Ален Безансон: человек, не захотевший быть частью империи лжи

18 мая, 2012, 13:17 Распечатать Выпуск №18, 18 мая-25 мая

Безансон не боялся идти против общефранцузского течения, выстраивая аргументированную критику имперской политики России и коммунистического режима.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Украине не очень везет на президентов. Зато везет на преданных друзей. К таковым принадлежит выдающийся французский историк, философ, глубокий знаток тоталитаризма российского, советского и немецкого разлива академик Ален Безансон. 25 апреля этого года ему исполнилось 80 лет. 

Нам он интересен прежде всего как ярый защитник украинских национальных интересов. Следуя христианскому принципу «узнаете правду, и правда освободит вас», Безансон не боялся идти против общефранцузского течения, выстраивая аргументированную критику имперской политики России и коммунистического режима. Он последовательно подчеркивал и подчеркивает роль Украины на востоке Европы как ключевого государства-барьера на пути возможной российской экспансии на запад. За научную честность в российском сегменте Интернета ему навесили ярлык «современного ненавистника России».

Таким «ненавистником» он стал не сразу.19-летним вступил во Французскую компартию, но через пять лет вышел из ее рядов. Толчком для этого стал знаменитый доклад Никиты Хрущева на XX съезде КПСС с разоблачением преступлений Иосифа Сталина. А.Безансон неоднократно подчеркивал, что не понимает тех, кто остался во Французской компартии после 1956 года. В автобиографии («Генерация», 1987 г.) ученый вспоминал, как ему было стыдно и какой гнев вызвало осознание того, что его обманули: «Тогда я решил как начинающий историк исследовать историю России и СССР, чтобы лучше понять, что случилось со мной… Надеюсь, что все время, потраченное мной на исследование российской истории и советского коммунизма, их изучение и анализ, будет засчитано мне как раскаяние».

Он не захотел быть частью империи лжи.

* * *

А.Безансон — автор более двух десятков книг (включая первый роман «Эмиль и лжецы», 2008 г.), большого количества статей и предисловий на темы истории России, СССР и Украины, тоталитаризма, истории христианства. Его исследования напечатаны во французских, американских, английских, итальянских, польских, украинских и других журналах. 

В фундаментальной работе «Интеллектуальные источники ленинизма» (1977 г.) А.Безансон, мастер парадоксальных формулировок, дает такую характеристику большевистской партии: «Власть партии нуждается в беспрерывном распространении, слабой компенсации своей фундаментальной немощи. Она — власть без смысла». Для него ленинизм — своего рода идеологическая патология и источник каждой тоталитарной системы. Признаки ленинизма исследователь находит в религиозно-мистических учениях, основывающихся на эзотеризме и высшем мистическом знании. Именно в структуре тоталитарной веры, ее псевдохристианских источниках нужно искать ключ от большевистской (как и нацистской) идеологии. А.Безансон называет советскую идеологию логократией, властью слова, которая в действительности является господством лжи.

Парадоксальные словесные построения, отображающие абсурдность режима, характерны и для другой известной его книги «Советское настоящее и российское прошлое» (1980 г.). Один из разделов, посвященных советской экономике, назван «Анатомия одного призрака». Учитывая, что от трети до половины сырья и материалов, проходивших через советское производство, теряли свою ценность уже в производственном цикле, автор отмечает, что цифры советского сталепроизводства охватывают «производство стали, выпуск псевдостали, псевдопроизводство стали». И это касалось не только стали: «Советская экономика является темой огромного количества научных исследований, которыми занимаются многочисленные исследовательские центры Европы и США, и они дают материал для необъятного моря литературы и многих научных журналов. Но те, кто родился в Советском Союзе, а также те, кто знает советское общество через историю, литературу, странствия, через рассказы эмигрантов, глазам своим не верят, видя описания экономистов. Существует, кажется, непреодолимая пропасть между этой системой, воспринимаемой в измерениях и цифрах, и другой системой, без измерений-цифр, которую они научились постигать через интуицию и собственный реальный опыт».

Своим словом А.Безансон орудует, как умелый хирург — скальпелем для спасения больного. В статье «является ли Россия европейской? Полемика с Мартином Малиа» (1999 г.) он пишет, что Россия отстала от Европы не на пятьдесят, а на тысячу лет, если не больше, из-за этого нельзя сравнивать российского царя с, например, бранденбургским курфюрстом или королем Швеции. Этим монархам никогда бы не пришло в голову собственноручно исполнять обязанности палача или превращать дворцовые палаты в застенок. «У Руссо были основания сказать, что Россия «сгнила, не успев созреть». Чтобы преодолеть отставание от Запада (в действительности же догнать его невозможно, разве что на словах), были найдены три формы «компенсации неполноценности»: религия, имперское чувство и ложь. И до сих пор, по словам А.Безансона, коммунистическая идеология воспринимается в России не как патологическая, преступная ошибка, а как один из периодов российской истории, в которой были позитивы и негативы. Коммунизм, по его мнению, не только затормозил развитие России, но и приумножил все то мерзкое, что замечали в российском порядке и образе жизни европейцы: «На смену нескольким сотням сотрудников тайной полиции пришло двести тысяч гебистов. На смену сотне тысяч заключенных — несколько миллионов. На смену обычной лжи — ложь всемирная, метафизическая, шизофреническая, создающая своеобразную вторую реальность, империю одурачивания». Резюмируя свои соображения, французский академик отмечает — ответ на вопрос, является ли Россия частью Европы, зависит от того, считаем ли мы, что она просто «отстала» от Европы, или признаем, что имеем дело с «искажением» Европы.

В статье 1989 года «Национальный вопрос» А.Безансон прозорливо пишет, что российский народ стоит перед дилеммой: или же настоящая перспектива изменения и глубокой реформы советской системы, которая невозможна без распада СССР; или же этот народ никогда не выйдет из коммунизма. Поэтому россияне должны прийти к мысли строить свое будущее вне империи, выбрать свободу и процветание, а не сладкие иллюзии господства.

Надежды А.Безансона на здравый смысл не оправдались. Как отметил он в статье «Будущее России — судьба среднего государства» (2000 г.), Россия искала свою дорогу в течение десяти лет и уже определилась, примеряя на себя роль «государства-мошенника», подобного Северной Корее, а приход к власти Путина абсолютно вписался в основную логику событий: «Это путь шовинизма, но с определенными особенностями, которые он часто приобретал в этой стране: смесь лжи, насилия и спеси. И движение это должно было быть довольно сильным, чтобы Солженицын отождествил себя с ним, и чтобы такой политик, как Гайдар, которого оценивают как «реформатора прозападной ориентации», решил с ним объединиться».

Как публицист А.Безансон остро и честно реагирует на горячие политические события. Не всем по душе такая позиция и во Франции. В статье «Дежавю» о вторжении России в Грузию в августе 2008 года, написанной для «Фигаро», которую газета сначала отклонила, а перед публикацией сократила, он не очень подбирает слова: «Российская ложь такая дерзкая, что ей почти верят. Наши дипломаты, которым российская дипломатия лжет в глаза, впадают в состояние оцепенения. Они не осмеливаются сказать: «Вы лжете. В конце концов, вы всего лишь бумажный тигр. Экономика ваша никчемная, демография — в катастрофическом состоянии. Немедленно выведите свои войска и возвращайтесь домой». Такие победы он назвал обманчивыми и пикроколевыми (по имени персонажа из романа Ф.Рабле «Гаргантюа и Пантагрюель», некоего комического короля, хвастуна и завоевателя, который только и мечтал о завоевании мира) — тем более что существует столько препятствий «здоровому и нормальному развитию этой горемычной страны, больной физически и морально так давно, что наше сочувствие только усугубляет болезнь. Для нее господство лучше свободы и лучше процветания. К сожалению, российский народ поразила та же болезнь».

Российскую тему А.Безансон развил и в резонансном интервью польскому изданию Rzeczpospolita (09.06.2010 г.) «Потемкинская жалоба», посвященном катастрофе самолета под Смоленском. Он высказал мнение, что суть прагматической дипломатии, которую выстраивает Россия, — в сближении с определенными государствами, но исключительно в рамках политики влияния и доминирования, особенно экономического. Из-за этого она стремится к разделенной, а не объединенной Европе, заключая, например, с Германией или Францией отдельные двусторонние соглашения: «Чем больше Европа пребывает в ссоре... тем лучше для Кремля. Жаль только, что Германия и Франция позволяют купиться на это… Российская власть использует для этого и Православную церковь, которая находится в руках ФСБ… Французы в течение нескольких десятков лет не хотели верить в преступный советский режим. А он там был, прятался за потемкинским фасадом. Сейчас французы снова закрывают глаза на все. Запад снова становится жертвой тех же иллюзий… На самом деле Россия не европейская страна. Это не та культура и традиция. Россия — это Азия». Кстати, экспансию РПЦ, в частности и на территорию Франции, А.Безансон, по аналогии с Коминтерном, остроумно называет «Духинтерном».

Характеризуя российскую политику в недавнем интервью парижскому интернет-изданию «Бульвар-Экстерьер» (19.03. 2012 г.) с красноречивым заголовком «Назойливая идея: империя», А.Безансон подчеркнул, что она не имела естественных границ, фиксированных пределов: «Это — православные или славянские земли. Относительно Европы можно использовать славянофильские аргументы, ближе к Китаю они становятся евразийскими. Обе идеологии еще живы, и Путин жонглирует ими… Его цель — лишить европеизации бывшие советские республики, особенно Украину. С балтийскими государствами он потерпел неудачу. Главное для него — избежать цветных революций у соседей».

* * *

А.Безансон затрагивал непосредственно и украинские темы, прежде всего Голодомор. Вспомним его блестящие речи, провозглашенные в Париже по случаю 50-летия и 70-летия Голодомора (1983 г., 2003 г.), статью «Война большевиков против крестьян. 1933 год», написанную специально для «Всесвіту» (1993 г.). «Уничтожение крестьянской элиты, способных и инициативных производителей, организаторов, — отмечает французский исследователь, — окончательно сломало хребет одной из мощнейших в мире сельскохозяйственных цивилизаций. Вместо этого осталась испуганная и ленивая толпа». Он отбрасывает предположение, что разрушение сельского хозяйства дало возможность осуществить индустриализацию, и предлагает оставить это на совести сталинских экономистов и некоторых их западных коллег: «Богатая и неповторимая крестьянская культура была уничтожена. Остались пустыри и равнодушные рабы». А.Безансон — редчайший, один из самых последовательных и наиболее убежденных защитников украинской памяти о Голодоморе в мире: «Именно тщательная организация экзекуции придала украинскому голодному террору характер геноцида — второго в нашем столетии после армянского; третьим стал геноцид еврейский».

Очень важно, что эту тему А.Безансон затронул еще в одной фундаментальной работе «Лихо століття: про комунізм, нацизм та унікальність Голокосту» (1998 г., укр. пер. 2007 г.). В ней он еще раз высказывается по поводу одного из самых страшных преступлений коммунистического режима, которое нельзя забывать: «Целью было покончить не с каким-либо сопротивлением крестьянства, потому что коллективизация уже сломала его, а с национальным существованием украинского народа. По этому поводу писали о геноциде, и это справедливо». В этой книге историк обращает также внимание на неравноправие в сохранении памяти о жертвах коммунизма и нацизма. Жертв первого замалчивают, что приводит к их забвению, а жертв второго и дальше скрупулезно документируют, вспоминая при каждой возможности. Именно поиск объяснения такого странного явления и побудил ученого сравнить обе системы и найти в них общее.

Украинским вопросом А.Безансон занимается лет сорок пять. Мне удалось найти, вероятно, одну из его первых статей — «Ставка Украины», датированную
1978 годом. Это — предисловие к сборнику самиздата, переведенного на французский язык, «Этноцид украинцев в СССР». Уже тогда он являлся убежденным сторонником Украины: «Борьба Украины имеет стратегическое значение. В случае победы советская власть может поддерживать свое господство почти бесконечно. В случае поражения, будучи вынужденной предоставить Украине автономию, СССР разрушится сразу, а с ним и его доминирование над третью мира. В определенной степени наше будущее, наша судьба решается на берегах Днепра…»

Как никто из тогдашних французских исследователей советской действительности, ученый очень точно и детально характеризует национальную и языковую ситуацию в Украине. Присоединив Галичину, СССР начал разрушать самое сознательное ядро украинской нации: «Одновременно советская власть начала наступление на украинский язык. Она его уничтожила за пределами собственно границ Украины. Мы увидим здесь, как она ликвидировала украинскую диаспору, в частности на Кубани. Она ее уничтожила в уязвимых местах самой Украины, в городах. Ей удалось русифицировать Kiev, Kharkov (свидетельством этого является то, что я даю русское написание этих собственных названий) и другие крупные города — как путем иммиграции россиян в Украину, так и принуждением украинцев употреблять только русский язык в научной, научно-технической деятельности, в разных публичных сферах жизни. Она пытается предоставить украинскому языку, который к тому же был весьма сильно засорен русизмами, статус «фольклорного», сельского языка, от которого каждый, кто хочет сделать карьеру, должен отказаться».

В своей речи «Ретроспектива беспамятства», провозглашенной в Париже в ноябре 2003 года на вечере в рамках Дней памяти жертв Голодомора в Украине, где он председательствовал, А.Безансон сказал, что существуют два главных препятствия для окончательного формирования украинской нации — давний дефицит элиты и тщательно культивируемое Россией разъединение украинского народа.

Несмотря на свои 80 лет, несмотря на проблемы со здоровьем, академик Безансон не почивает на лаврах. На начало июня запланирован выход его новой работы «Святая Русь». Мне кажется, что когда-нибудь А.Безансону поставят памятник в Украине. По крайней мере он заслужил этого никак не меньше, чем (простите за сравнение) сталины и ленины, которыми и на сегодняшний день усеяна украинская земля.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Медведь Медведь 21 грудня, 12:25 Конечно, каждый исследователь пишет по своим пристрастия, однако автор данной статьи явно националист. И не стоит настолько преувеличивать любовь Безансона к Украине. Или по вашему мнению, французам есть какое-либо дело до «незалежной»? Ах, бедная обделенная Украина! согласен 0 не согласен 1 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно