Иван Франко и украинская публицистика

16 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №23, 16 июня-23 июня

Окончание. Начало в №22 Только смерть кровавого Торквемады со временем привела к некоторому ослаблению режима...

Окончание. Начало в №22

Только смерть кровавого Торквемады со временем привела к некоторому ослаблению режима. Хрущевская оттепель положила начало возрождению в сфере литературы прежде всего самого чувствительного ее нерва — лирики. Она пробивалась на страницы книг и даже периодики. Возрождалась и публицистика, но в условиях Украины она не смогла стать достоянием народа. Существовала преимущественно в рукописях, в форме посланий к тогдашнему руководству или просто распространялась среди единомышленников в машинописных копиях.

Из десятков сотен ведущих имен диссидентского движения стоит выделить авторов самых основательных научно-публицистических исследований 60—80-х годов прошлого века. Таковыми были произведения И.Дзюбы «Интернационализм или русификация?», Е.Сверстюка «Собор в лесах», многочисленные статьи В.Мороза, «Горе от ума» В.Чорновила, научно-публицистические статьи М.Горыня, «Право жить» Ю.Бадзя, «Роковая ошибка К. Маркса» М.Руденко. В конце концов возродился, несмотря на преследования, самиздат. Особую роль сыграл организованный В.Чорновилом «Український вісник», а со временем журналы «Кафедра» М.Осадчего и «Євшан-зілля» Игоря и Ирины Калинец, другие журналы, вначале рукописные, а с приближением горбачевской перестройки и печатные.

Резонанс публицистических произведений 1970—80-х годов был разным. Он рос в связи с тиражированием выступлений за рубежом, а со временем при помощи литовских и других единомышленников. Вся эта публицистика, периодика была новым явлением в общественной жизни не только Украины. Это было своеобразным возрождением публицистических традиций И.Франко и, шире, украинской национально-освободительной мысли, требующим серьезного осмысления, не только исторического, но и теоретического обобщения.

Это было время больших исторических перемен, когда именно политическая проза наряду с поэзией, ораторскими выступлениями на многочисленных митингах, заседаниях, нередко транслируемых по радио и особенно телевидению, сыграли решающую роль в пробуждении политического, национального сознания и активности граждан. Именно благодаря острым публицистическим выступлениям Ю.Бадзя, Л.Лукьяненко, М.Горыня, О.Гончара, М. Поповича, И.Драча, Л.Танюка, Д.Павлычко, Р.Иванычука, Б.Олийныка, Р.Братуня, В.Яворивского, С.Пушика, Р.Федорива и многих других литераторов, политиков возросли тиражи и авторитет «Літературної України», журналов «Дзвін» (бывший «Жовтень»), «Київ», «Дніпро», «Вітчизна». Союз писателей и его издания стали центрами организационной работы Общества украинского языка имени Т. Шевченко, «Руха» и других общественно-политических объединений.

К сожалению, такое увеличение масштабов действия публичного слова, уровня публицистического мышления, как и следовало ожидать, не могло продолжаться долго. Дни и месяцы невиданной активизации общества, особенно в столице, западных и центральных регионах Украины, высокого всплеска эмоций и больших надежд постепенно охлаждались довольно жестокой реальностью. Во-первых, ожидания быстрых перемен, улучшения благосостояния и согласия в обществе не сбылись. Наступило неминуемое разочарование. Традиционно эмоциональные выступления с бескомпромиссной критикой тоталитарной системы и общие призывы «розбудовувати», как тогда модно было писать, «самостійне», независимое, богатое материально и духовно государство перестала воспринимать аудитория. Публицистическая риторика начала надоедать.

Многие писатели старшего поколения, с энтузиазмом, со слезами на глазах воспринявшие рождение независимого государства, разочаровались одними из первых. Им недоставало способности к социологическому осмыслению болезненных, противоречивых общественно-политических процессов, которая была присуща их великому предшественнику — Ивану Франко.

Сегодня, когда в полном объеме стали доступны дневниковые записи О.Гончара, у нас есть возможность надлежащим образом оценить прозорливость этого гениального человека, его достойную удивления эволюцию от острой критики недостатков системы до ее полного отрицания. На этом фоне понятными и закономерными были не только «Собор», выступления и статьи конца
1980-х годов, но и его знаменитое заявление о выходе из КПСС.

В связи с рассмотрением опыта
И.Франко-публициста, нельзя обойти и такой болезненный для нас, представителей старшего поколения литераторов, вопрос, который Е.Сверстюк назвал когда-то раскаянным и нераскаянным соучастием в формировании мировоззрения, обусловленного диктатом режима. Мера присутствия того или иного автора в дискурсе аморального режима была разной, но каждый, кто чувствует за собой вину, должен раскаяться в этом перед Богом и собственной совестью.

Во-вторых, общий экономический кризис не мог не коснуться СМИ. Дороговизна бумаги, экономических услуг, катастрофическое падение жизненного уровня большинства граждан, неумение и практически неспособность коллективов редакций заработать хотя бы скромные деньги ввиду отсутствия государственного дотирования издательского дела привели к невиданному уменьшению тиражей и гибели многих изданий, банкротству в свое время мощных издательств, большинство из которых уже никогда не станут на ноги.

В-третьих, изменился характер средств массовой информации. Газеты стали более информационными, развлекательно-рекламными. Редакции отказывались печатать объемные, аналитические материалы. Журналы лишились былых тиражей и популярности. Украинское телевидение, далекое от украинской культуры, не сумело привлечь к работе аналитиков, а публицисты-писатели не сумели найти себя на телевизионном экране. Специфика телевидения оказалась для них недоступной. Некий приют отдельные публицисты нашли на украинском радио.

В-четвертых, публицистика в ее традиционном виде не нашла надлежащего места в современной массово-коммуникационной системе. Это довольно сложный, прежде всего практический, а следовательно, и теоретический вопрос. В США, объединенной Европе сформировалось гражданское общество с его структурными изменениями в сфере открытости, о чем убедительно информировал в своих социологических исследованиях Ю.Габермас. Путем сложного и детального анализа немецкий ученый пришел к выводам о том, что в средствах массовой информации обычное обнародование изменило свое содержание. Функция формирования общественного мнения превратилась в его атрибут, сделавший общественное мнение собственным атрибутом, породив то, что принято называть public relation (общественные связи). Ю.Габермас говорит о низкой потребительской культуре, об изменении отношений между издателем-бизнесменом и редакцией, когда подбор информационного материала становится важнее редакционной передовицы, о том, что «с 1970-х годов вырисовывается тенденция, когда ранг и имя для газеты прежде всего создают не выдающиеся публицисты, а талантливые издатели». Речь идет также о переходе от «мировоззренческой к деловой прессе», который на Западе прошел еще в первой половине ХIХ в.

Добавим от себя, что в современной прессе Германии, на родине термина «публицистика», это слово выходит из обихода. Сегодня он используется преимущественно для обозначения тех, кто занимается изучением массмедиа.

Было бы неосмотрительно безоговорочно воспринимать подобные, выведенные на основе опыта западноевропейской прессы, закономерности. Тем более, что касаются они преобладающей в современном западном коммуникационном пространстве массовой прессы и не совсем соответствуют так называемой качественной журналистике, в которой серьезная аналитика занимает достойное место. Даже в системе европейского телевидения существуют специализированные каналы, удовлетворяющие интеллектуальные потребности определенной части аудитории. Нельзя не учитывать специфики, определенных традиций украинской журналистики, связанной с историческими условиями функционирования прессы и ментальностью аудитории, о которых говорилось выше.

Но не считаться с выявленной закономерностью нельзя. Мы уже отмечали заметную и в наших массмедиа тенденцию к усилению информационно-развлекательных и рекламно-коммерческих функций. Публицистика и публицисты ищут место под солнцем прежде всего в качественных, не всегда высокотиражных изданиях, рассчитанных на интеллектуальную элиту, сборниках, книгах. Изредка публицистика пробивается на радио и телевидение, но тут, особенно на телевидении, она должна искать специфические телевизионные формы, максимально краткие комментарии или политические шоу, диалоги. Ни один телеканал не потерпит даже 10—15-минутных монологов, какими бы мудрыми и авторитетными ни были их авторы. «Уважаемые» публицисты оказались не готовы к такой работе. Сегодня функции оперативного комментирования политических событий и процессов взяли на себя вездесущие политологи.

Словом, публицистика, как и все в мире, должна меняться. Необходимость своеобразной сущностной трансформации публицистики обусловлена прежде всего изменениями в социальных отношениях современного общества, сглаживанием антагонистических разногласий, разделением общества на «своих» и «чужих», активными поисками консенсуса, а не конфронтации. Отсюда существенные изменения в функционировании массмедиа. Из средства тенденциозного влияния, давления на аудиторию СМИ все больше становятся посредниками между источником информации и аудиторией (отсюда сам термин «массмедиа»), средством прежде всего информирования, желательно всестороннего и объективного, с изложением различных взглядов. Публицистика по своей внутренней природе была средством целенаправленного, иногда тенденциозного, влияния на аудиторию, навязывания аудитории определенных взглядов, побуждения к соответствующим поступкам.

Чтобы успешно функционировать в современных условиях, публицистика должна избавиться от присущей ей в прошлом воинственности, усилить свои аналитически-исследовательские начала, умение всесторонне аргументировать, логически убеждать, объективно излагать различные взгляды. Современная публицистика должна быть информационно насыщенной, интеллектуально глубокой, соответствовать высшим стандартам научного мышления. Вместе с тем она должна быть интересной, обладающей широким арсеналом иронии, остроумия и, по возможности, лаконичной, учитывая колоссальные потоки информации. Следовательно, речь должна идти не об «обвале», как кое-кто пишет, публицистики, не о ее отмирании, а о соответствии современным реалиям жизни. На первом плане — компетентность автора, его способность разобраться в современных тенденциях развития. Не случайно сегодня самые лучшие публицисты — авторитетные философы, социологи, политологи, способные мыслить образно, не банально.

Публицистика и публицисты в наши дни сплотились преимущественно вокруг авторитетнейшего еженедельника «Зеркало недели». Тут целый сонм активных публицистов — сотрудников редакции, специализирующихся то ли в области политики (Ю.Мостовая, С.Рахманин, Т.Силина), то ли экономики (А.Еременко), науки (А.Рожен), права (А.Примаченко), культуры (О.Вергелис, С.Махун), а также известные в стране ученые — И.Дзюба, Ю.Шаповал, В.Бадрак и др. Компетентность, хорошая информированность, критичность взгляда, полемичность, прогнозируемость, влияние на общественную позицию элиты, а главное стремление отстаивать независимое конструктивное мнение — таков в общем творческий облик издания, рассчитанного на самую интеллектуальную часть общества. Причем, редакция сознательно сориентирована на вдумчивого, терпеливого читателя, способного поглощать солидные по объему и сложности аргументации материалы.

Всего лишь два примера для иллюстрации сказанного взяты из номеров еженедельника во время написания этих строк. Вопреки здравому смыслу раздраженная Верховная Рада отправляет в отставку правительство Еханурова. Следом — статья С.Рахманина о целом каскаде нарушений Конституции как со стороны оппозиции, так и власти. Подписано пресловутое газовое соглашение, продолжаются до хрипоты споры. Но только в статье Ю.Мостовой «О бутонах, цветочках и ягодках» и других публикациях еженедельника читатель может найти ответ на вопрос о том, что это за такая таинственная организация «РосУкрЭнерго» и что может ожидать Украину в будущем.

Если «Зеркало недели» нацелено прежде всего на формирование общественного мнения, то газета «День» может быть хорошим примером сосредоточения внимания не только на формировании, но и на обнаружении и концентрированном выражении общественного мнения. Здесь работает целая когорта талантливых аналитиков, начиная с главного редактора Л.Ившиной, постоянных сотрудников — К.Гудзык, И.Сюндюкова, внештатных авторов, среди которых С.Крымский, И.Дзюба, Н.Жулинский, Ю.Шаповал, С.Кульчицкий, В.Панченко и многие другие авторитетные имена. Газета систематически обнародует мнения экспертов, просто читателей, достигая желательного в наше время плюрализма.

Редакция взялась за беспрецедентное в наших условиях дело — издание серии научно-публицистических книг, вольно или невольно развивая в новых условиях традицию журналистики франковской школы, когда редакция периодического издания выпускала также книги и брошюры. Появилось пять книг. Три коллективных: «Україна Incognita», «Дві Русі», «Війни і мир», две персоналии — «День и вічність Джеймса Мейса» и «Апокрифи Клари Гудзик». О каждой из этих книг можно писать отдельные исследования. В этом ряду мы бы назвали две публицистико-исследовательские роботы Л.Капелюшного «Жертовна кров» и «Візантійський синдром». К сожалению, книги не всегда доходят до адресата. Критика, рекламные службы, едва теплящаяся книжная торговля не имеют возможности создать этим, как и другим нужным изданиям, надлежащий имидж.

Из так называемых толстых журналов, сыгравших заметную роль в деле украинского возрождения на изломе 80—90-х гг. прошлого века, хотелось бы особенно выделить перенесенный из Мюнхена в Киев журнал «Сучасність». Лирика, проза и особенно публицистика журнала помогали украинскому читателю взглянуть на события в Украине с позиций европейской перспективы. Журнал в первой половине 1990-х гг. обладал значительно более широкими материальными и творческими возможностями, чем другие аналогичные издания.

За неполных 15 лет удалось обнародовать несколько сотен публицистических произведений, самые лучшие из которых изданы отдельными сборниками журнала политологии, футурологии, экономики, науки и культуры «Універсум» под редакцией известного публициста и прозаика О.Романчука. Основанный еще в 1995 году во Львове журнал очень внимательно следит за политическими, интеллектуальными процессами в Украине и за ее пределами, привлекая на свои страницы, а порой перепечатывая из других изданий, из Интернета произведения независимо мыслящих интеллектуалов.

Хотя журнал «Критика» под редакцией Г.Грабовича и независимый культурологический журнал «Ї» под редакцией Т.Возняка, как и выходящий ежеквартально «Дух і літера», посвящены, как следует из названий, глобально поставленным вопросам культуры, они не могут ни обойти в своих научных публикациях вопросы политики, ни обойтись без собственной публицистики. Они действительно независимы от правительственных факторов, не испытывали внутреннего административного давления, существовавшего в условиях кучмовского режима. Но каждый из этих журналов имеет свое лицо, занимает определенную социально-философскую позицию. Доминирующая тенденция этих, как и некоторых других изданий — преданность национальной идее, независимость от внешних влияний, исповедование определенного рода художественных и шире — философских ценностей.

Вокруг «Критики» сплотились такие талантливые писатели, ученые, эссеисты, как Ю.Андрухович, Б.Бердиховская, Я.Грицак, Н.Рябчук, Ю.Шаповал,
Н.Яковенко. Если говорить о публицистическом резонансе многих публикаций, то мы бы среди других прежде всего выделили серию статей и несколько книг Н.Рябчука. Это историко-социологическое исследование украинского нациетворения. Как отмечает автор предисловия к изданной в издательстве «Критика» книги «Від Малоросії до України: парадокси запізнілого націєтворення», он исследует эти вопросы, отмежовываясь от пошлых подходов и доктрин, исповедуя, по его словам, «либерально-националистические» взгляды. И хотя работы этого автора подверглись критике как справа, так и слева, нам представляется, что высказанные им мысли наиболее близки к истинному состоянию национального самоутверждения.

Журнал «Ї», который точнее назвать альманахом, поскольку его периодичность неустойчива, он компонуется в большинстве своем по тематическому принципу. В соответствии с темой подбирается автура как из числа украинских, так и зарубежных авторов. А потому она довольно разнообразна и непостоянна. Во всяком случае, об этом свидетельствуют последние выпуски журнала, посвященные драматическим событиям на Волыни в 1943 году, или манипулированию сознанием, или проблемам свободы слова. Но отбор материалов, в частности переводных, отличается высокой требовательностью и хорошим вкусом. К тому же, каждый выпуск этого издания, особенно последние, довольно изыскан в плане верстки, формы подачи информации и полиграфического исполнения.

Отдельного рассмотрения заслуживает то, что условно принято называть писательской публицистикой. У нас есть такие мощные и активные публицисты старшего и среднего поколения, как Д.Павличко, С.Грабовский, А.Погрибный, В.Яворивский. К сожалению, тиражи литературных изданий и публицистических книг как для Украины безнадежно низки. И дело тут не только и даже не столько в издательских возможностях, сколько в отсутствии достойной мощной аудитории. Что такое тираж украиноязычных изданий в несколько десятков тысяч или даже полторы сотни тысяч экземпляров против миллионных телеаудиторий русских по языку и духу каналов или даже примитивного боевого листка под названием «Коммунист», тираж которого перед выборами в Верховную Раду подскочил до 2,5 миллиона?

Поэтому так важно, чтобы публицистика и публицисты выходили на телевидение и радио. Какой бы качественной ни была публицистика в элитных изданиях, она доходит до единиц. Другое дело, популярные программы на радио, особенно на Первом национальном канале, к которому имеет доступ значительная часть населения страны — «малых украинцев». Свидетельство тому — две публицистические программы А.Погрибного «Якби ми вчились так, як треба» и «20 хвилин з Володимиром Яворівським», которые со временем становятся основой газетных и книжных публикаций.

Стоит обратить внимание на такое феноменальное для нынешней коммуникативной ситуации явление, как мощная обратная связь. Кто следит за выступлениями В.Яворивского, не мог не заметить, что автор будировал своим неравнодушным словом общественное мнение. Не обходя самые острые вопросы, не замалчивая самые обидные антиукраинские выпады части слушателей, он вызвал огромное количество писем, целых трактатов на наболевшие темы. Нередко в выступлениях писатель обращается к аудитории словами своих читателей, ограничиваясь только незначительными комментариями. Монолог публициста перерастает в столь желательный для современной культуры диалог между людьми.

К сожалению, даже беглый анализ современной украинской публицистики, особенно с той высокой философско-политической вершины, на которую вознес ее своим творчеством и мыслями о значении и роли публицистического слова И.Франко, свидетельствует об огромном различии между требованием времени и реальным состоянием функционирования этого вида духовно-практической деятельности. И это только часть намного более широкой для современного украинства проблемы присутствия И.Франко в общественно-политических процессах. Как это ни досадно, но мы можем повторить цитируемую выше мысль Е.Маланюка о «неприсутствии Франко» и в нынешних довольно сложных условиях. И.Франко по-прежнему остается недосягаемым в своей высокости не только для рядовых граждан, но и для тех, кто претендует называться элитой.

О неспособности понять великого мыслителя и воспринять его уроки в современных условиях довольно остро высказался И.Моторнюк в статье «Уроки «Мойсея» в связи со столетием появления известной поэмы. Автор, используя широкий исторический фон, справедливо говорит о том, что украинские политические лидеры в течение ХХ века не были способны стать такими безукоризненными предводителями нации, художественный образ которых смоделировал писатель.

В статье много справедливых и горьких мыслей. Его тревога и боль вполне понятны и оправданны. К ним нельзя не прислушаться. Но автор слишком прямолинейно и упрощенно трактует сложный вопрос. Во-первых, И.Франко написал художественно-философское произведение, а не политическую программу и даже не статью, инструктирующую, как должен действовать политик. Наивно обвинять М.Грушевского и других политиков в том, что они «не читали или забыли о ней» (поэме «Мойсей»), или настоятельно советовать нынешнему президенту «прочитать внимательно франковского «Мойсея». И тогда, дескать, вы опровергнете утверждение, что «Мойсея» нет. Во-вторых, — и это уже значительно серьезнее, — И.Франко писал свое произведение накануне большой революционной бури, чувствуя, что будет решаться судьба народа «в великой страшной борьбе». Сегодня ситуация изменилась. Нам нужен не столько вождь-Моисей, сколько идея моисеизма в душах большинства политиков, лучшей части нации, моисеевская мудрость, терпеливость, целеустремленность. Вождь-диктатор, который кое-где встречается и ныне, — это вчерашний день Европы. В-третьих, просто нетактично измерять дозу моисеизма в конкретных и живых фигурах политиков — Л.Кравчука, Л.Кучмы или Ю.Тимошенко.

Говорим об уязвимости статьи, главный пафос которой сводится к тому, чтобы народ наш шел в будущее с «Франкового Духа печаттю». Чтобы этот пафос не растворился в мелких перепалках или даже насмешках. Нам очень не хватает собственно украинского информационного пространства, которое нельзя сформировать в течение года или двух.

Не просто декларируя, а практически воплощая в жизнь свободу слова, продиктованную Майданом, президентская команда сама оказалась не готовой успешно работать в этих условиях. Очень справедливо говорила об этом О.Забужко на первых президентских слушаниях в конце 2005 года, подчеркнув, что за годы независимости Украина так и не выработала независимой гуманитарной политики, что новая политическая элита пришла к власти без программы гуманитарных реформ, а информационное пространство нации раздроблено, распаевано и отдано на откуп бывшей метрополии.

Мнения экспертов сводятся к тому, что в условиях свободы слова, свободы СМИ очень заметна «несбалансированная подача информации, где существует мнение Кремля, мнение защищающих его политиков в Украине и напрочь отсутствует альтернативная позиция», что «сегодня действительно преобладает позиция, фактически поддерживающая российские интересы в Украине».

Существенным недостатком украинской, даже точнее украиноязычной, публицистики является ее зацикленность почти исключительно на вопросах национально-культурных. Особенно это характерно для писателей. И тут очень заметно отличие от опыта И.Франко, никогда не отделявшего национального от социального. Он постоянно углублялся в экономику, в сферу финансовых, налоговых, административно-правовых отношений между людьми. Это особенно важно сегодня, когда люди ожидают улучшения качества жизни, нормализации правовых отношений, наведения элементарного порядка в стране.

В нынешней Украине нельзя пожаловаться на отсутствие политического плюрализма. Но условия сложились так, что политика демократического правительства, несмотря на недостатки и неудачи, не имеет надлежащего информационно-публицистического обеспечения. Правительственная политика президента прежде всего остро и не всегда справедливо критикуется — и это норма демократического режима. Но без надлежащего информирования, разъяснения, толкования, тактичной и аргументированной полемики с оппозицией нельзя рассчитывать на успех в практической реализации задуманных акций. Быть может, приход в Верховную Раду в составе демократических партий и блоков уважаемых политологов и журналистов положительно повлияет на смену ситуации.

Чрезвычайно важна проблема информационного присутствия Украины в мире. В последнее время в этом плане кое-что сделано. Активнее заработали информационные агентства, Интернет, в глобальную систему вошла программа украинского телевидения. Что-то делают в этом плане посольства, наши спортсмены и артисты, отдельные писатели, произведения которых издаются в переводах в других странах. Но все это далеко от нужд нынешнего дня, когда мы должны утвердиться как государство в Европе и мире. С одной стороны, нужно наращивать технические мощности доставки информации, с другой — воспитывать кадры высокопрофессиональных репортеров и публицистов, которые бы могли представлять Украину, ее культуру миру. Нельзя не согласиться со справедливым мнением о том, что нам нужен хотя бы один, а еще лучше несколько общеукраинских журналов, которые бы своим авторитетом равнялись с самыми популярными национальными изданиями, например Spiegel, Figaro или New Yorker.

Эти беглые заметки не могут претендовать на то, что они исчерпывающие. Наша задача — привлечь внимание к присутствию И.Франко в современном массмедийном пространстве. Его публицистика, как никогда, актуальна сегодня. Она требует комплексного научного изучения. Может, первым шагом к распространению его идей среди политиков и журналистов, представлению настоящего, а не обедненного, искаженного Франко-политолога и публициста было бы издание компактной книги его избранной публицистики и мыслей об этом виде творчества с содержательным предисловием и комментариями. Печать его Духа должна витать среди нас не только в юбилейные дни.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно