ЧТО ЗАСТАВЛЯЕТ ЖИТЬ С НЕЛЮБИМЫМ МУЖЕМ?

20 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 20 июля-27 июля

Точный ответ на этот вопрос не даст, пожалуй, даже самый лучший психолог. Одних держат в семье дети, других — деньги, третьих — страх одиночества...

Точный ответ на этот вопрос не даст, пожалуй, даже самый лучший психолог. Одних держат в семье дети, других — деньги, третьих — страх одиночества. Кого-то — чувство ответственности за непутевого супруга, а кого-то — самая обычная общественная мораль, по которой нормальный среднестатистический гражданин должен быть замужем или женат. А, возможно, всему причиной неразгаданная женская логика?

 

...В то воскресное утро 74-го года Аня чувствовала себя совершенно счастливой. Ей 18 лет, недавно она вышла замуж за любимого человека, который не только питает к ней ответные чувства, но и неплохо зарабатывает, а значит — будущее обеспечено. Так всегда говорила практичная мама. То, что новоиспеченный муж любил выпить, Аню нисколько не огорчало: в конце концов, все мужчины этим грешат, а у Игоря есть два серьезных «плюса» — «золотые» руки и «хлебная» профессия женского портного.

Мечты о светлом и уютном будущем прервал неожиданный грохот, а затем и истерические женские крики из квартиры сверху. Муж соседки, когда-то красавец-гармонист, всю жизнь проработал на заводе, зарабатывал мало, пил много, периодически впадал в буйство. Семья держалась только на жене, которая работала в парикмахерской и считалась неплохим мастером, а потому дети в материальном плане никогда не чувствовали себя обделенными. Но едва закончив школу, они поспешили покинуть шумный и неуютный дом. Что заставляло их мать продолжать мучиться с алкоголиком-неудачником, оставалось для Ани загадкой.

Не понимала она и свою старшую сестру Светлану, которая вышла замуж за 35-летнего заведующего лабораторией одного из НИИ. Ее благоверный не пил, зарабатывал прилично, но был ужасно скучным, каким-то пресным. Если бы еще Светка пылала к нему безумными чувствами, Аня бы ее поняла, но сестра давно охладела к супругу и терпела его исключительно ради сына. С Вовкой Сергей действительно много возился, и ребенок был к нему привязан, наверное, даже больше, чем к матери.

Последующие 20 лет пролетели незаметно и счастливо, нисколько не поколебав убеждение нашей героини в том, что главное в семейной жизни —любовь. Единственное, что отравляло Анне Владимировне жизнь, — это отсутствие детей. Куда только она ни обращалась, по каким экстрасенсам и знахаркам ни бегала, все было напрасно. Постепенно Анна Владимировна смирилась и направила нерастраченную энергию на самосовершенствование: выучила довольно сносно английский, освоила только появившиеся тогда компьютеры, заочно закончила университет. В результате к 35 годам она смогла получить хоть и не очень оплачиваемую, но интересную работу. О деньгах по-прежнему не думала — муж со своей профессией даже на пенсии не пропадет сам и не даст погибнуть ей.

Крах начался тогда, когда многочисленные орды «челночников» буквально завалили страну дешевым импортом и половина клиенток мужа начала отовариваться на «блошиных» рынках. Другая, более состоятельная половина, отдала предпочтение фирменным магазинам и бутикам. Игорь Владимирович не успел вовремя сориентироваться и, как говорится, не попал «в струю». Запасы таяли на глазах, работы все не было, зарплаты Анны Владимировны едва хватало на еду, а мужнины «встречи с друзьями» начали превращаться в длительные запои. Анна Владимировна подсуетилась и нашла себе место переводчика в одном из перспективных изданий. И хотя зарплата была не столь высокой, как прежде у мужа, она все же позволяла поддерживать прежний образ жизни и ни от кого не зависеть. Теперь муж, от былой любви к которому не осталось и следа, начал сильно мешать.

Уходить по-хорошему он категорически отказывался. «Я тебя, зараза, — кричал он, — всю жизнь содержал: одевал, обувал, рожу, вон, какую наела. А теперь лишним стал?» Анна Владимировна смотрела на мужа, вызывавшего прежде столь возвышенные чувства, с жалостью и презрением, и чем больше смотрела, там обиднее ей становилось за себя и за маячившую уже совсем близко неуютную старость. «Да какой ты мужчина! — в сердцах восклицала она. — Первая неудача — и ты расклеился. Вон Светкин Сергей в Кембридже работает по гранту! У Ленки, лаборантки нашей, муж сумками на базаре торгует: всю неделю шьет, а в выходные продает. Ты даже не шевелишься. В общем, так: не найдешь работу, не перестанешь пить — подаю на развод!»

Все пламенные речи сотрясали, скорее, воздух в квартире, но никак не сознание вечно пьяного или с похмелья мужа. В конце концов, женщина не выдержала и подала документы на развод. Так как детей не было, то дело решилось очень быстро. Но о спокойной жизни и с документами о разводе мечтать не приходилось: Игорь Витальевич наотрез отказался разменивать квартиру, втайне надеясь, что экс-супруга оттает и все пойдет по-прежнему.

Конечно, женщину пугала перспектива одиночества, тем более, что в ее возрасте многие согласны на любого представителя мужского пола. Вот, к примеру, в их институте работает Галина Александровна, доктор наук, умница, три языка знает. А личная жизнь не сложилась. В конце концов она вышла замуж за такого же одинокого, как и она сама — электромонтера, зашедшего однажды чинить проводку. «Конечно, — с грустью рассказывала она, — никаких сильных чувств между нами нет и смеемся мы совершенно разным шуткам, — но я так устала от одиночества, что рада любому живому человеку. К тому же он очень хороший, добрый, хозяйственный, хотя и, как говорится, совсем не испорчен образованием».

Подобные размышления натолкнули Анну Владимировну на мысль — посоветоваться со своим бывшим одноклассником, а ныне семейным психологом-психотерапевтом Валерием Петровским.

— Для начала тебе нужно разобраться в своих чувствах и понять — действительно ли ты хочешь развестись или лишь пытаешься такими угрозами заставить Игоря измениться.

Ведь что чаще всего заставляет женщину жить с нелюбимым мужем? Страх одиночества, дети и «квартирный вопрос» — нередко супруги-враги не желают менять свою, пусть небольшую, но уже обжитую и привычную квартиру на две маленькие и необустроенные, предпочитая терпеть друг друга.

А бывает, что за внешними ссорами становятся незаметны глубокие и сильные чувства, которые в самый критический и ответственный момент выплывают наружу. Мне кажется, что у вас с мужем именно такая ситуация — иначе ты пришла бы не ко мне, а к юристу. Развод нередко свидетельствует не о полном разрыве отношений, а лишь о желании обострить чувства. Часто новый штамп в паспорте заставляет экс-супругов как бы «встряхнуться» и всерьез задуматься о том, что же они на самом деле теряют и приобретают. В пылу баталий на подобные размышления зачастую просто нет времени и желания. Каждый из «сражающихся» во что бы то ни стало стремится отстоять свою позицию и нанести наиболее ощутимый удар «противнику» — лишить общения с ребенком, уничтожить любимую коллекцию, выписать из квартиры. Когда же своего добился, то нередко оказывается, что все эти действия были лишь поводом к общению, завуалированной возможностью сказать: «Видишь, я тебя еще люблю, хочу, чтобы ты изменился и мы опять смогли бы жить вместе». Это как в младших классах школы, когда мальчик бьет понравившуюся девочку. Когда же чувства угасли, угасают и эмоции, и желание лишний раз общаться с партнером.

— Ну какие чувства могут быть к алкоголику?

— Дело не в алкоголе. Тем более, что выходила ты замуж за вполне благополучного человека, вы более 20 лет прожили вместе, у вас очень много тех мелких привычек и традиций, которые крепче всяких других уз связывают людей.

Конечно, жены алкоголиков, продолжающие, несмотря на постоянные ссоры и скандалы, нести свой «крест», вызывают у окружающих больше всего удивления. Но есть такое понятие, как женщина-мать. Такая до последнего будет возиться с «неразумным дитятей», без которого ее жизнь просто теряет смысл. И никакие дети тут не помогут — многие из них намного самостоятельней своего родителя и не требуют опеки.

Если хочешь, я с тобой поработаю, а нет — решай сама. Только когда примешь определенное решение — будь последовательна. То есть, если поймешь, что тебе на самом деле лучше без мужа, то меняй квартиру и живи отдельно. У меня масса клиенток, которые то выгоняют мужа, то, наоборот, привечают — так и мучаются всю жизнь. Если же ты все еще любишь его, то постарайся помочь, не отталкивай окончательно, не возводи между вами непреодолимую стену.

Общение с психологом хоть и заставило призадуматься, но все же окончательно воинственный настрой не сбило. Продав доставшуюся ей с сестрой по наследству квартиру, Анна Владимировна привела бывшего мужа в нотариальную контору и, составив договор, вручила ему деньги за полквартиры. Что с ними потом сделал Игорь Витальевич, она так и не поняла, но в результате каких-то сомнительных коммерческих операций он остался без денег и комнаты в коммуналке. Так как покидать свою прежнюю жилплощадь он не собирался, женщине пришлось обратиться в суд — за что же она, в самом деле, отдала такие деньги! Игорь Витальевич вплоть до суда не верил, что с ним действительно не хотят жить. Возможно, так оно и было. Добившись решения суда о том, что экс-супруг обязан покинуть занимаемую жилплощадь без каких-либо компенсаций, Анна Владимировна так и не решилась на самый последний шаг: собрать вещи бывшего любимого и выставить его с ними за дверь. Придя в тот вечер домой, Игорь Витальевич начал собирать вещи, а потом посмотрел на заглянувшую в комнату бывшую жену и неожиданно спросил:

— А помнишь, Анюта, какие ты мне когда-то жарила оладушки, с яблоками и изюмом?

Именно оладушки и решили исход дела. Анна Владимировна разрешила экс-супругу остаться, лишь предупредила: до первой рюмки. Игорь Витальевич теперь ходит тихий, трезвый и печальный, но работу так и не ищет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно