Карибский кризис: «Анадырь» против «Мангусты»

19 октября, 2012, 12:42 Распечатать Выпуск №37, 19 октября-26 октября

США рассекретили свои архивы, относящиеся ко времени Карибского кризиса. Из них было четко видно, что США должны были быть готовы к термоядерной войне с СССР в 20-х числах октября 1962 г.

50 лет тому назад мир был на грани ядерной катастрофы. В течение месяца, с 22 октября по 21 ноября 1962 года, из-за попыток Вашингтона свергнуть режим Фиделя Кастро на Кубе длилось противостояние между США и СССР. В нем с советской стороны принимали участие все боевые пусковые ракетные установки межконтинентальных баллистических ракет (МБР) ракетного испытательного полигона Тюра-Там (позднее — Байконур) и полигона Плесецк, которых было наперечет — хватало пальцев двух рук. Также на Кубе были размещены баллистические ракеты Р-12 и около 44 тыс. советских войск. В октябре 1962 г. в офицерских общежитиях полигона Тюра-Там от большого количества офицеров остро пахло кожей сапог, офицерских портупей и висящим в воздухе чувством тревоги. Боевые расчеты подготовки и пуска МБР не покидали в течение кризиса боевых площадок. Такое было время, когда мы, лейтенанты и старшие лейтенанты, составляющие костяк боевых расчетов пуска, возмужали всего за один месяц...

«Кубинский проект», или операция «Мангуст»

После личной встречи лидера СССР Никиты Хрущева с президентом США Дуайтом Эйзенхауэром в сентябре 1959 г. в Вене в отношениях между США и СССР наметилось потепление. Продолжалось оно недолго, всего до 1 мая 1960 г., когда американский самолет-разведчик У-2 был сбит ракетой зенитного комплекса С-75 под Свердловском.

Незадолго до событий, получивших название «Карибский кризис», лидер победившей на Кубе революции Фидель Кастро собирался в поездку по США с тем, чтобы ознакомиться с демократическими институтами этой страны. Тогда он еще окончательно не решил, в каком направлении будет развиваться кубинское общество. Но Вашингтон и Гавана не смогли найти общего языка. Фидель не захотел, чтобы с ним разговаривали языком диктата. Тогда же американские спецслужбы предложили Дуайту Эйзенхауэру физически устранить несговорчивого кубинца. Согласия президента они не получили, но продолжали давить на него.

Наконец Д.Эйзенхауэр дрогнул, дав согласие на физическое устранение Кастро. Молодая спецслужба Кубы, в свою очередь, привела Фиделю убедительные доказательства готовящегося на него покушения. Тем самым США бросили Кастро в крепкие объятия Хрущева. Советский лидер публично осудил стремление США сменить силой оружия режим Кастро и заявил, что СССР не допустит расправы над ним...

США принимают решение свергнуть Кастро руками кубинских эмигрантов-«контрас». Американские инструкторы, подготовившие их вторжение на Кубу 10 апреля 1961 г., оказались плохими учителями: «контрас» уже 17 апреля потерпели сокрушительное поражение под Плайя-Хирон (бухта Кочинос).

Такой оплеухи США перенести не могли. Пентагон в феврале 1962 г. разрабатывает операцию вторжения американских экспедиционных сил под кодовым названием «Кубинский проект».

Встречи между Хрущевым и новым президентом США Джоном Фитцджеральдом Кеннеди, прошедшие 3—4 июня 1961 г. в Вене, оказались безрезультатными. А тут еще 13 августа правительством ГДР была воздвигнута Берлинская стена (Вальтер Ульбрихт хотел остановить нарастающий поток беженцев в Западный Берлин), что резко усилило противостояние Востока и Запада. Конгресс США оперативно принимает резолюцию, дающую право президенту санкционировать военные действия против Кубы для защиты американских интересов.

8 марта 1962 г. Д.Ф.Кеннеди утверждает директиву по подготовке и проведению военной операции «Мангуст». В ней должны были принять участие две воздушно-десантные, две пехотные, две бронетанковые дивизии, дивизия морской пехоты и спецподразделения, более тысячи самолетов и 183 кораблей ВМС.

Советскому руководству стали известны два «Единых комплексных оперативных плана» (SIOP-1 и SIOP-2) США, принятых в 1960 и в 1961 годах, об использовании против СССР соответственно 3500 и 6 тыс. ядерных зарядов. США на своих военных базах в Европе и Турции разместили ракеты среднего радиуса действия (РСД), оснащенных ядерными боеголовками — в Великобритании 60 РСД «Тор», в Италии — 30 и в Турции — 15 РСД «Юпитер». Их подлетное время до территории СССР составляло от 10 до 12 минут. Боеголовками РСД накрывалась вся европейская территория СССР до Урала. В этой ситуации СССР настаивал на проведении переговоров о запрете размещения РСД на территории Европы, но США и не думали идти на контакт.

24 мая 1962 г. состоялось расширенное заседание Президиума ЦК КПСС, на котором и было принято предложение Н.Хрущева о размещении советских РСД с ядерными боеголовками на территории Кубы. Тогда же было принято решение направить на Кубу в период с 31 мая по 9 июня 1962 г. правительственную делегацию СССР во главе с 1-м секретарем КП Узбекистана Шарафом Рашидовым. Она должна была согласовать вопросы размещения РСД с ядерными боеголовками. Предложение советской стороны, по словам Рашидова, вызвало у Ф.Кастро полную растерянность, перешедшую в недоумение. Но приведенные с советской стороны аргументы «…об опасности американской агрессии против Кубы…» убедили Кастро.

Хрущев не останавливается лишь на громких заявлениях. Уже в конце июня 1962 г. между СССР и Кубой в лице министров обороны Рауля Кастро и Родиона Малиновского был подписан «Договор… о размещении Советских Вооруженных Сил на территории Республики Куба». Это обстоятельство не могло не привести к обострению противостояния между США и СССР, когда впервые в мире ракетные войска стратегического назначения (РВСН) сыграли главную роль.

По плану «Мангуст» вторжение США на Кубу намечалось на вторую половину октября 1962 года. Генштаб СССР в противовес операции «Мангуст» разрабатывает собственную контроперацию.

«…А олени лучше»

План «Анадырь» вводился в действие не сразу же после того, как руководству СССР стал в подробностях известен план «Мангуст», а лишь после всесторонней проверки Вооруженных Сил и, особенно, РВСН. Проверке подверглись ракеты конструкции Михаила Янгеля 8К63 или Р-12. На основе Р-12 была изготовлена ракета 8К63С1 в качестве космической ракеты-носителя. Минобороны было удобно, не привлекая внимания, проверить в ходе реальных пусков боеготовность тогда основы РВСН — боевую ракету Р-12.

А иначе объяснить тот факт, почему это вдруг СССР именно с 1962 г. стал проводить запуски ИСЗ не с полигона Тюра-Там (с 1966 г. — космодром Байконур), а с ракетного полигона Капустин Яр, нельзя. Хотя создание космической ракеты 8К63С1 и 10 малых спутников было предусмотрено еще в августе 1957 года. Но спутники серии ДС («Днепропетровский спутник» — Г.П.) и ракеты 8К63С1 дождались-таки часа «Х». Именно на полигоне Капустин Яр испытывались боевые баллистические ракеты средней дальности конструкции М.Янгеля Р-12 с дальностью полета свыше 2 тыс. км, а также Р-14, имеющие дальность полета 4500 км. Р-12 (или ракета 8К63) — мобильная ракета, которая могла быть развернута в позиционном районе в достаточно короткие сроки для производства пусков. Р-14 легко достигала американских военных баз, расположенных в Европе, Азии, части Северной Америки и Африки.

Летно-конструкторские испытания Р-14 были проведены с июня по декабрь 1960 г., во время которых она показала высокую надежность. Обе ракеты несли термоядерную боеголовку мощностью до 2,3 Мт. Время их пуска из постоянной боеготовности составляло 20 минут. Это было серьезное оружие, способное кардинально изменить дисбаланс в военно-политическом противостоянии США и СССР.

Спустя всего лишь восемь суток после подписания Кеннеди плана «Мангуст» в Капустином Яру модернизированная Р-12 начала выводить в космос легкие спутники массой до 300 кг.
16 марта 1962 г. на околоземную орбиту был выведен первый ИСЗ серии «Космос» — им был спутник ДС-2 № 1. Таких пусков было восемь, семь из которых оказались удачными. Американская разведка, имеющая на вооружении «космическое око» в виде спутника-разведчика, не обратила должного внимания на эти запуски. Захотелось Советам запускать спутники из Капустиного Яра, ну и флаг им в руки... На самом деле производилась тщательная проверка готовности боевых ракет Р-12, которые вместе с Р-14 должны быть размещены на Кубе.

Кроме членов Совета обороны, Президиума ЦК КПСС и секретарей ЦК, трех генералов и одного полковника, никто не знал о готовящейся операции «Анадырь». Впрочем, как и о том, что Хрущев и Кастро договорились о размещении на Кубе сводной дивизии РВСН 43-й Ракетной армии (дислоцировалась в Виннице), сыгравшей ключевую роль в разрешении Карибского кризиса.

Руководство СССР было удовлетворено результатами контрольного отстрела ракет Р-12. А ракетный испытательный полигон МО СССР № 5 Тюра-Там напряженно работал над проведением летно-конструкторских испытаний новых межконтинентальных ракет конструкции Королева Р-9 и Янгеля Р-16. 21 и
22 марта 1962 г. с 51-й боевой площадки ушли к цели на полигон падения (Камчатка) две ракеты конструкции Сергея Королева 8К75 (или Р-9). Первый пуск был неудачным, второй прошел успешно. США тоже зря времени не теряли: успешно испытали в марте этого же года свою новую межконтинентальную ракету «Титан-2».

На полигоне Тюра-Там 20 апреля 1962 г. заканчивается серия контрольных запусков Р-9, оцененных (с некоторыми оговорками) как успешные. 1 и 7 июня 1962 г. на этом полигоне были продолжены пуски янгелевской ракеты Р-16; оба пуска успешные. И только получив положительные результаты отстрела боевых ракет средней и межконтинентальной дальности, Генштаб 13 июня 1962 г. приводит в исполнение операцию «Анадырь». Автором уникальной в мировой истории скрытной переброски войск численностью более 44 тыс.человек и огромного массива крупногабаритной техники в век космической разведки на расстояние более 10 тыс. км являлся заместитель начальника Генштаба, генерал армии Анатолий Грибков.

Он же направляет двумя группами 10 и 16 июня 1962 г. на Кубу командование группировки советских войск во главе с генералом армии Иссой Плиевым и рекогносцировочную группу. В группу войск для переброски на Кубу входили войска ПВО, ВВС, ВМФ, отдельные части Сухопутных войск, а также тыловые части.

Поплыли…

Первый советский сухогруз убывает 10 июля 1962 г. с войсками и техникой. Капитаны кораблей не знали полного маршрута следования. Они получали три пакета, запечатанные сургучовыми печатями. Лишь пройдя Гибралтар, капитаны кораблей, вскрыв пакет №3, узнавали, что им следует идти на Кубу — в один из ее восьми портов.

Командиры воинских частей, следующих на борту сухогрузов на Кубу, на время перехода морем оперативно подчинялись капитанам кораблей и были обязаны по их команде покинуть вместе с личным составом борт корабля, чтобы избежать проверки сухогруза кораблями НАТО. В этом случае капитану корабля надлежало затопить корабль путем открытия кингстонов, а людей разместить на плавучих средствах. Капитану корабля предписывалось объявить установленным порядком координаты затонувшего судна и указать его владельца.

Согласно Международному морскому праву в этом случае ни одна страна, кроме владельца судна, не имела права его поднимать и досматривать. А на сухогрузах, перевозивших ракетную дивизию под видом сельхозтехники, размещались боевые головные термоядерные части. Командиры кораблей НАТО, ранее не обращавшие особого внимания на советские сухогрузы, следующие до первой декады июля 1962 г. через Атлантический океан на Кубу, слегка занервничали, когда частота рейсов сухогрузов на Кубу выросла в июле вдвое, а в сентябре — в три раза. Полученные снимки со спутников детальной и обзорной фоторазведки отметили скопление советских судов в проливе Каттегат у Дании, если корабли шли из портов Балтики, а также в Босфорском и Дарданелльском проливах. Это обстоятельство заставило США уточнить причину небывалого по интенсивности движения советских кораблей.

На всех сухогрузах на верхней палубе установили хорошо замаскированные пулеметы. На отдельных сухогрузах типа лесовоза «Волга-лес», перевозящих РСД, и теплоходов, доставляющих ядерные боеголовки, тщательно маскировались и малокалиберные зенитные пушки.

В августе-сентябре 1962 г. самолеты НАТО начали облеты советских кораблей с целью фотографирования и визуального определения летчиками характера грузов на советских кораблях, подходящих к Кубе. Высота полета самолетов НАТО была очень низкой. Так, 12 сентября натовский самолет, облетевший советский сухогруз «Ленинский комсомол», подходящий к кубинскому порту Никаро, при попытке повторного совершения облета врезался в воду в 150 м от корабля и затонул.

Случай пришел на помощь Советам, когда над Китаем 9 сентября советским зенитно-ракетным комплексом С-75 на большой высоте был сбит самолет-разведчик США У-2. ВВС США с 13 сентября по 18 октября запретили полеты У-2 над Кубой, ибо 29 августа 1962 г. У-2 обнаружил и сфотографировал зенитно-ракетный комплекс С-75 на территории Кубы — любая военная машина требует времени на осмысливание случившихся фактов, и только тогда командование принимает решение. Но самолеты-разведчики более месяца не барражировали в небе над Кубой — это очень большой срок, что многое определило в противостоянии супердержав.

Первый сухогруз с шестью РСД Р-12 прибыл в порт Касильда (Куба) 9 сентября 1962 года. 15 сентября на Кубу были доставлены еще 8 РСД Р-12. Уже 4 октября в кубинский порт Мариэль теплоходом «Индигирка» было доставлено 160 ядерных зарядов: 60 боеголовок к РСД Р-12 и Р-14, а также 12 боеголовок к тактическим ракетам «Луна», 60 боеголовок к фронтовым крылатым ракетам и к шести авиабомбам и четырем морским минам.

Тяжелее всех при переброске войск морем пришлось людям, расположенным на сколоченных внутри трюмов кораблей нарах; никто не имел права выходить из трюма на палубу в целях соблюдения секретности, да еще плюс невероятная жара с высокой влажностью морского воздуха. Часть офицерского состава была переброшена на Кубу самолетами Аэрофлота под видом специалистов различного профиля.

Всего было переброшено на Кубу к 20-м числам октября  1962 г. южными и северными маршрутами более 44 тыс. человек с полным вооружением. С
9 сентября по 16 октября на Кубу были доставлены 42 ракеты Р-12 (шесть из них были учебными), 36 термоядерных боеголовок мощностью в 1 Мт, 24 пусковые установки, а также по полторы заправки компонентов ракетного топлива на каждую ракету.

Ракеты Р-14 на Кубу попасть не успели — они были на подходе к ней, когда США объявили морскую блокаду Кубы согласно подписанной Д.Ф.Кеннеди «прокламации 3504».

Кроме главной ударной силы Советских Вооруженных Сил — средних ракет с ядерными боеголовками, были доставлены две зенитно-ракетные дивизии (по три полка в каждой), со 148 пусковыми установками зенитных комплексов С-75 и зенитной артиллерией, истребительный полк ПВО со средствами его боевого обеспечения. Сухопутные войска были представлены четырьмя мотострелковыми полками, усиленными по нормам военного времени дивизионами тактических ракет «Луна» с ядерными зарядами и танковыми батальонами. ВВС — полком современных на то время 40 истребителями МиГ-21, вертолетный полк — 36-ю Ми-4. Авиация ВМФ представляла собой полк минно-торпедной авиации Ил-28, имеющий 36 самолетов и специальную эскадрилью Ил-28 из шести бомбардировщиков.

В состав ВМФ входила бригада ракетных катеров проекта 183-Р (Р — ракетный) «Комар» в количестве 12 единиц, причем каждый катер имел на борту две ракеты П-15, аналогичные тем ракетам, которыми египтяне уничтожили современный израильский эсминец «Эйлат», запущенными с такого же катера, купленного Египтом у СССР. Береговые ракетные части ВМФ были представлены двумя полками фронтовых крылатых ракет с 8 пусковыми установками каждый, а также полком «Сопка» с шестью пусковыми установками.

Из-за блокады на Кубу не прибыли эскадра надводных кораблей и дивизия дизельных торпедных и ракетных подводных лодок (всего 28 надводных кораблей и подводных лодок). Это была весьма внушительная военная сила, способная отразить попытку вторжения Вооруженных сил США на Кубу.

У Н.Хрущева до сентября 1962 г. оставалась нерешенной одна из главных задач: сплочение вокруг себя политического руководства всех республик. Причем, это следовало сделать так, чтобы они за ним пошли в огонь и воду, полностью доверяясь его политическим решениям и разделяя их. И Хрущев находит путь для этого непростого решения. В своем любимом сентябре, месяце посещения полигонов Капустин Яр в 1958 г., Тюра-Там в 1962 и 1964 годах. Хрущев решал вопросы не только технические, но и политические, как это было в 1962 году. Это был генеральный смотр готовности стратегических межконтинентальных средств доставки термоядерных зарядов на территорию США, если в этом возникнет необходимость. Смотр целиком удался.

Первую половину октября 1962 года на Кубе продолжались работы, связанные с развертыванием двух ракетных дивизионов в позиционном районе с приведением прибывших РСД Р-12 в повышенную боевую готовность. Эти ракеты были способны уничтожить до 40 административных и промышленных центров США, за исключением штата Аляска.

Несостоявшаяся ракетно-ядерная война

США рассекретили свои архивы, относящиеся ко времени Карибского кризиса. Из них было четко видно, что США должны были быть готовы к термоядерной войне с СССР в 20-х числах октября 1962 г. Тогда руководство СССР, используя полученную из своих источников информацию, делает официальное заявление посредством сообщения ТАСС от 11 сентября: «…Советское правительство считает своим долгом проявить в создавшейся обстановке бдительность и поручить министру обороны Советского Союза и командованию Советской Армии принять все меры к тому, чтобы наши Вооруженные Силы были приведены в наивысшую боевую готовность…». Так впервые в истории полигона Тюра-Там были сформированы дежурные боевые расчеты.

Удивительно, но американские спутники-разведчики не дали информации о наличии на Кубе советских ракет и большого скопления войск. Только 14 октября 1962 г. У-2, прорвавшийся на большой высоте в воздушное пространство Кубы, сумел сделать отчетливые снимки, на которых американцы наконец-то разглядели ракеты.

Специалистам США при сопоставлении снимков позиционных районов советских РСД Р-12 на территории СССР со снимком такого же района советских Р-12 на Кубе не составило труда установить их принадлежность. В этом им помог полковник-предатель Олег Пеньковский, еще в 1961 г. передавший секретный фотоальбом с советскими ракетами разведке США. Американцы были в шоке от увиденного на снимке. 16 октября 1962 г. они перепроверяют информацию. И только тогда докладывают президенту. А СССР удачно запускает 17 октября с 1-й стартовой площадки полигона Тюра-Там уже пятый по счету спутник-разведчик «Зенит-2», а с боевой 41-й площадки этого полигона ракетный полк РВСН полковника Красавченко в этот же день удачным пуском Р-16 сдает экзамен на допуск к несению боевого дежурства.

Подавляющее большинство выпускников высших и средних военных учебных заведений, включая высшие военно-морские училища, начиная с 1958 г. и заканчивая 1961 г. включительно, были направлены в РВСН (автор статьи, как и тысячи других военных моряков, например).

19 октября 1962 г. США из шахтной пусковой установки ВВС проводят пуск межконтинентальной баллистической ракеты «Атлас» с ядерной боеголовкой, которая и взрывается на высоте 150 км — вполне наглядно и ко времени США продемонстрировали свои боевые возможности. 

События, связанные с Кубинским кризисом, развиваются стремительно. Д.Ф. Кеннеди выступает 22 октября 1962 г. по национальному телевидению с речью «…О русских наступательных ракетах на Кубе, несчастных кубинцах, о цене свободы и необходимости осуществить карантин…». По его указанию призываются на военную службу 150 тыс. резервистов и приводятся в полную боеготовность войска в Европе и США. Самолеты стратегической авиации постоянно находились в воздухе с ядерными бомбами на борту, курсируя вдоль границ стран соцлагеря. Не выдержи нервы у какого-нибудь военного специалиста даже среднего ранга с обеих сторон, и третьей мировой войны не избежать. Советские Вооруженные Силы на Кубе получили приказ не открывать до особого указания огонь на поражение по американским самолетам, летающим на предельно низкой высоте над их позициями. Такой же приказ получают и ВС США.

Но американские летчики истребительной авиации и самолеты-разведчики продолжают полеты над Кубой. Истребители-бомбардировщики Ф-104 проносятся буквально над головами советских войск; но только в тех районах Кубы, где нет поблизости советского аэродрома с истребителями МиГ-21. Американские летчики надолго запомнили летный эпизод в небе над Кубой, когда пара МиГ-21 загоняла до полусмерти летчика Ф-104, пытаясь посадить его самолет на свой аэродром. С тех пор никто из летчиков Ф-104 или Ф-101, не говоря уже о пилотах вертолетов, не рисковал приближаться к МиГ-21.

Тем не менее, вертолеты ВВС продолжали держаться на низкой высоте над позициями советских зенитно-ракетных комплексов ПВО С-75. Вертолетчики даже пытались выдернуть стальной петлей-тросом из пусковой установки новейшую тогда ракету ПВО С-75. 

Наконец Исса Плиев принимает решение отдать приказ зенитчикам открывать огонь по американским самолетам. Комплексом С-75 сбивают У-2. Американцы взяли паузу.

Мир замер в ожидании развязки... 23 октября 1962 года Д.Ф.Кеннеди вводит в действие морскую блокаду Кубы. Советские сухогрузы, как и подлодки, дойдя до объявленной США разграничительной линии, ложатся в дрейф (дизельные подлодки — на жидкий грунт). Американские фрегаты и эсминцы, находившиеся на разграничительной линии, переключили свое внимание на советские подводные лодки, находящиеся в подводном положении. Лодки постоянно маневрировали, пытаясь уйти от контакта с американскими фрегатами и эсминцами, атакующими их, но без применения боевых средств. Наконец капитаны сухогрузов получают приказ о возвращении к берегам СССР. Ракеты Р-14, находящиеся на их борту, до Кубы не дошли. Американские противолодочные фрегаты буквально замучили экипажи советских дизельных подводных торпедных лодок, не давая им возможности для всплытия с целью замены воздуха и зарядки аккумуляторных батарей.

Фрегаты практически шли на таран, невзирая на то, что лодка в любом случае погибла бы в результате столкновения. Но как-то все обошлось, благодаря мастерству и выдержке командиров лодок. Они получили приказ действовать по обстановке и имели разрешение на применение ядерных торпед. Но четыре советские лодки (Б-4, Б-36, Б-59, Б-130) таки прорвались в порты Кубы.

Американские ВВС в ночь на 27 октября 1962 г. готовили удар по советским военным объектам на Кубе. Но министр обороны США Роберт Макнамара на вопрос Кеннеди о гарантии полного уничтожения советских ракет и ВВС, не смог дать положительный ответ. Командование ВВС США давит изо всех сил на своего президента, уверяя, что играючи разделается с Советами с учетом того, что-де самолеты их ВВС скученно стоят на кубинских аэродромах. Кеннеди затребовал снимки своих аэродромов, на которых оказалось, что самолеты на них также не рассредоточены, как и советские на Кубе. Авиационный удар Кеннеди отменил, несмотря на небывалый нажим военных.

Поздно вечером этого же дня брат президента Д.Ф.Кеннеди Роберт посещает посольство СССР, предлагая от имени президента США демонтировать советские средние ракеты Р-12 в обмен на демонтаж таких же ракет «Юпитер», расположенных в Италии и Турции, а также «Тор» в Великобритании. США обязались впредь не нападать на Кубу. Роберт Кеннеди просит передать это предложение Хрущеву немедленно, добавив: «Президент надеется, что глава Советского правительства его правильно поймет». Хрущев понял. А несколькими часами ранее по прямой связи при помощи телетайпов (вовсе не телефонов, ибо прямой межправительственной телефонной связи еще не установили) состоялся короткий, но крайне важный по своим политическим последствиям разговор лидеров США и СССР. Первым обратился к Хрущеву Кеннеди: «Мы вас можем гарантированно уничтожить шесть раз». Хрущев недолго молчит и тут же отвечает: «А мы вас можем уничтожить один раз. Вам, что, этого мало?»

Кеннеди понял, что следует искать компромисс. Хотя реальное соотношение стратегических ядерных сил в 1962 г. было несколько меньше, чем 20:1 в пользу США!

Но у США эти данные были завышены в пользу СССР — опять разведка подвела. Хрущев принимает предложение, переданное Робертом Кеннеди, и мир спасен. 

Удивительно, но это джентльменское соглашение о ненападении на Кубу соблюдается до сих пор. И оно не подкреплено никакими международными документами! У Кеннеди и Хрущева хватило выдержки, равно, как и у военных с обеих сторон, не развязать третью мировую войну. Ракеты приобрели после кризиса славу кардинального средства, при помощи которого можно решать все острые политические проблемы, что в целом соответствует истине. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно