму пришел крепостной; на смену крепостному в период перехода к капитализму — наемный рабочий; на смену наемному рабочему в процессе социально ориентированного капиталистического перехода к очередному историческому способу производства — гуманизму приходит сособственник средств производства — свободный ассоциированный производитель. «Одержав победу, — по словам Маркса, — пролетариат никоим образом не становится абсолютной стороной общества, ибо он одерживает победу, только упраздняя самого себя и свою противоположность. С победой пролетариата исчезает как сам пролетариат, так и обусловливающая его противоположность — частная собственность». Уже сейчас в США, Англии и в ряде других стран свободные ассоциации производителей, набирая силу и занимая все более заметное место в общественном производстве, показывают преимущества более свободного труда, создавая свои банки, союзы, демонстрируют самодисциплину и творческое отношение к труду. В США около двадцати лет реализуется правительственная программа ЭСОП, направленная на развитие этого уклада хозяйства. И этот опыт можно было бы использовать для реформирования в отдельных секторах нашей экономики.

Застой в развитии философско-экономической мысли во второй половине двадцатого века явился одной из главных причин того состояния, в котором оказалось человечество на пороге третьего тысячелетия. К этому привела бесплодная, беспощадная война между материализмом и идеализмом, внешне принявшая форму холодной войны между двумя общественными системами. Между тем идеальное и материальное — это объективно и неразрывно взаимообусловленные, отрицающие друг друга диалектические противоположности, эволюционная борьба которых и определяет объективно-субъективное развитие человечества. «Коммунистические» левые преувеличивали значение материального, «капиталистические» правые — идеального, в результате чего человечество выбросило на гонку вооружений триллионы долларов общественного труда, вместо того чтобы экономически соревноваться в поступательном движении человечества вперед в решении его назревших проблем.

Диалектика человеческого развития такова, что, в силу действия законов отрицания отрицания и превращения количества в качество, идеальное, опережая материальное в развитии, превращается трудом в материальное, другими словами идеи опережают бытие, будучи неотъемлемой составной частью процесса общественного развития. С другой стороны, опережающее в своем развитии идеальное порождается потребностями материального бытия.

Производительные силы человечества, перенесшие две разрушительные мировые войны и третью — холодную, катастрофически отстали от его нынешних потребностей. Хотя классический капитализм блестяще выполнил свою историческую миссию в развитии производительных сил человечества в девятнадцатом веке, пришедший ему на смену более развитый капитализм с социально ориентированной экономикой, потратив колоссальные средства на холодную войну с военным коммунизмом, на сегодняшний день не решил глобальных проблем человечества — энергетики, продовольствия, искоренения войн, болезней, преступности и наркомании, сохранения биосферы. Хуже того, условия жизнедеятельности человечества переместились из плоскости его естественного обмена веществ с природой в девятнадцатом веке в плоскость их хищнического уничтожения в двадцатом, подвергая тем самым опасности самоуничтожения и себя как частицу биосферы. Так, развитые страны Европы и Америки, обладая самыми передовыми технологиями, выбрасывают больше половины двуокиси углерода в атмосферу. Что будет с биосферой, если с ними сравняется по уровню потребления остальная часть человечества? Следствием уничтожения природы стали озоновые дыры и тепловой эффект, раковые болезни и СПИД… Миллионы людей на Земле ежегодно умирают от голода, десятки миллионов — от болезней. Кроме того, это породило конфликт между богатым севером и бедным югом, что привело к зарождению международного терроризма, жертвами которого становятся невинные, не принимающие непосредственного участия в принятии политических решений простые граждане.

Какое место занимает гуманизм в истории человечества? Обратившись к Марксу, мы видим, что он делит историю на три эпохи. Первую эпоху, включающую капиталистический и все предшествующие ему способы производства (развитие в таких условиях носит характер естественно-исторического процесса, закономерности которого не подвластны людям), Маркс называет «царством естественной необходимости». Этому царству, над коим в качестве слепой отчужденной силы господствуют отношения частной собственности, противопоставляется «истинное царство свободы» — эпоха гуманизма. При гуманизме средства производства при высочайшем уровне их развития практически полностью вытеснят умственную и физическую энергию человека в производстве материальных благ, будет уничтожен труд как средство удовлетворения материальных потребностей. Между людьми установятся чисто человеческие отношения, воплотятся в жизнь идеалы Истины, Блага и Красоты.

Однако эти два царства исторически должны быть опосредствованы еще одним, промежуточным, называемым Марксом «царством осознанной необходимости» — эпохой коммунизма. Ошибочность существования эпохи коммунизма подтвердила история. Эту эпоху правильно будет, на мой взгляд, назвать эпохой переходного периода — капиталистической социально ориентированной рыночной экономики, где производительная деятельность людей необходима, но уже во все возрастающей мере подвластна их воле, когда свобода еще лежит в границах необходимости, но сама необходимость является не естественной, а осознанной, и в таком смысле переходит в свободу. Свобода в этой области может заключаться лишь в том, что ассоциированные производители рационально регулируют свой обмен веществ с природой и эволюционно ставят его под общий контроль, вместо того чтобы он господствовал над ними как слепая сила. Тем не менее это все же остается царством необходимости. По ту сторону его начинается развитие человеческих сил, являющееся самоцелью, истинное царство свободы, которое, однако, может расцвести лишь на этом царстве необходимости как на своем базисе.

Итак, перед нами три эпохи человеческой истории: царство естественной необходимости — предыстория человечества, царство осознанной необходимости — эпоха переходного периода и царство свободы — эпоха гуманизма.

Если до становления гуманизма основным диалектическим противоречием, обусловливающим развитие человечества, является его борьба с природой планеты Земля за обеспечение материальных условий своей жизни на ней, то в эпоху гуманизма, когда человек в полной мере овладеет природой Земли, основным диалектическим противоречием в дальнейшем прогрессе человечества станет его борьба со Вселенной за создание в ней условий своего дальнейшего существования. Став всемогущим на Земле, человек на бесконечно длительное время будет оставаться рабом бескрайней Вселенной, шаг за шагом освобождаясь от этой зависимости по мере своего продвижения вперед во времени и пространстве, увеличивая время своей жизни и свое могущество. Сейчас человек так же беспомощен в масштабе Вселенной, как и тысячи лет назад перед природой планеты Земля.

Человечество уже давно стоит на пороге новейшей научно-технической революции, но так и не переступило его, обескровленное бесплодной войной между материализмом и идеализмом. Последние открытия науки и техники показывают, что содержание этой революции — присвоение человечеством микромира в части макромира и получение таким путем на созданных им технополисах после освоения термоядерного синтеза достаточного количества энергии и необходимых для жизни человека веществ из атомов и молекул, имеющихся в природе, атомно-молекулярным путем, а не с помощью хищнического уничтожения биосферы — почвы, воздуха, воды, растений, животных и других ресурсов природы. Человек получит не только практически безграничные возможности для создания любых необходимых ему для жизни материальных благ, равно как и для излечения всех болезней и продления своей жизни, но и колоссальные возможности для освоения Вселенной, в частности создания жизни и среды своего обитания на ближайших соседках — планетах Солнечной системы.

Испытывая трудности, человечество вновь повернуло свое лицо, как это было в начале второго тысячелетия, к идеализму, одной из форм которого является религия, что само по себе нельзя признать отрицательным, но «грешно» в сложившихся условиях прикрывать этим торможение в решении проблем, возникших в начале третьего тысячелетия перед человечеством.

В далеком историческом прошлом труд создал человека. Однако в силу действия закона отрицания отрицания, труд на определенном уровне развития средств производства уничтожил человека, поставив товарно-денежные отношения как результат его труда в виде господствующей силы над человеческими отношениями. На первых порах, в эпоху рабовладельческого строя, труд даже превратил человека-раба в собственность, вещь. Однако, как показывает история, по мере развития производительных сил, на смену товарно-денежным отношениям между людьми приходят гуманистические, чисто человеческие отношения. Следуя далее закону отрицания отрицания, человек своим трудом, все более заменяя свою энергию энергией созданных им машин и технологий, уничтожает труд как средство получения материальных благ, чтобы снова стать человеком.

Из этого следует сделать вывод, что коммунистическая идеология как утопическое учение в философии и его общественная практика как явления волюнтаристические, привнесенные в жизнь человечества в конце второго тысячелетия, закономерно отмирают, что подтверждает история конца второго тысячелетия. На смену ей, как свидетельствует история, приходят все более утверждающиеся в своем развитии в различных формах плюралистические идеологии, которые ставят во главу угла своей политики неотчуждаемые естественные права и свободы человека, данные ему от рождения, и основополагающие гражданские общечеловеческие ценности.

Опыт восточноевропейских посткоммунистических стран и некоторых стран бывшего СССР показал, что коммунистические партии, трансформировавшиеся в центристские и левоцентристские партии, пришли к власти и строят демократические капиталистические государства с социально ориентированной экономикой. Этому рано или поздно неизбежно последуют и оставшиеся коммунистические партии, поставленные перед необходимостью своей дальнейшей политической перспективы. И чем раньше они это сделают, тем будет лучше для их стран и народов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно