«ЗАЧАРУЙ МЕНЕ РОЗМОВОЮ ГАГАУЗЬКОЮ МОВОЮ»

22 февраля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 22 февраля-1 марта

В Киеве должно появиться радио нового формата — разговорное и публичное Именно так, public radio, называют в мире радиостанции, работающие не для зарабатывания прибылей, а для интереса публики, общества...

В Киеве должно появиться радио нового формата — разговорное и публичное

Именно так, public radio, называют в мире радиостанции, работающие не для зарабатывания прибылей, а для интереса публики, общества. В Европе самым известным примером public radio является Би-би-си. В Украине продемонстрировать первый образец общественного радио обещает Александр Кривенко — человек, чье профессиональное амплуа в журналистике очертить довольно сложно. Многие читатели помнят его как редактора журнала «ПіК», а кое-кто — еще и газеты «Post-Поступ». Он был продюсером телевизионных новостей «Окна» и ТСН, пресс-секретарем политической оппозиции, активистом организации «Хартія-4» и даже ведущим «Завтрака с 1+1». И это не полный перечень его проектов за 12 лет. Что стоит за сегодняшним — «Общественным радио», «ЗН» попыталось выяснить у самого, как он говорит, конквистадора украинской журналистики.

— Прежде всего, это будет интересное радио. Интересное для тех, кто устал слышать в эфире лишь песенки, болтовню «для связки слов» или реляции о действиях власти — как о покойнике: или хорошо, или никак. В обществе, как на дрожжах, бродит неутоленный спрос на качественную информацию. А большинство печатных и электронных СМИ или дурачат этот голод, или вызывают оскомину.

— Это будет оппозиционное радио?

— Разве что в той степени, в которой оппозиционным должен быть журналист, то есть апозиционным. У нас нет политической позиции, мы не поддерживаем ни красных, ни белых. Мы остры ко всем. К любой власти относимся с позиции, которую в своей книге сформулировал мой друг Леня Капелюшный, журналист еще тех, проверенных временем, принципов: «Не верь, не бойся, не проси!». Но мы имеем гражданскую позицию. Она состоит в том, что слушатели должны получать максимально полную и без ретуши информацию и о красных, и о белых, и о голубых с зелеными.

— В эфире будут только новости?

— Много новостей. А также тематические программы, преимущественно неполитической тематики — женские, детские, медицинские, для автомобилистов et cetera. Ведь надеемся, что нашими слушателями станут люди всех возрастных категорий и социальных групп. И здесь пространство для творчества — широчайшее. Мы предоставим возможность делать интересные программы тем своим коллегам-журналистам, которые по различным причинам сейчас лишены этой радости. Не буду торопиться хвастаться, но в нашем эфире слушатель услышит ряд известных имен и очень знакомых голосов. Т.к. больше всего времени будет отведено прямому общению в эфире — как с многочисленными гостями студии, героями дня или наших программ, так и с самими слушателями. Это не обычное «монологическое» вещание, а попытка создать своеобразный гражданский форум для слушателей, публичную трибуну для жаждущих откровенного общения. В сущности, сами слушатели своей реакцией будут определять вещательную сеть, направление программ, темы дискуссий, их участников.

— Почему в подобном формате до сих пор не работает ни одна радиостанция?

— Поскольку это требует серьезных денег, во-первых. А во-вторых, для этого нужна определенная одержимость. Ведь значительно легче забить эфир музычкой.

— Откуда же у вас деньги?

— От доноров. Концептуально — то, что мы называем «общественным радио», не может брать средства у политических или бизнесовых инвесторов. А рассчитывать на финансирование из государственного бюджета еще более утопично, чем ожидать, когда своими взносами в виде абонентной платы нас поддержат слушатели. Главным донором стал фонд «Відродження», выделивший более 180 тысяч долларов. Этого достаточно, чтобы приобрести оборудование и покрыть многочисленные затраты стартового периода. Хватит и на несколько ближайших месяцев. Рассчитываем, что за это время к доброму делу подключатся другие небезразличные западные люди. Как это уже сделала делегация Европейской комиссии.

— И что, так и будете вечно проедать гранты?

— Нет — должно же в этой стране что-то измениться! И когда мы прочно выстроим собственный образ самостоятельного в своем поведении, но популярного среди слушателей радио, то сможем привлекать отечественные деньги, скажем, в виде спонсирования программ. Важно, чтобы эти капиталы уже не смогли расшатать философию Общественного радио.

— По поводу философии. На этот раз — языковой. Приходилось слышать легенды о том, как Кривенко последовательно отказывался возглавлять русскоязычные газеты. Следует понимать, что «Общественное радио» будет тотально украиноязычным?

— На самом деле я мечтаю услышать в эфире этого радио программы на идиш, крымскотатарском, гагаузском, польском или цыганском языках. И как только мы придем в регион компактного проживания того или иного национального меньшинства, такие программы будут появляться. Киев — регион компактного проживания англоязычной публики, и собственная программа на английском языке выйдет (тьфу-тьфу!) уже 3 марта. А по поводу русского... Так я его люблю и охотно пользуюсь. Особенно в последние годы. Помните, как Некрасов метко определил социально-эмоциональную основу использования русского языка: «Не будь тебя, как не впасть в отчаяние при виде того, что делается дома!». Будет русский язык в нашем эфире, будет! Ведь он есть в обществе, а радио — общественное.

— Третье марта уже через неделю. А мы разговариваем в другом офисе, вокруг запакованное оборудование...

— Будет у вас вера, как зерно маковое, — и услышите вы это радио уже 28 февраля на нижней частоте радио «Люкс» в Киеве — 69,68 FM. И будем мы вещать ежедневно с 7-ми утра до 7-ми вечера. А со временем — и круглосуточно.

— А при чем здесь «Люкс»? Это потому, что Кривенко когда-то был среди его основателей во Львове?

— Было и такое. И добрые дела, как видим, окупаются. У «люксовцев» осталась философия общественной деятельности, ответственности перед обществом и... одержимости. Естественно, они пускают «Общественное радио» на свою некоммерческую частоту, но заметьте: отдают, а не загребают. А сколько усилий они прилагают к подготовке этого проекта! Без «Люкса» все было бы иначе. Но было бы. И в другие регионы мы пойдем, опираясь на коллег и единомышленников на тамошних радиокомпаниях. Поскольку собственной частоты и лицензии «Общественное радио» еще не имеет. Позаботимся об этом через несколько месяцев.

— А все же до сих пор многие киевляне, в частности слушатели радио «Континент», могли связывать ваше имя с радио лишь на основании программы «ПіК» — «Подервянский и Кривенко». Не маловато ли опыта?

— Опыт — не всегда гарант успеха. Скажем, у многих украинских министров за плечами годы пребывания на должности, а как это помогло стране? Важно собрать команду умельцев и, посеяв в ней фермент одержимости, сделать то, чего до сих пор не было. В последние годы в стране появилась большая группа людей, прошедших техническую и методологическую школу западного вещания. Много жаждущих глотнуть свежего воздуха среди работающих на государственных или частных радиостанциях. Их души взывают о необходимости изменений. Так же, как и души слушателей. Не отреагировать на это было бы профессиональной и гражданской изменой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно