Голос Касcандры

20 августа, 2010, 14:42 Распечатать

Советская наука, как известно, была самой лучшей в мире наукой. Прежде всего это касалось гуманитарной области, у марксизма-ленинизма не было достойного конкурента...

Советская наука, как известно, была самой лучшей в мире наукой. Прежде всего это касалось гуманитарной области, у марксизма-ленинизма не было достойного конкурента. Гуманитарная наука в СССР была самой лучшей, поскольку позволяла любой факт подогнать под нужную теорию — теорию марксизма-ленинизма. Все это давало основания государству быть впереди планеты всей, и в частности в балете... Однако марксизм-ленинизм держал первенство не совсем честным способом: науки, которые ну никак не вписывались в это прокрустово ложе, попросту были изъяты из перечня возможных наук. Можно вспомнить гонения на генетику. Такая же судьба фактически постигла и социолингвистику — языковедческую науку, объединяющую методологию и теоретическую базу двух дисциплин — лингвистики и социологии. В Советском Союзе социолингвистики (еще одной «продажной девки капитализма») не существовало: не переводили западные монографии, не вводили такой курс в высшей школе. Почему?

Потому что социолингвистика четко показывала, какова языковая ситуация в братских республиках, как на самом деле функционирует «братство языков». Как известно, время от времени в Москве проводили съезды работников образования: на эти съезды командировали просвещенцев из союзных республик, чтобы они доложили на «общей коллегии» возле Кремля, как проводят обучение в определенной республике на родном (а не только на общепонятном) языке. Эти вежливые учителя читали доклады, заранее утвержденные в ЦК, на родном языке. Все в зале сидели с наушниками и слышали перевод доклада на разных языках СССР (хотя подавляющее большинство, конечно, включали перевод на русский). После такой «встречи» провозглашалось, что языки братских республик развиваются, и развитие это стабильное (клинически стабильное, хочется добавить!). Конечно, профессиональное исследование по социолингвистике никогда бы не дало таких результатов. Сегодня в Украине мы пожинаем плоды языковой политики СССР, когда до сих пор в отдельных регионах не то что не общаются на украинском языке, но и считают, что он — выдумка австрийцев.

Эти проблемы были затронуты в НаУКМА во время презентации «Нарисів із соціолінгвістики» (Издательский дом «КМА») — нового труда профессора Ларисы Масенко, заведующей кафедрой украинского языка Киево-Могилянской академии. Это исследование стало новым этапом отечественной языковедческой науки, начатым ранее в трудах «Мова і політика» (1999) и «Мова і суспільство» (2004). Также можно вспомнить и «(У)мовну демократію» уважаемого автора. Эти исследования реализуют социолингвистическую методологию, затрагивая такие щепетильные вопросы, как формирование языковой политики в Украине, история украинского лингвоцида, существование форм билингвизма. В Украине существует несколько пособий по социолингвистике (которые подготовила профессор ЛНУ им. И.Франко Г.Мацюк), однако они в большей степени отражают историю развития социолингвистических исследований в Украине, чем делают акцент на важных аспектах нынешней языковой ситуации.

Важно, что в основе последней работы Л.Масенко — лекционный курс по социолингвистике, — следовательно, предлагаемое издание прошло «апробацию» у студентов. Это не голая теория, оторванная от жизни, а книга, которая живет на острие времени, поскольку раскрывает картину языковой политики Украины ХХІ века. Показательно, что этот «учебник» содержит приложения — исследования студентов, слушавших курс социолингвистики. Эти исследования не просто показывают языковую ситуацию Украины (функционирование украинского языка в Ривном, Львове, Черкассах или Днепропетровске), демонстрируют особенности современной жаргонологии, но и содержат личностный компонент. Они отражают внутреннюю борьбу молодежи, которая приезжает в столицу, поступает в «Могилянку» и стремится избавиться от комплекса неполноценности, доказывая семье и друзьям (в частности из восточных и южных регионов), что украинский язык — один из полноценных языков европейского пространства, пригодный для научной и художественной деятельности. Часто такие личные примеры становятся для других молодых людей значительно более красноречивыми, чем устные призывы.

К сожалению, языковой вопрос в Украине приводит к многочисленным психологическим и психическим разладам и нарушениям. Язык — составляющая человеческой идентичности. Как отметил на презентации Е.Сверстюк: «Мы мало вникаем в жизнь языка. Но наша жизнь в языке — едва ли не самое главное». Когда составляющая идентичности — «под вопросом», то у молодого человека возникает искривленное представление о своем месте в социуме, в гражданском обществе.

Что будет теперь? Станет ли язык опять основанием для раскола? Или новейшая политика вождей будет направлена на уничтожение «билингвизма» путем утверждения монорусскости с помощью кремлевского десанта? У нас до сих пор работают законы толпы.

В свое время, когда Лариса Терентьевна ввела в «Могилянке» курс социолингвистики, на него записались лишь десять студентов. Сегодня это один из фундаментальных курсов языкового образования студентов, который ориентирует не столько в теории, сколько в практическом использовании приобретенных знаний, приучает следить за речью своего региона, социального окружения. Сленг, суржик, койне, социальные диалекты, арго, жаргонизмы... — основные темы, вокруг которых разворачивается научная мысль. Книга содержит диаграммы, иллюстрации, которые помогают лучше понять тенденции в функционировании украинского языка.

На презентации Л.Масенко привела несколько примеров, показывающих, что социолингвистика — наука чрезвычайно мобильная и актуальная. Пока под ее руководством готовится труд о функционировании украинского языка в Крыму, в частности в начале исследования была поставлена цель проанализировать реализацию приказов экс-министра образования и науки И.Вакарчука относительно развития украинского языка. Но уже сегодня нужно говорить о совсем противоположной тенденции (жизнь вносит коррективы в исследование!): об утверждении русского языка во всей функциональной полноте, украинский же в Крыму оказывается не просто в маргинесе, а под табличкой «Осторожно! Угроза!».

Лариса Масенко выбрала для себя путь социолингвиста в 1989 году, правда, тогда защититься по такой проблематике было почти нереально. Опубликованные монографии Ларисы Терентьевны стали «голосом Каcсандры»: они показали возможные угрозы для украинского языка, если не будет осуществляться грамотная языковая политика. И хотя эти труды были построены на исследованиях языковой политики других государств, на профессиональных социолингвистических экспериментах, — все равно они не стали «путеводителем» для политиков и чиновников министерств. Так что имеем «голос Каcсандры», предвещающей приближение катастрофы. Пожалуй, мы уже привыкли к катастрофизму, а стратегия, ориентированная на предотвращение угрозы, противоречит мистически-религиозному мировоззрению.

Преподаватель Киевского городского педагогического института им. Б.Гринченко Таисия Бурлака вспомнила, как ей приходилось видеть «хождение» идей и текстов Л.Масенко «в народ» — когда фрагменты из ее исследований были присвоены другими политиками и учителями. С одной стороны — плагиат. С другой — признак «народного уважения». Сегодня, по мнению Таисии Бурлаки, женщины идут впереди — в искусстве, в науке. Лариса Масенко — пример этой «феминизации» языковедческого дискурса. Жаль только, что такие нужные труды издаются недостаточными тиражами: 1000 экземпляров. Вспоминаешь, какие миллиарды в Украине выделяют на рекламную продукцию во время предвыборных кампаний: на плакаты, открытки, буклеты, рекламные щиты. И никто из кандидатов никогда не думает, что значительно лучше пустить эти средства на издание того, что останется в истории и что по-настоящему утверждает Украину.

Не каждый ученый сегодня может сказать, что смог создать научную школу. Л.Масенко смогла. Ее труды находят отклик во всех регионах Украины (на презентацию в Киеве она приехала с презентации в Одесском национальном университете им. И.Мечникова). Остается верить, что эти умные книги будут нужны всем нам, чтобы создать пространство взаимопонимания и взаимоуважения, а не примитивной вражды. Хотя кое-кому очень хочется сталкивать народы лбами, поскольку выражение «разделяй и властвуй!» старо как мир.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно