Сектор Газа как бизнес-проект

16 января, 2009, 16:33 Распечатать Выпуск №1, 16 января-23 января

Несомненно, происходящее в секторе Газа закончится. В ближайшее время будет достигнуто характерное только для отношений Израиль—ХАМАС состояние, переводимое как «затишье»...

Несомненно, происходящее в секторе Газа закончится. В ближайшее время будет достигнуто характерное только для отношений Израиль—ХАМАС состояние, переводимое как «затишье». Но для достижения своих целей суть вопроса не изменится. А трудность состоит в том, что палестинскую проблему используют как региональные, так и мировые игроки. Палестинцам же от этого, как говорится у арабов, не достается ни верблюдицы, ни верблюда. Кровь, проливаемая в Газе, всего лишь бизнес-проект. Так охарактеризовал главный редактор влиятельной арабской газеты «Аш-Шарк Аль-Аусат» Тарик Аль-Хамид начало израильской операции «Льющийся свинец». Сложно дать определение более точное и глубоко по сути описывающее события, десятилетиями происходящие и сейчас обострившиеся в палестинском анклаве.

Ну а теперь чтобы понять причины длящегося вот уже три недели кровопролития, давайте попробуем разобраться, какие цели и кем преследуются.

Начнем с самого явного и активного участника. Израиль практически идеально выбрал время для начала операции. Несмотря на то что приближение силового варианта никто и не пытался скрывать, он стал неожиданностью в первую очередь для ХАМАС. Боевики ждали воскресного заседания узкого кабинета безопасности Израиля, где, как ожидалось, 28 декабря должен был решиться вопрос о начале операции. И израильские авиаудары за день до этого, т.е. в субботу 27 декабря, стали для них громом среди ясного неба. Остальной мир тоже абсолютно обоснованно, немного отвлекшись от мирового финансового кризиса, бегал по магазинам за новогодними и рождественскими подарками. В Белом доме старая администрация, в поддержке которой израильтяне были уверены, уже мало чем интересуется, поскольку сидит на чемоданах, а новоизбранный президент США еще официально не приступил к исполнению обязанностей. Премьер-министр и министр иностранных дел Чехии, с нового года председательствующей в ЕС, назвал операцию израильтян оборонительной. Дальнейшие его оправдания, что его, дескать, неправильно поняли, эффекта уже не имели. Арабские страны в очередной раз показали, что в общем-то способны только на обособленные заявления, но об этом поговорим отдельно.

Таким образом, повторим, правильно выбрав время, Израиль дал себе хорошую фору. Через неделю после начала операции, когда весь мир наконец понял, что происходит, значительные человеческие жертвы среди палестинцев воспринимались уже просто как статистика. В другое время израильтянам бы пришлось труднее развивать свои действия в секторе Газа под шквалом критики гуманитарных организаций и вездесущих объективов мировых СМИ. Ко времени принятия 8 января резолюции Совета Безопасности №1860 Израиль уже не мог выполнить положения документа о прекращении огня. Ставки слишком велики, а потому все должно быть сделано для реализации заявленной цели — прекратить ракетные обстрелы израильских поселений палестинскими боевиками. На кону стоит ближайшее политическое будущее лидеров правящей израильской коалиции: министра иностранных дел Ципи Ливни (центристская партия «Кадима») и министра обороны Эхуда Барака (лейбористская партия «Авода»).

Этим политикам нужно подойти к запланированным на 10 февраля парламентским выборам с определенным результатом. И, как всегда, одним из самых острых является вопрос обстрелов самодельными «кассамами». До 19 декабря, когда завершилось шестимесячное перемирие с ХАМАС, ситуация с безопасностью была более-менее терпимой, но после того как боевики отказались его продлевать и начали массированные обстрелы, требуя снятия блокады, она оказалась критичной. В таких условиях нужно было действовать быстро и жестко, что всегда высоко оценивается израильскими избирателями. Как следствие, последние опросы говорят о повышении рейтинга Ципи Ливни, чья популярность постепенно приближается к рейтингу лидера нынешней предвыборной гонки Биньямину Нетаньяху («Ликуд»).

Учитывая минимальные потери среди военнослужащих, а также довольно высокую эффективность уничтожения инфраструктуры боевиков, Израиль воспользовался опытом Второй ливанской войны в 2006 году с «Хезболлой» и предыдущих операций в секторе Газа. Интенсивность запусков «кассамов» снизилась, но палестинские ракетчики не прекратили наносить удары. Да этого никто в израильском руководстве и не ждет. Иллюзий после Второй ливанской войны стало намного меньше. Там начали понимать, что основа «мукавамы» (араб. сопротивления) не склады ракет и не боевики ХАМАС, а люди, поддерживающие это движение. Таких в секторе Газа слишком много. С ними хамасовцы снова возродятся как феникс из пепла и будут продолжать запуски «кассамов», производство которых не требует особых усилий. Проводить наземную операцию с целью глубокой зачистки, но все равно временным результатом, сейчас вряд ли кто решится. По оценкам израильских военных, на это понадобится около года, а выборы на носу.

Свержение режима ХАМАС тоже нельзя считать удачным вариантом. Кто придет ему на смену? Кроме того, нельзя забывать, что исламистская структура многоглава. Чего стоит руководитель политбюро ХАМАС Халед Машааль, проживающий в Дамаске и оттуда с начала операции призывающий к третьей интифаде. Вероятность того, что в секторе Газа признают власть лидера ФАТХ и главы Палестинской национальной администрации Махмуда Аббаса близка к нулю. Тем более что его самого совсем недавно полулегально переизбрал на новый срок центральный совет Организации освобождения Палестины, не имея на то полномочий. Другого политика, способного объединить Палестинскую автономию, в настоящее время нет. Поэтому на сегодня главной задачей Израиля является достижение тактического преимущества с целью склонить ХАМАС к очередному перемирию. Затем можно будет легитимно прекратить операцию, а лидеры правящей коалиции пойдут на выборы с важным козырем, коим является хоть и временное, но затишье, достигнутое с минимальными потерями среди военнослужащих. В случае нарушения исламистами договоренностей это и любые другие просчеты всегда можно будет списать на плохое руководство премьер-министра Эхуда Ольмерта, который не будет баллотироваться на выборах.

Попробуем перебрать варианты, почему ХАМАС отказался продолжать перемирие с Израилем и повел курс на открытую конфронтацию. Начнем с внутренних факторов. Во-первых, это крайне сложная экономическая ситуация в секторе Газа. За продолжительное время блокады невозможно обеспечить нужды 1,5-мил­лионного населения только контрабандой через подземные тоннели на границе с Египтом, который к тому же под давлением Израиля и США стал предпринимать усиленные меры по ее пресечению. Поставки же гуманитарных грузов из-за закрытых КПП снизились до минимума. Попытки прорвать границу с Египтом жестко пресекались египетскими пограничниками. Вступление в конфликт стало тем единственным выходом, с помощью которого хамасовцы надеются пересмотреть режим контроля над пограничными переходами, в первую очередь Рафахом на границе с Египтом. Это наиболее сложный момент в переговорах, проходящих при египетском посредничестве в Каире.

Египет выдвинул инициативу, состоящую из трех основных пунктов: (1) немедленное прекращение огня как основы для (2) переговоров по достижению перемирия и (3) палестинского национального единства. ХАМАС передал египетским посредникам свой вариант условий прекращения огня, в которых настаивает на снятии блокады. На этой неделе для переговоров о перемирии в Каир должен был прибыть начальник военно-политического отдела министерства обороны Израиля Амос Гилад. Очевидно, что от этого визита зависит, будет ли прекращена операция или продолжена, если условия исламистов не устроят Израиль. По материалам израильской прессы, Ципи Ливни и Эхуд Барак склоняются к завершению боевых действий. Судя по заявлениям президента Шимона Переса, который подчеркивает, что Армия обороны Израиля за 16 дней сделала практически невозможный объем работ, он тоже предпочел бы вернуть военных на места дислокации. Поэтому есть вероятность, что к моменту выхода материала «Льющийся свинец» застынет, и из него начнут ковать непрочное перемирие. А пока что стороны испытывают друг друга. Никто не хочет первым выбросить камень и идти на уступки. Израильтяне усиливают обстрелы, а палестинцы всеми силами стараются не прекращать ракетные обстрелы. Потянуть время больше заинтересованы хамасовцы, у них есть надежда, что приход нового хозяина в Белый дом может изменить ситуацию. По тем же причинам до 20 января израильтянам было бы выгодно завершить операцию в Газе, ведь они до конца не уверены в безграничной поддержке со стороны Барака Обамы.

Вторым внутренним фактором для ХАМАС стала необходимость поддержания «мукавамы». По исламистскому определению, перемирие не может быть вечным, ибо это сводит на нет «мукаваму». Просто, выжив после столкновения с Израилем, ХАМАС победил. Исламисты получили очередной заряд, очередное оправдание своему существованию, направленному на уничтожение «сионистского врага». Подпитку этой энергией получат и радикалы по всему миру. Не зря ведь даже Усама бин Ладен вновь напомнил, что его еще не нашли и глобальный джихад продолжается. Значительные жертвы среди мирного населения усиливают эффект ненависти к противнику. На момент подготовки публикации общее количество погибших превысило тысячу человек, из которых более 300 детей и 80 женщин. Количество раненых исчисляется тысячами. Хотя и несравненно меньше, но также несут потери и страдают израильтяне. У них погибли 10 солдат и четверо мирных жителей. Свою цену заплатила и, казалось бы, неблизкая к эпицентру конфликта Украина. В результате обстрела с расстояния около 200 метров без видимых причин израильским танком 8 января в собственном доме в восточной части Газы погибла украинка и ее двухлетний ребенок.

Переходя к внешним факторам, подтолкнувшим ХАМАС к столкновению с израильтянами, вспомним его основных спонсоров — Иран, Сирию и «Хезболлу». Для удобства следует провести параллель между нынешними событиями в секторе Газа и войной в Ливане.

Начнем с Тегерана. Летом 2006 года его крайне волновала напряженность вокруг ядерной программы. Боевики ливанской «Хезболлы» отлично справились с заданием и отвлекли внимание мировой общественности от амбиций Исламской Республики в сфере атома. Сегодня Иран больше переживает из-за снижения цен на нефть, что в условиях мирового финансового кризиса особенно больно бьет по его и так не особо процветающей экономике. К тому же на лето намечены президентские выборы. Вот и можно двух зайцев сразу попытаться подстрелить. Во-первых, любая напряженность на Ближнем Востоке сказывается на мировых ценах на нефть. Во-вторых, палестино-израильская тематика — одна из самых излюбленных Махмудом Ахмадинежадом для предвыборных дискуссий на внешнеполитические темы.

Сирия практически сразу после начала израильской операции заявила о выходе из непрямых мирных переговоров с Израилем. Этим она, с одной стороны, позволила свободно вздохнуть Ирану. Последний давно с опаской следит за этим переговорным процессом, который в перспективе может лишить его единственного союзника в арабском мире. С другой стороны, Дамаск таким образом пытается усилить свою переговорную позицию, оказывая давление на Израиль.

Разработкой способов давления на израильтян занимается и «Хезболла». Опасения, которые вначале были по поводу открытия второго фронта на севере Израиля с ее стороны, видимо, не подтвердятся. Генеральный секретарь организации Хасан Насрулла, конечно, не против попытаться подтолкнуть в свою сторону баланс сил, установившийся после Второй ливанской войны, но вступать в новый конфликт с Израилем явно не готов. Зачем ему рисковать довольно стабильным положением, которое заняла «Хезболла» в политической системе Ливана после конфликта 2006 года? Есть другие способы поиграть на нервах соседа. Два инцидента, произошедшие во время израильских действий, когда с территории Ливана были запущены несколько ракет типа «Катюша», показывают ход мыслей ливанских боевиков. Им нужна свобода в запуске ракет в любое время, а не только в рамках конфликта. Сама «Хезболла» перед лицом возможной ответственности запускать «Катюши» просто так не может. Но давать указания неизвестным группировкам на юге Ливана запустить пару-тройку ракет — совсем другое дело. Никакой тебе ответственности, а хлопоты Израилю доставить можно.

Ну а теперь пришло время поговорить о позиции арабских стран. В деле решения палестинской проблемы их называют главными коммерсантами. Спекуляции дошли до такой степени, что им уже сложно не то что вырабатывать общий подход к ней, а даже определить место и время встречи. Каждый хочет выступить в роли спасителя, а в результате раскол арабского мира только углубляется. Казалось, он достиг крайней точки во время Второй ливанской войны, но это оказалось не так. Нынешние события в секторе Газа открыли новый этап развития арабского региона. Он никогда не был единым. Единство арабской «уммы» (нации) всегда оставалось на уровне легенд, но раскол еще никогда не носил характера угрозы. Ведь сейчас арабские страны утрачивают последние возможности хоть как-то влиять на события в регионе. Дошло до того, что ХАМАС имеет большее влияние на арабские столицы, чем они на него. Можно предположить, что арабские страны побаиваются, чтобы эта организация стала примером для исламистов, которых на Ближнем Востоке хватает, и потому не спешат вырабатывать позицию и таким образом поддерживать хамасовцев. Но, пытаясь отгородится и остаться в стороне, им вопрос ХАМАС не решить. Исламисты перехватывают инициативу. Они не могут напрямую влиять на правительства арабских стран, но посредством толпы легко достигают необходимого эффекта. Толпа иррациональна, и часто действует по простому принципу «наших бьют». На это и рассчитаны призывы лидеров ХАМАС и Хасана Насруллы к народу Египта — по сути, совершить переворот, чем вызвали немалое беспокойство египетского руководства. Демонстрации, которые прошли в арабских столицах в поддержку Газы, должны заставить правительства этих стран задуматься — и понять, что не важно, где пройдет саммит Лиги арабских государств — в Дохе, Кувейте или другой арабской державе. Важны решения, которые будут приняты за столом переговоров. А сейчас вследствие разобщенности арабской «уммы» инициативу в принятии этих решений перехватывает Турция. Анкара активно включилась в процесс палестино-израильского урегулирования. После приостановки переговоров между Израилем и Сирией она наряду с Египтом предлагает свою инициативу регламентации конфликта, так что решение арабских вопросов в будущем может уже прозвучать на турецком языке. К тому же Турция имеет больше рычагов реального влияния на Израиль, нежели все арабские страны вместе взятые, чьи разговоры ограничиваются нефтяным шантажом. Но и он вряд ли имеет под собой основу. Слишком уж зависят нефтедобывающие страны от денег от экспорта «черного золота», да и охрану нефтяных ресурсов в Персидском заливе обеспечивают вовсе не они, а США.

А пока что обратим взоры на Каир, через который израильтяне ведут переговоры с ХАМАС. Альтернативы заключению перемирия, причем близкого по времени, нет. Реально достижимые за три недели в секторе Газа цели Израилем уже достигнуты. ХАМАС понес определенные потери, но никуда не исчезнет. Посему дальше продолжать операцию нет смысла. От этого будут только увеличиваться жертвы с обеих сторон, что не прибавит очков Израилю, но сыграет на руку исламистам. Нужно садиться за стол переговоров и искать взаимоприемлемые условия сосуществования. Конечно, они будут временными. И можно только посочувствовать палестинскому народу, который безответственно используют для достижения своих целей не только региональные игроки, но и правительство ХАМАС, им же выбранное.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно