Анатолий Калениченко: «Червона рута» для меня — это не легенда, а целая жизнь» - Социум - zn.ua

Анатолий Калениченко: «Червона рута» для меня — это не легенда, а целая жизнь»

11 января, 2008, 15:07 Распечатать

Анатолий Калениченко — музыковед, продюсер, пианист, кандидат искусствоведения, член комиссии ин...

Анатолий Калениченко — музыковед, продюсер, пианист, кандидат искусствоведения, член комиссии интеграции культурных стратегий Национального совета по вопросам культуры и духовности при президенте Украины — всегда на гребне волны музыкальной жизни. Одна из самых памятных страниц жизни Анатолия — его деятельность в качестве одного из инициаторов и главных организаторов, а также соавтора творческой концепции музыкального фестиваля «Червона рута». Сегодня, к сожалению, этот воистину национальный фестиваль незаслуженно отодвинут в тень различными коммерческими проектами.

О том, с чего начиналась «Червона рута», о мифах и легендах вокруг этого своеобразного явления украинской культуры, а также о нынешних тенденциях развития фестивалей наш разговор с Анатолием Калениченко.

— Анатолий, правда ли, что музыка не только дело всей вашей жизни, но и единственное увлечение?

— Наверное, это странно звучит, но я никогда не занимался ничем, кроме музыки. Не было даже мысли приобрести иную профессию. Я — коренной киевлянин, рос типичным музыкальным ребенком, был лауреатом детских музыкальных конкурсов того времени. Позже закончил Киевскую государственную консерваторию им.П.Чайковкого — историко-теоретический и (факультативно) фортепианный факультеты. Учился у известных педагогов Тамары Гнатив, Татьяны Кравченко и Ады Кривошеиной. Вместе со скрипачом Олесем Ясько мы организовали возрождение консерваторских «капустников», несправедливо запрещенных властями в 1973 году.

Там же, в Киевской консерватории, учился мой товарищ и будущий соратник по фестивалю «Червона рута» композитор и музыковед Тарас Мельник. Перед государственными экзаменами его исключили из консерватории за буржуазный национализм, и ему пришлось на два года прервать учебу, пойти работать на завод. Позже Тарасу дали закончить консерваторию, но на работу в Киев не распределили, и он уехал учиться в аспирантуру Московской консерватории. И только после ее окончания получил распределение на должность преподавателя той же Киевской консерватории — в то время Москвы боялись больше национализма…

Вместе с Тарасом в бигбит-группе «Эней» играл на гитаре еще один мой друг скрипач Кирилл Стеценко. Ребята сочинили гимн вольных украинцев, и кто-то донес на них в соответствующие органы. После этой истории Кирилл, лауреат всесоюзного музыкального конкурса (а у нас в те годы таких лауреатов почти не было!), получил распределение в провинциальную Ривненскую филармонию — беспрецедентный случай…

— Итак, друзья собрались вместе...

— Мы начали думать: что мы можем сделать для Украины? Был 1986 год, я возвратился в Киев после полугодичной стажировки в Варшаве, которую проходил в Институте искусств Польской академии наук. Это был глоток свободы. Я был не очень благонадежным и не надеялся, что пошлют именно меня. Но поскольку я писал диссертацию о польском композиторе Кароле Шимановском, то в нашем Институте искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М. Рыльского НАН Украины, где я работаю и поныне, решили, что моя кандидатура самая подходящая. В то время считалось, что в Польше голод и нищета, поэтому желающих ехать не было.

У нас с друзьями было много планов, но мы пришли к выводу, что самое главное — массовая молодежная культура, и в первую очередь музыкальная.

В то время я сделал музыкальную телепрограмму «Субботние встречи», которая первая в Украине полностью шла на украинском языке. Как автор и ведущий, пригласил участвовать в ней Тараса, Кирилла, композитора Мирослава Скорика и пианиста Владимира Винницкого, он сейчас живет в США. Мы подготовили «краткий конспект» истории всей мировой музыкальной массовой культуры. Задумались: можно ли в условиях господства традиционной эстрады в Украине создать такую массовую молодежную музыкальную культуру, которая была бы модной и одновременно украинской?

Мы решили провести эксперимент: начали читать лекции с музыкальными аудиоиллюстрациями лучших образцов зарубежной и украинской поп-музыки. Результат превзошел все ожидания: украинские гены в молодежи не умерли, советская власть не смогла их добить или усыпить. Именно тогда родилось решение создать фестиваль украинской молодежной музыки и творческую лабораторию-студию…

— Даже не верится, что в конце 80-х такое было возможно…

— Я и сам не понимаю, как нам это удалось, но в 1989 году я стал одним из основателей первого украинско-канадского совместного предприятия «Кобза». За полтора-два года мы сделали столько, что самому не верится, — создали первую в Украине негосударственную студию звукозаписи, организовали массу гастролей — в Европу, Азию и США. Наш размах по тем временам был просто фантастическим!

Выпустили несколько десятков наименований музыкальных аудиокассет — это были первые легальные негосударственные аудиокассеты в Украине с нашей академической, народной, духовной, а также поп- и рок-музыкой. Именно «Кобза» еще до провозглашения независимости Украины первая выпустила аудиокассету с музыкой нынешнего национального гимна Украины в исполнении Галицкого духового оркестра.

Кроме меня, основателями «Кобзы» были Борис Олийнык от Украинского фонда культуры и канадский бизнесмен, патриот Украины Николай Мороз. Директором этого уникального СП был радиожурналист и флейтист Олег Репецкий. Позже «Кобза» распалась по субъективным причинам. Наш канадский партнер хотел и в дальнейшем помогать Украине, но в то время все украинцы за рубежом считались агентами ЦРУ…

Параллельно с «Кобзой» мы начали готовить фестиваль «Червона рута».

— Первая «Червона рута» стала знаковым событием в вашей жизни?

— И не только в моей. Фестиваль стал первым реальным шагом в консолидации патриотической молодежи Украины. Но для того чтобы он состоялся, нужно было сделать практически невозможное…

Торжественное открытие первого фестиваля «Червона рута». На фото его ведущие Василий Илащук и Елена Ромина. Черновцы, стадион «Буковина», 17 сентября 1989 г.
Торжественное открытие первого фестиваля «Червона рута». На фото его ведущие Василий Илащук и Елена Ромина. Черновцы, стадион «Буковина», 17 сентября 1989 г.
Опереться нам было не на кого — «Просвіта» появилась только в феврале 1989 года. Попытались привлечь Фонд культуры и Министерство культуры УССР. В то время почти не было независимых общественных организаций, а поскольку фестиваль планировался как молодежный, мы отправились в ЦК комсомола Украины. Не знаю, удалось ли нам их обмануть или они сделали вид, что обманулись, но нашу по сути своей национальную идею поддержали. Фестиваль курировал вначале Александр Зинченко (ставший впоследствии политиком), а затем Юрий Соколов — при понимании и непротивлении их тогдашнего руководителя Анатолия Матвиенко, сегодня тоже политика.

Первый фестиваль решили проводить в Черновцах, на родине замечательного автора песни «Червона рута» Владимира Ивасюка.

Такое масштабное действо нужно было подготовить. За месяц до проведения «Руты» мы арендовали в Черновцах 80 квартир для приезжих участников и гостей. А за три дня до открытия фестиваля хозяева 77 квартир нам отказали — люди были запуганы. Можете представить ужас нашего положения? За одну ночь мы создали неформальное агентство по расселению прибывающих. Жили по двадцать человек в одной квартире, но без крыши над головой никто не остался…

За два месяца до фестиваля произошло еще одно событие, которое поставило под вопрос само проведение «Червоной руты»: стало известно, что ЦК Компартии Украины запретил проводить фестиваль… Это были годы безраздельного правления Владимира Щербицкого, и бороться с ЦК было сложно.

Но судьба была за нас: дата открытия фестиваля совпала с годовщиной «золотого сентября» — ввода советских войск в Западную Украину, а также с учредительным съездом Народного руха Украины. На съезде присутствовал экс-президент Украины Леонид Кравчук, занимавший в то время должность секретаря ЦК КПУ. Кирилл Стеценко, которому дали слово, рассказал о запрете проведения «Червоной руты». Делегаты съезда начали кричать: «Ганьба!», и Кравчуку пришлось дать официальное согласие на проведение фестиваля. Об этой истории мало кто помнит, хотя вокруг первых «Рут» ходит немало слухов и легенд…

— Вступить в те годы в конфронтацию с властью значило вызвать на себя мощный удар...

— Дважды, когда я ехал в поезде на фестиваль, разбивали камнями окна — запугивали, подбрасывали ампулы с наркотиками... На первом фестивале били людей и обыскивали девушек в поисках национальных флагов, якобы спрятанных под одеждой — на стадион, где проходило закрытие фестиваля, запрещали приносить украинскую символику. А когда до конца концерта оставалось всего семь минут, первый секретарь обкома партии дал распоряжение выключить звук. Но даже эти драконовские методы не спасли областного партийного деятеля — после фестиваля его сняли за то, что допустил «вылазки буржуазных националистов»…

Несмотря на это, фестиваль состоялся. В Черновцах впервые собрался весь музыкальный андеграунд того времени — «Братья Гадюкины», «ВВ», «Кому вниз», Вика, Миколайчук, Ждан­кин, Драч, Панчишин, Бурмака…

В качестве гостей пригласили всех, кто составлял цвет тогдашней украинской эстрады, например, Таисию Повалий (это было еще до ее участия в «Славянских базарах»), Тараса Петриненко, Виктора Шпортько, Назария Яремчука…

— Кому из молодых украинских исполнителей вы дали дорогу в жизнь?

— Наша команда помогла многим. Десять лет назад мы с удивлением констатировали, что 90% всех певцов и групп, которые исполняют в Украине молодежный репертуар на украинском языке, это исполнители, чьи имена открыла «Червона рута». Фестиваль проходит в два этапа: первый в регионах, где могут принять участие все желающие, а второй — финальный, и сама его идея очень демократична.

За прошедшие годы география наших фестивальных поездок стала очень широкой, но вначале мы проводили «Руту» в тех регионах, которые были наиболее русифицированы и молодежь которых вообще не знала, что украинское может быть интересным.

Накануне «Червоной руты» в 1995 году (в тот раз фестиваль проходил в двух городах — Севастополе и Симферополе) крымская пресса писала, что на площади Нахимова собрался несанкционированный митинг патриотических сил, который принял решение сорвать сборище украинских националистов. Действительно, во время закрытия фестиваля вся площадь топала, кричала, свистела… но и аплодировала от удовольствия, что явно не входило в планы организаторов провокации.

Главным режиссером крымской «Руты», как и двух предыдущих фестивалей, был Васыль Вовкун, а первого — Сергей Проскурня.

Когда в 1999 году фестиваль проходил в Днепропетровске, был такой аншлаг, что молодые люди рыли подкоп под ограду Зеленого театра в надежде попасть на концерт.

Самый впечатляющий фестиваль был в 1997 году в Харькове — его спонсировали «Кока-кола» и шоколад «Корона». А по качеству музыкальной составляющей самым лучшим был фестиваль 1999 года, о котором практически никто не знает, поскольку не было средств на трансляцию по телевидению — наши каналы потребовали плату не только за съемки, но и за показ как за рекламу. На Западе телевидение подобные концерты покупает…

— Наверное, за годы проведения фестивалей судьба подарила вам много встреч с интересными людьми?

— Пожалуй, самой трогательной из них стало знакомство с блаженнейшим митрополитом Мстиславом. Это было в 1991 году, перед нашим первым концертом в Киеве на Майдане Незалежности. К нам в «Кобзу» позвонили из канцелярии блаженнейшего Мстислава, а поскольку у телефона оказался именно я, мне и довелось с ним познакомиться. Митрополит, которому в то время было под 90 лет, сказал, что ночью ему явилось знамение о необходимости выступить перед концертом.

Я ему ответил: «Блаженнейший, но там же будет и рок-музыка! Как вы на это смотрите?» Он ответил: «Ничего!»

Так получилось, что концерт проходил накануне фестиваля в Запорожье, на проведение которого у нас совершенно не было денег. Я попросил помощи и благословения у Мстислава. Он понял, что я прошу не для себя, а для людей, и дал нам собственные средства на фестиваль.

Перед концертом в Киеве блаженнейший Мстислав все-таки выступил. Он был немощен, на коляске, но нашел в себе силы в течение получаса общаться с огромной аудиторией, а затем послушать музыку…

— Очевидно, спонсоры не склонны поддерживать украинскую эстраду?

— Украинский бизнес на то время оказался не готов поддержать свое. Мы с Тарасом часто вкладывали собственные средства, чтобы очередной фестиваль все-таки состоялся.

Бизнес не любит заниматься филантропией, только зарабатывать на чем-то, пример тому вытеснение фестиваля «Червона рута» коммерческими фестивалями. В Украине есть творческие «Перлини сезону», «Тарас Бульба», «Рок-экзистенция» и «Мазепа-фест». А некоторые нынешние фестивали делаются за «откат», т.е. являются отмыванием грязных денег. Подобные методики работают в эстраде во всех направлениях. К примеру, нужно обналичить 50% со счета в банке. Деньги перечисляются на фестиваль, организатор которого часть использует на концерты, часть — на покупку собственной виллы (благо, никто не контролирует), вернув спонсору искомые 50% наличными.

Еще криминальней выглядит приглашение на гастроли российской «попсы». Обычно спонсоры таких гастролей официально не засвечиваются. Грязные деньги перечислить за рубеж очень сложно, поэтому их везут в Россию контрабандой — в дипломатах. Без 100-процентной предоплаты российские «звезды» не приедут. Средства там крутятся колоссальные: в среднем концерт российской «звезды» стоит у нас 30 000 у.е., но на один концерт никто не поедет — нужен «чес», это 30—35 концертов, то есть миллион долларов.

Мне кажется, что было бы честнее проводить музыкальные фестивали цивилизованно, с платными входными билетами, а не полукриминальным путем. Обидно, что колоссальные теневые средства работают не на экономику Украины, а вымываются за рубеж…

— Сегодня вы работаете над другими проектами?

— Мой уход из команды «Червоной руты» связан со здоровьем, работать в этой сфере приходится не менее двенадцати часов в сутки. Сын пошел по моим стопам — сейчас он тоже занимается массовой культурой, а раньше занимался нашим с Тарасом детищем.

Фестиваль трансформируется. Сегодня Тарас Мельник делает упор на профессиональную сторону исполнительства, и это правильно, поскольку 99% нынешних эстрадных певцов абсолютно не владеют голосом. С 1999 года все «Руты» проводятся в Киеве…

Я вернулся к более академическим проектам, которые связаны с моей работой в родном институте и поддержаны им. Два из них — «Народную культуру — потомкам!» и «Научную литературу — читателям» — только что успешно прошли рассмотрение Национального совета по вопросам культуры и духовности при президенте Украины. Теперь дело за Верховной Радой, которая должна включить в бюджет средства на их реализацию.

Наш институт, опередив Россию и другие страны, начал издание Академической истории украинской музыки. На сегодня уже вышло пять томов этого уникального издания.

Вышел первый том академической многотомной Украинской музыкальной энциклопедии, в который вошли две тысячи статей и 1100 иллюстраций. Но, к сожалению, эти издания никто не сможет купить или увидеть — постановление Кабинета министров от 2003 года разрешает бюджетным научным учреждениям зарабатывать деньги, издавая книги, не сказав ни слова о продаже. Из-за этой нелепости вся наука скоро окажется в состоянии комы. Для реализации проекта «Научную литературу — читателям» не нужно средств — нужны грамотные законы.

Что касается программы «Народную культуру — потомкам!», то она достаточно дорогостоящая, нужно оплачивать труд людей, которые будут ездить и собирать жемчужины народной культуры, оснастить экспедиции цифровой техникой. По самым минимальным подсчетам, понадобится около 50 млн. долл. в расчете на пять лет.

Изыскать такую сумму под силу только государству, но речь идет о нашем национальном наследии, а здесь каждая минута дорога, поскольку носители украинской культуры уходят…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно