Богдан-Игорь Антоныч: перстни любви

16 октября, 2009, 14:04 Распечатать

Украина отметила 100-летие со дня рождения поэта Богдана-Игоря Антоныча. Во Львове на панихиду у его могилы на Яновском кладбище собралось много людей...

Украина отметила 100-летие со дня рождения поэта Богдана-Игоря Антоныча. Во Львове на панихиду у его могилы на Яновском кладбище собралось много людей. Во Дворце искусств наградили молодых поэтов — лауреатов литературного конкурса «Привітання життя».

Тем не менее в этом же Львове к юбилею Богдана-Игоря Антоныча, к сожалению, не открыт ни музей, ни памятник, к тому же помещение на улице Городоцкой, где жил поэт (и где должен был находиться его музей), местные власти... уже продали.

А вот в селе Бортятин, в бывшем доме родителей поэта, музей обещают открыть уже в конце октября. Кстати, в этом селе живет 94-летняя Ольга Бень, которая хорошо помнит и Антоныча, и его семью.

Поэту суждено было прожить неполных 28 лет, но сейчас его творчество в украинской литературе занимает важное место.

Родился Богдан-Игорь Антоныч в 1909 году на Лемковщине в селе Новица Горлицкого уезда (в настоящее время — территория Польши) в семье сельского священника. Его отец Василий Кит после окончания гимназии изучал теологию во Львове, позже в Перемышле. Став священником изменил фамилию Кит на Антоныч. Мать по происхождению из семьи священников. Богдан-Игорь был единственным ребенком в семье. Его раннее детство проходило в родном селе под опекой няни, которая знала много стихотворений, песен, сказок. Из-за частых болезней мальчик получал начальное образование на дому.

Богдан-Игорь Антоныч
Богдан-Игорь Антоныч
С 1920-го по 1928 год учился в польской гимназии классического типа им. Королевы Софии в Сяноке, которую закончил с отличием. Это была единственная на Лемковщине гимназия, где кроме польского, немецкого, греческого и латинского языков изучали также украинский — два часа в неделю. Гимназист Антоныч увлекался живописью, даже выставлял свои картины. А еще — играл на скрипке, много читал украинской и зарубежной литературы. В польском переводе перечитал все художественные произведения нобелевских лауреатов. Целеустремленно изучал литературный украинский язык, хотел избавиться от лемковского диалекта. В гимназии же начал писать и стихи.

Дальше учился на философском факультете (специальность «польская филология») Львовского университета. Окончив его в 1933 году, получил диплом магистра философии.

Уже на первом курсе Антоныч вошел в кружок студентов-украинистов филологического факультета. На встречах, проходивших в Академическом доме раз в две недели, студенты делали доклады, дискутировали на литературные темы, обсуждали новинки в западной и поднепровской литературе. Богдан-Игорь часто читал свои стихи просто на лестнице, поражая слушателей очень оригинальными метафорами.

* * *

В студенческой среде Антоныча называли «новим поетичним божищем Львова». Первое свое стихотворение «Біг — 1000 метрів» он опубликовал в 1931 году в журнале пластунов «Вогні». В том же году вышел его сборник «Привітання життя». Религиозные стихи из сборника «Велика гармонія» появлялись в журнале «Дзвони». Печатался в изданиях «Вісник», «Студентський шлях», «Дажбог». Последний журнал некоторое время редактировал.

После окончания университета поэт живет во Львове. Профессионально занимается литературным творчеством. Печатает в периодических изданиях статьи, стихотворения, поэтические переводы. Как автора интересной исследовательской статьи «Національне мистецтво (спроба ідеалістичної системи мистецтва)» его принимают в Ассоциацию независимых украинских художников. В статье Антоныч дает свое определение искусства: «Мистецтво — це окрема дійсність, яка викликає в нас переживання, потрібні для нашої психіки і котрих не може дати нам реальна дійсність».

Наибольшее количество его публикаций выходит в литературно-художественном журнале «Назустріч». В интервью этому изданию он говорит, что «пояснити поезію — це не така проста справа, як би на перший погляд могло видаватися. Зрозумілість поезії, як узагалі зрозумілість літературних і мистецьких творів, річ умовна і суб’єктивна. Те, що для одного незрозуміле, для іншого аж занадто просте і прозоре. ...Зрозуміння — це дія розуму, а мистецтво й поезія в загальному належать до царини почування. Хоч у літературному чи мистецькому творі всього не розуміємо, проте можемо цей твір відчути, піддатися його сугестії, сприйняти і оцінити його загальну вартість, визнати високий рівень чи навіть геніальність».

В 1934 году Антоныч публикует сборник «Три перстені», который считают его самым высоким поэтическим достижением. Он становится признанным поэтом, ему вручают награду Львовского общества писателей и журналистов им. Ивана Франко.

В день награждения, 31 декабря 1935 года, на литературном празднике поэт провозгласил свое жизненное кредо: «Хочу і маю відвагу йти самостійно і бути самим собою». Он всегда оставался вне политических партий, не хотел быть «мандолістом ніякого гурту», старался постичь суть человеческого бытия, а его вдохновительницей была красота природы лемковского края.

В конце 1936 года Антоныч издает свой самый большой сборник — «Книга лева», за который получает литературную награду Украинского католического союза. Завершает первый вариант либретто к опере Антона Рудницкого «Довбуш». Ездил в Карпаты, собирал материалы о народном мстителе. Работал над повестью «На другому березі», в которой много автобиографического.

* * *

Во Львове Антоныч жил у своей тетки на улице Городоцкой, 50 (нынешняя нумерация). Часто ездил к родителям в село Бортятин, близ Судовой Вишни, в 40 км от Львова. Там в конце 20-х годов прошлого века отец поэта получил приход. В одном из писем Антоныч писал: «Я аж досі сидів у Львові та непотрібно витрачав час на всякі «сходини» та інші «організаційні справи». За цих півтора місяця був би на селі написав не один новий вірш, а тут не повстало нічого нового. Знеохочений, лютий за змарнований час, виїжджаю на днях до себе на село». В Бортятине закончили свой жизненный путь родители поэта. Там и похоронены на сельском кладбище.

В 1934 году Антоныч познакомился с Ольгой Олийнык, которая вскоре становится его невестой. Их первая встреча состоялась в конфетной «Оаза» на улице Русской.

Со временем Ольга вспоминала: «Можна собі уявити, яке враження на мене зробила ця зустріч, я надзвичайно була схвильована. ...Ні, це неможливо — не могла я погодитись, — щоб цей Антонич, наше божище, був таким звичайним. Добродушно усміхнений, ввічливий, сердечний, без гарячкових рухів, спокійний і дуже розважливий у розмові. Не вивищується, не дає відчути того, що він ліпший, не пишається своєю славою».

Умер поэт 6 июля 1937 года в одном из львовских санаториев от воспаления легких. Во время болезни за Богданом-Игорем ухаживала его невеста. В двух предсмертных письмах к родителям он писал: «Олечка дуже мене пильнує. Коли б не вона, не знаю, чи дав би собі ради».

В санатории поэт делал поправки ко второму варианту либретто «Довбуш». Диктовал Ольге, поскольку сам писать уже не мог.

…Похоронен Богдан-Игорь Антоныч на Яновском кладбище во Львове.

* * *

После смерти поэта Ольга Олийнык некоторое время жила у его родителей в Бортятине, ухаживала за ними. Потом уехала в Сокаль, вышла замуж и носила фамилию Ксенжопольская. Ольга написала трогательные воспоминания о своем женихе и его короткую биографию «Надгробок на могилі щастя».

В 1938 году вышли посмертные издания произведений Антоныча — поэтические сборники «Зелена євангелія» и «Ротації». Оба на основе авторских рукописей составила Ольга Олийнык вместе с друзьями поэта братьями Ласовскими. Как пишет Ольга в своих воспоминаниях, сборник «Зелена євангелія» должен был посвящаться ей как жене, но пожениться они так и не успели...

В 1940 году в Кракове увидели свет «Вибрані поезії» Антоныча. Потом в издании его произведений наступает длительная пауза. Только в 1966 году в Пряшеве наконец выходит книга «Перстені молодості».

В 60-е годы в Клубе творческой молодежи во Львове состоялся первый вечер памяти Богдана-Игоря Антоныча. С воспоминаниями о поэте выступили Ирина Вильде, Михаил Рудницкий... От них и узнали, что похоронен поэт на Яновском кладбище. Тогда поклонники творчества Антоныча — Игорь и Ирина Калинец, Михаил Косив, Михаил Горынь — по церковным книгам нашли место его погребения, насыпали могилу, поставили крест. Игорь Калинец собственноручно написал табличку...

Теперь ежегодно на могилу Антоныча на Троицу приходят сотни людей.

О значимости его творчества говорит тот факт, что сборники его стихотворений переведены на словацкий, английский, польский, русский языки, а отдельные из них — также на латышский, литовский, чешский и другие языки.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно