ДАВАЙТЕ ВСПОМНИМ «ТРАНСВААЛЬ»!

21 января, 2000, 00:00 Распечатать

Сто лет назад название крохотной республики фермеров, охотников и рудокопов, начавшей битву с державой, над владениями которой никогда не заходило солнце, стало вдруг лейтмотивом народной песни...

Сто лет назад название крохотной республики фермеров, охотников и рудокопов, начавшей битву с державой, над владениями которой никогда не заходило солнце, стало вдруг лейтмотивом народной песни. Ее сложили за тридевять земель от рек и степей Южной Африки, охваченных последней большой войной XIX века, ставшей скорбной увертюрой к наступающему ХХ столетию.

«Трансваль, Трансваль, страна моя, —

Бур старый говорит. —

За кривду Бог накажет нас,

За правду наградит!..»

Глубокой осенью 1899 года эти слова уже распевали по всей Российской империи. А в декабре в Харькове появилась Трансваальская улица. Местная дума постановила также назвать две другие улицы города именами президента Трансвааля Пауля Крюгера и бурского главнокомандующего Франсуа Жубера, маленькие армии которого уже побили не одно войско Британской империи.

В Киеве мелодию славной песни крутили все городские шарманщики. Их осаждали мальчишки — благодарные читатели книжки «Питер Мариц — юный бур из Трансвааля». Мужественно жертвуя ежедневной порцией мороженого, они кидали уличным певцам родительские пятачки, чтобы вновь и вновь услышать заветные слова: «А младший сын в пятнадцать лет просился на войну…»

Кое-кто пытался туда попасть, например восьмилетний Илюша Эренбург. Наслушавшись разговоров старших о героизме буров, он стащил у матери десять рублей и… отправился на театр военных действий. Будущий блистательный писатель и фронтовой журналист долго не любил вспоминать свое «путешествие» в окопы южноафриканской кампании, ведь его поймали в тот же день.

Вся бумага в доме московской девчушки Марины Цветаевой была исчеркана карикатурами: на британскую королеву Викторию — маленькую, толстую, носатую старушонку, ее костлявых, долговязых подданных, пугливо взирающих на отважных буров в широкополых шляпах.

И даже на улочках заштатного Острогожска Воронежской губернии, в рабочей слободке под названием Майдан, шли баталии малолетних «буров» и англичан». Охотников стать «англичанами» было немного, поэтому «буры» побеждали. В их рядах отважно бился юный Самуил Маршак.

«Мы, дети, были потрясены этой войной. Мы жалели буров, дравшихся за свою независимость, и ненавидели англичан. Мы знали во всех подробностях каждый бой, происходивший на другом конце земли, — осаду Ледисмита, сражение под Блумфотейном и штурм горы Маюбы. Самыми популярными людьми были у нас бурские генералы Девет, Жубер и Бота. Мы презирали надменного лорда Китченера и издевались над тем, что английские солдаты воюют в красных мундирах…»

Это слова еще одного киевлянина — Константина Паустовского. Мальчиком он гордился тем, что мамин брат — его крестный сражался добровольцем под знаменами бурских генералов.

Но об этом — немного позже…

Последние рыцари… Первые концлагеря

Сто лет назад появилась газетная карикатура — сапоги знаменитого строителя мощи Британской империи Сесиля Родса попирают весь Африканский континент от Каира до Кейптауна.

Африканеры, или буры (то есть «фермеры»), говорившие на своеобразном языке «африкаанс», возникшем на основе фламандского, обогащенного словами других европейских наречий и заимствованиями из говоров чернокожих аборигенов тех земель, оказывали Британии длительное и упорное сопротивление.

На протяжении XIX века их покоряли дважды: сначала на юго-востоке континента — в Капской колонии и Натале, а потом чуть западнее, где буры основали две республики — Трансвааль и Оранжевую. В середине столетия выяснилось, что тамошние земли сказочно богаты золотом и алмазами. Туда хлынул поток новых переселенцев, прежде всего британских. Первая аннексия Трансвааля 1877 года закончилась для англичан крахом. После бурского восстания Великобритания вынуждена была восстановить независимость строптивой страны. А к концу столетия тлевший все время конфликт перерос в большую войну. Поводом стал статус британских колонистов — уитлендеров, численность которых в бурских республиках превысила количество самих буров. Естественно, правительства республик отказывались предоставить им равные права с бурами.

В 1895 году Сесиль Родс — правитель пограничной с Трансваалем Капской колонии предпринял новую попытку агрессии. Разгром отряда англичан стоил ему губернаторского кресла.

А осенью 1899 года буры решили сами перейти в атаку. Они хорошо подготовились к войне, запасали оружие и боеприпасы. В обеих республиках было не более 50 тыс. военнообязанных мужчин. Британская Империя в тот период могла безболезненно выставить на поля сражений полумиллионную армию. Тем не менее президент Трансвааля Крюгер предъявил ультиматум Великобритании, отказался предоставить избирательные права новым колонистам до организации особого международного третейского суда и предложил взаимный отвод войск от границ республики. С подачи министра колоний Джозефа Чемберлена этот ультиматум был отвергнут. И в октябре 1899 года бурские армии… двинулись в наступление. Поначалу в распоряжении буров было 40 пулеметов, 80 полевых орудий, а главное — скорострельные карабины Маузера с двумя тысячами патронов на каждый.

В декабре того же года армии генерала Жубера продвинулись далеко вглубь британских владений, одержали серию блестящих побед и осадили в Ледисмите части британского главнокомандующего Уайта. Несколько десятков тысяч британских солдат, расквартированных в Натале и Капской колонии, были разбиты. Кроме Ледисмита, в осаде оказались крупные стратегические центры, в том числе знаменитый город Кимберли, давший название месторождениям алмазов — «кимберлитовым трубкам». К концу года англичане высадили на африканском побережье корпус нового командующего генерала Буллера. Однако ему не удалось деблокировать своего коллегу Уайта в Ледисмите. Вскоре английская экспедиционная армия была доведена до 120 тыс. Умение не помогало — начали давить «числом».

В начале 1900 г. в Южной Африке появился уже третий главнокомандующий — лорд Робертс, знаменитый Бобс, воспетый Киплингом. Он получал все новые и новые подкрепления из Индии, Австралии и других колоний. Вся мощь империи была мобилизована на борьбу с бурами.

В первой половине года были не только деблокированы все осажденные города в Капской колонии и Натале, но и взяты обе бурские столицы — Блумфотейн в Оранжевой и Претория в Трансваале.

Сочувствие мировой общественности было на стороне слабейшего участника войны. Но активно помогали бурам только Германия и Франция. Слали вооружение и продовольствие. США были на стороне англичан. Россия выразила сочувствие борьбе буров, но практически помогать отказалась.

После побед лорда Робертса правительства бурских республик эмигрировали. Мирные переговоры велись, но стороны не уступали друг другу, и война продолжалась. Двадцать тысяч бурских бойцов во главе с генералами Деветом, Ботой, Делареем и другими развернули партизанское движение, охватившее обширные районы. В конце 1900 года Робертс торжественно заявил об окончании войны и отбыл в Англию. Но он поторопился с выводами. Его преемнику лорду Китченеру довелось сражаться с бурскими партизанами еще полтора года. Англичане продолжали нести потери. Взрывались поезда. В плен к бурским генералам иногда попадали довольно крупные отряды британских солдат. Тогда Китченер прибег к террористической тактике борьбы с партизанами. Именно он изобрел концентрационные лагеря, в которые сгоняли не только военнопленных, но и гражданское население — женщин и детей, — всех, кто сочувствовал борцам за свободу. Десятки тысяч человек, никогда не бравших в руки оружия, погибли от голода и лишений.

Лишь 31 мая 1902 года в Претории подписали мирный договор. Бурские делегаты признали колониальный статус Трансвааля и Оранжевой, но бывшие республики получили широкие права в самоуправлении. Вскоре весь театр военных действий, вместе с Наталем и Капской колонией, преобразовали в самостоятельный доминион — Южно-Африканский союз — зародыш будущей суверенной Южно-Африканской Республики. Его первым премьером стал бывший партизан, славный рыцарь англо-бурской войны — генерал Бота.

Сто лет спустя

Чрезвычайный и Полномочный Посол Южно-Африканской Республики в Украине г-н Деларей ван Тондер — внучатый племянник героя южноафриканской войны генерала Деларея. На стене его кабинета — исторический документ — первая полоса французской газеты 1902 года с изображением пленения британского отряда бурскими партизанами во главе с Делареем. Отношение к пленным со стороны буров было рыцарским. Как правило, их отпускали на волю, разоружая и отнимая другие трофеи…

Посол любезно согласился встретиться с автором настоящей статьи и ответить на вопросы «Зеркала недели».

— Что означает столетний юбилей начала англо-бурской войны для нынешней ЮАР?

— Столетие войны — важнейшая дата для всего народа ЮАР. Оно знаменует новый этап построения государства, является символом национального согласия. Это главные темы целого комплекса общественно-политических и культурных мероприятий, начавшихся в октябре нынешнего и завершающихся в январе будущего года. Необходимо подчеркнуть, что до сравнительно недавнего времени история войны освещалась односторонне. Южноафриканские историки писали лишь историю войны «белых». Акцентировалось внимание на жертвах буров, гибели женщин и детей в концлагерях и так далее. И лишь недавно достоянием общественности стали сведения о жертвах, понесенных чернокожим населением Южной Африки. В тех же концлагерях гибли «цветные», помогавшие бурским семьям, защищавшие их фермы и скот. По предварительным оценкам, жертвами войны было около 20 тысяч чернокожих. Создана специальная группа исследователей, задачей которой является написание полноценной и объективной истории южноафриканской войны. Конечно, далеко не все чернокожие выступали на стороне буров. Многие, питая враждебность к африканерам, видели в англичанах освободителей от рабства. Другие, испытывая крайнюю нужду и бедность, шли служить к англичанам за деньги. Они охраняли блокгаузы, прикрывавшие английские коммуникации от бурских атак; служили разведчиками и так далее. Некоторые африканцы с темной кожей воевали против англичан, но отнюдь не в защиту буров, а пытаясь завоевать собственную свободу. Реальная история гораздо сложнее…

Идея общенародного примирения и консолидации всей южноафриканской нации, независимо от цвета кожи, являлась основной в речах президента ЮАР Т.Мбеки и вице-президента Я.Зумы, произнесенных на открытии юбилейных мероприятий, которые проходили в мемориальных центрах, связанных с историей войны, — Брэнтфорте и Мафекинге.

— Каковы ваши личные мысли и чувства по поводу столетия войны?

— Мне довелось сопровождать первого демократически избранного президента ЮАР Нельсона Манделу во время его первого официального визита за границу — в Мозамбик. При перелете из Претории в Мапуту у нас завязалась беседа на темы истории англо-бурской войны. Узнав о моем родстве с генералом Делареем, Мандела рассказал о том, как был в тюрьме на острове Роден Айленд и мучился мыслью: «Почему буры, испытавшие так много жестокостей от англичан, после войны столь же бесчеловечно относились к чернокожему населению?» Трудно было найти определенный ответ на этот вопрос!

Апартеид, господствовавший до недавнего времени в ЮАР, был коррумпированной системой, стимулировавшей искажение исторической правды, формировавшей ложные взгляды на прошлое. В этом я вижу общую проблему как для нашей, так и для вашей страны. Мы были жертвами идеологических распрей и фальсификаций внутри собственного общества.

В отношении к бывшему СССР действовал климат «холодной войны». Он до сих пор преодолен далеко не полностью. Ведь многие в ЮАР еще не понимают различия между Украиной и Россией как частями бывшего СССР. Сейчас у нас свободное общество, положившее конец манипуляциям с исторической правдой. Демократия, свобода и обновление дают возможность сблизиться нашим странам, лучше узнать друг друга. Одним из залогов этого является правдивое освещение национальной истории, ее объективное значение, которое всегда способствует и налаживанию климата национального согласия, и нормализации международных отношений.

— Каковы нынче взаимоотношения ЮАР с Англией?

— Народ нашей страны всегда стремился к свободе. В конце концов это поняли и англичане, чему примером вся послевоенная история. Южноафриканцы сражались бок о бок с британцами на фронтах обеих мировых войн. На торжествах по поводу столетия англо-бурской войны, проводившихся в Блумфотейне, член Британского королевского дома, герцог Кентский говорил и об уроках прошлого, и об укреплении дружбы и согласия между нашими странами на протяжении ХХ века. Самый свежий пример — состоявшаяся во второй половине ноября в ЮАР конференция Британского содружества наций.

* * *

В беседе с послом автор статьи коснулся вопроса о выходцах из Украины — участниках англо- бурской войны. Ведь известно, что на стороне буров воевали волонтеры из многих стран мира. В этой ситуации мы столкнулись с уже знакомым стереотипом. Есть книга «Русские в англо-бурской войне» Аполлона Давидсона и Ирины Филатовой, в прошлом московских историков, ныне работающих в ЮАР. Но сотрудникам посольства удалось пока выделить там лишь «грузинскую тему». Одним из наиболее ярких героев этой книги является потомок древнегрузинских царей — князь Багратион- Мухранский, по прозвищу Нико-Бур. Есть там, конечно, и знаменитые россияне, такие как крупный политик царского времени Александр Гучков, один из виднейших советских архитекторов Владимир Семенов, соавтор Генерального плана реконструкции Москвы. Множество персонажей носят русские, немецкие, польские, еврейские и, конечно, украинские фамилии, однако откуда и кто они? Еще до знакомства с этим объемистым англоязычным трудом мне удалось разыскать в книге Константина Паустовского «Далекие годы» главу о его дяде Юзе — Иосифе Григорьевиче Высочанском. Это был человек необыкновенно яркой судьбы, и каждый может узнать о нем из книги знаменитого писателя.

При внимательном изучении книги Давидсона и Филатовой все же удалось выделить материалы о других волонтерах из Украины, кроме краткого упоминания о Высочанском.

Замечательной личностью был крестьянин Иван Кириллович Заболотный. Позже он, вместе с Гучковым, заседал в I Государственной думе России, но принадлежал к партии «трудовиков», враждебной царизму. Александр Магнусович Эссен, по возвращении с южноафриканской войны, оказался членом… подпольной социал-демократической ячейки, действовавшей в период революции 1905 г. в Киеве. Его кличка была Бур. Этот отпрыск военной аристократической фамилии при Советской власти стал крупным хозяйственником, членом Госплана. Очень мало известно об Александре Шульженко, родившемся в Одесской губернии и содержавшемся в британском плену до конца войны. Когда он еще сидел в английском концлагере, в Одессе почти одновременно опубликовали рассказ Александра Куприна «Убийцы» — о зверствах англичан на бурской войне и книгу Артура Конан Дойля «Война в Южной Африке» — панегирик британской политике.

Вероятно, со временем удастся найти и новые фамилии наших земляков — героев англо- бурской войны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно